В плену утраченного рая

Павильон России рассматривает историю ВДНХ как гуманист Возрождения – свои антики.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Экспозиция павильона России, который много лет после советской реконструкции страдал от несоединённости нижнего и верхнего этажей, впервые получила винтовую лестницу – пространственный «болт», позволивший полностью использовать пространство и даже организовать по нему разнообразные маршруты. То, что Сергей Кузнецов прорезал пол главного зала круглым отверстием и поместил в него лестницу – решение смелое и важное, и хочется надеяться на то, что лестница сохранится; это зависит от будущих кураторов, но не враги же они себе. Впрочем, биеннале Аравены в целом, надо сказать, склоняется к прорезанию стен – в расположенном неподалеку павильоне Германии разобрали часть стен 1930-х годов, несмотря на статус памятника: здесь отверстия символизируют открытость страны для беженцев. Канадцы проделали малюсенькое отверстие в земле и показывают там ролик про ресурсную экономику. В павильоне Уругвая, тоже в Джардини, пробит молотком пол, что обозначает отчаяние бедности. Последнее сравнение, конечно же, совершенно недопустимо, поскольку в павильоне России лестница соединяет два полноценных экспозиционных пространства, служит для их связи и развития темы. В нём лестница обозначает, как можно догадаться исходя из контекста, движение от старой, исторической ВДНХ – к «ревитализации» пространства гигантской выставки – именно так авторы называют свой подход к будущему: территорию ее необходимо сохранить, но наполнить новым смыслом.
Выставка VDNH: urban phenomenon. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка VDNH: urban phenomenon. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Новый маршрут, предложенный куратором павильона Сергеем Кузнецовым, организует его пространство с помощью цвета, света и музыки. Нижние, условно говоря, архивно-музейные, залы – нарочито черные, тёмные, с яркими всполохами белых скульптур, золота медиапанно с барельефом, мелькания ролика. Лестница подсвечена тонкими полосками ламп, штрихи света складываются в спираль восхождения. Внизу сбивает с ног бравурная увертюра Шостаковича. Поднимаемся наверх – марш сменяется написанным специально для павильона музыкой «12 месяцев ВДНХ» группы Tanatos Banionis. Вверху, над лестницей – купол с калейдоскопом картинок, похожий на «сказочки на потолке» московского метро, что подталкивает к мысли о сходстве ВДНХ с московским метро в целом.
Выставка VDNH: urban phenomenon. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Попадаем в центральный зал с видеодиарамой. О ее качестве уже были высказаны прямо противоположные суждения; диарама разделена на четыре части и не состыкована в кольцо, что было бы сложно; в то же время она крупная и звонкая, на ней крупно – сирень и тюльпаны, московские, красные; коньки; гуляющие. Видео представляет сегодняшний день ВДНХ, но несколько напоминает киножурналы моего детства, как будто её прошлое, советской выставки восьмидесятых, и её настоящее обустраиваемого общественного пространства периода правления Сергея Семеновича Собянина, каким-то образом состыковались, если не срослись. В зале диарамы темное и светлое перемешиваются, можно сказать, что пополам, что логично, поскольку он – переходное звено.
Выставка VDNH: urban phenomenon. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка VDNH: urban phenomenon. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка VDNH: urban phenomenon. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Два зала по сторонам – светлые, даже яркие. Вначале, согласно кураторскому плану, нужно идти в левый зал, который раньше был входным. Здесь «библиотека»: обширный компендиум разновременных публикаций о ВДНХ, собранный Павлом Нефёдовым – организаторы обещают, что после биеннале выставку перевезут в Москву и с подборками можно будет знакомиться и там. Зал с другой стороны показывает варианты будущего, придуманные студентами ВШУ на проведенном в мае воркшопе, здесь же озвучены рекомендации по развитию пространства выставки от знаменитых архитекторов и «материнская плата», символ идеи ревитализации: наполнения старого «харда» новым смыслом. Экспозиция цельная, выполнена крупными штрихами: музыка, скульптура, видео и фантазии студентов сливаются в некий ряд, представляющий выставку ярко, но пунктирно. Не зря Сергей Кузнецов отдельно отметил, что одной из кураторских целей было показать ВДНХ иностранцам, которые её не знают, за 10 минут. Впрочем для тех, кто ценит информацию, есть подборка Павла Нефёдова; он же написал для каталога статью с историей ВДНХ, разделив её на восемь частей.
Выставка VDNH: urban phenomenon. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
***
 
