Заметки о двадцати

Мы достаточно подробно – настолько, насколько это возможно сейчас, рассказали о конкурсных проектах пилотных площадок реновации, теперь можно немного и порассуждать.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Выставка конкурсных проектов для экспериментальных площадок реновации. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Концепция реновации района Кузьминки © Zaha Hadid Architects. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Выставка, предназначенная для общественного обсуждения – с одной стороны, типично архитектурная, поскольку состоит из планшетов и макетов в небольшом масштабе. Но по сравнению с профессиональными фестивалями ее состав урезан: формат показа, предложенный организаторами участникам, предполагал макет, генплан, схему объектов социальной инфраструктуры, вид с птичьего полета и несколько визуализаций. По-видимому, не все точно соблюли формат, так как много где показаны этапы переселения, встречаются текстовые комментарии и другие схемы, реже планировки этажей. Все участники изготовили ролики проектов, среди них есть очень хорошие, все их показывают по очереди на одном экране. Но нигде нет простейших цифр – плотности, высотности, процента квартир на продажу, количества и типа парковок – тех самых данных, которые для проектов реновации, надо думать, ключевые.

В ТЗ есть таблица, из которой следует, что авторы проектов должны были заполнить эти несложные сведения по своим проектам – но на выставке они не очевидны и не лежат на поверхности, отчего предложения много теряют в ясности, а сопоставление проектов перестает быть точным. Сам по себе сюжет реновации настолько проблемный, что провоцирует к сравнению не только эстетики, хотя и без нее не обойтись, но и показателей. Хочется видеть цифры, диаграммы, которые бы позволили сопоставить основную «фактуру» проектов. На венецианской биеннале временами встречаются отличные визуализации диаграмм – когда данные хочется выявить, показать наглядно, для этого существует масса способов. Здесь же нет ощущения, что проекты показаны со всех сторон и подробно; скорее «представлены», а не разобраны.

Да, 600 га пилотных территорий это всего лишь 4% общей площади реновации согласно постановлению 1.08.2017. Но если считать, что проекты действительно экспериментальные и будут как-то влиять на последующее развертывание, то общая площадь реновации в целом, по словам мэра – около 30% от территории жилой застройки Москвы по федеральному плану. И 14% от территории «старой» Москвы (исключая присоединенную Новую Москву. Так что хочется цифр и наглядности.

Но их нет, и возникает соблазн воспринять проекты эстетически, оценить, что впечатлило, в чем есть эмоциональный запас. Макеты при таком подходе превращаются в своего рода скульптуры, а планшеты – в картины, и да, все становится еще непонятнее. С этой точки зрения, как справедливо заключает Григорий Ревзин, плакатнее всех проект мастерской Захи Хадид: в нем есть мощная и ясно читаемая пластическая идея воронки от взрыва. Проект не вязнет в мелочах, контексте и рассуждениях – он предлагает Москве визуализацию «ядерного потенциала», которым она обладает как мегаполис, но никак не может решиться его отчетливо и художественно его выразить, путаясь в миллионах квадратных метров в год. Этот же проект, впрочем, напоминает и «блюдце» Москвы в целом: как известно, капиталистический город растет как гора, в центре небоскребы, к окраинам понижается, а социалистический наоборот, в центре невысок, и повышается, как края блюдца, к окраинам. Три микрорайонных, то есть больших квартала района Кузьминки в проекте бюро Хадид превращаются в два таких блюдца: было бы любопытно, если бы Москва-«блюдце» когда-нибудь застроилась, следуя принципу почкования, блюдцами поменьше.
Концепция реновации района Кузьминки © Zaha Hadid Architects
Концепция реновации района Хорошево-Мневники © А-Проект.К. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Возможно, многое прояснят последующие презентации и разбор проектов. Но все же попробуем и мы сравнить на первый взгляд.

