WAF. Гордость и предубеждение

WAF-2016, где Россия была представлена рекордным количеством проектов, вышедших в финал, но так и не победивших в своих номинациях, оставил непростые впечатления, в причинах и последствиях которых мы пробуем разобраться.

Елена Петухова

Автор текста:
Елена Петухова

mainImg
Концепция Всемирного архитектурного фестиваля, сокращенно WAF – главная удача его организаторов фестиваля. В 2008 состоялся первый фестиваль, который довольно радикально отличался от традиционных архитектурных мероприятий откровенной коммерциализированностью, органично дополнявшей его претензии на глобальность и общедоступность. Каждый архитектор мог подать свой проект или постройку на конкурс за деньги, и также за деньги должен был приехать и защитить его перед жюри в случае, если проект отбирали в шорт-лист. Победители разных номинаций в финале соревновались между собой за статус лучшего здания и лучшего проекта мира. Расчет организаторов на присущую всем архитекторам здоровую амбициозность и стремление к признанию среди своих же коллег был точен. С первых же фестивалей количество участников только росло, чему немало способствовала смена мест проведения фестиваля.

Для россиян WAF открыл дверь в общемировое архитектурное пространство. Эта премия – одна из немногих, чей формат не предполагал никаких ограничений или фильтров на входе. Формат платных смотров-конкурсов был хорошо знаком нашим архитекторам, а цена «входного билета» по тем временам ещё не могла быть камнем преткновения на пути к сияющим вершинам мирового признания, на которое, что греха таить, рассчитывали практически все российские соискатели, среди которых были многие лучшие архитекторы страны. Успех на внутреннем рынке давал право ожидать не менее ощутимых результатов и на международной арене. Но за семь лет ни один из 20 российских проектов, вышедших в шорт-лист, не стал победителем своей номинации. Это не могло не сказаться на энтузиазме со стороны наших соотечественников. Возникло устойчивое представление, что на международной арене в отношении российской архитектуры действуют все те же негласные «санкции», что и в экономической и политической сферах. Ситуацию в корне изменил прошлогодний фестиваль, закончившийся небывалым триумфом нашей архитектурной школы – победа «Студии 44» сразу в двух номинациях вернула интригу в конкурсную процедуру и надула паруса амбиций российских архитекторов. «Мифический заговор» оказался не столь всеобъемлющ и вновь появилась надежда прорваться на международный Олимп, следуя примеру питерских коллег. В 2016 году в шорт-лист вышли рекордные 12 российских проектов, точнее 11, так как бюро Blank architects представило частный загородный дом под польским флагом.

Подобная уверенность в конкурентоспособности российской архитектуры и стремление завоевать признание на международной арене на фоне всё более явного архитектурного кризиса в стране не может не удивлять. Почему это так важно для российских архитекторов? Почему это важно сейчас, в контексте ухудшения качества архитектуры в массовом строительстве? Как можно соревноваться в виртуозности объемно-пространственных, конструктивных и инженерных решений, когда приходится проектировать с учётом, мягко говоря, ограниченных возможностей строительной промышленности и катастрофического уровня профессионализма строителей, собранных по городам и весям. Как можно соревноваться в оригинальности и неангажированности проектных решений, если так и не отлажен и не функционирует в рабочем режиме институт архитектурных и творческих конкурсов? Откуда возьмутся новые имена и свежие идеи, если кризис архитектурного образования констатирован на официальном уровне? Как можно соревноваться в социальной значимости проектов, если в стране в принципе отсутствует заказчик, разделяющий понимание значимости социальных аспектов в любом, даже коммерческом проекте?
Всемирный архитектурный фестиваль WAF 2016 проходил в Берлине, в пространстве Arena Berlin © WAF 2016
Зона регистрации участников и гостей Всемирного архитектурного фестиваля WAF 2016 © WAF 2016
Центральная часть огромного зала Arena Berlin занимали разнообразные стенды коммерческих партнеров и спонсоров фестиваля © WAF 2016
Помимо презентаций лучших мировых проектов и построек WAF предоставляет возможность наладить связи и пообщаться с коллегами со всего света © WAF 2016
Несколько лаунж-зон созданы специально для комфортного отдыха участников презентаций и гостей фестиваля © WAF 2016
На периферии выставочного пространства, вдоль стены большого лекционного зала располагались стенды с проектами, отобранными в шорт-лист конкурса © WAF 2016
Простые деревянные конструкции и листы плотной бумаги, подвешенные к рамам, – так выглядит экспозиция лучших проектов и построек мира на Всемирном архитектурном фестивале © WAF 2016
Один вертикальный лист – один проект. Верстку двух планшетов, объединенных на одном листе, готовили сами конкурсанты. Интересно сравнивать предпочтения в полиграфическом дизайне у архитекторов разных стан © WAF 2016

