Заметки о двадцати

Мы достаточно подробно – настолько, насколько это возможно сейчас, рассказали о конкурсных проектах пилотных площадок реновации, теперь можно немного и порассуждать.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
0
Выставка конкурсных проектов для экспериментальных площадок реновации. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Концепция реновации района Кузьминки © Zaha Hadid Architects. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Выставка, предназначенная для общественного обсуждения – с одной стороны, типично архитектурная, поскольку состоит из планшетов и макетов в небольшом масштабе. Но по сравнению с профессиональными фестивалями ее состав урезан: формат показа, предложенный организаторами участникам, предполагал макет, генплан, схему объектов социальной инфраструктуры, вид с птичьего полета и несколько визуализаций. По-видимому, не все точно соблюли формат, так как много где показаны этапы переселения, встречаются текстовые комментарии и другие схемы, реже планировки этажей. Все участники изготовили ролики проектов, среди них есть очень хорошие, все их показывают по очереди на одном экране. Но нигде нет простейших цифр – плотности, высотности, процента квартир на продажу, количества и типа парковок – тех самых данных, которые для проектов реновации, надо думать, ключевые.

В ТЗ есть таблица, из которой следует, что авторы проектов должны были заполнить эти несложные сведения по своим проектам – но на выставке они не очевидны и не лежат на поверхности, отчего предложения много теряют в ясности, а сопоставление проектов перестает быть точным. Сам по себе сюжет реновации настолько проблемный, что провоцирует к сравнению не только эстетики, хотя и без нее не обойтись, но и показателей. Хочется видеть цифры, диаграммы, которые бы позволили сопоставить основную «фактуру» проектов. На венецианской биеннале временами встречаются отличные визуализации диаграмм – когда данные хочется выявить, показать наглядно, для этого существует масса способов. Здесь же нет ощущения, что проекты показаны со всех сторон и подробно; скорее «представлены», а не разобраны.

Да, 600 га пилотных территорий это всего лишь 4% общей площади реновации согласно постановлению 1.08.2017. Но если считать, что проекты действительно экспериментальные и будут как-то влиять на последующее развертывание, то общая площадь реновации в целом, по словам мэра – около 30% от территории жилой застройки Москвы по федеральному плану. И 14% от территории «старой» Москвы (исключая присоединенную Новую Москву. Так что хочется цифр и наглядности.

Но их нет, и возникает соблазн воспринять проекты эстетически, оценить, что впечатлило, в чем есть эмоциональный запас. Макеты при таком подходе превращаются в своего рода скульптуры, а планшеты – в картины, и да, все становится еще непонятнее. С этой точки зрения, как справедливо заключает Григорий Ревзин, плакатнее всех проект мастерской Захи Хадид: в нем есть мощная и ясно читаемая пластическая идея воронки от взрыва. Проект не вязнет в мелочах, контексте и рассуждениях – он предлагает Москве визуализацию «ядерного потенциала», которым она обладает как мегаполис, но никак не может решиться его отчетливо и художественно его выразить, путаясь в миллионах квадратных метров в год. Этот же проект, впрочем, напоминает и «блюдце» Москвы в целом: как известно, капиталистический город растет как гора, в центре небоскребы, к окраинам понижается, а социалистический наоборот, в центре невысок, и повышается, как края блюдца, к окраинам. Три микрорайонных, то есть больших квартала района Кузьминки в проекте бюро Хадид превращаются в два таких блюдца: было бы любопытно, если бы Москва-«блюдце» когда-нибудь застроилась, следуя принципу почкования, блюдцами поменьше.
Концепция реновации района Кузьминки © Zaha Hadid Architects
Концепция реновации района Хорошево-Мневники © А-Проект.К. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Возможно, многое прояснят последующие презентации и разбор проектов. Но все же попробуем и мы сравнить на первый взгляд.

