English version

Силиконовый парк в Сибири

Архитектурная концепция особой экономической зоны Томска, завершенная архитекторами ABD в начале этого года, суммирует опыт строительства офисов и бизнес-парков, который у этой архитектурной компании достаточно велик. От сочетания этого опыта и градостроительной задачи получился «парк высоких технологий», который совмещает возможности хорошего современного офиса и актуальную архитектуру со старой доброй идеей города-сада

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

11 Ноября 2008
mainImg
Архитектор:
Борис Стучебрюков
Борис Левянт
Мастерская:
ABD architects
Проект:
Архитектурная концепция особой экономической зоны технико-внедренческого типа в г. Томске
Россия, Томск

Авторский коллектив:
Б.Левянт, Б.Стучебрюков, С.Крючков, Н.Барабанов, Л.Микишев, В.Лагунов, Е.Шестакова, Я.Голубева, А.Горовой, И.Левянт, при участии М.Зининой

2007 — 2007

Заказчик-застройщик ОАО «ОЭЗ ТВТ »Томск"

Особая экономическая зона – это такая специальная территория, на которой снижена часть  налогов и таможенных сборов ради развития какой-то важной для государства отрасли. Сейчас в России 15 особых экономических зон, четыре из них – технико-внедренческие. Есть еще туристические и производственные, вероятно, скоро появятся портовые. Технико-внедренческие зоны выглядят как «научная» элита и их сравнение с советскими наукоградами кажется вполне правомерным. Хотя не исключено, что более продуктивным было бы сопоставление со знаменитой американской «Силиконовой долиной».
 
Итак, в России задумано четыре новых научных городка, где налоги будут снижены ради того, чтобы развивать науку и внедрять ее в производство. За государственный счет в них строятся инженерные коммуникации и первые здания. Затем будут строить инвесторы-резиденты, но согласуясь с генпланом. Получая взамен комфортные условия и налоговые льготы. Три таких городка основаны в европейской части – в Зеленограде, Дубне и Петербурге. И только один в Сибири – в Томске.

Выбор Томска более чем обоснован. Этот город знаменит двумя вещами – кружевной деревянной архитектурой и научными открытиями. Недавно, например, томские ученые изобрели новый метод восстановления поврежденной ткани мозга. В городе 8 университетов и Академгородок, принадлежащий Сибирскому филиалу РАН. Он находится в черте города, но на карте выглядит похожим на военную базу – потому что со всех сторон окружен лесом и соединен с городом одной-единственной дорогой. Внешне же Академгородок выглядит как типичный брежневский квартал – он состоит из банальных пятиэтажек серого силикатного кирпича, разбавленных пятнами дикого кедрового леса.

Новый томский наукоград будет расположен рядом с существующим Академгородком, к юго-востоку от него, и займет часть резервных территорий сибирского РАН (всего для него выделено 192 га). Ближайшие соседи – дачные участки, которые активно осваивают эту лесистую часть города, а также охраняемые экологами леса и извилистая речка Ушайка, впадающая в Томь. Поэтому местность, хотя и числится городской, выглядит как вполне себе дачная и буколическая. И кроме того, академическая – новый научный городок строится рядом со старым и выглядит как его прямое продолжение.

Генплан, разработанный архитектурной компанией Бориса Левянта, старательно использует все достоинства местности, включая охраняемые леса, три крупных фрагмента которых войдут в состав нового научного городка. А также сложный рельеф с перепадом около 60 м – следуя за неравномерностями ландшафта, архитекторы запланировали пять видов природных зон, включая альпийскую деревню на одном из «природных» ответвлений городка.