Заметим для начала, что в составе участников ровно половина – десять, это опытные и хорошо известные российские архитектурные бюро. Другая половина делится на три части: восемь проектов с заметным иностранным участием, из них в пяти яркое «звездное» иностранное имя или компания явно преобладает: Заха Хадид, Стивен Холл, Arep, Бофилл, Эрик Эгераат, вновь вернувшийся в наши земли. Есть еще три консорциума, где достаточно сильные русские участники объединились с известными иностранцами: UNK project и японцы Nikken Sekkei; москвички Buromoscow и голландцы MLA Макруса Апенцеллера; Александр Цимайло и французы Мишель Девинь и Валод & Пистр. Еще заметим, что в образовавшихся парах минимум две – с иностранцами, скажем так, активно представленными в Москве, проявившими незаурядный интерес к реновации, участвуя с момента объявления конкурса в его презентациях. Помимо русских команд, команд с иностранным лидерством и, скажем так, «паритетных», есть еще две, в которых лидирует девелоперские компании: ПИК в Царицыне и Крост в Хорошево-Мневниках. С Кростом проще всего: плотность застройки Веллтон-парка в 75 квартале – 34 500 м2 на гектар, что немало, и работая с четырьмя кварталами реновации по соседству компания пошла «от противного», предложив плотность даже меньше средней указанной в рекомендациях Москомархитектуры – 15 000 м2 на гектар: плотность кварталов пятиэтажек 10 000 м2/га, в ТЗ конкурса заложено увеличение жилой площади с коэффициентом 1,4: жители должны увеличить жилплощадь на треть, так что 15 000 м2/га – минимально возможная плотность реновации. Вероятно, такое подчеркнутое самоограничение может позволить себе только девелоперская компания, самостоятельно принимающая решение о прибыли. Кстати это единственный проект, где на планшете ясно показаны цифры, хотя тоже не все.
Концепция реновации района Хорошево-Мневники © А-Проект.К. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Сохраняемый фрагмент модернистской застройки в проекте MLA+, Buromoscow (прозрачный). Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Из других отличительных черт, менее очевидных, чем плотность, которую еще предстоит досконально сравнить – часть проектов на выставке тесно привязаны к паттерну существующей застройки, стремясь поставить новые дома на местах фундаментов сносимых пятиэтажек. Цель – с одной стороны, сохранить максимум существующей зелени: если строительство идет на старом месте, у деревьев больше шансов выжить, возможно даже, что они сохранятся все. С другой стороны, в таком подходе ощущается некая ностальгия культурного плана, стремление сохранить паттерн старых районов и, таким образом, память о них. Таких проектов на первый взгляд как минимум три: Тимур Башкаев в Головинском районе сохраняет footprint-ы длинных кирпичных пятиэтажек; АО Моспроект и Алексей Гинзбург в районе проспекта Вернадского ставят кварталы на местах пятиэтажек, соединяя их строчки своими перемычками. По тому же пути идет проект бюро SPEECH в Кузьминках, компонуя кварталы на местах сносимых домов вдоль Волгоградского проспекта (но не в глубине). «Остоженка» также строит направление нескольких ортогональных сеток своего проекта по «пунктирам» пятиэтажек, впрочем превращая строчки в кварталы, заменяя микрорайонную штриховку ячейстой стурктурой с внутренними дворами. Признаки подобного решения, но примененного более точечно, присутствуют в очертаниях кварталов Меганома и Александра Цимайло, но – они наследуют контуры и не везде, а местами. Проект Меганома декларативно основан на сформулированной этими архитекторами в 2013 году на МУФе концепции «суперпарка»: ее суть в том, что микрорайоны «Большого бублика» между ТТК и МКАД – во-первых, во многом наследовали плановую структуру усадеб, а во-вторых, сами теперь превратились в «парк», обустраивать который нужно бережно; в этой концепции тоже есть изрядная доля любования старыми микрорайонами. Более материальное развитие ностальгической ноты предлагает проект MLA+ и Buromoscow: здесь авторы предложили сохранить фрагмент застройки как памятник модернизма.
Концепция реновации Головинского района © АБТБ + Яузапроект
Концепция реновации района проспекта Вернадского © АБ Остоженка
Концепция реновации района проспекта Вернадского © Моспроект + Гинзбург Архитектс
Концепция реновации района проспекта Вернадского © АГ Камень + Steven Holl Architects

