26.02.2015

Прощание с бумагой

В Музее изящных искусств им. Пушкина открылась выставка «Бумажная архитектура. Конец истории». Экспозиция объединила произведения советских «бумажников» с работами мастеров XVII–XVIII веков из собрания музея.

информация:

Александр Бродский, Илья Уткин. Стеклянная башня. 1984/1990. Офорт
Александр Бродский, Илья Уткин. Стеклянная башня. 1984/1990. Офорт

Несмотря на кратковременность явления под названием «Бумажная архитектура», ее совокупная коллекция весьма обширна. Поэтому кураторы обладают большой степенью свободы в комбинировании ее произведений как друг с другом, так и с произведениями других эпох. К примеру, на следующей выставке, которую планируется провести в Музее архитектуры, работы «бумажников» можно будет увидеть вместе с произведениями их предшественников – советских архитекторов 1920–1960-х гг. На нынешней же выставке в ГМИИ кураторы Юрий Аввакумов и Анна Чудецкая разместили 54 работы бумажников в «компании» с 28 архитектурными фантазиями мастеров XVII–XVIII вв. из коллекции музея: Пиранези, Гонзаго, Кваренги и других. Объединить в одном пространстве две эпохи фантазийно-архитектурного творчества, наших современников с их «праотцами», по словам Аввакумова, и было концептуальной идеей нынешней экспозиции.

Российская Бумажная архитектура – довольно специфическое явление, которое имело исторические прецеденты, но не современные ему зарубежные аналоги. Этот феномен был порожден особыми условиями, которые сложились в отечественной архитектуре в последние десятилетия советской власти. Будучи людьми художественно одаренными, молодые зодчие в силу известных причин не имели возможности самореализоваться в профессии и уходили в «параллельное измерение» чисто фантазийного творчества.

История отечественной Бумажной архитектуры неразрывно связана с концептуальными конкурсами, которые проводили OISTAT, ЮНЕСКО, а также журналы Architectural Design, Japan Architect и «Архитектура СССР». Их устроители стремились к поиску новых идей, а не получению решений конкретных «прикладных» задач. И наибольшее количество наград досталось участникам из Советского Союза, которые смогли привлечь внимание к российской архитектуре после долгого перерыва.
Александр Бродский, Илья Уткин. Хрустальный дворец. 1982/90. Офорт
Александр Бродский, Илья Уткин. Хрустальный дворец. 1982/90. Офорт

В отличие от своих предшественников (в первую очередь, авангардистов 1920-х и 1960-х гг.) концептуалисты 1980-х не стремились к созданию утопических образов идеального будущего. В работах «бумажников» не было футурологической составляющей – их учителя, шестидесятники, уже исчерпывающе высказались на эту тему. К тому же восьмидесятые – эпоха постмодернизма, т.е. реакции на модернизм, который для нескольких предшествующих поколений был «будущим». К моменту расцвета Бумажной архитектуры «будущее» было уже наступившим, однако вместо всеобщего счастья оно принесло разочарование и отвращение. Поэтому «бумажное» творчество было формой бегства от серой, унылой советской действительности в прекрасные миры, созданные богатым воображением образованных и талантливых людей.

Специфика Бумажной архитектуры заключалась в синтезе выразительных средств изобразительного искусства, зодчества, литературы и театра. При всем многообразии стилей и творческих манер, большинство «бумажных» проектов объединял особый язык: пояснительная записка принимала форму литературного эссе, в проект вводился персонаж – «главный герой», настроение и характер среды передавались рисунками или комиксами. В целом все это соединялось в своеобразный увраж, произведение станковой живописи или графики. Возникло особое направление концептуализма с характерной комбинацией визуальных и вербальных средств. Вместе с тем, Бумажная архитектура была связана не столько с параллельными формами концептуального искусства, сколько являлась, по сути, одной из разновидностей постмодернизма, заимствовав как его визуальные образы, так и иронию, «знаки», «коды» и прочие «игры» ума.

