Шаболовка: а что, если?

Пять проектов воркшопа, проведённого Aрхитектурной Aссоциацией совместно с МАРШ. Тема – Развитие Шаболовки.

Автор текста:
Анна Сансиева

mainImg
Архитектурная Ассоциация и её департамент Visiting School давно готовили почву для проведения воркшопа в Москве. Сначала в столице побывал один из преподавателей Иво Баррос, за ним лекцию о методах обучения в AA на «АрхМоскве» прочитал директор департамента AA Visiting School Кристофер Пирс. После подготовительных мероприятий был организован совместный с МАРШ воркшоп, собравший 29 участников со всей России и из-за рубежа. Тьюторами интенсива вместе с Иво Барросом стали Эндрю Хаас, архитектор Zaha Hadid Architects и преподаватель курса компьютерных технологий в АА, а также кураторы курса – Александра Чечёткина, директор AA Visiting School в Москве, и Ярослав Ковальчук, урбанист и преподаватель МАРШ.

В течение восьми дней участники работали над темой «Лаборатория преобразований. Шаболовка: модель для жизни». Основные идеи касались градостроительных и архитектурных изменений разных частей Шаболовки. За знакомство с местом и его историей наряду с кураторами отвечали Мария Фадеева, преподаватель МАРШ, и Александра Селиванова, руководитель Центра авангарда библиотеки «Просвещение трудящихся». Итогом стали пять проектов развития района.
Финальная презентация проектов воркшопа в МАРШ. 18.07.2016. Фотография © Дмитрий Бабушкин
zooming
Итоговая презентация проектов воркшопа «Лаборатория преобразований. Шаболовка: модель для жизни» (AAVS + МАРШ) © AAVS
Мария Фадеева, преподаватель МАРШ, во время экскурсии по района Шаболовка в рамках воркшопа. Июль, 2016. Фотография © Наталия Буданцева
Участники воркшопа «Лаборатория преобразований. Шаболовка: модель для жизни» (AAVS + МАРШ). Июль, 2016. Фотография © Наталия Буданцева
Участники воркшопа «Лаборатория преобразований. Шаболовка: модель для жизни» (AAVS + МАРШ). Июль, 2016. Фотография © Наталия Буданцева
Лекция Александры Селивановой в рамках воркшопа. Июль, 2016. Фотография © Наталия Буданцева
Финальная презентация проектов воркшопа в МАРШ. 18.07.2016. Фотография © Наталия Буданцева

Первая группа занималась районом Шаболовки в масштабе всего города, вторая работала над территорией около метро в связке с Шуховской башней, третья разрабатывала конкретно Хавско-Шаболовский жилмассив, четвертая – квартал, соединяющим Шуховскую башню и Даниловский рынок, пятая – бульвар на Серпуховском Валу.
Зарисовки идей участницы воркшопа. Фотография © Дмитрий Бабушкин
Сет-ап на финальной презентации проектов воркшопа в МАРШ. 18.07.2016. Фотография © Дмитрий Бабушкин
***
 
Colors of Shabolovka / Связующее звено 
Colors of Shabolovka / Связующее звено. Проект, выполненный в рамках воркшопа «Лаборатория преобразований. Шаболовка: модель для жизни» (AAVS + МАРШ) © AAVS

Главным предложением первой группы стало соединение улиц Академика Петровского и Хавской для создания Нового Бульварного кольца.

Светлана Радченко,
куратор выставки «А что, если?», участница воркшопа в составе 1 группы:
«Район Шаболовки расположен в шаговой доступности от Садового кольца, жилого комплекса ЗИЛ, Парка Горького. Его окружают станции метро Октябрьская, Тульская, Шаболовка, Павелецкая, Добрынинская и Ленинский проспект. Несмотря на удачное расположение в структуре города и развитую транспортную сеть, район меркнет, не раскрывая свой потенциал.

