Алексей Комов: вера без иллюзий

Советник по архполитике Евпатории, многолетний увлечённый исследователь курортной архитектуры Крыма, а теперь ещё и настоящий курортный урбанист – о жизни, планах на «Зодчество», о съезде САР и его ценности.

Юлия Тарабарина

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
В 2016 году на пляжах и улицах Евпатории появились деревянные киоски, скамейки, спасательные вышки и довольно просторные тенты для загорающих. Алексей Комов говорит, что это только начало, город относится к дизайн-коду позитивно и инвесторы рады следовать ему, поскольку комфортная среда привлекает больше отдыхающих и, конечно, служит комфортному отдыху горожан. Вероятно, это только начало работы, но уже сейчас урбанистические вкрапления выглядят не хуже некоторых московских, а некоторых – получше. Хотя они вовсе не дорогие – денег мало, и вообще сложно – признаётся Алексей. Но курортная специфика учтена, по словам архитектора, новые объекты буквально растут из истории курортного города. Что можно признать, глядя на картинки. Алексей подробно рассказал нам о своей работе и взглядах на Крым и жизнь. И о своем проекте на фестивале Зодчество.
zooming
Новые киоски на набережной Горького в Евпатории. Предоставлено Алексеем Комовым, 2016
Новые киоски на улицах Евпатории. Предоставлено Алексеем Комовым, 2016
Новые киоски на улицах Евпатории. Предоставлено Алексеем Комовым, 2016
«Кинопортал» на улицах Евпатории. Предоставлено Алексеем Комовым, 2016

– Алексей, Вы с конца 2014 года были главным архитектором, а теперь, с сентября – советник по архитектурной политике Евпатории. Как ваш энтузиазм, не угас ли за прошедший период? Кроме того Вы как-то обмолвились: то, что удается сделать – вообще подвиг.

– Настоящая любовь это и есть подвиг, самопожертвование. Я фанатик, однолюб, как и два года назад перед первым участием Крыма на всероссийском фестивале Зодчество 2014 говорил в интервью Архи.ру и сейчас повторюсь: для меня «Крым мой».

Те, кто приходит в Крым сейчас и не чувствует его «нерв» – обречены на профанацию и бег по кругу до полного изнеможения, включая моральное, финансовое и репутационное. Крым это Солярис и по-Лему, и по-Тарковскому одновременно... Не ты занимаешься им, а он тобой.

Ноосфера глубиной в тысячелетия – у него всё и помногу раз уже было, он перемалывал всех и вся, оставаясь Крымом. Поэтому однобокий экстенсивный девелоперский подход к «Крымской территории» точно неэффективен, как он в итоге провалился и на материке. Работа с крымской идентичностью для меня лично, чего и всем коллегам желаю, требует филигранного подхода, надо вжиться «без обратного билета» в метафизику Соляриса, как бы Крым не пугал своей запредельной иррациональностью.

Тогда, ещё в 2012 году наш «Курортоград» был задуман как просветительский проект тремя соратниками: мной как архитектором, а также художником Андреем Ягубским и искусствоведом Николаем Васильевым. Мы старались показать на примере Евпатории уникальность наследия советской курортной среды Крыма, что было продемонстрировано нами в первом Крымском павильоне на Зодчестве 2014. В процессе масштабное исследование Евпатории переросло в движение и рабочую лабораторию по изучению «генома» развития древнего города с архитектурным ресурсом среды и территории глубиной в 2,5 тысячелетия. Культурный ландшафт Евпатории одновременно и физический – он абсолютно рукотворен на плоском степном побережье. Человеческое начало представляет собой гуманитарный смысл разгадки ребуса города, которому необходимо вспомнить себя: у него всё уже было в истории, и не раз. Чтобы получить полный диагноз и начать градолечение, необходимо было «прожить по обе стороны баррикад» городского устройства. Опыт и результаты появились под моим руководством: в 2015 я работал в статусе главного архитектора Евпатории, сейчас я советник по архитектурной политике.
Скамейка в Евпатории. Предоставлено Алексеем Комовым, 2016
Навес-пергола и вышка спасателей на пляже в Евпатории. Предоставлено Алексеем Комовым, 2016

В крайне непростых, в общем-то уникальных условиях были разработаны и внедрены регламентные архетипы и выполнены объекты единого стиля благоустройства курортной зоны от набережных и пляжей до исторического центра, которые по всему городу обозначили в сознании горожан обновлённую традицию благоустройства, как инструмента#1 тактической урбанистики преобразования среды Курорта. Работа продолжается и сегодня, прямо сейчас. Оглядывая двухлетний путь, остро чувствуешь свой личный, тот самый крымский нерв: безусловная вера, без лишних иллюзий, мой «прагматичный романтизм».
Навес-пергола на пляже в Евпатории. Предоставлено Алексеем Комовым, 2016
Работы студентов Евпаториума. Регина Зинатуллина, КГАСУ. Башня Курёхина. Предоставлено Алексеем Комовым, 2016

