Заметки о двадцати

Мы достаточно подробно – настолько, насколько это возможно сейчас, рассказали о конкурсных проектах пилотных площадок реновации, теперь можно немного и порассуждать.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Выставка конкурсных проектов для экспериментальных площадок реновации. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Концепция реновации района Кузьминки © Zaha Hadid Architects. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Выставка, предназначенная для общественного обсуждения – с одной стороны, типично архитектурная, поскольку состоит из планшетов и макетов в небольшом масштабе. Но по сравнению с профессиональными фестивалями ее состав урезан: формат показа, предложенный организаторами участникам, предполагал макет, генплан, схему объектов социальной инфраструктуры, вид с птичьего полета и несколько визуализаций. По-видимому, не все точно соблюли формат, так как много где показаны этапы переселения, встречаются текстовые комментарии и другие схемы, реже планировки этажей. Все участники изготовили ролики проектов, среди них есть очень хорошие, все их показывают по очереди на одном экране. Но нигде нет простейших цифр – плотности, высотности, процента квартир на продажу, количества и типа парковок – тех самых данных, которые для проектов реновации, надо думать, ключевые.

В ТЗ есть таблица, из которой следует, что авторы проектов должны были заполнить эти несложные сведения по своим проектам – но на выставке они не очевидны и не лежат на поверхности, отчего предложения много теряют в ясности, а сопоставление проектов перестает быть точным. Сам по себе сюжет реновации настолько проблемный, что провоцирует к сравнению не только эстетики, хотя и без нее не обойтись, но и показателей. Хочется видеть цифры, диаграммы, которые бы позволили сопоставить основную «фактуру» проектов. На венецианской биеннале временами встречаются отличные визуализации диаграмм – когда данные хочется выявить, показать наглядно, для этого существует масса способов. Здесь же нет ощущения, что проекты показаны со всех сторон и подробно; скорее «представлены», а не разобраны.

Да, 600 га пилотных территорий это всего лишь 4% общей площади реновации согласно постановлению 1.08.2017. Но если считать, что проекты действительно экспериментальные и будут как-то влиять на последующее развертывание, то общая площадь реновации в целом, по словам мэра – около 30% от территории жилой застройки Москвы по федеральному плану. И 14% от территории «старой» Москвы (исключая присоединенную Новую Москву. Так что хочется цифр и наглядности.

Но их нет, и возникает соблазн воспринять проекты эстетически, оценить, что впечатлило, в чем есть эмоциональный запас. Макеты при таком подходе превращаются в своего рода скульптуры, а планшеты – в картины, и да, все становится еще непонятнее. С этой точки зрения, как справедливо заключает Григорий Ревзин, плакатнее всех проект мастерской Захи Хадид: в нем есть мощная и ясно читаемая пластическая идея воронки от взрыва. Проект не вязнет в мелочах, контексте и рассуждениях – он предлагает Москве визуализацию «ядерного потенциала», которым она обладает как мегаполис, но никак не может решиться его отчетливо и художественно его выразить, путаясь в миллионах квадратных метров в год. Этот же проект, впрочем, напоминает и «блюдце» Москвы в целом: как известно, капиталистический город растет как гора, в центре небоскребы, к окраинам понижается, а социалистический наоборот, в центре невысок, и повышается, как края блюдца, к окраинам. Три микрорайонных, то есть больших квартала района Кузьминки в проекте бюро Хадид превращаются в два таких блюдца: было бы любопытно, если бы Москва-«блюдце» когда-нибудь застроилась, следуя принципу почкования, блюдцами поменьше.
Концепция реновации района Кузьминки © Zaha Hadid Architects
Концепция реновации района Хорошево-Мневники © А-Проект.К. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Возможно, многое прояснят последующие презентации и разбор проектов. Но все же попробуем и мы сравнить на первый взгляд.