Название «Бумажная архитектура» возникло спонтанно – участники выставки 1984 года, организованной редакцией журнала «Юность», взяли на вооружение словосочетание из двадцатых годов, имевшее изначально ругательное значение. Название сразу же прижилось, так как обыгрывало два смысла. Во-первых, все работы были выполнены на ватмане. Во-вторых, это были концептуальные архитектурные проекты, которые не предполагали осуществления.
Юрий Аввакумов, Михаил Белов. Погребальный небоскреб, или столичный самовозводящийся колумбарий. 1983. Шелкография
Юрий Аввакумов, Михаил Белов. Погребальный небоскреб, или столичный самовозводящийся колумбарий. 1983. Шелкография

Особое место в деятельности «бумажников» принадлежит Юрию Аввакумову, сыгравшему ключевую роль в оформлении эпизода (хотя и яркого) культурной жизни 1980-х гг. в полноценное художественное явление. Именно он сцементировал разрозненных участников в единый массив. Сам будучи активным творцом, он служил «информационным центром», связующим звеном и летописцем движения. Собирая архив и организовывая выставки, он вывел деятельность «бумажников» на принципиально иной уровень, превратив ее из узкопрофессионального в общекультурное явление. Поэтому не будет особым преувеличением утверждать, что Бумажная архитектура – это большой кураторский проект Аввакумова.
Александр Бродский, Илья Уткин. Корабль дураков, или деревянный небоскреб для веселой компании. 1988/90. Офорт
Александр Бродский, Илья Уткин. Корабль дураков, или деревянный небоскреб для веселой компании. 1988/90. Офорт

Впрочем, движения как такового и не было – слишком уж разные были «бумажники». В отличие от, скажем, прерафаэлитов или мирискуссников, у них не было общих творческих целей и установок – «бумажники» представляли собой совокупность индивидуалистов, работавших то вместе, то порознь. Единственной объединяющей их темой было архитектурное фантазирование, что роднит их с Пиранези, Юбером Робером или Яковом Черниховым.

Произведения Бумажной архитектуры, увы, не слишком доступны широкой публике. Одна из причин – принципиальная невозможность их постоянного или хотя бы частого экспонирования: в отличие от холста бумага очень чувствительна к свету. Пока не произойдет технологической революции в этой сфере, гипотетический музей Бумажной архитектуры будет виртуальным, что в принципе конгениально самому ее феномену.
Николай Каверин, Ольга Каверина. Второе жилище горожанина. 1985. Тушь, цветной карандаш, рапидограф
Николай Каверин, Ольга Каверина. Второе жилище горожанина. 1985. Тушь, цветной карандаш, рапидограф

Получается, что чем реже проводятся выставки Бумажной архитектуры, тем они ценнее. В этом контексте надо рассматривать и нынешнюю, в Музее изящных искусств, занимающую уютный зал позади Греческого дворика. Впрочем, несмотря на камерный характер, экспозиция довольно емкая. Собрано много работ, как «хитов» («Дом-экспонат для музея ХХ века» Михаила Белова и Максима Харитонова, «Хрустальный дворец» и «Стеклянная башня» Александра Бродского и Ильи Уткина, «Второе жилище горожанина» Ольги и Николая Кавериных), так и тех, что ранее не выставлялись («Дом-ежик» Андрея Чельцова) или выставлялись нечасто (работы Вячеслава Петренко и Владимира Тюрина). Каждый экспонат требует внимательного разглядывания, созерцания, погружения в него, за каждым произведением стоит целая история, если не целый мир. Каприччио старых мастеров, включая знаменитые «Тюрьмы» Пиранези, занимают центральное пространство зала, а увражи «бумажников» окружают их по периметру. Выбор Аввакумова несколько субъективен – кого-то из «бумажников» нет (например, Алексея Бавыкина или Дмитрия Величкина), а кто-то представлен скромнее, чем того заслуживает (я имею в виду, прежде всего, Михаила Филиппова, который, на мой взгляд, создал свои лучшие работы в соавторстве с Надеждой Бронзовой именно в этот период).
Вид экспозиции. Фотография: Сергей Коробов. Предоставлена Юрием Аввакумовым
Вид экспозиции. Фотография: Сергей Коробов. Предоставлена Юрием Аввакумовым
Открытие выставки. Фотография: Сергей Коробов. Предоставлена Юрием Аввакумовым
Открытие выставки. Фотография: Сергей Коробов. Предоставлена Юрием Аввакумовым
Вид экспозиции. Фотография: Сергей Коробов. Предоставлена Юрием Аввакумовым
Вид экспозиции. Фотография: Сергей Коробов. Предоставлена Юрием Аввакумовым

С первой частью названия выставки все ясно. Но как понимать вторую – «Конец истории»? Ведь «похороны» Бумажной архитектуры состоялись еще в начале девяностых. Объединив в одном пространстве представителей двух разных эпох, кураторы хотели провести символическую черту под пятивековой эрой бумаги (массовый переход с пергамента произошел около 500 лет назад). По иронии судьбы ее финальным аккордом явилась российская Бумажная архитектура. В девяностые годы наступил новый, компьютерный век, подвергший коренной ревизии не только процесс проектирования, но и всего архитектурного творчества. Так что будущая бумажная архитектура будет бумажной лишь в иносказательном смысле. По крайней мере, пока не вырубят свет.

