Силиконовый парк в Сибири

Архитектурная концепция особой экономической зоны Томска, завершенная архитекторами ABD в начале этого года, суммирует опыт строительства офисов и бизнес-парков, который у этой архитектурной компании достаточно велик. От сочетания этого опыта и градостроительной задачи получился «парк высоких технологий», который совмещает возможности хорошего современного офиса и актуальную архитектуру со старой доброй идеей города-сада

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

11 Ноября 2008
mainImg
Архитектор:
Борис Стучебрюков
Борис Левянт
Мастерская:
ABD architects
Проект:
Архитектурная концепция особой экономической зоны технико-внедренческого типа в г. Томске
Россия, Томск

Авторский коллектив:
Б.Левянт, Б.Стучебрюков, С.Крючков, Н.Барабанов, Л.Микишев, В.Лагунов, Е.Шестакова, Я.Голубева, А.Горовой, И.Левянт, при участии М.Зининой

2007

Заказчик-застройщик ОАО «ОЭЗ ТВТ »Томск"

Особая экономическая зона – это такая специальная территория, на которой снижена часть  налогов и таможенных сборов ради развития какой-то важной для государства отрасли. Сейчас в России 15 особых экономических зон, четыре из них – технико-внедренческие. Есть еще туристические и производственные, вероятно, скоро появятся портовые. Технико-внедренческие зоны выглядят как «научная» элита и их сравнение с советскими наукоградами кажется вполне правомерным. Хотя не исключено, что более продуктивным было бы сопоставление со знаменитой американской «Силиконовой долиной».
 
Итак, в России задумано четыре новых научных городка, где налоги будут снижены ради того, чтобы развивать науку и внедрять ее в производство. За государственный счет в них строятся инженерные коммуникации и первые здания. Затем будут строить инвесторы-резиденты, но согласуясь с генпланом. Получая взамен комфортные условия и налоговые льготы. Три таких городка основаны в европейской части – в Зеленограде, Дубне и Петербурге. И только один в Сибири – в Томске.

Выбор Томска более чем обоснован. Этот город знаменит двумя вещами – кружевной деревянной архитектурой и научными открытиями. Недавно, например, томские ученые изобрели новый метод восстановления поврежденной ткани мозга. В городе 8 университетов и Академгородок, принадлежащий Сибирскому филиалу РАН. Он находится в черте города, но на карте выглядит похожим на военную базу – потому что со всех сторон окружен лесом и соединен с городом одной-единственной дорогой. Внешне же Академгородок выглядит как типичный брежневский квартал – он состоит из банальных пятиэтажек серого силикатного кирпича, разбавленных пятнами дикого кедрового леса.

Новый томский наукоград будет расположен рядом с существующим Академгородком, к юго-востоку от него, и займет часть резервных территорий сибирского РАН (всего для него выделено 192 га). Ближайшие соседи – дачные участки, которые активно осваивают эту лесистую часть города, а также охраняемые экологами леса и извилистая речка Ушайка, впадающая в Томь. Поэтому местность, хотя и числится городской, выглядит как вполне себе дачная и буколическая. И кроме того, академическая – новый научный городок строится рядом со старым и выглядит как его прямое продолжение.

Генплан, разработанный архитектурной компанией Бориса Левянта, старательно использует все достоинства местности, включая охраняемые леса, три крупных фрагмента которых войдут в состав нового научного городка. А также сложный рельеф с перепадом около 60 м – следуя за неравномерностями ландшафта, архитекторы запланировали пять видов природных зон, включая альпийскую деревню на одном из «природных» ответвлений городка.