В такой ориентации на старую плановую привязку можно было бы на первый взгляд увидеть противоречие или даже легкую «фронду» по отношению к главной идее конкурса – переформатированию «ошибочной» микрорайонной застройки в «правильную» квартальную. Было бы просто сделать вывод, что часть архитекторов не очень приняла пафос конкурса и позволила в своих проектах «прорасти» микрорайонной составляющей. Было бы просто, если двойственно не была заложена уже в ТЗ. Вообще говоря, ТЗ конкурса сформулировано по известному принципу «за все хорошее»: если смотреть на картинки, то замкнутые прямоугольные кварталы кажутся предопределением, но в тексте от них – только упоминание угловых секций. Зато есть требование «подчеркнуть локальную идентичность места» и «разработать стратегию озеленения с сохранением существующих зеленых насаждений» – что более чем совпадает с чертами привязки к контурам старых домов, замеченных в части проектов, преимущественно – российских.

Проекты иностранных авторов – напротив, чаще подчиняют территорию собственному видению, не привязываясь к «следам» сносимых домов. Больше всего это заметно в предложениях «звездных» бюро – Захи Хадид, где структура территории изменена, как мы помним, совершенно, и Стивена Холла, где совершенно новые волнообразные дома с гигантскими арками нанизаны на «нить», связывающую места скопления бывших пятиэтажек – попытка привязать новые здания к сносимым в этом случае очень условна, а любование формой – очевидно. С другой стороны, радикальное изменение структуры района может быть вызвано не только стремлением к «большой скульптурной» форме, но и взглядом планировщика: так, Сергей Скуратов полностью изменил в своем проекте район Царицына, проложив ось нового бульвара южнее существующей оси проездной улицы.
Концепция реновации района Царицыно © АБ Сергея Скуратова
Концепция реновации района Кузьминки © SPEECH. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Далее сравнение может опереться на типологию застройки. Все проекты следуют схеме ТЗ, где расстояние между внутриквартальными проездами определено в рамках от 75 и 200 м. Это удобный диапазон, хотя бы потому, что 70 м – длина средней пятиэтажки с 4 подъездами, такой модуль позволяет легко накладывать клетки кварталов-блоков поверх существующих штрихов. Двести метров – средняя длина «сталинского» дома-квартала, хотя именно средняя: ближе к краю города встречаются в Москве совершенно невозможные дома длиной по 500-600 м. Так что диапазон определен в рамках от средней длины пятиэтажки до «сталинского» дома. Получается не такой уж большой веер размеров, и он всеми соблюден, разумеется, но, скажем, в проекте «Остоженки» и «Студии 44» преобладает меньший размер 70х70 или 70х100 м, SPEECH смешивает все три размера примерно поровну, впрочем позволяя себе только два «больших» блока; Эрик Эгераат предпочитает «сталинский» масштаб; бюро Бофилла, разбавляя дома среднего размера крупными превращает последние в визуальные акценты с яркой формой.
Крупные кварталы-блоки в проекте © Прогресс + Erick van Egeraat. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Концепция реновации района Царицыно © ТПО Резерв

Похожие колебания типологии касаются башен: частью они «врастают» в дома меньшего размера, делая силуэт ступенчатым, как и рекомендовано – особенно четко это прослеживается у SPEECH, бюро Асадова, проекте АО Моспроект и Алексея Гинзбурга. У Владимира Плоткина силуэты тоже ступенчатые, но появляется тема «горизонтального небоскреба» – массивных висячих перешейков между домами, часто над внутренними проездами.
Концепция реновации района Царицыно © ТПО Резерв
Концепция реновации района Царицыно © АБ Студия 44

