WAF. Гордость и предубеждение

WAF-2016, где Россия была представлена рекордным количеством проектов, вышедших в финал, но так и не победивших в своих номинациях, оставил непростые впечатления, в причинах и последствиях которых мы пробуем разобраться.

author pht

Автор текста:
Елена Петухова

mainImg
Концепция Всемирного архитектурного фестиваля, сокращенно WAF – главная удача его организаторов фестиваля. В 2008 состоялся первый фестиваль, который довольно радикально отличался от традиционных архитектурных мероприятий откровенной коммерциализированностью, органично дополнявшей его претензии на глобальность и общедоступность. Каждый архитектор мог подать свой проект или постройку на конкурс за деньги, и также за деньги должен был приехать и защитить его перед жюри в случае, если проект отбирали в шорт-лист. Победители разных номинаций в финале соревновались между собой за статус лучшего здания и лучшего проекта мира. Расчет организаторов на присущую всем архитекторам здоровую амбициозность и стремление к признанию среди своих же коллег был точен. С первых же фестивалей количество участников только росло, чему немало способствовала смена мест проведения фестиваля.

Для россиян WAF открыл дверь в общемировое архитектурное пространство. Эта премия – одна из немногих, чей формат не предполагал никаких ограничений или фильтров на входе. Формат платных смотров-конкурсов был хорошо знаком нашим архитекторам, а цена «входного билета» по тем временам ещё не могла быть камнем преткновения на пути к сияющим вершинам мирового признания, на которое, что греха таить, рассчитывали практически все российские соискатели, среди которых были многие лучшие архитекторы страны. Успех на внутреннем рынке давал право ожидать не менее ощутимых результатов и на международной арене. Но за семь лет ни один из 20 российских проектов, вышедших в шорт-лист, не стал победителем своей номинации. Это не могло не сказаться на энтузиазме со стороны наших соотечественников. Возникло устойчивое представление, что на международной арене в отношении российской архитектуры действуют все те же негласные «санкции», что и в экономической и политической сферах. Ситуацию в корне изменил прошлогодний фестиваль, закончившийся небывалым триумфом нашей архитектурной школы – победа «Студии 44» сразу в двух номинациях вернула интригу в конкурсную процедуру и надула паруса амбиций российских архитекторов. «Мифический заговор» оказался не столь всеобъемлющ и вновь появилась надежда прорваться на международный Олимп, следуя примеру питерских коллег. В 2016 году в шорт-лист вышли рекордные 12 российских проектов, точнее 11, так как бюро Blank architects представило частный загородный дом под польским флагом.

Подобная уверенность в конкурентоспособности российской архитектуры и стремление завоевать признание на международной арене на фоне всё более явного архитектурного кризиса в стране не может не удивлять. Почему это так важно для российских архитекторов? Почему это важно сейчас, в контексте ухудшения качества архитектуры в массовом строительстве? Как можно соревноваться в виртуозности объемно-пространственных, конструктивных и инженерных решений, когда приходится проектировать с учётом, мягко говоря, ограниченных возможностей строительной промышленности и катастрофического уровня профессионализма строителей, собранных по городам и весям. Как можно соревноваться в оригинальности и неангажированности проектных решений, если так и не отлажен и не функционирует в рабочем режиме институт архитектурных и творческих конкурсов? Откуда возьмутся новые имена и свежие идеи, если кризис архитектурного образования констатирован на официальном уровне? Как можно соревноваться в социальной значимости проектов, если в стране в принципе отсутствует заказчик, разделяющий понимание значимости социальных аспектов в любом, даже коммерческом проекте?
Всемирный архитектурный фестиваль WAF 2016 проходил в Берлине, в пространстве Arena Berlin © WAF 2016
Зона регистрации участников и гостей Всемирного архитектурного фестиваля WAF 2016 © WAF 2016
Центральная часть огромного зала Arena Berlin занимали разнообразные стенды коммерческих партнеров и спонсоров фестиваля © WAF 2016
Помимо презентаций лучших мировых проектов и построек WAF предоставляет возможность наладить связи и пообщаться с коллегами со всего света © WAF 2016
Несколько лаунж-зон созданы специально для комфортного отдыха участников презентаций и гостей фестиваля © WAF 2016
На периферии выставочного пространства, вдоль стены большого лекционного зала располагались стенды с проектами, отобранными в шорт-лист конкурса © WAF 2016
Простые деревянные конструкции и листы плотной бумаги, подвешенные к рамам, – так выглядит экспозиция лучших проектов и построек мира на Всемирном архитектурном фестивале © WAF 2016
Один вертикальный лист – один проект. Верстку двух планшетов, объединенных на одном листе, готовили сами конкурсанты. Интересно сравнивать предпочтения в полиграфическом дизайне у архитекторов разных стан © WAF 2016