– Очень красивые павильоны, такие воздушные... Пропитаны ощущением советского счастья, как и вся символика, и логотип ваш стилизован под, я бы сказала 1960-е. Это намеренное предпочтение актуальной псевдосоветской моды – все эти стилизованные автоматы газированной воды есть и в Москве. Народ любит вспоминать советское прошлое из кино. У Вас даже картинки стилизованы под цвет пленки «Кавказской пленницы». Это личное, или это общая тенденция, например, в Крыму?

– Я авангардный традиционалист. Это сборка дизайн-кода курортного. Здесь важно не просто уловить какой-то конкретный стиль или дух, а сделать гибкий инструментарий. И для Старого города, и для Курортной зоны, и для других мест. Это процесс осознания Евпаторийского стиля. То, что я исследователь позволяет мне говорить на языке курортного города, не заикаясь.

Кстати, удивительно, но Вы правы. Единообразно и одномоментно «крымский курортный стиль» был оформлен как раз в период оттепели. Тогда было придумано всё от первых изящных остановок и автовокзалов до шрифтов на лимонадах и городских знаках.

И «Пленница», надо сказать, снималась в Крыму, а не на Кавказе...

– А почему не придумать сейчас совершенно другой образ вместо ретро?

– Это не ретро, отнюдь; прямых аналогов нет. Это уважительное отношение к крымской архитектурной традиции. Крымская архитектурная парадигма в том, что архитектура здесь не главное, она должна быть на третьих ролях. Главное – «Природа», та самая ландшафтная идентичность. Я не занимаюсь в Евпатории «объектами», я занимаюсь средой. Кто-то видит ретро, кто-то авангард, кто-то не видит вообще, а наслаждается атмосферой города в целом и морем. И это прекрасно. Я растворён в традиции, она для меня авангард сегодня. В этом я солидарен со своим другом, коллегой и единомышленником Степаном Липгартом. Он бывал уже неоднократно у меня.

А новым образом мы с Александром Лекайе и Азатом Романовым занимаемся в рамках разработки проекта "Крымской Исторической Транспортной Системы".

– Говорят, Вас недавно приглашали в Севастополь, и как Вам?

– Да, было дело. Севастополь для архитектора-исследователя – это, в принципе, город-мечта, а если ещё точнее, реализованная послевоенная мечта архитекторов и градостроителей, феноменальный полис! По сути, столица Русской идентичности и Крымского стиля. Но парадоксально: у нас в Евпатории в городской среде сейчас гораздо больше «истинного Севастополя», чем в самом Севастополе, где среда катастрофически дезорганизована.

Оказывается, наблюдать сегодня за бурлениями в Севасе, это также «увлекательно», как следить за перипетиями каких-нибудь чемпионатов с турнирными раскладами и таблицами. Все и вся в обороне по отношению друг к другу, изнутри и вовне. Только сам Город сирота, как бы ни при чём, фоном, сам по себе, со своими камнями.

В Республике Крым поспокойнее, без чемпионата, без накала и экзальтации.
А для меня прежде всего важна команда, взаимодействие с архитектурным сообществом, пропаганда и развитие на деле уникального городского стиля и его среды, помимо, конечно, генплана и операционной рутины. Как эти условия можно соблюсти для «турнира без правил» – вопросы уже не ко мне.

– Как сейчас вообще с архитектурой и как живется архитекторам в Крыму?

– Говорю лично от себя: непросто. Крыму нужна поддержка российского архитектурного цеха как никогда, а не «бесконечные говорильни» в надежде урвать федеральный заказ. Надо более активно, без фиги в кармане, на деле включать в работу крымских специалистов, крайне востребована широкая аналитика под эгидой САР, а также ставка на крымскую молодежь, прошедших обучение или получившие реальный опыт на материке. Стадия игривого «похлопывания по плечу» давно прошла.

Архитектура у нас везде, к сожалению, заложница сиюминутных выгод стройкомплекса, а здесь в Крыму тем более – в его герметичных условиях, но Архитектура в силах направлять и объединять города, способствуя социальным, духовным и психологическим нуждам. И в Крыму, как в увеличительном зеркале всё предельно выпукло и очевидно.

Застройка современных крымских поселений вне среды, вне приоритетов, вне законов делают города по сути ничьими: невозможно хранить, беречь, развивать – а возможно только продолжать паразитировать до полного физического и социального опустошения от сезона к сезону.