Никита Явейн, напротив, жестко разделил типы домов: вдоль пруда в его проекте выстроены башни, на всей остальной территории – близкие по размеру кварталы с минимальной и регулярной ступенчатостью, ближе в прудам – на один этаж ниже, дальше – выше, никаких произвольных ступенек.
Концепция реновации Головинского района © АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры + Valode & Pistre Architectes. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Три автора проектов для района Голицынских прудов: Меганом, Александр Цимайло и Тимур Башкаев, сделали ставку на разнообразие типологии и даже «морфотипов» застройки (Башкаев): части района трактованы по-разному, разомкнутые кварталы выстаиваются в линию бульвара, части района застраиваются башнями – все для того, чтобы жители могли выбрать интересный им тип пространства. Получившиеся колебания между сеткой жестко-клетчатой, и, напротив, намеренно-разнообразной, может быть, даже более интересны, чем отмеченное выше «сращивание» квартальной парадигмы с микрорайонной подосновой.

Разумеется, у проектов есть много общего, в том числе основанного на ТЗ: общественные пространства и магазины в первых этажах; причем многие авторы, что тоже было разрешено, выносят общественные центры в отдельные здания. О велосипедных дорожках, приватных дворах и распределении пространств и говорить не стоит – правила соблюдены, надо думать, у всех. Все районы так или иначе прилегают к ТПУ, здесь почти у всех вырастает офисный центр, различие лишь в том, трактован он как Сити с парой стеклянных башен (Arep, Бофилл), или погружен в преобладающую структуру района.

Заметим еще, что крупные российские бюро при отчетливо выраженной авторской манере тяготеют к более ясному соблюдению клетчато-квартальной нарезки, приближающейся к мелкому модулю 70х70 или 100х70 – хотя два «паритетных» консорциума, если будет позволено так их называть, UNK + Nikken Sekkei и MLA+ Buromoscow, напротив, очевидно предпочитают крупную сетку и крупные формы.

Есть еще и такие критерии, как главная идея, мысль, которой авторы подчиняют проект и которую подчеркивают: для бюро Асадова это занятость жителей района и дешевая аренда коммерческих помещений для жителей, что выглядит очень романтичной попыткой развить малый бизнес в непростых условиях московского мегаполиса. В проекте ТПО «Резерв» это – экономический подсчет и основанные на нем тонкости типологии и цены жилья в узких рамках от эконом- до комфорт-класса. У Тимура Башкаева – выбор для жителей и идея «переселения дважды»: вначале по необходимости, а потом по предпочтениям. В проекте Сергея Скуратова главной идеей становится, надо думать, преобладание авторской воли и почерка: здесь собраны отработанные Скуратовым за долгое время тонкие приемы работы с кирпичными фасадами. В проекте Никиты Явейна индивидуальный почерк тоже отчетлив и очевидно важен – он заставляет довести идею квартала и башни до мегалитического «архетипа». Предложение SPEECH, кажется, отмечено чертами «Микрогорода», во всяком случае это один из проектов, в котором последовательно проведен принцип разнофасадности секций, города фасадов.

Эти заметки никоим образом не могут претендовать на роль сколько-нибудь окончательного анализа – скорее неполного наброска, первой реакции на имеющиеся данные, а их, как уже говорилось, не то чтобы достаточно. Возможно, более подробное рассмотрение проектов приведет к иным выводам – недаром же их обсуждение продлили на целых два с половиной месяца.