Все эти и многие другие вопросы возникают в сознании, когда просматриваешь подборку проектов шорт-листа WAF. Российские постройки и проекты выделяются среди них, но не потому что сами по себе хуже, с этим как раз нет проблем, и всё, что мы оказываем на фестивале – это очень хорошая архитектура, абсолютно не уступающая зарубежным проектам. Но в ней чувствуется оторванность от общего архитектурного уровня в стране. Западные проекты воспринимаются как лучшие среди равных, как одни из множества созданных по сходным принципам и в сходных условиях, когда есть возможность оценить саму оригинальность авторского замысла, а не титанические усилия, потребовавшиеся для его сохранения. Российские проекты на WAF – как пики на кардиограмме – уникальные, единичные примеры, категорически выделяющиеся из общей массы архитектуры и проектной практики совсем иного качественного уровня. Исключительность удачной архитектуры, возможность создать её не благодаря действующей в стране системе, а вопреки ей – вот это отличает российские проекты и, как ни парадоксально, делает их более уязвимыми для критики. Не удивительно, что во время нескольких презентаций в этом году российские финалисты прямо говорили членам жюри о сложностях в ведении работы, поясняя какие-то нестыковки или накладки в проекте противостоянием: в каких-то случаях заказчику, в каких-то – срокам, отпущенным на разработку.

Это противоречие между амбициями архитекторов и реальностью нашего рынка достаточно серьёзно сказывается на стилистике подачи и защиты проектов, что для WAF является одним из важнейших элементов конкурсной процедуры. И каждый российский участник WAF должен быть готов к этому испытанию, причем не на 100%, а на все 200%, включая как сам 10-минутный доклад, так и визуальное сопровождение.
Публичные защиты авторов проектов, вышедших в шорт-лист, в этом году проходили в больших надувных павильонах © WAF 2016
Легкие конструкции давали небольшую защиту от шума окружающей выставки и ощущение приватности посреди многочисленной аудитории фестиваля © WAF 2016
Количество зрителей на презентациях зависело от популярности и известности архитектурного бюро, представляющего свой проект или постройку, и варьировалось от нескольких гостей до сотни человек © WAF 2016
Формально, презентация демонстрировалась и адресовалась исключительно жюри, состоявшему из 3-4 человек. Зрители не могли ни участвовать в обсуждении, ни задавать вопросы по проекту © WAF 2016
Из российских участников, одними из самых интересных и уверенных были презентации «Студии 44». Это бюро участвует в WAF уже пятом фестивале и прекрасно знает, как подавать проекты, чтобы произвести наилучшее впечатление. Фотография © Елена Петухова

Защита на английском языке один из главных камней преткновения конкурса, и нужно сразу сказать, что не только для россиян. Всемирный статус фестиваля означает, что почти половина участников приезжает из стран, где английский язык не является широко распространенным. И достаточно посмотреть презентации хотя бы одной номинации, чтобы понять: с блеском показать и рассказать о своем проекте могут лишь считанные участники. Кого-то подводит знание языка, кто-то не рассчитывает продолжительность презентации, кто-то из-за стресса не может ответить на вопросы жюри.
В зоне отдыха , организованной компанией Grohe можно было встретить кого угодно © WAF 2016
Например, сэра Питера Кука с удовольствием болтающего с молодежью © WAF 2016
Параллельно с защитами проектов в большом зале шла лекционная программа фестиваля. В большинстве случаев зал заполнялся до отказа © WAF 2016

Российские участники в большинстве своём отлично подготовились и выступали на уровне. Особенно хочется отметить UNK project, SPEECH и Wowhaus, чьи презентации прошли с блеском. Все три проекта вызвали немало вопросов жюри. Некоторые из которых были весьма каверзными. Например, у архитекторов бюро Wowhaus Алены Зайцевой и Анастасии Измаковой, представлявших Городскую ферму на ВДНХ, спросили, почему они считают, что этот проект нужно показывать в номинации ландшафт. Ольгу Полеткину, возглавлявшую работу над конкурсной концепцией, и Юлия Борисова, вместе презентовавших павильон Росатома, попросили пояснить, почему два задних фасада никак не решены.