Две базовые ценности, которые категорически невозможно «ломать об колено», как это у нас зачастую принято, и через которые территория влияет на людей, которые сами в идеале её же продукты. Природный крымский приоритет номер один – «ландшафтная идентичность»! Второй – Культурный приоритет в пространственном развитии крымского города, это фактор Традиции, антропоморфный «дух места»: тысячелетнее наследие и преемственность, мозаика стилей, сложный архитектурный код...

Можно долго ходить по кругу, молиться и петь мантры на будущие генпланы и социально-экономические стратегии, но если не отдавать себе отчёт в корневых приоритетах территории, ни один крымский город никогда не станет «своим и бескорыстным». Тем более сейчас, когда опасный разрыв между рутинной городской операционкой крымских муниципалитетов и стратегическим горизонтом без заполнения наглядной тактикой «здесь и сейчас» опасно увеличивается.

Именно тактика связывает стратегический и оперативный уровни. Не от «жира», как на материке, а именно реальная тактическая урбанистика. Кстати, на прошлом Зодчестве 2015 я курировал экспозицию, которая так и называлась «Реалии тактической урбанистики Крыма».

В крымском курортном городе, как, например, в Евпатории, быстрые и качественные реализации на основе регламентов, правил благоустройства, вроде тенистых навесов и удобных скамеек могут значительно изменить психологическую атмосферу. Качественные, осязаемые во времени результаты благоустройства среды – для людей! – должны ставиться как насущная управленческая цель, где социальная задача – снизить уровень общественного дискомфорта. Тогда и городское сознание «даёт фору» на воплощение долгих и многодельных инфраструктурных проектов со средним и дальним стратегическим полётом.
 
– Что Вы покажете на Зодчестве 2016? Чем отличается Евпаториум от Территориума? Что покажет Союз Молодых Архитекторов Крыма?

– ЕВПАТОРИУМ это краеугольная часть экспозиции нашего курса урбанистических практик. Так, удалось объединить архитектурную молодёжь на платформе летней школы ТЕРРИТОРИУМА евпаторийской темой как суперидеей: придумать и разработать реальные продукты городской среды, разных масштабов и типологий, причём на основе технологии деревянного конструирования и домостроения, которые можно увидеть и пощупать.

Все проекты ЕВПАТОРИУМА реальные: от Литературного сквера до Восточного базара.
Одного решительного активизма, даже подкреплённого ресурсами, недостаточно, это повсеместная иллюзия – всегда нужны профессионалы, «комиссары развития от станка» с опытом, которые могут показать, объяснить, как устроено, как работает, что такое хорошо и что такое плохо.

Удивительное дело: все во все времена жалуются на молодёжь; «караул и ужас». Что дескать она не такая, что она сякая, и не та, что раньше. А вот я всегда уверен в ней, без скулежа и причитаний. Надо просто терпеливо уметь заряжать обоюдной верой в искусство архитектуры, в её невероятный драйв созидания.
Работы студентов Евпаториума, куратор Алексей Комов: Екатерина Латыева, Керчь, арх. факультет Суриковского института. Предоставлено Алексеем Комовым, 2016
Работы студентов Евпаториума, куратор Алексей Комов: Дарья Попова, Евпатория. Предоставлено Алексеем Комовым, 2016
Работы студентов Евпаториума. Арка Курёхина, которую планируется установить на «Зодчестве». Алексей Комов и Анастасия Серёгина, Москва. Предоставлено Алексеем Комовым, 2016

В наших группах была архитектурная молодёжь родом из Москвы и Крыма, Сибири и Алтая, Казани... Вот она Россия – её художественный и интеллектуальный задорный каркас. Без ложного пафоса, забалтывания и фальши – просто живой «архитектурный рок-н-ролл», настоящий авангард.

На живом примере работы в Евпатории удалось «зажечь» ребят и главное – показать им в развитии реальную работу с территорией, и – как в крайне непростой ситуации делать средовые работающие продукты. Ребята возвращаются в свои вузы, в свой образовательный процесс, заражённые животворными бациллами «архитектуры прямого действия».

Один из объектов мы планируем построить с помощью НЛК-Домостроение во дворе пятого корпуса Трёхгорки на время фестиваля. Внутри павильона покажем интересные евпаторийские проекты дипломников из московских МАРХИ и Строгановки, и казанского КГАСУ, а после фестиваля конструкция отправится в Крым на постоянную дислокацию.

– НЛК-Домостроение вам во всем помогает или только делать выставку на Зодчестве? Насколько обширен диапазон этого сотрудничества? 