"[И мне не] хочется, задрав штаны, бежать за [этим] комсомолом"
Маяковский [Евтушенко]

Мне, когда я зашла в первый зал на первом этаже, захотелось оттуда выбежать. Шел на меня бодрым маршем Советский народ, Партия и Правительство в их редакции на примерно 1953 год. С Владимиром Ильичом Лениным на высоко поднятом знамени. С голубем мира. Золотые, бронзовые.
Выставка VDNH: urban phenomenon. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Развернулась, посмотрела ролик. В нём очень кратко изложена история ВДНХ, которая в целом заканчивается на 1990-х, этот период характеризуется как decay – распад, угасание, и рифмуется с распадом СССР. Империя распалась, и вошла своими составными частями в рынок, и ВДНХ, отчетный символ советской империи, стала рынком – тоже довольно символично.

И вот стоишь в углу, слева Советский народ со знаменем Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина. А рядом ролик укоряет, и понимаешь, что да, виновата, поддерживала распад СССР, и сейчас поддерживаю. Чувствуешь себя чужой на этом празднике, мне и ВДНХ-то никогда не нравилась, а особенно советские чебуреки. Но тут каждый решает сам, кого-то, надо думать, захватит порыв шествия и маршевая музыка порадует. Для иностранных посетителей отличный аттракцион: окунуться в атмосферу советского митинга. Медиа-копия барельефа мерцает как живая, вот-вот кто-нибудь выйдет из него да спросит, куда я дела свой комсомольский билет в 1989 году. Словом, живое, берущее за душу впечатление. Кто-то пугается, кто-то пленяется – тут-то, мне кажется, и проходит линия фронта, а не в борьбе за возрождение общественного пространства ВДНХ, которое есть не борьба, а работа.
Выставка VDNH: urban phenomenon. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Exegi monumentum
Гораций

Сложно относиться к такому, как предлагает Сергей Кузнецов, отстраненно, как к памятнику истории и культуры. Кроме того и сама экспозиция настроена на больше эмоциональное, чем на аналитическое восприятие. К примеру, статьи про ВДНХ и марки хороший исторический источник, архивная подборка, но не исследование. Также и студенческие штудии если что и исследуют, то личные чувства и фантазии их авторов. Казалось бы, сложная судьба барельефа, который открыли в 1953, потом закрывали на ремонт, убрали Сталина, но почему-то и Маркса и Энгельса тоже, потом опять спрятали, история пока умалчивает, когда – вновь открытый в 2014 году, он был найден реставраторами как античный гротеск, засыпанный христианами, и обнаруженный каким-нибудь ренессансным гуманистом из пап. В этом смысле он, конечно, памятник. Но хочется спросить – чему памятник? Гуманисты Возрождения, когда раскрывали свои гротески и выкапывали из земли мраморных идолов, хотели жить как римляне. Они не рассматривали памятники отстраненно вне контекста, «только как памятники вне идеологии», напротив, та археология, в период своего становления, была наполнена живой ностальгией, пафосом Ре-нессанса. Эти вещи, потеснившие святых в покоях папы Римского, несли множество смыслов и были призваны вызывать отклик. Кстати и в XIX веке археология не была такой уж отстранённой, она была наполнена смыслом – возрождения античной демократии. Изображенные с археологической точностью сандалии Горациев и римская ванна Марата, они ведь не просто так. Впрочем, пора остановиться, а то договорюсь тут до чёртиков, до Белой дьяволицы из Мережковского.
Выставка VDNH: urban phenomenon. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

И вот: входим в зал копий, скульптур ВДНХ, исполненных стажёрами института им. И.Е. Репина, известного своими академическими традициями. Скульптуры чередуются с архитектурными деталями, капителями и вазонами, все в несколько разном масштабе; Рабочий и колхозница с их порывом кажутся самыми игрушечными. Кроме того, не мне судить, но кажется, что именно они исполнены не слишком мастерски. Некоторые вазоны, наоборот, хороши, хотя вот Алексей Тарханов вспомнил в своей статье про «знаменитые монументальные яйца» быка, – и вот если бы воспроизвести не всего быка целиком, а только их, и вообще бы ограничиться только элементами, получились бы objets trouvés, можно было бы заподозрить переосмысление в духе современного искусства. Но нет, не заподазривается. Гипсы выглядят как студенческие модели, как рот Давида для рисунка первокурсников [кстати, а почему вместо Рабочего и колхозницы целиком было не воспроизвести их глаз, к примеру?]. Но расставлены они как античные антики, напоминают музей, причем какой-то частный. В этом смысле немного подводит гипс как материал: копии в цветаевском ГМИИ и других музеях XIX века были окрашены, имитируя пожелтевший мрамор подлинников, этой имитации для воспроизведения статуй в качестве памятников недостает. Смущает и то, что на биеннале [впервые] открылась выставка музея Виктории и Альберта, целиком посвященная проблеме копий и с очень тонко, тщательно выполненными и разнообразными экспонатами: к примеру, там есть стереолитографическая копия Венеры Боргезе в трёх видах: скульптура Кановы из стекла, розовой резины [sic!] и гипса. Там смеются над копией, восхваляют копию, рассматривают с разных сторон, а тут получились просто копии, тоже студенческий воркшоп.