Лучше всего были готовы и презентовали себя те, кто приехал на WAF не в первый раз и досконально знал о всех подводных камня. В этом плане, подача и презентация проектов «Студии 44» были на уровне топовых мировых бюро. Никита Явейн выстроил очень грамотную тактику, делегировав право представлять проекты ведущим архитекторам, молодым ребятам с отличным английским языком и готовых ответить на любой вопрос. Не менее успешна была тактика совместной защиты, когда основную презентацию рассказывал кто-то из англоговорящих сотрудников бюро, а руководитель подключался на этапе вопросов, давая более детальную или специализированную информацию. Пожалуй, менее эффективными приходится признать презентации, который делались самими руководителями, не владеющими языком в достаточной степени. Это отражалось на динамике подачи и детализации рассказа о проекте. А в сочетании с визуальным рядом, подходящим больше для наших традиционных градсоветов, такой подход не давал возможности произвести нужное впечатление на жюри.
Самые важные лекции и круглые столы модерировал куратор WAF, автор концепции и бессменный руководитель проекта Пол Финч © WAF 2016
Одним из самых ярких и интересных дискуссий на WAF 2016 стала беседа сэра Питера Кука и Волфа Прикса об изменениях в обществе и архитектуре «What’s changed. How we live now, how will we live tomorrow?» © WAF 2016
Не менее популярной оказалась лекция архитектора Патрика Шумахера, руководителя бюро Zaha Hadid architects о современной жилой архитектуре и то том, каковы реальные потребности человека в жилье сейчас © WAF 2016
Аудитория лекционной программы Всемирного архитектурного фестиваля WAF 2016 © WAF 2016
В финале конкурса победители номинаций в разделе «Реализованные проекты» вновь представляли их, но на этот раз жюри, возглавляемому Дэвидом Чипперфильдом © WAF 2016
В числе прочих победителей номинаций, свою работу показали в финале и авторы Центра диалога «Przełomy» – филиала Национального музея в Щецине (Польша) © WAF 2016
Финальные презентации сопровождались активным обсуждением членами жюри. У жюри, по каждому проекту, были вопросы и комментарии © WAF 2016

А что касается качества визуальных материалов, то достаточно сказать, что и в этом аспекте «звёздные» архитекторы, получившие этот статус отнюдь не за скромность и стремление оставаться в тени, продемонстрировали на WAF-2016 высоты, достойные того, чтобы их взяли на вооружение и наши финалисты. На некоторые «звёздные» презентации, словно на концерты рок-звезд, набивалось столько народу, что было страшно за надувные павильоны. И причиной этому была не только классная архитектура и известные имена спикеров. Коллеги с удовольствием шли посмотреть на полноценное архитектурное шоу. Ассоциации с шоу-бизнесом здесь более чем уместны, так как многие презентации были прекрасно срежиссированы и включали как спецэффекты – например, презентация бюро BIG жилого комплекса «57 West» в Нью-Йорке наполовину состояла из великолепного мини-фильма о строительстве здания со сложной съёмкой с дронов, так и вставные номера, эталоном которых стало показательное выступление Вольфа Прикса из Coop Himmelb(l)au. Маэстро прямо во время презентации фантастического Музея современного искусства в Шэньчжэне обнаружил, что загружен старый файл и отказался продолжать рассказ, пока не загрузили новую версию с дополнительными фотографиями.

Жюри относится ко всем нестыковкам и накладкам достаточно лояльно и единственный вред, который может причинить плохая презентация или неубедительный рассказ – то, что архитектор не сможет донести до судей каких-то нюансов, которые могли бы быть решающими. Угадать, что выстрелит в этом году и под каким «знаменем» пройдет Всемирный фестиваль – вот задача, которую каждый финалист должен был решить ещё дома и включить в свою презентацию несколько пусть спекулятивных, но от того не менее выигрышных «маячков». В идеале необходимо доказать, что здание качественно меняет положение дел в населённом пункте или сообществе. Очень уместны акценты на развитие культуры и борьба с социальным неравенством. Годятся темы возрождения культурных традиций и возврат к историческим корням. Про экологию и устойчивое строительства особо предупреждать никого не нужно, без них сейчас никуда.
По итогам финальных презентаций на торжественной церемонии в пятницу 18 ноября были объявлены обладали главных наград фестиваля WAF 2016 © WAF 2016
Среди пяти наград, вручаемых на фестивале WAF (Лучший будущий проект, Лучшая постройка, Лучший интерьер, Лучший ландшафт и Лучший малых объект), самым главным является приз «Лучшее здание мира» © WAF 2016
Приз «лучшее здание мира» достался авторскому коллективу Центра диалога «Przełomy» – филиала Национального музея в Щецине (Польша) – бюро KWK Promes под руководством Роберт Конечный © WAF 2016