Все эти и многие другие вопросы возникают в сознании, когда просматриваешь подборку проектов шорт-листа WAF. Российские постройки и проекты выделяются среди них, но не потому что сами по себе хуже, с этим как раз нет проблем, и всё, что мы оказываем на фестивале – это очень хорошая архитектура, абсолютно не уступающая зарубежным проектам. Но в ней чувствуется оторванность от общего архитектурного уровня в стране. Западные проекты воспринимаются как лучшие среди равных, как одни из множества созданных по сходным принципам и в сходных условиях, когда есть возможность оценить саму оригинальность авторского замысла, а не титанические усилия, потребовавшиеся для его сохранения. Российские проекты на WAF – как пики на кардиограмме – уникальные, единичные примеры, категорически выделяющиеся из общей массы архитектуры и проектной практики совсем иного качественного уровня. Исключительность удачной архитектуры, возможность создать её не благодаря действующей в стране системе, а вопреки ей – вот это отличает российские проекты и, как ни парадоксально, делает их более уязвимыми для критики. Не удивительно, что во время нескольких презентаций в этом году российские финалисты прямо говорили членам жюри о сложностях в ведении работы, поясняя какие-то нестыковки или накладки в проекте противостоянием: в каких-то случаях заказчику, в каких-то – срокам, отпущенным на разработку.

Это противоречие между амбициями архитекторов и реальностью нашего рынка достаточно серьёзно сказывается на стилистике подачи и защиты проектов, что для WAF является одним из важнейших элементов конкурсной процедуры. И каждый российский участник WAF должен быть готов к этому испытанию, причем не на 100%, а на все 200%, включая как сам 10-минутный доклад, так и визуальное сопровождение.
Публичные защиты авторов проектов, вышедших в шорт-лист, в этом году проходили в больших надувных павильонах © WAF 2016
Легкие конструкции давали небольшую защиту от шума окружающей выставки и ощущение приватности посреди многочисленной аудитории фестиваля © WAF 2016
Количество зрителей на презентациях зависело от популярности и известности архитектурного бюро, представляющего свой проект или постройку, и варьировалось от нескольких гостей до сотни человек © WAF 2016
Формально, презентация демонстрировалась и адресовалась исключительно жюри, состоявшему из 3-4 человек. Зрители не могли ни участвовать в обсуждении, ни задавать вопросы по проекту © WAF 2016
Из российских участников, одними из самых интересных и уверенных были презентации «Студии 44». Это бюро участвует в WAF уже пятом фестивале и прекрасно знает, как подавать проекты, чтобы произвести наилучшее впечатление. Фотография © Елена Петухова

Защита на английском языке один из главных камней преткновения конкурса, и нужно сразу сказать, что не только для россиян. Всемирный статус фестиваля означает, что почти половина участников приезжает из стран, где английский язык не является широко распространенным. И достаточно посмотреть презентации хотя бы одной номинации, чтобы понять: с блеском показать и рассказать о своем проекте могут лишь считанные участники. Кого-то подводит знание языка, кто-то не рассчитывает продолжительность презентации, кто-то из-за стресса не может ответить на вопросы жюри.
В зоне отдыха , организованной компанией Grohe можно было встретить кого угодно © WAF 2016
Например, сэра Питера Кука с удовольствием болтающего с молодежью © WAF 2016
Параллельно с защитами проектов в большом зале шла лекционная программа фестиваля. В большинстве случаев зал заполнялся до отказа © WAF 2016

Российские участники в большинстве своём отлично подготовились и выступали на уровне. Особенно хочется отметить UNK project, SPEECH и Wowhaus, чьи презентации прошли с блеском. Все три проекта вызвали немало вопросов жюри. Некоторые из которых были весьма каверзными. Например, у архитекторов бюро Wowhaus Алены Зайцевой и Анастасии Измаковой, представлявших Городскую ферму на ВДНХ, спросили, почему они считают, что этот проект нужно показывать в номинации ландшафт. Ольгу Полеткину, возглавлявшую работу над конкурсной концепцией, и Юлия Борисова, вместе презентовавших павильон Росатома, попросили пояснить, почему два задних фасада никак не решены.