– НЛК-Д помогает второй год в подготовке конструкций для экспозиций на Зодчестве. Также в ряде крымских проектов мы пользовались их мощнейшими инженерными ресурсами. Это большое интеллектуальное сотрудничество, где отдельно надо упомянуть Константина Блинова и Семёна Гоглева. Они помогают многим, от конструктивных расчётов до поставки сырья. В Крыму плохо с качественно подготовленным деревом.

– «Арка Курёхина» строится на Трёгорке, а потом куда? 

– После выставки арка будет разобрана и перевезена в парк Ленина в Евпаторию.

– Расскажите про Территориум, что это такое? 

– Сам ТЕРРИТОРИУМ родился у меня в голове сразу после прошлогоднего Зодчества из ретроспективы «Курортограда». С соратниками Никитой Асадовым, товарищем и архитектурным подвижником, вклад которого в русское архитектурное движение ещё будет оценен по достоинству, а также Константином Блиновым, инженерным просветителем, представителем НЛК-Домостроение ТЕРРИТОРИУМ был домыслен и запущен в Казани в ноябре прошлого года. В 2016 был Питер, Алтай после подключения АрхКоворкинга и в лице неутомимого Павла Сонина.

Изначально идея ТЕРРИТОРИУМА была проста: это ни в коем случае не «авторская фирма», а объединение объединений с функцией тактического десанта. Выставка, лекции от «комиссаров развития от станка», архитекторов с реальным пассионарным полевым опытом, которым они делятся в процессе семинаров и воркшопов. Претворение идеи братьев Асадовых вживую – «От события к пространству». Необходимо идти в регионы, притягивая талантливую молодёжь не в центр, а развивая интеллектуальный каркас страны на основе идентичностей разных территориальных архитектурных школ и даже стилей. В этом патриотизм настоящий, а не махание флагами и биение в бубны. Ощущение страны, причастность и преемственность, а иначе зачем всё?

Наш Курортоград когда-то осенью 2014 провел самый первый в Крыму воркшоп, в Евпатории, а сейчас это реальный инструментарий объединения самих молодых крымских архитекторов, что можно будет воочию увидеть в экспозиции Союза Молодых Архитекторов Крыма, чему я очень рад. Выставку также курирую я вместе с симферопольским архитектором Кириллом Бабеевым. Мне важно участвовать и в архшколе ЭВОЛЮЦИЯ с Петром Виноградовым, которая также будет мощно представлена, замыкая наши общие активные полюса.

Понимаете, есть небольшое, но важное количество людей, притягивающих вокруг себя молодёжь, которые создают пассионарный водоворот, реализуют вживую нужные для территорий и людей проекты. Но все разобщены по большому счёту, каждый на своей кочке кулик, придавленный психологией выживания мелкого лавочника, при этом каждый ещё и опасается «развивателей-неархитекторов», которые запросто загребают жар тренированными ручонками.

Признаюсь честно, глобальное объединение неизбежно, если вспомнить как и из чего возник в далеком 1932-м Союз Архитекторов. Мобилизационная модель объединения «новых тридцатых» это данность, но вот как и кем она будет реализована – это вопрос для грядущего съезда. Но Союз Архитекторов нельзя угробить, тогда моментально крышка всем, причём окончательно.

Но я не одинокий прагматичный романтик, в этом надежда и моя вера без иллюзий, и любовь как подвиг, безусловно.

Фотографии: Алексей Комов, Александр Семенченко, Виктория Серебрянская
 

12 Октября 2016

Юлия Тарабарина

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Технологии и материалы
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Сейчас на главной
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Дворцовый переворот
Еще один ДК, который возвращает к жизни команда «Идентичность в типовом», на этот раз – в Ельце. Согласно программе, универсальные решения встречаются с локальными особенностями, благодаря чему появляется новая точка притяжения.
В ритме квартальной застройки
На прошедшей неделе состоялась презентация жилого комплекса «ТЫ И Я» на северо-востоке Москвы. По ряду параметров он превышает заявленный формат комфорт-класса, и, с другой стороны, полностью соответствует популярной в Москве парадигме квартальной застройки, добавляя некоторые нюансы – новый вид общественных пространств для жильцов и квартиры с высокими потолками в первых этажах.
Игра в кубе
В Minecraft создана виртуальная копия двух зданий Дарвиновского музея: модернистского и постмодернистского, типично-«лужковского». Можно гулять как снаружи, так и по залам.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Возгонка авангарда
В Москве завершено строительство Tatlin apartments на Бакунинской улице. Дом включает в себя фрагмент отреставрированной АТС конца 1920-х годов, заставляя это спокойное, в сущности, здание с технической функцией стать более футуристичным, чем оно было задумано когда-то.