Заметим для начала, что в составе участников ровно половина – десять, это опытные и хорошо известные российские архитектурные бюро. Другая половина делится на три части: восемь проектов с заметным иностранным участием, из них в пяти яркое «звездное» иностранное имя или компания явно преобладает: Заха Хадид, Стивен Холл, Arep, Бофилл, Эрик Эгераат, вновь вернувшийся в наши земли. Есть еще три консорциума, где достаточно сильные русские участники объединились с известными иностранцами: UNK project и японцы Nikken Sekkei; москвички Buromoscow и голландцы MLA Макруса Апенцеллера; Александр Цимайло и французы Мишель Девинь и Валод & Пистр. Еще заметим, что в образовавшихся парах минимум две – с иностранцами, скажем так, активно представленными в Москве, проявившими незаурядный интерес к реновации, участвуя с момента объявления конкурса в его презентациях. Помимо русских команд, команд с иностранным лидерством и, скажем так, «паритетных», есть еще две, в которых лидирует девелоперские компании: ПИК в Царицыне и Крост в Хорошево-Мневниках. С Кростом проще всего: плотность застройки Веллтон-парка в 75 квартале – 34 500 м2 на гектар, что немало, и работая с четырьмя кварталами реновации по соседству компания пошла «от противного», предложив плотность даже меньше средней указанной в рекомендациях Москомархитектуры – 15 000 м2 на гектар: плотность кварталов пятиэтажек 10 000 м2/га, в ТЗ конкурса заложено увеличение жилой площади с коэффициентом 1,4: жители должны увеличить жилплощадь на треть, так что 15 000 м2/га – минимально возможная плотность реновации. Вероятно, такое подчеркнутое самоограничение может позволить себе только девелоперская компания, самостоятельно принимающая решение о прибыли. Кстати это единственный проект, где на планшете ясно показаны цифры, хотя тоже не все.
Концепция реновации района Хорошево-Мневники © А-Проект.К. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Сохраняемый фрагмент модернистской застройки в проекте MLA+, Buromoscow (прозрачный). Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Из других отличительных черт, менее очевидных, чем плотность, которую еще предстоит досконально сравнить – часть проектов на выставке тесно привязаны к паттерну существующей застройки, стремясь поставить новые дома на местах фундаментов сносимых пятиэтажек. Цель – с одной стороны, сохранить максимум существующей зелени: если строительство идет на старом месте, у деревьев больше шансов выжить, возможно даже, что они сохранятся все. С другой стороны, в таком подходе ощущается некая ностальгия культурного плана, стремление сохранить паттерн старых районов и, таким образом, память о них. Таких проектов на первый взгляд как минимум три: Тимур Башкаев в Головинском районе сохраняет footprint-ы длинных кирпичных пятиэтажек; АО Моспроект и Алексей Гинзбург в районе проспекта Вернадского ставят кварталы на местах пятиэтажек, соединяя их строчки своими перемычками. По тому же пути идет проект бюро SPEECH в Кузьминках, компонуя кварталы на местах сносимых домов вдоль Волгоградского проспекта (но не в глубине). «Остоженка» также строит направление нескольких ортогональных сеток своего проекта по «пунктирам» пятиэтажек, впрочем превращая строчки в кварталы, заменяя микрорайонную штриховку ячейстой стурктурой с внутренними дворами. Признаки подобного решения, но примененного более точечно, присутствуют в очертаниях кварталов Меганома и Александра Цимайло, но – они наследуют контуры и не везде, а местами. Проект Меганома декларативно основан на сформулированной этими архитекторами в 2013 году на МУФе концепции «суперпарка»: ее суть в том, что микрорайоны «Большого бублика» между ТТК и МКАД – во-первых, во многом наследовали плановую структуру усадеб, а во-вторых, сами теперь превратились в «парк», обустраивать который нужно бережно; в этой концепции тоже есть изрядная доля любования старыми микрорайонами. Более материальное развитие ностальгической ноты предлагает проект MLA+ и Buromoscow: здесь авторы предложили сохранить фрагмент застройки как памятник модернизма.
Концепция реновации Головинского района © АБТБ + Яузапроект
Концепция реновации района проспекта Вернадского © АБ Остоженка
Концепция реновации района проспекта Вернадского © Моспроект + Гинзбург Архитектс
Концепция реновации района проспекта Вернадского © АГ Камень + Steven Holl Architects