Заметим для начала, что в составе участников ровно половина – десять, это опытные и хорошо известные российские архитектурные бюро. Другая половина делится на три части: восемь проектов с заметным иностранным участием, из них в пяти яркое «звездное» иностранное имя или компания явно преобладает: Заха Хадид, Стивен Холл, Arep, Бофилл, Эрик Эгераат, вновь вернувшийся в наши земли. Есть еще три консорциума, где достаточно сильные русские участники объединились с известными иностранцами: UNK project и японцы Nikken Sekkei; москвички Buromoscow и голландцы MLA Макруса Апенцеллера; Александр Цимайло и французы Мишель Девинь и Валод & Пистр. Еще заметим, что в образовавшихся парах минимум две – с иностранцами, скажем так, активно представленными в Москве, проявившими незаурядный интерес к реновации, участвуя с момента объявления конкурса в его презентациях. Помимо русских команд, команд с иностранным лидерством и, скажем так, «паритетных», есть еще две, в которых лидирует девелоперские компании: ПИК в Царицыне и Крост в Хорошево-Мневниках. С Кростом проще всего: плотность застройки Веллтон-парка в 75 квартале – 34 500 м2 на гектар, что немало, и работая с четырьмя кварталами реновации по соседству компания пошла «от противного», предложив плотность даже меньше средней указанной в рекомендациях Москомархитектуры – 15 000 м2 на гектар: плотность кварталов пятиэтажек 10 000 м2/га, в ТЗ конкурса заложено увеличение жилой площади с коэффициентом 1,4: жители должны увеличить жилплощадь на треть, так что 15 000 м2/га – минимально возможная плотность реновации. Вероятно, такое подчеркнутое самоограничение может позволить себе только девелоперская компания, самостоятельно принимающая решение о прибыли. Кстати это единственный проект, где на планшете ясно показаны цифры, хотя тоже не все.
Концепция реновации района Хорошево-Мневники © А-Проект.К. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Сохраняемый фрагмент модернистской застройки в проекте MLA+, Buromoscow (прозрачный). Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Из других отличительных черт, менее очевидных, чем плотность, которую еще предстоит досконально сравнить – часть проектов на выставке тесно привязаны к паттерну существующей застройки, стремясь поставить новые дома на местах фундаментов сносимых пятиэтажек. Цель – с одной стороны, сохранить максимум существующей зелени: если строительство идет на старом месте, у деревьев больше шансов выжить, возможно даже, что они сохранятся все. С другой стороны, в таком подходе ощущается некая ностальгия культурного плана, стремление сохранить паттерн старых районов и, таким образом, память о них. Таких проектов на первый взгляд как минимум три: Тимур Башкаев в Головинском районе сохраняет footprint-ы длинных кирпичных пятиэтажек; АО Моспроект и Алексей Гинзбург в районе проспекта Вернадского ставят кварталы на местах пятиэтажек, соединяя их строчки своими перемычками. По тому же пути идет проект бюро SPEECH в Кузьминках, компонуя кварталы на местах сносимых домов вдоль Волгоградского проспекта (но не в глубине). «Остоженка» также строит направление нескольких ортогональных сеток своего проекта по «пунктирам» пятиэтажек, впрочем превращая строчки в кварталы, заменяя микрорайонную штриховку ячейстой стурктурой с внутренними дворами. Признаки подобного решения, но примененного более точечно, присутствуют в очертаниях кварталов Меганома и Александра Цимайло, но – они наследуют контуры и не везде, а местами. Проект Меганома декларативно основан на сформулированной этими архитекторами в 2013 году на МУФе концепции «суперпарка»: ее суть в том, что микрорайоны «Большого бублика» между ТТК и МКАД – во-первых, во многом наследовали плановую структуру усадеб, а во-вторых, сами теперь превратились в «парк», обустраивать который нужно бережно; в этой концепции тоже есть изрядная доля любования старыми микрорайонами. Более материальное развитие ностальгической ноты предлагает проект MLA+ и Buromoscow: здесь авторы предложили сохранить фрагмент застройки как памятник модернизма.
Концепция реновации Головинского района © АБТБ + Яузапроект
Концепция реновации района проспекта Вернадского © АБ Остоженка
Концепция реновации района проспекта Вернадского © Моспроект + Гинзбург Архитектс
Концепция реновации района проспекта Вернадского © АГ Камень + Steven Holl Architects