Если попытаться проанализировать проекты, победившие в каждой из номинаций можно с известной долей точности вычислить, какие факторы оказались решающими и в соответствии с какими аспектам, продиктованным конъюнктурой архитектурной моды или каким-то новым трендом в глобальном информационном пространстве, жюри принимало свое решение. Такого рода игра в «угадайку» очень полезна всем, кто планирует участвовать в следующем WAF – и не просто участвовать, а побеждать.

Вот, например, как комментирует председатель жюри Гран-при конкурса Дэвид Чипперфильд выбор Центра диалога «Przełomy», филиала Национального музея в польском городе Щецине от бюро KWK Promes «Лучшим зданием года»:
«Этот проект обогащает город и жизнь города. Он соединяет воедино три ключевых для города периода истории: до Второй мировой войны, во время войны, разрушения и послевоенного развития, который значительно деформировал застройку центра города. Авторы используют рельеф как часть концепции музея, визуализируя таким образом уход в глубь истории, чтобы исследовать память и археологию города, в то время как над землей остается видимой небольшая часть здания с пилообразной крышей, образ которой может быть интерпретирован в широком диапазоне. Архитектура музея раскрывает прошлое, но делает это в поэтическом, оптимистичном и креативном ключе».

Сергей Чобан, член жюри номинации «Культура» раздела «Реализации», так объясняет победу музея в Щецине: «Нужно сказать, в номинации »Культура" была огромная конкуренция. Но победу мы присудили польскому музею. Архитектура культурного объекта не всегда должна быть вызовом контексту. Особенно, если рядом уже есть яркое высказывание, как в данном случае. Вместе градостроительной какофонии, авторы музея создали интересное общественное пространство, которое сразу же стало очень популярно у жителей города. И смогли уложиться в достаточно скромный (в сравнении с другими номинантами) бюджет. В этой архитектуре заложен ясный манифест, который был поддержан и решением большого жюри, присудившего ему главный приз на фестивале WAF-2016".

Внешне предельно простой и маловыразительный проект признан лучшим зданием мира, благодаря заложенным в него – и донесенным до жюри! – смыслам. После объявления результатов некоторые члены российской делегации возмущались странностью этого решения. Хотя тут нельзя не отметить интересную параллель: в России на фестивале «Зодчество» признан лучшим проект музея, также частично заглубленного в землю, архитектурные решения которого продиктованы заложенными смыслами и глубокими ассоциативными рядами. Жаль, что комплекс «Куликово поле» не номинировался в этом году на WAF, было бы интересно посмотреть на состязание двух столь различных визуально, но близких в концептуальном плане объектов. Тем более жаль, что скорее всего в следующем году для жюри в номинации «Музеи» и всего WAF будут работать другие приоритеты.
Центр диалога «Przełomy» – филиал Национального музея в Щецине (Польша). Бюро KWK Promes © WAF 2016
Центр диалога «Przełomy» – филиал Национального музея в Щецине (Польша). Бюро KWK Promes © WAF 2016

Нужно ли участвовать в WAF россиянам? Имеет ли это смысл играть в эту игру со странными правилами, не всегда понятными и просчитываемыми? Да, нужно и да, имеет. Именно об этом говорили все участники нашего опроса, опубликованного накануне старта фестиваля. Нужно подавать проекты, нужно готовить планшеты, нужно готовить презентации и готовиться самим, причем делать это с максимальной самокритичностью и пониманием, что никто там не знает и не обязан знать, насколько ты крут здесь в России. На WAF свою крутость нужно доказывать заново. Хотя лучше не доказывать, а постараться получить удовольствие и насладиться драйвом от участия в этом грандиозном и захватывающем марафоне, состоящем из сотен собранных со всего мира проектов. Больше драйва, больше удовольствия от самого процесса – и меньше амбициозных ожиданий.