В такой ориентации на старую плановую привязку можно было бы на первый взгляд увидеть противоречие или даже легкую «фронду» по отношению к главной идее конкурса – переформатированию «ошибочной» микрорайонной застройки в «правильную» квартальную. Было бы просто сделать вывод, что часть архитекторов не очень приняла пафос конкурса и позволила в своих проектах «прорасти» микрорайонной составляющей. Было бы просто, если двойственно не была заложена уже в ТЗ. Вообще говоря, ТЗ конкурса сформулировано по известному принципу «за все хорошее»: если смотреть на картинки, то замкнутые прямоугольные кварталы кажутся предопределением, но в тексте от них – только упоминание угловых секций. Зато есть требование «подчеркнуть локальную идентичность места» и «разработать стратегию озеленения с сохранением существующих зеленых насаждений» – что более чем совпадает с чертами привязки к контурам старых домов, замеченных в части проектов, преимущественно – российских.

Проекты иностранных авторов – напротив, чаще подчиняют территорию собственному видению, не привязываясь к «следам» сносимых домов. Больше всего это заметно в предложениях «звездных» бюро – Захи Хадид, где структура территории изменена, как мы помним, совершенно, и Стивена Холла, где совершенно новые волнообразные дома с гигантскими арками нанизаны на «нить», связывающую места скопления бывших пятиэтажек – попытка привязать новые здания к сносимым в этом случае очень условна, а любование формой – очевидно. С другой стороны, радикальное изменение структуры района может быть вызвано не только стремлением к «большой скульптурной» форме, но и взглядом планировщика: так, Сергей Скуратов полностью изменил в своем проекте район Царицына, проложив ось нового бульвара южнее существующей оси проездной улицы.
Концепция реновации района Царицыно © АБ Сергея Скуратова
Концепция реновации района Кузьминки © SPEECH. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Далее сравнение может опереться на типологию застройки. Все проекты следуют схеме ТЗ, где расстояние между внутриквартальными проездами определено в рамках от 75 и 200 м. Это удобный диапазон, хотя бы потому, что 70 м – длина средней пятиэтажки с 4 подъездами, такой модуль позволяет легко накладывать клетки кварталов-блоков поверх существующих штрихов. Двести метров – средняя длина «сталинского» дома-квартала, хотя именно средняя: ближе к краю города встречаются в Москве совершенно невозможные дома длиной по 500-600 м. Так что диапазон определен в рамках от средней длины пятиэтажки до «сталинского» дома. Получается не такой уж большой веер размеров, и он всеми соблюден, разумеется, но, скажем, в проекте «Остоженки» и «Студии 44» преобладает меньший размер 70х70 или 70х100 м, SPEECH смешивает все три размера примерно поровну, впрочем позволяя себе только два «больших» блока; Эрик Эгераат предпочитает «сталинский» масштаб; бюро Бофилла, разбавляя дома среднего размера крупными превращает последние в визуальные акценты с яркой формой.
Крупные кварталы-блоки в проекте © Прогресс + Erick van Egeraat. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Концепция реновации района Царицыно © ТПО Резерв

Похожие колебания типологии касаются башен: частью они «врастают» в дома меньшего размера, делая силуэт ступенчатым, как и рекомендовано – особенно четко это прослеживается у SPEECH, бюро Асадова, проекте АО Моспроект и Алексея Гинзбурга. У Владимира Плоткина силуэты тоже ступенчатые, но появляется тема «горизонтального небоскреба» – массивных висячих перешейков между домами, часто над внутренними проездами.
Концепция реновации района Царицыно © ТПО Резерв
Концепция реновации района Царицыно © АБ Студия 44