Новое Бульварное кольцо, которое образуется при соединении Академика Петровского и Хавской улиц представит Шаболовку с другого ракурса. Эта идея возвращает нас к 1930-ым годам. Прямая связь между такими объектами как Парк Горького, ЗИЛ, Даниловский рынок и Павелецкая площадь одной новой дорожной сетью сквозь Шаболовский район будет способствовать его развитию. Маршрут наполняет район новыми смыслами, но не нарушает исторический облик. Характер нового бульвара можно условно поделить на четыре части: рекреационную, образовательную, жилую и офисную – по функциональным и пространственным особенностям зданий. Такой подход нашел отражение и в благоустройстве, которое мгновенно приспосабливается к потребностям сегмента». 
***
 
The power of tower / Вокруг башни 
The power of tower / Вокруг башни. Проект, выполненный в рамках воркшопа «Лаборатория преобразований. Шаболовка: модель для жизни» (AAVS + МАРШ) © AAVS

Башня – ядро всей Шаболовки и один из самых известных символов Москвы – полностью закрыта для горожан или туристов. Основой предложенного решения стала концепция постепенного раскрытия территории. Открытие башни сопровождается развитием территории: созданием амфитеатра в цокольной части башни, формированием новых малоэтажных жилых кварталов в юго-западной части квартала, развитием нового туристического и культурно-образовательного центра. Для этого на территорию переносится расположенный неподалёку Центр авангарда. Участники предложили раскрыть территорию бывшего подшипникового завода, расположив там кампус и создав сквозной бульвар по Хавской улице, и сформировать пешеходный коридор от вестибюля метро до квартала напротив.
The power of tower / Вокруг башни. Проблемы и решения. Проект, выполненный в рамках воркшопа «Лаборатория преобразований. Шаболовка: модель для жизни» (AAVS + МАРШ) © AAVS
zooming
The power of tower / Вокруг башни. Проблемы и решения. Проект, выполненный в рамках воркшопа «Лаборатория преобразований. Шаболовка: модель для жизни» (AAVS + МАРШ) © AAVS

Юлия Сарайкина,
куратор выставки «А что, если?», участница воркшопа в составе 2 группы:
«Участок вокруг башни – масштабная пустующая индустриальная зона, окруженная заборами и закрытая для входа, несмотря на то, что находится рядом с самой активной точкой на карте района – метро Шаболовская. При правильной реогранизации пространства вокруг башни активные потоки людей в этом месте помогут создать органический саморазвивающийся образовательный и культурный кластер. Для этого необходимо убрать заборы и преграды, увеличить плотность застройки, насытив ее различными функциями и создать систему площадей, каждая из которой имеет свой характер в зависимости от расположения и проходимости.
zooming
The power of tower / Вокруг башни. Аксонометрия территории, площади. Проект, выполненный в рамках воркшопа «Лаборатория преобразований. Шаболовка: модель для жизни» (AAVS + МАРШ) © AAVS
zooming
The power of tower / Вокруг башни. Расположение функциональных зон. Проект, выполненный в рамках воркшопа «Лаборатория преобразований. Шаболовка: модель для жизни» (AAVS + МАРШ) © AAVS

Повысить экономический уровень квартала можно путем добавления разнообразных функций в целях эффективного использования территорий, повысить образовательный уровень – организовав студенческий кампус, задел для которого уже имеется в районе. Создание разного рода пространств для повседневных активностей, новых рабочих мест рядом с метро и общественных пространств нового качества, которые подчеркнут важность Шуховской башни, послужит началом развития социальной жизни района, при этом не затронув историческую среду и право на приватность местного населения. Шаболовская башня снова оживет и обретет новую функцию – станет точкой притяжения как для местных людей, так и для туристов».
zooming
The power of tower / Вокруг башни. Реконструируемые зоны. Проект, выполненный в рамках воркшопа «Лаборатория преобразований. Шаболовка: модель для жизни» (AAVS + МАРШ) © AAVS
***
 
Unrationalism / [Ир]рационализм
Unrationalism / [Ир]рационализм. Проект, выполненный в рамках воркшопа «Лаборатория преобразований. Шаболовка: модель для жизни» (AAVS + МАРШ) © AAVS

Александра Чечёткина,
директор программы, куратор воркшопа:
«Пожалуй, наиболее сложная часть территории, застроенная в 1927–1930 годах многоквартирными жилыми домами, компактно сгруппировавшимися к югу от башни и станции метро. Дома-уголки структурируют внутреннее пространство в анфиладу полуизолированных дворов, здесь легко потеряться – похожие друг на друга здания и их нестандартное расположение (под 45 градусов) дезориентируют. У команды, занимавшейся данной территорией, не сложилось единого видения того, как можно изменить комплекс. Их мнения разбились на несколько проектов, и мы приняли такой подход.

