English version

Юрий Виссарионов: «Строить девятиэтажные панельные дома рядом с «Архангельским» нежелательно»

Авторы проекта, занявшего третье место в конкурсе на АГР «Ильинского-Усова», превратили свою концепцию в высказывание. Они намеренно отошли от ТЗ, предложив альтернативную версию застройки ценной территории – более деликатную, чем то, что сейчас планируется.

Беседовала:
Алла Павликова

mainImg
Архитектор:
Юрий Виссарионов
Мастерская:
ПТАМ Виссарионова http://www.pamvissarionov.ru
Проект:
Архитектурно-градостроительное решение по жилой застройке поселения Ильинское
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Архитекторы: Ю.Г. Виссарионов, К.М. Савкин, Д.В. Зиборов, Р.В. Шумаев, Д.В Корнев

2015 — 2015
Архи.ру:
– Почему Вы решили участвовать в этом конкурсе?

Юрий Виссарионов:
– Мы всегда с удовольствием участвуем в различных конкурсах и нередко занимаем призовые места. В конкурсе на проект застройки микрорайона «Ильинское-Усово» нас привлекла, в первую очередь, тема, по поводу которой хотелось по-своему высказаться. Была интересна сложность задачи, а в особенности – место. В последнее время мы довольно много работаем в Подмосковье. Это «живая ветка», на которой быстро созревают плоды. Надежды на реализацию в области сегодня гораздо больше, чем в столице. Также нам было интересно проанализировать тип рекреационного жилья. Я почти всю жизни занимаюсь рекреационной застройкой. Я с этого начинал, работая в «Курортпроекте». Уже тогда у меня была возможность для экспериментального проектирования, мы разрабатывали экологические поселения, вырабатывали принципы ковровой застройки. В проекте микрорайона «Ильинское-Усово» была сделана попытка применить разные способы рекреационной застройки, выделив наиболее комфортные и привлекательные для покупателя. Человек сегодня уже не хочет покупать квартиры в огромных домах-муравейниках, он стремится к более гуманному масштабу, к менее агрессивной среде. Не зря многие выстроенные башни стоят наполовину незаселенными – их просто не могут продать.

zooming
Юрий Виссарионов
Архитектурно-градостроительное решение по жилой застройке поселения Ильинское. Схема функционального зонировани © ПТАМ Виссарионова

– Какими были исходные данные для проектирования? Чего хотел заказчик? Проект до этого несколько раз был отклонен Общественным советом. Что с ним было не так?

– Место проектирования расположено в Московской области между такими уникальными памятниками истории и архитектуры, как усадьбы Архангельское и Усово. Здесь заказчик, выкупивший большой участок земли, решил построить стандартный панельный микрорайон без оглядки на окружение. И это не говоря о том, что сам участок предполагаемого строительства является ландшафтным памятником, местом, которым веками владели представители царской фамилии, вельможи и князья. Это особая территория, окруженная памятниками и уникальными природными объектами, поэтому неудивительно, что против строительства микрорайона восстала вся округа. Проект несколько раз рассматривался на Общественном совете и градостроительном совете Московской области, но не находил одобрения. Местные жители были категорически против какого-либо строительства. Собственно поэтому заказчик и согласился на проведение конкурса.
Архитектурно-градостроительное решение по жилой застройке поселения Ильинское. Вид на застройку типа «Квадрат» © ПТАМ Виссарионова
Архитектурно-градостроительное решение по жилой застройке поселения Ильинское © ПТАМ Виссарионова

– Но условия, поставленные перед участниками конкурса, не сильно, а точнее, совсем не противоречили первоначальному проекту застройки «Ильинского-Усова»?