Откровенно говоря, его даже как-то странно называть городом – настолько живописно выглядит это новообразование в проекте архитекторов ABD. В отличие от Академгородка, окруженного с трех сторон дорогами наподобие стен, территория особой экономической зоны – наоборот – нанизана на свою основную трассу, как на ось. Эта главная трасса, под которой пройдут основные подземные коммуникации, сверху превращена в бульвар, засаженный деревьями и с широкой зеленой полосой, разделяющей дороги посередине на левую и правую полосы. Вокруг основной дороги «лепятся» участки основных рабочих зданий – их будут осваивать резиденты ОЭЗ (уже сейчас подано более 90 заявок). Задумано, что рабочие корпуса будут двух типов: только офисные (для программистов и других деятелей IT-сферы) и научно-технические, для опытных производств.

В восточной части основная дорога разветвляется на две, вторя контурам участка с целью равномерно заполнить всю территорию. Рядом с перекрестком и еще в двух местах архитекторами задуманы «общественно-обслуживающие» зоны, включающие в себя все то, что делает жизнь работающих людей комфортной: кафе, магазины, спортзалы, фитнес, сауны и пр. Общественные центры распределены так, чтобы из любой части рабочей территории до них было недалеко добираться. В то же время каждый общественный центр примыкает к какой-нибудь из природных зон – так, чтобы позанимавшись спортом, можно было погулять на природе.

Помимо основной, предусмотрена и вторая, дополнительная ось – дорога, ведущая в жилую зону и объединяющая жилые дома вдоль себя. Обе оси живописно изгибаются, следуя в равной степени за рельефом и за искривлениями непростых контуров участка – одновременно поддерживая образ ненавязчивой природной живописности.

О жилье следует сказать отдельно. Дело в том, что по закону об особых экономических зонах жилья в них строить нельзя. Однако людям, которые будут там работать, надо где-то жить. Государственный заказчик предлагал не проектировать жилья вообще, ссылаясь на то, что сотрудники могут ездить на работу из Томска. И все же Борису Левянту удалось убедить заказчика в том, что жить рядом с работой для работников IT-сферы, многие из которых, вероятно, будут приглашенными специалистами – удобнее. И дома спроектировали как апарт-отели для временного проживания; их 2 типа – коттеджи и 5-этажные дома.

Борис Левянт определяет жанр получившегося проекта как «парк высоких технологий» - по аналогии с бизнес-парком, в проектировании и строительстве которых архитекторы ABD имеют уже значительный опыт (бизнес-парк в Крылатском уже завершен, бизнес-парк «Западные ворота» на пересечении Можайского шоссе и МКАД сейчас строится). Этот опыт в Томске приобрел новый, больший масштаб и как следствие – новое качество, которое можно было бы обозначить как «градостроительное».

Несложно заметить, что расширив рамки известной им типологии бизнес-парка, архитекторы ABD спроектировали для особой экономической зоны некую разновидность идеального города. Которая лучше всего согласуется с понятием города-сада, возникшим в XIX веке и будоражащим умы градостроителей на протяжении всего последующего времени. Природа в этом проекте окультурена, но скорее по-английски, чем по-французски, с сохранением и даже подчеркиванием ее естественности. Ее впускают внутрь поселения, то сохраняя в виде местного леса, то превращая в альпийскую деревню и обеспечивая таким образом обитателям разнообразие впечатлений. А также – ощущение простора и некоторой степени свободы. Город-сад граничит с английским парком и далее – плавно переходит в сибирский лес.

Хотелось бы отметить несколько особенностей этого проекта. Во-первых, он определенно градостроительный – здесь на пустом месте закладывается если не «город в городе», то новый микрорайон со своими законами и собственной таможней. Во-вторых, архитекторы ABD проектируют его, опираясь на свой обширный опыт строительства офисов и бизнес-парков. Свою архитектурную концепцию они снабдили развернутым экономическим приложением, с финансовой моделью и анализом доходности проекта. С огромным количеством цифр и таблиц. Все вместе это называется концепцией развития территории – и выходит далеко за пределы чисто архитектурной работы. «Это проект скорее экономический и политический» – говорит Борис Левянт. Получается, что опыт архитектурной компании ABD, которая много и эффективно занимается строительством офисов, будучи проецирован на государственный проект, перешел в новое качество. Постоянный интерес архитекторов  к смежным сферам позволил им подойти к градостроительной задаче разносторонне, и работа переросла рамки чисто архитектурной. В случае с таким вот специфически-экономическим градостроительством особой экономической зоны это надо признать благом. Иными словами, если мы действительно хотим, чтобы в Томске селились крупные иностранные инвесторы из наукоемких сфер, то выбор ABD architects в качестве проектировщика надо признать удачным.