Спонсор выставки – AVC Charity.
Михаил Филиппов, Вавилонская башня. 1989. Акварель
Михаил Филиппов, Вавилонская башня. 1989. Акварель
Дмитрий Буш, Александр Хомяков, Дмитрий
Подъяпольский. Складная Родина (Жилище для экстремальных условий). 1990. Тушь, рапидограф
Дмитрий Буш, Александр Хомяков, Дмитрий Подъяпольский. Складная Родина (Жилище для экстремальных условий). 1990. Тушь, рапидограф
Дмитрий Шелест, Алексей Шелест. Profundus. 1985. Калька, светокопия
Дмитрий Шелест, Алексей Шелест. Profundus. 1985. Калька, светокопия
Александр Зосимов, коллаж №23. 1990. Коллаж
Александр Зосимов, коллаж №23. 1990. Коллаж
Александр Бродский, Илья Уткин. Forum de mille veritatis. 1987/90. Офорт
Александр Бродский, Илья Уткин. Forum de mille veritatis. 1987/90. Офорт
Юрий Аввакумов, Игорь Пищукевич,
Юрий Цирульников. Дом-матрешка. 1984
Шелкография, карандаш
Юрий Аввакумов, Игорь Пищукевич, Юрий Цирульников. Дом-матрешка. 1984 Шелкография, карандаш

Комментарии
comments powered by HyperComments

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Роман Леонидов
  • Олег Карлсон
  • Антон Надточий
  • Всеволод Медведев
  • Юлий Борисов
  • Александр Попов
  • Юлия Тряскина
  • Магда Чихонь
  • Магда Кмита
  • Александра Кузьмина
  • Павел Андреев
  • Карен Сапричян
  • Владимир Ковалёв
  • Сергей Скуратов
  • Игорь Шварцман
  • Полина Воеводина
  • Сергей Переслегин
  • Наталия Шилова
  • Левон Айрапетов
  • Андрей Асадов
  • Дмитрий Ликин
  • Анатолий Столярчук
  • Петр Фонфара
  • Олег Мединский
  • Олег Шапиро
  • Сергей  Орешкин
  • Владимир Плоткин
  • Александр Асадов
  • Лукаш Качмарчик
  • Шимон Матковски
  • Наталья Сидорова
  • Валерий Лукомский
  • Даниил Лоренц
  • Александр Бровкин
  • Зураб Басария
  • Георгий Трофимов
  • Илья Уткин
  • Вера Бутко
  • Сергей Кузнецов
  • Екатерина Кузнецова
  • Владимир Биндеман
  • Николай Миловидов
  • Никита Явейн
  • Константин Ходнев
  • Тотан Кузембаев
  • Дмитрий Васильев
  • Сергей Чобан
  • Татьяна Зульхарнеева
  • Михаил Канунников
  • Екатерина Грень
  • Сергей Труханов
  • Арсений Леонович
  • Никита Токарев
  • Николай Переслегин
  • Станислав Белых
  • Алексей Иванов
  • Валерия Преображенская
  • Антон Лукомский
  • Александр Скокан
  • Евгений Герасимов
  • Алексей Гинзбург
  • Никита Бирюков
  • Андрей Романов
  • Андрей Гнездилов
  • Илья Машков

Постройки и проекты (новые записи):

  • Результаты исследования в рамках проекта «Идеальный город»
  • Многофункциональный комплекс Match point с апартаментами и спортивной волейбольной ареной
  • Апарт-отель в границах промзоны «ЗИЛ»
  • Интерьеры автосервисного комплекса «Авангард»
  • Жилой комплекс «Time»
  • Жилой микрорайон в Пушкине
  • Апартамент-отель в Геленджике
  • ТРЦ «Ривьера»
  • Бизнес-центр «Луков, 2»

Технологии:

07.11.2017

Принтеры HP PageWide XL: скорость решает всё

Линейка принтеров HP PageWide XL – это экономия производственных расходов и фантастическая скорость печати строительных чертежей и рекламных баннеров без потери качества изображения.
Компания HP
25.10.2017

Клинкер в нью-йоркском стиле

Облицованный клинкером Hagemeister жилой комплекс 900 Mahler в Амстердаме призван напоминать о нью-йоркских небоскребах 1920-х годов.
ЗАО «Фирма «КИРИЛЛ»
19.10.2017

Практика использования ARCHICAD при проектировании научно-образовательного комплекса в Австралии

Знаковым зданием для программы ARCHICAD 21 стал новый Центр Чарлза Перкинса при Университете Сиднея.
GRAPHISOFT
другие статьи