Строго говоря, в экспозиции присутствуют три вида студенческих работ и получается, что изучением и переосмыслением ВДНХ занимается молодое поколение художников (акварели Алексея Резвого), скульпторов и урбанистов, ну, как Рафаэль рисовал антики. В некотором смысле то, что мы видим в павильоне, это в значительной своей части – коллективный воркшоп, работа группы подмастерий, вот только какова цель их обучения: перенять мастерство?
Выставка VDNH: urban phenomenon. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка VDNH: urban phenomenon. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка VDNH: urban phenomenon. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
 
«В сердце почивают тишина и мощи»
Сергей Есенин

В то же время кураторское название зала – крипта, а мы помним, что хотя криптой в античности называлось подземное пространство, но в христианском храме это прежде всего место хранения мощей мучеников. Конечно, можно сказать, что это подобие античного колумбария, где новая ВДНХ смотрит на своих предков. Но эффект преклонения, почитания святыни никуда не уходит, ВДНХ-памятник показана в ракурсе припадания к истокам, но никак не в духе Венецианской хартии с ее консервацией и фиксацией, – столь вредными и скучными, впрочем, для неспецифических выставок. То, что подборки Павла Нефедова отнесены в отдельный зал, тоже вписывается в сюжет ренессансного коллекционирования: тут предметы, там библиотека. Но анализ не акцентирован, преобладают эмоции вчувствования. И результаты студенческого воркшопа напоминают в этом свете Los Caprichios Гойи: здесь на флаге вместо Ленина маска Гая Фокса, а по старой фотографии ВДНХ имперские истребители гоняют корабль Хана Соло. Как будто молодое поколение тоже прочувствовало избыточность имперского пафоса и пытается десакрализировать его смехом. Как будто говорит: ребята, вы же это несерьёзно?
Ruxandra Iancu Bratosin, работа воркшопа: ВДНХ Urban Phenomenon, пересъемка Юлии Тарабариной, Архи.ру
Ruxandra Iancu Bratosin, работа воркшопа: ВДНХ Urban Phenomenon. Выставка VDNH: urban phenomenon. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Родион Еремеев, работа воркшопа: ВДНХ Urban Phenomenon. Выставка VDNH: urban phenomenon. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
А вот это интересный экспонат. Подписан: А. Цыбайкин, Е. Васильева, Д. Минеева, В. Колгашкина, МАРХИ. Похож на план перспективной застройки [половины] территории ВДНХ. Висит над проектами воркшопа. Выставка VDNH: urban phenomenon. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
***

Чего не хватает на выставке, так это рассказа о современных проектах ВДНХ. Также как история внизу, они пунктиром показаны в ролике центрального зала, но именно что в формате киножурнала. Между тем нужно согласиться с куратором и сокуратором в том, что рынок в таком месте – это безобразие, почти как в стамбульской Ротонде рынок, в старом императорском дворце Мирелейон. Но ВДНХ это еще и история современной реконструкции павильонов, открытия сталинских фасадов с уничтожением семидесятнических «чехлов». Это Арх Ферма и каток с мостом, и в конце концов, Москвариум рядом с павильоном «Космос». Это угроза застройки территории выставки, не стоит и о ней забывать. Очевидно, что вместить эту реальность в одну выставку можно было, только перенасытив её, но есть и ещё один вопрос к экспозиции: она совершено не заостряет проблем, даже не пытается, а сама по себе действует в парадигме ВДНХ, где советскому человеку не нужно было вникать в проблемы животноводства, а только восхититься каким-нибудь самым большим или самым полезным животным, к примеру поросенком [неизгладимое было впечатление].