На WAF собираются архитекторы со всего мира и царит удивительная атмосфера, которую правильнее всего охарактеризовать как цеховое единство. Там все делают одно дело и сталкиваются с одними и теми же, плюс-минус, проблемами. Удивительно, но там нет ощущения разделения на «звезд» и «не-звезд», которым страдает не в пример более показушная венецианская биеннале архитектуры, для которой богатство визуального ряда и провокационность высказываний зачастую превалирует над реальными профессиональными вопросами и проблемами. На WAF ты можешь защищаться в одном блоке с BIG и после объявления результатов обнаружить, что победу в твоей номинации отдели не им, и не Захе Хадид, а мало кому известному бюро из Польши. На WAF ты можешь пить кофе или есть салат, сидя за одним столиком с сэром Питером Куком или Дэвидом Чипперфильдом. И начинаешь по-другому осознавать, что такое архитектура, кто такие архитекторы, насколько сильно эта профессия определяет сознание и мировосприятие, что, по большому счету, не она имеет разделения по географическому или национальному признаку.

Ремарка: Может показаться, что у WAF нет недостатков и это практически идеальный архитектурный фестиваль. Что, к сожалению, не так. Есть одна вещь, которой катастрофически не хватает на Всемирном архитектурном фестивале, это – архитектура. Есть архитекторы, есть презентации и рассказы о проектах, есть общение, есть дискуссии, есть новые технологии и исследования на стендах спонсоров и партнеров. Но находясь внутри фестивального процесса ты не сразу, но понимаешь, что здесь отсутствует главное – то, ради чего был задуман фестиваль как финал общемирового архитектурного и интерьерного конкурса, то, ради чего его дирекция работала целый год, собирая беспрецедентную коллекцию лучших проектов и построек мира. Как именно презентуется эта коллекция? А никак! Все, что предоставляется гостям фестиваля – весьма демократичная, скажем из соображений политкорректности именно так, экспозиция, которая состоит из распечатанных на листах бумаги планшетов, подвешенных на «крокодильчиках» к простым деревянным рамам, расставленным вдоль внешнего периметра главного лекционного зала.

А так хочется увидеть всю эту архитектуру, собранную с разных концов света, созданную разными архитекторами, известными и не очень, с гигантскими бюджетами и на мизерные средства, сконцентрированную в одном месте в одном огромном зале. Хочется быть окруженным ею, видеть всё её разнообразие, впитывать визуальное богатство, чтобы потом возвращаться в презентационные залы и слушать авторов, меняя способ восприятия с визуального на вербальный. Хочется, надеяться, что этот недостаток WAF рано или поздно преодолеет, взяв на вооружение толику экспозиционного перфекционизма венецианской биеннале архитектуры.

Трудно удержаться от сравнения этих крупнейших мировых событий, фиксирующих основные тренды современной архитектуры. Они такие разные и в этом различии кроется парадоксальность профессиональных архитектурных мероприятий. Архитектура – штука одновременно и весьма прагматичная, клиентоориентированная, не зря некоторые называют её «второй древнейшей» профессией – но с другой стороны в ней есть шарм и шик, который архитекторы с удовольствием подчеркивают. Но если в Венеции удается создать образ высокохудожественного мероприятия, актуального и концептуального на острие современности, то на WAF всё крутится вокруг коммерческой и цеховой составляющей профессии.
 

05 Декабря 2016

author pht

Автор текста:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Слишком много государства. Что же на самом деле сказал...
Выступление Патрика Шумахера в Берлине вызвало скандал: его назвали «фашистом», мечтающим выселить из центра города всех «низкоэффективных» людей. Но его идея – об уходе от бессмысленных государственных нормативов к рыночному саморегулированию.
Пресса: Амир Идиатулин, IND Architects: впечатления о WAF-2016
Амир Идиатулин, IND Architects: «На прошлой неделе в Берлине прошел World Architectural Festival 2016. Нам посчастливилось принять участие в фестивале в качестве слушателей, и он произвел потрясающее впечатление. Масштабное мероприятие мирового уровня, которое часто называют архитектурным Оскаром, точно стоит посетить и, надеюсь, в будущем мы примем участие в WAF не только как посетители, но и полноценные участники».
Технологии и материалы
Светлые грани у подножия Монблана
Бюджетный, влагостойкий и удобный облицовочный материал – цементные плиты КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® – стал основой для создания узнаваемого образа центра водных видов спорта в курортном альпийском Салланше.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Сейчас на главной
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.