Откровенно говоря, его даже как-то странно называть городом – настолько живописно выглядит это новообразование в проекте архитекторов ABD. В отличие от Академгородка, окруженного с трех сторон дорогами наподобие стен, территория особой экономической зоны – наоборот – нанизана на свою основную трассу, как на ось. Эта главная трасса, под которой пройдут основные подземные коммуникации, сверху превращена в бульвар, засаженный деревьями и с широкой зеленой полосой, разделяющей дороги посередине на левую и правую полосы. Вокруг основной дороги «лепятся» участки основных рабочих зданий – их будут осваивать резиденты ОЭЗ (уже сейчас подано более 90 заявок). Задумано, что рабочие корпуса будут двух типов: только офисные (для программистов и других деятелей IT-сферы) и научно-технические, для опытных производств.

В восточной части основная дорога разветвляется на две, вторя контурам участка с целью равномерно заполнить всю территорию. Рядом с перекрестком и еще в двух местах архитекторами задуманы «общественно-обслуживающие» зоны, включающие в себя все то, что делает жизнь работающих людей комфортной: кафе, магазины, спортзалы, фитнес, сауны и пр. Общественные центры распределены так, чтобы из любой части рабочей территории до них было недалеко добираться. В то же время каждый общественный центр примыкает к какой-нибудь из природных зон – так, чтобы позанимавшись спортом, можно было погулять на природе.

Помимо основной, предусмотрена и вторая, дополнительная ось – дорога, ведущая в жилую зону и объединяющая жилые дома вдоль себя. Обе оси живописно изгибаются, следуя в равной степени за рельефом и за искривлениями непростых контуров участка – одновременно поддерживая образ ненавязчивой природной живописности.

О жилье следует сказать отдельно. Дело в том, что по закону об особых экономических зонах жилья в них строить нельзя. Однако людям, которые будут там работать, надо где-то жить. Государственный заказчик предлагал не проектировать жилья вообще, ссылаясь на то, что сотрудники могут ездить на работу из Томска. И все же Борису Левянту удалось убедить заказчика в том, что жить рядом с работой для работников IT-сферы, многие из которых, вероятно, будут приглашенными специалистами – удобнее. И дома спроектировали как апарт-отели для временного проживания; их 2 типа – коттеджи и 5-этажные дома.

Борис Левянт определяет жанр получившегося проекта как «парк высоких технологий» - по аналогии с бизнес-парком, в проектировании и строительстве которых архитекторы ABD имеют уже значительный опыт (бизнес-парк в Крылатском уже завершен, бизнес-парк «Западные ворота» на пересечении Можайского шоссе и МКАД сейчас строится). Этот опыт в Томске приобрел новый, больший масштаб и как следствие – новое качество, которое можно было бы обозначить как «градостроительное».

Несложно заметить, что расширив рамки известной им типологии бизнес-парка, архитекторы ABD спроектировали для особой экономической зоны некую разновидность идеального города. Которая лучше всего согласуется с понятием города-сада, возникшим в XIX веке и будоражащим умы градостроителей на протяжении всего последующего времени. Природа в этом проекте окультурена, но скорее по-английски, чем по-французски, с сохранением и даже подчеркиванием ее естественности. Ее впускают внутрь поселения, то сохраняя в виде местного леса, то превращая в альпийскую деревню и обеспечивая таким образом обитателям разнообразие впечатлений. А также – ощущение простора и некоторой степени свободы. Город-сад граничит с английским парком и далее – плавно переходит в сибирский лес.

Хотелось бы отметить несколько особенностей этого проекта. Во-первых, он определенно градостроительный – здесь на пустом месте закладывается если не «город в городе», то новый микрорайон со своими законами и собственной таможней. Во-вторых, архитекторы ABD проектируют его, опираясь на свой обширный опыт строительства офисов и бизнес-парков. Свою архитектурную концепцию они снабдили развернутым экономическим приложением, с финансовой моделью и анализом доходности проекта. С огромным количеством цифр и таблиц. Все вместе это называется концепцией развития территории – и выходит далеко за пределы чисто архитектурной работы. «Это проект скорее экономический и политический» – говорит Борис Левянт. Получается, что опыт архитектурной компании ABD, которая много и эффективно занимается строительством офисов, будучи проецирован на государственный проект, перешел в новое качество. Постоянный интерес архитекторов  к смежным сферам позволил им подойти к градостроительной задаче разносторонне, и работа переросла рамки чисто архитектурной. В случае с таким вот специфически-экономическим градостроительством особой экономической зоны это надо признать благом. Иными словами, если мы действительно хотим, чтобы в Томске селились крупные иностранные инвесторы из наукоемких сфер, то выбор ABD architects в качестве проектировщика надо признать удачным.