В такой ориентации на старую плановую привязку можно было бы на первый взгляд увидеть противоречие или даже легкую «фронду» по отношению к главной идее конкурса – переформатированию «ошибочной» микрорайонной застройки в «правильную» квартальную. Было бы просто сделать вывод, что часть архитекторов не очень приняла пафос конкурса и позволила в своих проектах «прорасти» микрорайонной составляющей. Было бы просто, если двойственно не была заложена уже в ТЗ. Вообще говоря, ТЗ конкурса сформулировано по известному принципу «за все хорошее»: если смотреть на картинки, то замкнутые прямоугольные кварталы кажутся предопределением, но в тексте от них – только упоминание угловых секций. Зато есть требование «подчеркнуть локальную идентичность места» и «разработать стратегию озеленения с сохранением существующих зеленых насаждений» – что более чем совпадает с чертами привязки к контурам старых домов, замеченных в части проектов, преимущественно – российских.

Проекты иностранных авторов – напротив, чаще подчиняют территорию собственному видению, не привязываясь к «следам» сносимых домов. Больше всего это заметно в предложениях «звездных» бюро – Захи Хадид, где структура территории изменена, как мы помним, совершенно, и Стивена Холла, где совершенно новые волнообразные дома с гигантскими арками нанизаны на «нить», связывающую места скопления бывших пятиэтажек – попытка привязать новые здания к сносимым в этом случае очень условна, а любование формой – очевидно. С другой стороны, радикальное изменение структуры района может быть вызвано не только стремлением к «большой скульптурной» форме, но и взглядом планировщика: так, Сергей Скуратов полностью изменил в своем проекте район Царицына, проложив ось нового бульвара южнее существующей оси проездной улицы.
Концепция реновации района Царицыно © АБ Сергея Скуратова
Концепция реновации района Кузьминки © SPEECH. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Далее сравнение может опереться на типологию застройки. Все проекты следуют схеме ТЗ, где расстояние между внутриквартальными проездами определено в рамках от 75 и 200 м. Это удобный диапазон, хотя бы потому, что 70 м – длина средней пятиэтажки с 4 подъездами, такой модуль позволяет легко накладывать клетки кварталов-блоков поверх существующих штрихов. Двести метров – средняя длина «сталинского» дома-квартала, хотя именно средняя: ближе к краю города встречаются в Москве совершенно невозможные дома длиной по 500-600 м. Так что диапазон определен в рамках от средней длины пятиэтажки до «сталинского» дома. Получается не такой уж большой веер размеров, и он всеми соблюден, разумеется, но, скажем, в проекте «Остоженки» и «Студии 44» преобладает меньший размер 70х70 или 70х100 м, SPEECH смешивает все три размера примерно поровну, впрочем позволяя себе только два «больших» блока; Эрик Эгераат предпочитает «сталинский» масштаб; бюро Бофилла, разбавляя дома среднего размера крупными превращает последние в визуальные акценты с яркой формой.
Крупные кварталы-блоки в проекте © Прогресс + Erick van Egeraat. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Концепция реновации района Царицыно © ТПО Резерв

Похожие колебания типологии касаются башен: частью они «врастают» в дома меньшего размера, делая силуэт ступенчатым, как и рекомендовано – особенно четко это прослеживается у SPEECH, бюро Асадова, проекте АО Моспроект и Алексея Гинзбурга. У Владимира Плоткина силуэты тоже ступенчатые, но появляется тема «горизонтального небоскреба» – массивных висячих перешейков между домами, часто над внутренними проездами.
Концепция реновации района Царицыно © ТПО Резерв
Концепция реновации района Царицыно © АБ Студия 44