Лучше всего были готовы и презентовали себя те, кто приехал на WAF не в первый раз и досконально знал о всех подводных камня. В этом плане, подача и презентация проектов «Студии 44» были на уровне топовых мировых бюро. Никита Явейн выстроил очень грамотную тактику, делегировав право представлять проекты ведущим архитекторам, молодым ребятам с отличным английским языком и готовых ответить на любой вопрос. Не менее успешна была тактика совместной защиты, когда основную презентацию рассказывал кто-то из англоговорящих сотрудников бюро, а руководитель подключался на этапе вопросов, давая более детальную или специализированную информацию. Пожалуй, менее эффективными приходится признать презентации, который делались самими руководителями, не владеющими языком в достаточной степени. Это отражалось на динамике подачи и детализации рассказа о проекте. А в сочетании с визуальным рядом, подходящим больше для наших традиционных градсоветов, такой подход не давал возможности произвести нужное впечатление на жюри.
Самые важные лекции и круглые столы модерировал куратор WAF, автор концепции и бессменный руководитель проекта Пол Финч © WAF 2016
Одним из самых ярких и интересных дискуссий на WAF 2016 стала беседа сэра Питера Кука и Волфа Прикса об изменениях в обществе и архитектуре «What’s changed. How we live now, how will we live tomorrow?» © WAF 2016
Не менее популярной оказалась лекция архитектора Патрика Шумахера, руководителя бюро Zaha Hadid architects о современной жилой архитектуре и то том, каковы реальные потребности человека в жилье сейчас © WAF 2016
Аудитория лекционной программы Всемирного архитектурного фестиваля WAF 2016 © WAF 2016
В финале конкурса победители номинаций в разделе «Реализованные проекты» вновь представляли их, но на этот раз жюри, возглавляемому Дэвидом Чипперфильдом © WAF 2016
В числе прочих победителей номинаций, свою работу показали в финале и авторы Центра диалога «Przełomy» – филиала Национального музея в Щецине (Польша) © WAF 2016
Финальные презентации сопровождались активным обсуждением членами жюри. У жюри, по каждому проекту, были вопросы и комментарии © WAF 2016

А что касается качества визуальных материалов, то достаточно сказать, что и в этом аспекте «звёздные» архитекторы, получившие этот статус отнюдь не за скромность и стремление оставаться в тени, продемонстрировали на WAF-2016 высоты, достойные того, чтобы их взяли на вооружение и наши финалисты. На некоторые «звёздные» презентации, словно на концерты рок-звезд, набивалось столько народу, что было страшно за надувные павильоны. И причиной этому была не только классная архитектура и известные имена спикеров. Коллеги с удовольствием шли посмотреть на полноценное архитектурное шоу. Ассоциации с шоу-бизнесом здесь более чем уместны, так как многие презентации были прекрасно срежиссированы и включали как спецэффекты – например, презентация бюро BIG жилого комплекса «57 West» в Нью-Йорке наполовину состояла из великолепного мини-фильма о строительстве здания со сложной съёмкой с дронов, так и вставные номера, эталоном которых стало показательное выступление Вольфа Прикса из Coop Himmelb(l)au. Маэстро прямо во время презентации фантастического Музея современного искусства в Шэньчжэне обнаружил, что загружен старый файл и отказался продолжать рассказ, пока не загрузили новую версию с дополнительными фотографиями.

Жюри относится ко всем нестыковкам и накладкам достаточно лояльно и единственный вред, который может причинить плохая презентация или неубедительный рассказ – то, что архитектор не сможет донести до судей каких-то нюансов, которые могли бы быть решающими. Угадать, что выстрелит в этом году и под каким «знаменем» пройдет Всемирный фестиваль – вот задача, которую каждый финалист должен был решить ещё дома и включить в свою презентацию несколько пусть спекулятивных, но от того не менее выигрышных «маячков». В идеале необходимо доказать, что здание качественно меняет положение дел в населённом пункте или сообществе. Очень уместны акценты на развитие культуры и борьба с социальным неравенством. Годятся темы возрождения культурных традиций и возврат к историческим корням. Про экологию и устойчивое строительства особо предупреждать никого не нужно, без них сейчас никуда.
По итогам финальных презентаций на торжественной церемонии в пятницу 18 ноября были объявлены обладали главных наград фестиваля WAF 2016 © WAF 2016
Среди пяти наград, вручаемых на фестивале WAF (Лучший будущий проект, Лучшая постройка, Лучший интерьер, Лучший ландшафт и Лучший малых объект), самым главным является приз «Лучшее здание мира» © WAF 2016
Приз «лучшее здание мира» достался авторскому коллективу Центра диалога «Przełomy» – филиала Национального музея в Щецине (Польша) – бюро KWK Promes под руководством Роберт Конечный © WAF 2016