Конечно же, сложно не заметить, что вся биеннале посвящена разным видам помощи бедным, а наш павильон – ВДНХ. А ВДНХ – это самая масштабная иллюзия процветания советского хозяйства, которое, как известно, в реальности частенько вообще не процветало. Но люди, которые приходили на выставку, были по-разному довольны: в павильоне животноводства стояла очередь за сосисками, но кому доставалось, было вкусно, и люди думали, что вот они ещё потерпят, а потом будут жить при коммунизме. Эта была иллюзия народного благосостояния, повод для гордости, никак не связанный с улучшением жизни по-настоящему. Что есть профанация левых убеждений: хотели [предположим] сделать, чтобы рабочим и крестьянам жилось хорошо, а накопили только на одного поросёнка, чтобы показывать его на выставке, как Потёмкинскую деревню. Неплохое предложение от России, с её большим опытом, для левых популистов всего мира, Бразилии там или Венесуэлы – если не удастся реально улучшить жизнь населения в духе Аравены, то можно на крайний случай построить для него ВДНХ.

Наш фронт проходит не там, где указал Аравена. Наша линия фронта в душе – недаром Сергей Кузнецов говорит, что старую идеологию ВДНХ надо забыть, и придумать какую-то новую. Наш фронт не охрана среды, и не борьба с бедностью или даже банальностью, наш фронт один и глобальный, по Достоевскому, или по Фрейду – в душе человека, которому нужно снять самоцензуру, выпустить из подсознания смешных чудовищ и решить, что ему нужно от ВДНХ: ностальгического имперского пафоса или простых радостей джентрификации с её урбанистикой. 