Никита Явейн, напротив, жестко разделил типы домов: вдоль пруда в его проекте выстроены башни, на всей остальной территории – близкие по размеру кварталы с минимальной и регулярной ступенчатостью, ближе в прудам – на один этаж ниже, дальше – выше, никаких произвольных ступенек.
Концепция реновации Головинского района © АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры + Valode & Pistre Architectes. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Три автора проектов для района Голицынских прудов: Меганом, Александр Цимайло и Тимур Башкаев, сделали ставку на разнообразие типологии и даже «морфотипов» застройки (Башкаев): части района трактованы по-разному, разомкнутые кварталы выстаиваются в линию бульвара, части района застраиваются башнями – все для того, чтобы жители могли выбрать интересный им тип пространства. Получившиеся колебания между сеткой жестко-клетчатой, и, напротив, намеренно-разнообразной, может быть, даже более интересны, чем отмеченное выше «сращивание» квартальной парадигмы с микрорайонной подосновой.

Разумеется, у проектов есть много общего, в том числе основанного на ТЗ: общественные пространства и магазины в первых этажах; причем многие авторы, что тоже было разрешено, выносят общественные центры в отдельные здания. О велосипедных дорожках, приватных дворах и распределении пространств и говорить не стоит – правила соблюдены, надо думать, у всех. Все районы так или иначе прилегают к ТПУ, здесь почти у всех вырастает офисный центр, различие лишь в том, трактован он как Сити с парой стеклянных башен (Arep, Бофилл), или погружен в преобладающую структуру района.

Заметим еще, что крупные российские бюро при отчетливо выраженной авторской манере тяготеют к более ясному соблюдению клетчато-квартальной нарезки, приближающейся к мелкому модулю 70х70 или 100х70 – хотя два «паритетных» консорциума, если будет позволено так их называть, UNK + Nikken Sekkei и MLA+ Buromoscow, напротив, очевидно предпочитают крупную сетку и крупные формы.

Есть еще и такие критерии, как главная идея, мысль, которой авторы подчиняют проект и которую подчеркивают: для бюро Асадова это занятость жителей района и дешевая аренда коммерческих помещений для жителей, что выглядит очень романтичной попыткой развить малый бизнес в непростых условиях московского мегаполиса. В проекте ТПО «Резерв» это – экономический подсчет и основанные на нем тонкости типологии и цены жилья в узких рамках от эконом- до комфорт-класса. У Тимура Башкаева – выбор для жителей и идея «переселения дважды»: вначале по необходимости, а потом по предпочтениям. В проекте Сергея Скуратова главной идеей становится, надо думать, преобладание авторской воли и почерка: здесь собраны отработанные Скуратовым за долгое время тонкие приемы работы с кирпичными фасадами. В проекте Никиты Явейна индивидуальный почерк тоже отчетлив и очевидно важен – он заставляет довести идею квартала и башни до мегалитического «архетипа». Предложение SPEECH, кажется, отмечено чертами «Микрогорода», во всяком случае это один из проектов, в котором последовательно проведен принцип разнофасадности секций, города фасадов.

Эти заметки никоим образом не могут претендовать на роль сколько-нибудь окончательного анализа – скорее неполного наброска, первой реакции на имеющиеся данные, а их, как уже говорилось, не то чтобы достаточно. Возможно, более подробное рассмотрение проектов приведет к иным выводам – недаром же их обсуждение продлили на целых два с половиной месяца.