28 Ноября 2017

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Пять вредных вопросов
Интернет-издание Fast Company попыталось выяснить, какие вопросы лучше не задавать самому себе, чтобы не растерять свой творческий потенциал. К разговору о проблеме подключились специалисты, которые исследуют творчество или работу мозга.
Сергей Кузнецов: «Архитектура – мягкая сила для продвижения...
О карьере молодых архитекторов, том, как развивать новый профессиональный ландшафт и о главных препятствиях при реализации проектов главный архитектор Москвы рассказал на лекции, прошедшей в рамках образовательного проекта «Открытый город» на площадке МИТУ-МАСИ. На лекции собралось более 300 студентов из разных профильных вузов и архитектурных факультетов столицы.
Уже не избушки
Сформирован шорт-лист премии АРХИWOOD-2018. Сегодня стартует «народное» голосование премии. О номинантах рассказывает куратор премии Николай Малинин.
Городские сады
В проекте реновации кварталов в районе Хорошево-Мневники архитекторы UNK project использовали принцип подобия, в меньшем масштабе повторяя композиционное и функциональное построение, характерное для всей Москвы
Шесть измерений
Перевод эссе Шимона Матковски, партнера бюро «Blank Architects», посвященного «теории шести измерений», отвечающих за хорошую архитектуру. Полезно молодым архитекторам; главный совет – думать головой.
Леон Крие
Публикуем остроумный очерк об одном из самых противоречивых архитекторов наших дней – Леоне Крие – из книги Деяна Суджича «B как Bauhaus: Азбука современного мира», выпущенной издательством Strelka Press.
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Поиск героя
В галерее на Шаболовке до 10 сентября открыта выставка «Степан Липгарт. Семнадцатая утопия. Архитектурные проекты 2007 – 2017».
Арххамство с двумя х
Письмо Феликса Новикова: об искажениях построек модернизма в XXI веке и о проекте обновления здания ТАСС, обнародованном на выставке «Золотое сечение».
Энергичные линии
На прошлой неделе исполнилось 130 лет со дня рождения Эриха Мендельсона – выдающегося немецкого архитектора-экспрессиониста. Его ключевая постройка – силовая подстанция фабрики «Красное знамя» в Петербурге – в этот юбилейный год оказалась в опасности как никогда прежде.
Пресса: «Без жителей не получится»: мировые архитекторы о...
В среду, 31 января, столичные власти определят победителей конкурса на разработку архитектурного решения для районов программы реновации. Претенденты — иностранные архитекторы и бюро — рассказали РБК о своем видении будущей Москвы.
Пресса: Москвичи внесли более 300 предложений по конкурсным...
С момента открытия в ГБУ «Мосстройинформ» экспозиции по конкурсным проектам реновации ее посетило около 5000 человек. При этом было оставлено более 300 записей в книгах предложений и замечаний, рассказал главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов.
Пресса: Реновация по старинке. Почему вместо хрущевок не появится...
В Москве открылась выставка, на которой можно посмотреть проекты – финалисты конкурса на реновацию панельных кварталов: Кузьминки, Хорошево-Мневники, проспект Вернадского, районы Головинский и Царицыно. Подведение итогов, обещанное на вторую декаду ноября, благоразумно отложили на следующий год. Впрочем, кто выиграет, не так и важно. Спектр возможных решений понятен уже сейчас.
Пресса: Общественные слушания по проекту реновации района...
Первые общественные слушания, в ходе которых москвичи смогут увидеть проекты будущих экспериментальных кварталов программы реновации, стартовали в Москве в ГБУ "Мосстройинформ". В рамках мероприятия архитекторы презентовали концепции для района Кузьминки, передает корреспондент ТАСС.
Пресса: Тимур Башкаев: Для комфортного города главное – транспортная...
Транспортная доступность стала для жителей реновируемых районов главным фактором комфортной городской среды. Об этом в интервью радио «Говорит Москва» рассказал архитектор Тимур Башкаев, один из финалистов конкурса концепций реновации жилого фонда столицы.
Пресса: Собянинка от Захи Хадид: что говорят о домах, которые...
На прошлой неделе показали варианты новой застройки вместо старых пятиэтажек в пяти районах-пилотах. «Афиша Daily» попросила жителей и экспертов оценить, что им предложили архитектурные бюро — в диапазоне от суперзвездных Zaha Hadid Architects до наших девелоперов вроде «ПИК-Проект».
Начало большого эксперимента
На 2-й Брестской начала работу выставка конкурса проектов для экспериментальных площадок реновации жилой застройки. Кратко рассказываем обо всех 20 проектах.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитетурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.