01 Июня 2016

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Пресса: Сарайный ордер
Дешевые, практичные, остроумные — такие проекты предлагает Архитектурная биеннале в Венеции.
Пресса: Вики Ричардсон: архитектор должен стоять во главе...
Соорганизатор Лондонского фестиваля Архитектуры, член стратегической комиссии при мэре Лондона по вопросам культуры, а также жюри престижных международных премий RIBA Architecture Awards и D&AD Awards Вики Ричардсон беседует с нашим порталом о Венецианской биеннале и промоушене архитекторов.
Пресса: Русская экспозиция на биеннале в Венеции: имперский...
В этом году на архитектурную биеннале в Венеции Россия привезла проект «V.D.N.H. Urban Phenomenon», посвященный возрождению знаковой для россиян территории — ВДНХ. Стоило только биеннале открыться, как в Сети не замедлила развернуться дискуссия: почему именно этот проект? За темой тут же закрепилось определение «спорная». Так ли это?
Пресса: Архитекторы, которые сражаются. Весь мир увидел ВДНХ
XV Архитектурная биеннале в Венеции в этом году проходит с 28 мая по 27 ноября. О том, чем впечатляет мир российский павильон, куратором которого выступил главный архитектор столицы Сергей Кузнецов, москвичам рассказали урбанисты, искусствоведы и архитектурные критики.
Пресса: Русская архитектура на биеннале в Венеции
В рамках основной экспозиции 15-й Международной архитектурной биеннале в Венеции, которая проходит с 28 мая по 27 ноября, демонстрируются два оригинальных проекта российских мастеров.
Пресса: Будущее ВДНХ глазами студентов
26 мая, в день открытия павильона России на XV Международной биеннале архитектуры в Венеции, были представлены результаты воркшопа, в рамках которого студенты из разных стран разработали концепции развития территории ВДНХ.
Пресса: Симптом — но чего?
Три с половиной мнения о российском павильоне в Венеции — и почему с Григорием Ревзиным иногда лучше не спорить
Пресса: Своя война
Григорий Ревзин о XV Международной архитектурной биеннале в Венеции.
Пресса: Роттердам, Москва, Венеция. Высшая школа урбанистики...
В апреле и мае Высшая школа урбанистики приняла участие в трех крупнейших архитектурных биеннале — Роттердамской, Московской и Венецианской. На выставках были представлены результаты независимых исследований Школы, студенческие проекты, а также итоги международного студенческого воркшопа, организованного ВШУ.
Пресса: "ВДНХ — архитектурный заповедник, но при этом не музей"
Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов стал куратором павильона России на XV Архитектурной биеннале в Венеции. На биеннале он не новичок: в 2010 году был участником проекта "Фабрика Россия", а два года спустя вместе с другими авторами получил специальный приз за дизайн экспозиции i-city/i-land. На сей раз предметом его выставки, подготовленной вместе с комиссаром Семеном Михайловским и сокуратором Екатериной Проничевой, стала московская ВДНХ. О проекте V.D.N.H. Urban Phenomenon Сергей Кузнецов поговорил в Венеции с корреспондентом "Власти" Алексеем Тархановым.
Пресса: В борьбе с бедностью умов
В кураторском проекте Алехандро Аравены об архитектурной борьбе с кризисом, дефицитом ресурсов и экологическими опасностями MATREX российского архитектора Бориса Бернаскони обозначает борьбу с банальностью и бедностью умов.
Пресса: ВДНХ. Матрица: Перезагрузка
Проект V.D.N.H.Urban Phenomenon в павильоне России на XV Международной биеннале архитектуры в Венеции представил самое масштабное и многогранное общественное пространство Москвы на пути из прошлого в будущее.
Пресса: Кузнецов: идеи РФ не совпали с акцентами архитектурного...
Экспозиция в Российском павильоне на 15-й международной архитектурной биеннале, посвящённая ВДНХ, оказалось в противофазе с идеями, на которых сделали акценты создатели выставок в других национальных павильонах, заявил журналистам главный архитектор Москвы, куратор Российского павильона Сергей Кузнецов.
Пресса: «Это не про прошлое, это про будущее»
ВДНХ в гостях у Венеции. Павильон России на Архитектурной биеннале в Венеции рассказывает о темном прошлом и светлом будущем ВДНХ. Из Венеции – Милена Орлова.
Пресса: ВДНХ – легенда, которую мы не потеряли
Одни считают ВДНХ символом тоталитарной советской эпохи, другие – архитектурной жемчужиной советской поры. И судя по всему, первых значительно меньше. В последнее десятилетие ведутся активные работы по реставрации пришедших в негодность павильонов выставки. Результаты впечатляют.
Пресса: Возрождение ВДНХ: как преобразились павильоны
ВДНХ принимает участников Экономического совета СНГ. Место для форума выбрали не случайно. В советское время все Союзные республики именно на Выставке достижений народного хозяйства представляли свои лучшие разработки. С чем сегодня приехали в Москву представители Стран Содружества, знает корреспондент телеканала «МИР 24» Максим Драгнев.
Пресса: Девушки. Фонтан. Ракета
На главной выставке России - ВДНХ - завершаются масштабные реставрационные работы. После обновления открываются прогулочные аллеи, павильоны, фонтаны, розарии... Репортер "СОЮЗа" выяснял, что непременно стоит посмотреть сегодня на выставке. А попутно заглянул в обновленный павильон Республики Беларусь.
Пресса: Назад в прошлое: как преобразилась ВДНХ
Сразу несколько объектов открылись после реконструкции на ВДНХ в Москве. Строители вернули исторический облик павильонам, элементам входной группы, а также запустили после 30-летнего перерыва легендарный фонтан «Колос». Обновленными памятниками архитектуры любовался корреспондент телеканала «МИР 24» Алексей Дашенко.
Пресса: Прогулки по воде
Территория ВДНХ постепенно возвращается к москвичам. Реставраторы ушли еще не со всех площадок, но оценить результаты их труда уже можно. Корреспондент "РГ" прогулялся по обновленной главной выставке страны, увидел новые цветущие аллеи, возрожденные павильоны и легендарный фонтан "Золотой колос", струи которого вновь забили впервые за 30 с лишним лет.
Пресса: Золото много не бывает: Как изменилась ВДНХ после...
Реставрация арки Главного входа на ВДНХ завершена, написал с своём блоге мэр Сергей Собянин: "В 2013 г. мы получили её в состоянии, о котором и вспоминать не хочется. С тех пор шаг за шагом мы возрождаем былое величие ВДНХ..."
Пресса: ВДНХ: эпоха реставрации
Выставочному комплексу вернули старое имя, но главное — ему пытаются вернуть прежний дух и одновременно найти новое применение историческим павильонам. Подробности грандиозной реставрации и реконструкции — в нашем репортаже.
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Как выглядит павильон «Космос» на ВДНХ после реконструкции
Сегодня, 13 апреля, исторический павильон № 34 «Космос» на ВДНХ откроется для посетителей после реконструкции. Это будет крупнейший в современной России космический музейный комплекс — центр «Космонавтика и авиация», говорится в сообщении пресс-службы Выставочного центра. В павильоне площадью около 30 тыс. кв. м выставлено более 120 уникальных образцов летательной и космической техники.
Пресса: Павильону "Азербайджанская ССР" на ВДНХ вернут утраченные...
Утраченные элементы павильона ВДНХ № 14 "Вычислительная техника и информатика" ("Азербайджанская ССР") восстановят в ходе его реставрации, говорится в сообщении SDI Group, которая занимается реставрацией объекта.
Технологии и материалы
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.