– Да, при получении конкурсных материалов нам озвучили, что целесообразная высота застройки – девять этажей. Что это, якобы, соответствует требованиям ландшафтно-визуального анализа. По моим собственным оценкам и оценкам моих коллег, в исходных данных были учтены далеко не все точки восприятия. Неизменным осталось и желание заказчика видеть дешевые панельные дома. Очевидно, что такое строительство в данном месте просто недопустимо. Оно неизбежно разрушит панорамы замечательных архитектурных ансамблей, расположенных по соседству. Кроме того, стоит отметить транспортную составляющую, которая сильно хромает. На участке нет никакой инфраструктуры, нет нормального подъезда. В качестве основного транспорта предложен трамвай, следующий в сторону пл. Красногорская. Однако я не уверен, что одна трамвайная линия сможет решить транспортную проблему.
Архитектурно-градостроительное решение по жилой застройке поселения Ильинское © ПТАМ Виссарионова

– Как вы справлялись с этим противоречием между техническим заданием конкурса и реальными условиями проектирования?

– Мы не слишком озадачились соответствием нашего проекта ТЗ. Мы посчитали, что задание было, мягко говоря, неправильно сформулировано. Однако, нам было важно помирить заказчика, архитектора и горожан, а главное – не нанести ущерба окружению. Поэтому мы создали альтернативный вариант, который мог бы устроить всех. Нельзя винить девелопера в том, что он стремится капитализировать купленный участок. На мой взгляд, здесь нет его ошибки. Это системная ошибка.

– Расскажите подробнее о вашем предложении. Чем ваш проект кардинально отличался от других?

– У нас получился альтернативный, но честный вариант. В проекте практически нет девятиэтажной застройки. Преимущественно это средне- и малоэтажные дома. Девять этажей появляются только в одной стороне, благодаря серьезному перепаду рельефа до 20 метров. Расположенные в низине, эти здания оказываются совершенно не видны на общей панораме местности, сливаются с уровнем горизонта. На самой же высокой отметке участка мы запроектировали двух- и трехэтажные домики, которые также не мешают восприятию усадебных комплексов. Это ковровый тип застройки, который на мой взгляд, сейчас заслуживает более внимательного отношения к себе. Такие дома имеют очень высокую плотность, их можно возводить без строительных кранов, практически руками, существенно удешевляя стоимость. Настаивая на высокой этажности, девелопер рассчитывает добиться хорошего показателя площадей. Но это распространенное заблуждение, поскольку высокоплотная малоэтажная ковровая застройка подчас гораздо эффективней и дешевле. Мы сократили этажность, сохранив необходимую плотность. В этом состояло главное отличие нашего проекта от остальных, где были предусмотрены обычные девятиэтажки – зато в соответствии с условиями конкурса.
Архитектурно-градостроительное решение по жилой застройке поселения Ильинское. Генеральный план © ПТАМ Виссарионова
Архитектурно-градостроительное решение по жилой застройке поселения Ильинское. Схема типологии застройки и функционального зонирования © ПТАМ Виссарионова
Архитектурно-градостроительное решение по жилой застройке поселения Ильинское. Схема озеленения © ПТАМ Виссарионова

– В чем же были принципиальные расхождения вашего предложения с ТЗ, если показатели по плотности застройки и стоимости строительства, как Вы говорите, оказывались даже более привлекательными, чем изначально планировалось?

– Заказчика интересовало не только соответствие показателям. Он наметил себе застройку типовыми девятиэтажками и, как я думаю, не рассматривал никаких альтернативных вариантов.

– Какие идеи проекта Вы считаете самыми важными и интересными?

– Мы работали в первую очередь с ландшафтом, постарались максимально сохранить и учесть все его особенности. Природный ландшафт в таких местах не мешает, напротив – помогает работать. В результате вся территория была условно разделена на четыре части, включая центр, и в каждой представлен отдельный архетип застройки. Центр решен в виде круга, но он мог быть каким угодно. Центр спроектировать легче всего, самое сложное – это застройка. На одном плане нами отражена практически вся история градостроительства – с начала XX века до сегодняшнего дня. Вчерашний день – это корбюзианская застройка, интерпретированный по-новому линейный город с пяти-шестиэтажными домами.