Никита Явейн, напротив, жестко разделил типы домов: вдоль пруда в его проекте выстроены башни, на всей остальной территории – близкие по размеру кварталы с минимальной и регулярной ступенчатостью, ближе в прудам – на один этаж ниже, дальше – выше, никаких произвольных ступенек.
Концепция реновации Головинского района © АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры + Valode & Pistre Architectes. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Три автора проектов для района Голицынских прудов: Меганом, Александр Цимайло и Тимур Башкаев, сделали ставку на разнообразие типологии и даже «морфотипов» застройки (Башкаев): части района трактованы по-разному, разомкнутые кварталы выстаиваются в линию бульвара, части района застраиваются башнями – все для того, чтобы жители могли выбрать интересный им тип пространства. Получившиеся колебания между сеткой жестко-клетчатой, и, напротив, намеренно-разнообразной, может быть, даже более интересны, чем отмеченное выше «сращивание» квартальной парадигмы с микрорайонной подосновой.

Разумеется, у проектов есть много общего, в том числе основанного на ТЗ: общественные пространства и магазины в первых этажах; причем многие авторы, что тоже было разрешено, выносят общественные центры в отдельные здания. О велосипедных дорожках, приватных дворах и распределении пространств и говорить не стоит – правила соблюдены, надо думать, у всех. Все районы так или иначе прилегают к ТПУ, здесь почти у всех вырастает офисный центр, различие лишь в том, трактован он как Сити с парой стеклянных башен (Arep, Бофилл), или погружен в преобладающую структуру района.

Заметим еще, что крупные российские бюро при отчетливо выраженной авторской манере тяготеют к более ясному соблюдению клетчато-квартальной нарезки, приближающейся к мелкому модулю 70х70 или 100х70 – хотя два «паритетных» консорциума, если будет позволено так их называть, UNK + Nikken Sekkei и MLA+ Buromoscow, напротив, очевидно предпочитают крупную сетку и крупные формы.

Есть еще и такие критерии, как главная идея, мысль, которой авторы подчиняют проект и которую подчеркивают: для бюро Асадова это занятость жителей района и дешевая аренда коммерческих помещений для жителей, что выглядит очень романтичной попыткой развить малый бизнес в непростых условиях московского мегаполиса. В проекте ТПО «Резерв» это – экономический подсчет и основанные на нем тонкости типологии и цены жилья в узких рамках от эконом- до комфорт-класса. У Тимура Башкаева – выбор для жителей и идея «переселения дважды»: вначале по необходимости, а потом по предпочтениям. В проекте Сергея Скуратова главной идеей становится, надо думать, преобладание авторской воли и почерка: здесь собраны отработанные Скуратовым за долгое время тонкие приемы работы с кирпичными фасадами. В проекте Никиты Явейна индивидуальный почерк тоже отчетлив и очевидно важен – он заставляет довести идею квартала и башни до мегалитического «архетипа». Предложение SPEECH, кажется, отмечено чертами «Микрогорода», во всяком случае это один из проектов, в котором последовательно проведен принцип разнофасадности секций, города фасадов.

Эти заметки никоим образом не могут претендовать на роль сколько-нибудь окончательного анализа – скорее неполного наброска, первой реакции на имеющиеся данные, а их, как уже говорилось, не то чтобы достаточно. Возможно, более подробное рассмотрение проектов приведет к иным выводам – недаром же их обсуждение продлили на целых два с половиной месяца.