Архитектурная концепция особой экономической зоны технико-внедренческого типа в г. Томске
Расположение территории проектируемого участка в городе
Территория особой экономической зоны Томска. В левой части – административно-деловой центр, в правой части – научно-производственная зона Административно-деловой центр относится к зданиям первой очереди, которые будут построены за счет государства. Он будет служить въездным буфером и одновременно – местом контактов, переговоров, выставок, конференций. В нем задуманы «бизнес-инкубартор», система «одного окна» для решения резидентами бюрократических вопросов, и другие сервисы, включая кафе и рестораны. Комплекс состоит из нескольких прямоугольных блоков, объединенных между собой пониженными объемами искривленных природных очертаний. Летом плавные изгибы их крыш будут покрыты травой, зимой – снегом. Комплекс аднистиративно-делового центра напоминает небольшой квартал классических модернистских очертаний, выкопанный из земли вместе с частью рельефа – этот образ неплохо иллюстрирует взаимодествие рукотводрных и природных форм в «научном пакре» Томской ОЭЗ
Функциональное зонирование и озеленение. Зеленое пятно в западной части – «Центральный парк», который находится ближе всего к старому Академгородку. В юго-восточной части – большой «Экопарк», зеленая зона в южном ответвлении – «альпийская деревня» с гостевыми коттеджами
Общий вид застройки участка с запада, со стороны административно-делового центра
zooming
Административно-деловой центр. Корпус конференц-зала и выставочных помещений похож на соседние корпуса, но отмечен архитектурно. Его строгая прямоугольная бетонная оболочка прорезана хаотично разбросанными искривленными отверстиями, а в одном месте из нее выступает большое фиолетовое окно-эркер. «Оболочка» снаружи белая, а на внутренних поверхностых – зеленая, и изумрудный цвет отражаеися в сплошном стекле торцевого витража
Административно-деловой центр
Научно-производственная зона. Разработано несколько вариантов типовых зданий для участков разного размера и для рзличных задач. Офисные корпуса для работы в сфере IT соседствуют с научно производственными, где изыскания будут соседствовать экпериментальным производством
zooming
На данный момент здания научно-производственной зоны (основные корпуса ОЭЗ) решены в зеленоватых оттенках и несложных ломаных формах. Их объемы «свачены» лентами окон, но «играют» наклонами плоскостей и углов, как будто бы немного пошевеливаются. Таким образом корпуса одновременно стремятся слиться с природой – и демонстрируют геометризм очертаний
Жилая зона решена более традиционно - в коричневом кирпичном цвете. Она совмещает пятиэтажные дома и модернистские коттеджи
zooming
Жилая зона. Пятиэтажные дома поставлены углами-галочками, два фасада у них кирпичные, а два торцевых - целиком стеклянные
Жилая зона. На первом плане - один из вариантов решения коттеджей


Архитектор:
Борис Стучебрюков
Борис Левянт
Мастерская:
ABD architects
Проект:
Архитектурная концепция особой экономической зоны технико-внедренческого типа в г. Томске
Россия, Томск

Авторский коллектив:
Б.Левянт, Б.Стучебрюков, С.Крючков, Н.Барабанов, Л.Микишев, В.Лагунов, Е.Шестакова, Я.Голубева, А.Горовой, И.Левянт, при участии М.Зининой

2007 — 2007

Заказчик-застройщик ОАО «ОЭЗ ТВТ »Томск"

11 Ноября 2008

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Сейчас на главной
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.