Даже в будущее мы попытались заглянуть, предложив вариант застройки, которая, как мне кажется, будет в скором времени очень актуальна: современный вариант города-сада, новый выработанный нами морфотип. Там сосредоточены спортивные объекты и жилье для спортсменов. Таким образом, в проекте представлены все эпохи градостроительства – вчера, сегодня, завтра.
Архитектурно-градостроительное решение по жилой застройке поселения Ильинское. Развертки © ПТАМ Виссарионова
Архитектурно-градостроительное решение по жилой застройке поселения Ильинское. Застройка типа «Квадрат» © ПТАМ Виссарионова
Архитектурно-градостроительное решение по жилой застройке поселения Ильинское. Архетип жилой застройки © ПТАМ Виссарионова

Но самый интересный тип – плотная ковровая застройка верхней части склона. Это своего рода возвращение средневековой гармоничной функции. Средневековая застройка, конечно, еще интереснее и сложнее. А здесь получилась более упорядоченная планировка. Здания расположены таким образом, что формируют квартал в квартале с выходом на рекреации, зелеными полуоткрытыми и замкнутыми дворами и цепью перетекающих друг в друга общественных пространств. Но, по-моему, наиболее актуальным он становится как раз сегодня. Застройка до трёх-четырёх этажей дает очень высокую плотность. Интересно, что в каждой части района, независимо от типа застройки, задана одинаковая плотность. Вероятно, жюри конкурса этого даже не заметило.
Архитектурно-градостроительное решение по жилой застройке поселения Ильинское. Архетип жилой застройки © ПТАМ Виссарионова
Архитектурно-градостроительное решение по жилой застройке поселения Ильинское © ПТАМ Виссарионова

Сквозь весь микрорайон проходит трамвай, соединяя все его части. Помимо основной трамвайной ветки, выходящей за пределы района, мы предложили создать внутренний легкий скоростной трамвай.

– Какие типологии жилья представлены в проекте?

– С помощью типовых секций мы создали нетиповые решения. Две трети территории отданы под малоэтажную застройку. Это завтрашний тип застройки с комфортными квартирами для больших семей. Предусмотрена меридиональная застройка, арендные дома и гостиницы, жилье коридорного типа для молодежи и студенческие общежития. Таким образом в проекте реализован принцип сосуществования самых разных типологий. В одном районе города могут жить разные поколения со своими взглядами на жизнь и им будет комфортно. Причем создана такая среда, которую никогда не захочется покидать. Пока человек молод, он сможет позволить себе меньшее по площади и более дешевое жилье в общежитии или квартире-студии. После создания семьи и рождения детей в этом же районе он найдет себе другой, более подходящий дом. А в старости переберется поближе к природе – скажем, в город-сад. Кроме того, предусмотрено строительство медицинского, учебного и административного центров, детские образовательные учреждения, школа перспективного развития. По сути, это проект идеального города, который невозможно построить, но все к нему стремятся. Единственное, что в городе не предусмотрено, так это места приложения труда. Но поблизости, в Захарковской пойме, на территории Москвы расположится Международный финансовый центр, где смогут работать все жители этого района.

– В условиях конкурса мест приложения труда в этом районе не предусматривалось?

– Нет. И это еще один большой минус.
Архитектурно-градостроительное решение по жилой застройке поселения Ильинское. Вид на застройку с центрального бульвара © ПТАМ Виссарионова
Архитектурно-градостроительное решение по жилой застройке поселения Ильинское. Вид с бульвара на досуговый центр © ПТАМ Виссарионова

– Как Вы в целом оцениваете ситуацию вокруг микрорайона «Ильинское-Усово»?