Здесь было предложено сформировать новое пространство для жизни внутри этого утопического памятника, спроектировав и установив масштабный купол-оболочку, похожий на работы Бакминстера Фуллера. Таким образом команда предложила создать особый микроклимат внутри купола с нестандартными видами озеленения и функциями, соответствующими новой среде. Этот проект – аллегория, студенты выявили и намеренно подчеркнули изолированность жилмассива. Другое предложение – трансформация дворов комплекса под общественные и частные огороды. В этом проекте были переоценены большие и малоиспользуемые пространства между зданиями. Помимо нового, осмысленного наполнения, которое способно изменить качество жизни в локальном масштабе, данное видение возвращает к первоначальной эстетике рационалистской постройки: высоких деревьев с обильной кроной, закрывающей архитектуру комплекса, там не было. Вырубить основную массу хаотично разросшихся деревьев и расчистить пространство для эффективного использования – радикальная отправная точка, требующая точной детализации. Ещё одно предложение коснулось художественного осмысления Шуховской башни. Установленные по Шаболовке под разными углами элементы с зеркальными, отражающими поверхностями позволили бы случайному путнику внезапно обнаруживать отражение башни в разных точках района. Этот проект предлагает расширить влияние знакового инженерного объекта, иронично подчеркивая насколько недоступна сегодня башня – к ней нельзя подойти у ее основания, ведь она огорожена забором с колючей проволокой».
 
***
Mind the gap / Внимание, пустота!
Mind the gap / Внимание, пустота!. Проект, выполненный в рамках воркшопа «Лаборатория преобразований. Шаболовка: модель для жизни» (AAVS + МАРШ) © AAVS
Дальняя юго-восточная часть территории находится ближе к метро «Тульская». Здесь преобладает жилая застройка с обилием заброшенных объектов. В ходе анализа территории участники выяснили, что к данной части Шаболовки ведут кратчайшие пути из каждой точки района, где находится необходимая инфраструктура (банки, продуктовые магазины, аптеки итд). Выявив невероятный потенциал достаточно безликой территории, участники задались вопросом: «А что, если данный квартал станет новой точкой на карте Москвы, предлагающей совершенно уникальный опыт для его жильцов?». Команда предложила комплексную регенерацию данной территории, которая включила в себя строительство новых зданий, трансформацию уже существующих и разработку системы открытых площадей, различных по пространственному и функциональному принципу работы. Серия рабочих пространств (офисов и мастерских), тюрьма КГБ, переоформленная в отель, вид на Шуховскую башню из окна новых квартир в сумме дают то новое ощущение от города, которое сможет привлечь горожан и туристов в этот неприметный сегодня уголок Москвы.
Mind the gap / Внимание, пустота!. Новые открытые пространства. Проект, выполненный в рамках воркшопа «Лаборатория преобразований. Шаболовка: модель для жизни» (AAVS + МАРШ) © AAVS
Mind the gap / Внимание, пустота!. Новые открытые пространства. Проект, выполненный в рамках воркшопа «Лаборатория преобразований. Шаболовка: модель для жизни» (AAVS + МАРШ) © AAVS
Mind the gap / Внимание, пустота!. Новые открытые пространства. Проект, выполненный в рамках воркшопа «Лаборатория преобразований. Шаболовка: модель для жизни» (AAVS + МАРШ) © AAVS

Софья Жукова,
куратор выставки, участница воркшопа в составе 4 группы:
«Кроме того, нами был предложен новый пешеходный маршрут, пролегающий сквозь цепочку общественных пространств: станциями метро «Шаболовская» и «Тульская», телебашней и рынком. Для этого предлагается раскрыть перекрытые в 1989 году улицы Татищева и Городскую, сформировать ряд новых внутриквартальных площадей. Шаболовка оказывается территорией между двумя важными точками притяжения: Парком Горького, уже популярной точкой Москвы, и полуостровом ЗИЛ, который находится в процессе перестройки. Переосмыслив пустоту, наделив старые здания новыми функциями, и создав новые объекты, мы сможем повернуть жизнь Шаболовки в новое русло».
Mind the gap / Внимание, пустота!. Площадь с рекреационной функцией перед школой, эскиз. Проект, выполненный в рамках воркшопа «Лаборатория преобразований. Шаболовка: модель для жизни» (AAVS + МАРШ) © AAVS
Mind the gap / Внимание, пустота!. Серия открытых площадей. Проект, выполненный в рамках воркшопа «Лаборатория преобразований. Шаболовка: модель для жизни» (AAVS + МАРШ) © AAVS
Mind the gap / Внимание, пустота!. Отель на месте бывшей тюрьмы КГБ, коллаж. Проект, выполненный в рамках воркшопа «Лаборатория преобразований. Шаболовка: модель для жизни» (AAVS + МАРШ) © AAVS
*** 
Bulvarizing Shabolovka / Бульвар как действие
Bulvarizing Shabolovka / Бульвар как действие. Проект, выполненный в рамках воркшопа «Лаборатория преобразований. Шаболовка: модель для жизни» (AAVS + МАРШ) © AAVS
Бульвар Серпуховского вала, как это выяснили участники воркшопа, служит границей между районами. Декоративные ограды и небольшое количество пешеходных переходов через Серпуховский вал негативно влияют на проницаемость среды и качество жизни в районе. Участники предложили трансформировать бульвар из барьера в привлекательную и открытую во все стороны пешеходную ось. Основным архитектурным инструментом становится ряд павильонов-холмов, расположенных вдоль бульвара.