28 Ноября 2017

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Победа прагматиков? Хроники уничтожения НИИТИАГа
НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства сопротивляется реорганизации уже почти полгода. Сейчас, в августе, институт, похоже, почти погиб. В недавнем письме президенту РФ ученые просят перенести Институт из безразличного к фундаментальной науке Минстроя в ведение Минобрнауки, а дирекция говорит о решимости защищать коллектив до конца. Причем в «обстановке, приближенной к боевой» в институте продолжает идти научная работа: проводят конференции, готовят сборники, пишут статьи и монографии.
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Пять вредных вопросов
Интернет-издание Fast Company попыталось выяснить, какие вопросы лучше не задавать самому себе, чтобы не растерять свой творческий потенциал. К разговору о проблеме подключились специалисты, которые исследуют творчество или работу мозга.
Сергей Кузнецов: «Архитектура – мягкая сила для продвижения...
О карьере молодых архитекторов, том, как развивать новый профессиональный ландшафт и о главных препятствиях при реализации проектов главный архитектор Москвы рассказал на лекции, прошедшей в рамках образовательного проекта «Открытый город» на площадке МИТУ-МАСИ. На лекции собралось более 300 студентов из разных профильных вузов и архитектурных факультетов столицы.
Уже не избушки
Сформирован шорт-лист премии АРХИWOOD-2018. Сегодня стартует «народное» голосование премии. О номинантах рассказывает куратор премии Николай Малинин.
Городские сады
В проекте реновации кварталов в районе Хорошево-Мневники архитекторы UNK project использовали принцип подобия, в меньшем масштабе повторяя композиционное и функциональное построение, характерное для всей Москвы
Шесть измерений
Перевод эссе Шимона Матковски, партнера бюро «Blank Architects», посвященного «теории шести измерений», отвечающих за хорошую архитектуру. Полезно молодым архитекторам; главный совет – думать головой.
Леон Крие
Публикуем остроумный очерк об одном из самых противоречивых архитекторов наших дней – Леоне Крие – из книги Деяна Суджича «B как Bauhaus: Азбука современного мира», выпущенной издательством Strelka Press.
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Пресса: «Без жителей не получится»: мировые архитекторы о...
В среду, 31 января, столичные власти определят победителей конкурса на разработку архитектурного решения для районов программы реновации. Претенденты — иностранные архитекторы и бюро — рассказали РБК о своем видении будущей Москвы.
Пресса: Москвичи внесли более 300 предложений по конкурсным...
С момента открытия в ГБУ «Мосстройинформ» экспозиции по конкурсным проектам реновации ее посетило около 5000 человек. При этом было оставлено более 300 записей в книгах предложений и замечаний, рассказал главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов.
Пресса: Реновация по старинке. Почему вместо хрущевок не появится...
В Москве открылась выставка, на которой можно посмотреть проекты – финалисты конкурса на реновацию панельных кварталов: Кузьминки, Хорошево-Мневники, проспект Вернадского, районы Головинский и Царицыно. Подведение итогов, обещанное на вторую декаду ноября, благоразумно отложили на следующий год. Впрочем, кто выиграет, не так и важно. Спектр возможных решений понятен уже сейчас.
Пресса: Общественные слушания по проекту реновации района...
Первые общественные слушания, в ходе которых москвичи смогут увидеть проекты будущих экспериментальных кварталов программы реновации, стартовали в Москве в ГБУ "Мосстройинформ". В рамках мероприятия архитекторы презентовали концепции для района Кузьминки, передает корреспондент ТАСС.
Пресса: Тимур Башкаев: Для комфортного города главное – транспортная...
Транспортная доступность стала для жителей реновируемых районов главным фактором комфортной городской среды. Об этом в интервью радио «Говорит Москва» рассказал архитектор Тимур Башкаев, один из финалистов конкурса концепций реновации жилого фонда столицы.
Пресса: Собянинка от Захи Хадид: что говорят о домах, которые...
На прошлой неделе показали варианты новой застройки вместо старых пятиэтажек в пяти районах-пилотах. «Афиша Daily» попросила жителей и экспертов оценить, что им предложили архитектурные бюро — в диапазоне от суперзвездных Zaha Hadid Architects до наших девелоперов вроде «ПИК-Проект».
Начало большого эксперимента
На 2-й Брестской начала работу выставка конкурса проектов для экспериментальных площадок реновации жилой застройки. Кратко рассказываем обо всех 20 проектах.
Технологии и материалы
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
Сейчас на главной
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
Эконом-вилла
Доступный, просторный и эстетичный каркасный дом от бюро ISAEV architects предназначен для отдыха от города и созерцания природы.
Солнце встает над Амуром
В компактном и эффективном с точки зрения планировок аэропорту Хабаровска немецкое бюро WP|ARC обыгрывает тему речной волны и света и добавляет капельку иронии в виде белого медведя.