– Я считаю, что это тупиковая ситуация. Стандартный подход здесь неуместен, это варварское, разрушительное отношение к среде. Если бы во всем мире так строили, то не осталось бы никакой архитектуры, никакой исторической среды. Поэтому мы сознательно пошли на риск, с самого начала отступив от задания.
Архитектурно-градостроительное решение по жилой застройке поселения Ильинское. Вид на квартальную застройку © ПТАМ Виссарионова

– Как бы Вы, не будучи связанным конкурсным ТЗ, поступили с данной территорией?

– Если строить, то соблюдая архитектурные и градостроительные нормы и правила. Спрятать высокие дома, оставив наверху только маленькие, было бы очень правильным решением. Причем оно ни в коем случае не ущемляло бы интересы инвестора. Наоборот, реализовав проект, он бы только выиграл. Интересная кластерная застройка, дома, раскрывающиеся на определенные видовые точки – это очень привлекательная для современного покупателя среда. Бассейновый, экологический, кластерный и очень аккуратный принцип застройки здесь мог бы быть уместен. Кластер вырастает из окружения и он не должен ему противоречить, иначе он уничтожит все вокруг, как раковая клетка. Задуманное инвестором строительство – это и есть раковые клетки. Но ведь это не сиюминутный вопрос зарабатывания денег или возведения памятника амбициям архитектора. Это формирование среды, в которой люди будут жить долгие годы. Есть разные подходы к проектированию. Есть научная составляющая, художественная, коммерческая. Архитектор должен уметь объединить все идеи, но во главу угла поставить интересы людей. Для нас это изначально был не столько конкурсный проект, сколько попытка создать методологию.
Архитектурно-градостроительное решение по жилой застройке поселения Ильинское. Вид на городской центр © ПТАМ Виссарионова

– По-вашему, проект, победивший в этом конкурсе, реализовывать в этом месте нельзя?

– Нежелательно! Конечно, я не хочу говорить плохо о работе своих коллег. Но в этой ситуации архитектор не должен идти на поводу у девелопера. У победителя конкурса среди главных достоинств отмечалось, что застройка предлагается по принципу атриума, но высокие дома, поставленные по такому принципу – это, на мой взгляд, очень странное и неоднозначное решение. Вообще сегодня легкость отношения к профессии необыкновенная. Это вопиюще неправильное отношение. И эту ситуацию нужно срочно выправлять. В профессии должны оставаться только профессионалы. Если конкурсы не поправили ситуацию, значит нужно искать другие средства. Несколько лет назад пытались создать палату архитекторов, и тут ничего не вышло. А все это приведет к тому, что мыслящих архитекторов просто не останется, будут только исполнители, работающие на девелоперов.
Архитектурно-градостроительное решение по жилой застройке поселения Ильинское. Вид на застройку «Точка-тире» © ПТАМ Виссарионова
Архитектурно-градостроительное решение по жилой застройке поселения Ильинское. Вид на застройку квартального типа © ПТАМ Виссарионова

– Известна ли Вам судьба этого проекта? Намерен ли заказчик привлекать вас к дальнейшей разработке проекта, как финалистов конкурса?

– Дальнейшая судьба проекта мне неизвестна. Мы задавали этот вопрос на обсуждении с жюри и девелопером результатов конкурса, но внятного ответа не получили. Конечно, хотелось бы надеяться, что нас включат в список авторов. Было бы справедливо поделить микрорайон между тремя мастерскими, занявшими призовые места. Мы бы с удовольствием взяли на себя участок с ковровой застройкой. По моему мнению, проект планировки следовало бы отдать институту генплана Московской области.
Архитектурно-градостроительное решение по жилой застройке поселения Ильинское. Вид на высотную застройку © ПТАМ Виссарионова
Архитектор:
Юрий Виссарионов
Мастерская:
ПТАМ Виссарионова http://www.pamvissarionov.ru
Проект:
Архитектурно-градостроительное решение по жилой застройке поселения Ильинское
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Архитекторы: Ю.Г. Виссарионов, К.М. Савкин, Д.В. Зиборов, Р.В. Шумаев, Д.В Корнев

2015 — 2015

23 Октября 2015

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.