Ирина Гарифуллина,
участница воркшопа в составе 5 группы:
«Длинная перспектива внутреннего пространства бульвара работает только как продольный трансфер, а поперечные связи не налажены. На бульвар можно попасть только с торцевых сторон и в нескольких точках по бокам. По периметру бульвара установлена ограда, не позволяющая сделать эту важную часть района проницаемой. Более того, внутри бульвара отсутствует различная функциональная активность. Мы предложили вернуть валы Серпуховскому валу, организовав новое ландшафтное пространство с системой павильонов-киосков, доступ к которым был бы организован со стороны улицы, а в пространстве между холмами как раз организованы новые сквозные проходы в стратегически важных местах. Обновление пространства бульвара позволит заново “сшить” южную и северную части района, сделать его проницаемым зеленым пространством и большим бонусом Шаболовки».
 
***
Более подробную информацию о проектах представляет макет района и спроецированное на него видео, рассказывающее о работе и её результатах в каждой из пяти групп. Все эти объекты, а также эскизы, сделанные в процессе работы, были представлены на выставке в галерее «На Шаболовке», проходившей в конце августа. Её название «А что, если?» появилось благодаря тому, что данный вопрос звучал наиболее часто во время воркшопа – множество накиданных идей должны были стать вполне полноценными проектами, не потеряв при этом экспериментальную направленность.
Эскизы участников воркшопа на выставке «А что, если?» в галерее «На Шаболовке». 20.08.2016. Фотография © Анна Сансиева
Эскизы участников воркшопа на выставке «А что, если?» в галерее «На Шаболовке». 20.08.2016. Фотография © Анна Сансиева
Эскизы участников воркшопа на выставке «А что, если?» в галерее «На Шаболовке». 20.08.2016. Фотография © Анна Сансиева

Привлечь в район новую аудиторию – одна из главных целей, которую преследовали все проекты. Кроме того, необходимо развить новые альтернативные пути внутри района, чтобы людям было интересно не только идти по улице, но и проходить через серию небольших двориков и внутренних скрытых площадей – важно создать разнообразную среду для жизни. И конечно же сделать доступным самый главный символ инженерной Москвы.

Александра Чечёткина,
директор программы, куратор воркшопа:
«Мы решили провести небольшой эксперимент и предложили участникам воркшопа стать кураторами выставки своих проектов. У них были все материалы и большое пространство в самом сердце Шаболовки для того, чтобы глобально оценить (и переоценить) свои работы и показать их жителям Шаболовки. В итоге нам удалось собрать комментарии, замечания, пожелания и идеи посетителей выставки, которые мы используем для дальнейшей работы.
Коллаж идей для получения обратной связи от жителей района на выставке «А что, если?» в галерее «На Шаболовке» © AAVS

После выставки, ориентированной на жителей , последовала презентация на архитектурном фестивале «Зодчество 2016», где мы получили обратную связь от профессионального сообщества. Накопив этот опыт, переосмыслив свои же проекты, мы приступаем к написанию книги совместно с британской компанией ARUP, выступившей главным спонсором школы».
 
***
В начале декабря представители московского департамента школы AA Visiting School выступят на общем саммите AA в Лондоне с презентацией результатов деятельности школы в 2016 году и планов на 2017. Всего на саммит было выбрано 7 из 60 департаментов AA Visiting School со всего мира.

02 Декабря 2016

Автор текста:

Анна Сансиева
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Крепости «Красной Вены»
Многочисленные дома для рабочих, построенные в Вене социал-демократическими бургомистрами в 1923–1933, положили начало ее сильной традиции муниципального жилья. Массивы «Красной Вены» – в фотографиях Дениса Есакова.
Технологии и материалы
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.