Архитектурная концепция особой экономической зоны технико-внедренческого типа в г. Томске
Расположение территории проектируемого участка в городе
Территория особой экономической зоны Томска. В левой части – административно-деловой центр, в правой части – научно-производственная зона Административно-деловой центр относится к зданиям первой очереди, которые будут построены за счет государства. Он будет служить въездным буфером и одновременно – местом контактов, переговоров, выставок, конференций. В нем задуманы «бизнес-инкубартор», система «одного окна» для решения резидентами бюрократических вопросов, и другие сервисы, включая кафе и рестораны. Комплекс состоит из нескольких прямоугольных блоков, объединенных между собой пониженными объемами искривленных природных очертаний. Летом плавные изгибы их крыш будут покрыты травой, зимой – снегом. Комплекс аднистиративно-делового центра напоминает небольшой квартал классических модернистских очертаний, выкопанный из земли вместе с частью рельефа – этот образ неплохо иллюстрирует взаимодествие рукотводрных и природных форм в «научном пакре» Томской ОЭЗ
Функциональное зонирование и озеленение. Зеленое пятно в западной части – «Центральный парк», который находится ближе всего к старому Академгородку. В юго-восточной части – большой «Экопарк», зеленая зона в южном ответвлении – «альпийская деревня» с гостевыми коттеджами
Общий вид застройки участка с запада, со стороны административно-делового центра
zooming
Административно-деловой центр. Корпус конференц-зала и выставочных помещений похож на соседние корпуса, но отмечен архитектурно. Его строгая прямоугольная бетонная оболочка прорезана хаотично разбросанными искривленными отверстиями, а в одном месте из нее выступает большое фиолетовое окно-эркер. «Оболочка» снаружи белая, а на внутренних поверхностых – зеленая, и изумрудный цвет отражаеися в сплошном стекле торцевого витража
Административно-деловой центр
Научно-производственная зона. Разработано несколько вариантов типовых зданий для участков разного размера и для рзличных задач. Офисные корпуса для работы в сфере IT соседствуют с научно производственными, где изыскания будут соседствовать экпериментальным производством
zooming
На данный момент здания научно-производственной зоны (основные корпуса ОЭЗ) решены в зеленоватых оттенках и несложных ломаных формах. Их объемы «свачены» лентами окон, но «играют» наклонами плоскостей и углов, как будто бы немного пошевеливаются. Таким образом корпуса одновременно стремятся слиться с природой – и демонстрируют геометризм очертаний
Жилая зона решена более традиционно - в коричневом кирпичном цвете. Она совмещает пятиэтажные дома и модернистские коттеджи
zooming
Жилая зона. Пятиэтажные дома поставлены углами-галочками, два фасада у них кирпичные, а два торцевых - целиком стеклянные
Жилая зона. На первом плане - один из вариантов решения коттеджей


Архитектор:
Борис Стучебрюков
Борис Левянт
Мастерская:
ABD architects
Проект:
Архитектурная концепция особой экономической зоны технико-внедренческого типа в г. Томске
Россия, Томск

Авторский коллектив:
Б.Левянт, Б.Стучебрюков, С.Крючков, Н.Барабанов, Л.Микишев, В.Лагунов, Е.Шестакова, Я.Голубева, А.Горовой, И.Левянт, при участии М.Зининой

2007

Заказчик-застройщик ОАО «ОЭЗ ТВТ »Томск"

11 Ноября 2008

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.