Если попытаться проанализировать проекты, победившие в каждой из номинаций можно с известной долей точности вычислить, какие факторы оказались решающими и в соответствии с какими аспектам, продиктованным конъюнктурой архитектурной моды или каким-то новым трендом в глобальном информационном пространстве, жюри принимало свое решение. Такого рода игра в «угадайку» очень полезна всем, кто планирует участвовать в следующем WAF – и не просто участвовать, а побеждать.

Вот, например, как комментирует председатель жюри Гран-при конкурса Дэвид Чипперфильд выбор Центра диалога «Przełomy», филиала Национального музея в польском городе Щецине от бюро KWK Promes «Лучшим зданием года»:
«Этот проект обогащает город и жизнь города. Он соединяет воедино три ключевых для города периода истории: до Второй мировой войны, во время войны, разрушения и послевоенного развития, который значительно деформировал застройку центра города. Авторы используют рельеф как часть концепции музея, визуализируя таким образом уход в глубь истории, чтобы исследовать память и археологию города, в то время как над землей остается видимой небольшая часть здания с пилообразной крышей, образ которой может быть интерпретирован в широком диапазоне. Архитектура музея раскрывает прошлое, но делает это в поэтическом, оптимистичном и креативном ключе».

Сергей Чобан, член жюри номинации «Культура» раздела «Реализации», так объясняет победу музея в Щецине: «Нужно сказать, в номинации »Культура" была огромная конкуренция. Но победу мы присудили польскому музею. Архитектура культурного объекта не всегда должна быть вызовом контексту. Особенно, если рядом уже есть яркое высказывание, как в данном случае. Вместе градостроительной какофонии, авторы музея создали интересное общественное пространство, которое сразу же стало очень популярно у жителей города. И смогли уложиться в достаточно скромный (в сравнении с другими номинантами) бюджет. В этой архитектуре заложен ясный манифест, который был поддержан и решением большого жюри, присудившего ему главный приз на фестивале WAF-2016".

Внешне предельно простой и маловыразительный проект признан лучшим зданием мира, благодаря заложенным в него – и донесенным до жюри! – смыслам. После объявления результатов некоторые члены российской делегации возмущались странностью этого решения. Хотя тут нельзя не отметить интересную параллель: в России на фестивале «Зодчество» признан лучшим проект музея, также частично заглубленного в землю, архитектурные решения которого продиктованы заложенными смыслами и глубокими ассоциативными рядами. Жаль, что комплекс «Куликово поле» не номинировался в этом году на WAF, было бы интересно посмотреть на состязание двух столь различных визуально, но близких в концептуальном плане объектов. Тем более жаль, что скорее всего в следующем году для жюри в номинации «Музеи» и всего WAF будут работать другие приоритеты.
Центр диалога «Przełomy» – филиал Национального музея в Щецине (Польша). Бюро KWK Promes © WAF 2016
Центр диалога «Przełomy» – филиал Национального музея в Щецине (Польша). Бюро KWK Promes © WAF 2016

Нужно ли участвовать в WAF россиянам? Имеет ли это смысл играть в эту игру со странными правилами, не всегда понятными и просчитываемыми? Да, нужно и да, имеет. Именно об этом говорили все участники нашего опроса, опубликованного накануне старта фестиваля. Нужно подавать проекты, нужно готовить планшеты, нужно готовить презентации и готовиться самим, причем делать это с максимальной самокритичностью и пониманием, что никто там не знает и не обязан знать, насколько ты крут здесь в России. На WAF свою крутость нужно доказывать заново. Хотя лучше не доказывать, а постараться получить удовольствие и насладиться драйвом от участия в этом грандиозном и захватывающем марафоне, состоящем из сотен собранных со всего мира проектов. Больше драйва, больше удовольствия от самого процесса – и меньше амбициозных ожиданий.