28 Ноября 2017

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Пять вредных вопросов
Интернет-издание Fast Company попыталось выяснить, какие вопросы лучше не задавать самому себе, чтобы не растерять свой творческий потенциал. К разговору о проблеме подключились специалисты, которые исследуют творчество или работу мозга.
Сергей Кузнецов: «Архитектура – мягкая сила для продвижения...
О карьере молодых архитекторов, том, как развивать новый профессиональный ландшафт и о главных препятствиях при реализации проектов главный архитектор Москвы рассказал на лекции, прошедшей в рамках образовательного проекта «Открытый город» на площадке МИТУ-МАСИ. На лекции собралось более 300 студентов из разных профильных вузов и архитектурных факультетов столицы.
Уже не избушки
Сформирован шорт-лист премии АРХИWOOD-2018. Сегодня стартует «народное» голосование премии. О номинантах рассказывает куратор премии Николай Малинин.
Городские сады
В проекте реновации кварталов в районе Хорошево-Мневники архитекторы UNK project использовали принцип подобия, в меньшем масштабе повторяя композиционное и функциональное построение, характерное для всей Москвы
Шесть измерений
Перевод эссе Шимона Матковски, партнера бюро «Blank Architects», посвященного «теории шести измерений», отвечающих за хорошую архитектуру. Полезно молодым архитекторам; главный совет – думать головой.
Леон Крие
Публикуем остроумный очерк об одном из самых противоречивых архитекторов наших дней – Леоне Крие – из книги Деяна Суджича «B как Bauhaus: Азбука современного мира», выпущенной издательством Strelka Press.
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Поиск героя
В галерее на Шаболовке до 10 сентября открыта выставка «Степан Липгарт. Семнадцатая утопия. Архитектурные проекты 2007 – 2017».
Пресса: «Без жителей не получится»: мировые архитекторы о...
В среду, 31 января, столичные власти определят победителей конкурса на разработку архитектурного решения для районов программы реновации. Претенденты — иностранные архитекторы и бюро — рассказали РБК о своем видении будущей Москвы.
Пресса: Москвичи внесли более 300 предложений по конкурсным...
С момента открытия в ГБУ «Мосстройинформ» экспозиции по конкурсным проектам реновации ее посетило около 5000 человек. При этом было оставлено более 300 записей в книгах предложений и замечаний, рассказал главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов.
Пресса: Реновация по старинке. Почему вместо хрущевок не появится...
В Москве открылась выставка, на которой можно посмотреть проекты – финалисты конкурса на реновацию панельных кварталов: Кузьминки, Хорошево-Мневники, проспект Вернадского, районы Головинский и Царицыно. Подведение итогов, обещанное на вторую декаду ноября, благоразумно отложили на следующий год. Впрочем, кто выиграет, не так и важно. Спектр возможных решений понятен уже сейчас.
Пресса: Общественные слушания по проекту реновации района...
Первые общественные слушания, в ходе которых москвичи смогут увидеть проекты будущих экспериментальных кварталов программы реновации, стартовали в Москве в ГБУ "Мосстройинформ". В рамках мероприятия архитекторы презентовали концепции для района Кузьминки, передает корреспондент ТАСС.
Пресса: Тимур Башкаев: Для комфортного города главное – транспортная...
Транспортная доступность стала для жителей реновируемых районов главным фактором комфортной городской среды. Об этом в интервью радио «Говорит Москва» рассказал архитектор Тимур Башкаев, один из финалистов конкурса концепций реновации жилого фонда столицы.
Пресса: Собянинка от Захи Хадид: что говорят о домах, которые...
На прошлой неделе показали варианты новой застройки вместо старых пятиэтажек в пяти районах-пилотах. «Афиша Daily» попросила жителей и экспертов оценить, что им предложили архитектурные бюро — в диапазоне от суперзвездных Zaha Hadid Architects до наших девелоперов вроде «ПИК-Проект».
Начало большого эксперимента
На 2-й Брестской начала работу выставка конкурса проектов для экспериментальных площадок реновации жилой застройки. Кратко рассказываем обо всех 20 проектах.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливой клинкерной плиткой разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.