На WAF собираются архитекторы со всего мира и царит удивительная атмосфера, которую правильнее всего охарактеризовать как цеховое единство. Там все делают одно дело и сталкиваются с одними и теми же, плюс-минус, проблемами. Удивительно, но там нет ощущения разделения на «звезд» и «не-звезд», которым страдает не в пример более показушная венецианская биеннале архитектуры, для которой богатство визуального ряда и провокационность высказываний зачастую превалирует над реальными профессиональными вопросами и проблемами. На WAF ты можешь защищаться в одном блоке с BIG и после объявления результатов обнаружить, что победу в твоей номинации отдели не им, и не Захе Хадид, а мало кому известному бюро из Польши. На WAF ты можешь пить кофе или есть салат, сидя за одним столиком с сэром Питером Куком или Дэвидом Чипперфильдом. И начинаешь по-другому осознавать, что такое архитектура, кто такие архитекторы, насколько сильно эта профессия определяет сознание и мировосприятие, что, по большому счету, не она имеет разделения по географическому или национальному признаку.

Ремарка: Может показаться, что у WAF нет недостатков и это практически идеальный архитектурный фестиваль. Что, к сожалению, не так. Есть одна вещь, которой катастрофически не хватает на Всемирном архитектурном фестивале, это – архитектура. Есть архитекторы, есть презентации и рассказы о проектах, есть общение, есть дискуссии, есть новые технологии и исследования на стендах спонсоров и партнеров. Но находясь внутри фестивального процесса ты не сразу, но понимаешь, что здесь отсутствует главное – то, ради чего был задуман фестиваль как финал общемирового архитектурного и интерьерного конкурса, то, ради чего его дирекция работала целый год, собирая беспрецедентную коллекцию лучших проектов и построек мира. Как именно презентуется эта коллекция? А никак! Все, что предоставляется гостям фестиваля – весьма демократичная, скажем из соображений политкорректности именно так, экспозиция, которая состоит из распечатанных на листах бумаги планшетов, подвешенных на «крокодильчиках» к простым деревянным рамам, расставленным вдоль внешнего периметра главного лекционного зала.

А так хочется увидеть всю эту архитектуру, собранную с разных концов света, созданную разными архитекторами, известными и не очень, с гигантскими бюджетами и на мизерные средства, сконцентрированную в одном месте в одном огромном зале. Хочется быть окруженным ею, видеть всё её разнообразие, впитывать визуальное богатство, чтобы потом возвращаться в презентационные залы и слушать авторов, меняя способ восприятия с визуального на вербальный. Хочется, надеяться, что этот недостаток WAF рано или поздно преодолеет, взяв на вооружение толику экспозиционного перфекционизма венецианской биеннале архитектуры.

Трудно удержаться от сравнения этих крупнейших мировых событий, фиксирующих основные тренды современной архитектуры. Они такие разные и в этом различии кроется парадоксальность профессиональных архитектурных мероприятий. Архитектура – штука одновременно и весьма прагматичная, клиентоориентированная, не зря некоторые называют её «второй древнейшей» профессией – но с другой стороны в ней есть шарм и шик, который архитекторы с удовольствием подчеркивают. Но если в Венеции удается создать образ высокохудожественного мероприятия, актуального и концептуального на острие современности, то на WAF всё крутится вокруг коммерческой и цеховой составляющей профессии.
 

05 Декабря 2016

Елена Петухова

Автор текста:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Слишком много государства. Что же на самом деле сказал...
Выступление Патрика Шумахера в Берлине вызвало скандал: его назвали «фашистом», мечтающим выселить из центра города всех «низкоэффективных» людей. Но его идея – об уходе от бессмысленных государственных нормативов к рыночному саморегулированию.
Пресса: Амир Идиатулин, IND Architects: впечатления о WAF-2016
Амир Идиатулин, IND Architects: «На прошлой неделе в Берлине прошел World Architectural Festival 2016. Нам посчастливилось принять участие в фестивале в качестве слушателей, и он произвел потрясающее впечатление. Масштабное мероприятие мирового уровня, которое часто называют архитектурным Оскаром, точно стоит посетить и, надеюсь, в будущем мы примем участие в WAF не только как посетители, но и полноценные участники».
Технологии и материалы
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Сейчас на главной
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Дворцовый переворот
Еще один ДК, который возвращает к жизни команда «Идентичность в типовом», на этот раз – в Ельце. Согласно программе, универсальные решения встречаются с локальными особенностями, благодаря чему появляется новая точка притяжения.