«Только качественная архитектура выводит задачи ландшафтного дизайна на новый уровень»

Интервью с руководителями мастерской ландшафтного дизайна «Артеза». О тонкостях профессии, о плохой и хорошей архитектуре и о том, почему сейчас проектировать становится все интереснее.

Беседовала:
Алла Павликова

11 Ноября 2013
mainImg

Архитектор:

Дмитрий Онищенко
Сергей Курдюков

Мастерская:

Ландшафтная компания ARTEZA
Компания «Артеза» создана в 2002 году и с самого начала своего существования специализируется на ландшафтной архитектуре. Мы поговорили с руководителями компании об особенностях их работы, молодости ландшафтной архитектуры в России, специфике иностранного опыта, новых тенденциях и о многом другом. На вопросы «Архи.ру» отвечают генеральный директор компании Дмитрий Онищенко и ее художественный руководитель Сергей Курдюков.
Московская область. Горки 2. Пруды и зона у реки. Маршруты, ведущие к водоемам © Ландшафтная компания ARTEZA
Сергей Курдюков © Arteza
Дмитрий Онищенко © Arteza

Архи.ру:
– Компания «Артеза» существует больше десяти лет. Как и кем она создавалась?


Дмитрий Онищенко: Костяк нашей команды сформировался еще до организации собственного дела. Все мы – я, Сергей и наш ведущий ландшафтный архитектор Алексей Перцухов – работали в одной компании, в отделе ландшафтного проектирования. В какой-то момент мы поняли, что возможности, которые нам предлагались, нас уже не удовлетворяют. Тогда и возникло желание открыть свою мастерскую. Наш друг Денис Кусенков, экономист по образованию, предложил организовать компанию и с его участием все стало реально.

Сергей Курдюков: В той компании ландшафтный дизайн не был профилирующим направлением, поэтому нам приходилось заниматься дополнительной и не слишком интересной для нас работой. Мы подумали, что если сконцентрироваться только на ландшафтном дизайне, то можно добиться гораздо большего. И не ошиблись.

Д.О.: Уже тогда нам было очевидно, что ландшафтный дизайн – это самостоятельное и перспективное направление. На тот момент Сергей имел 12-летний стаж работы в этой сфере, поэтому мы знали, как двигаться дальше. При этом все мы помним, каким был рынок архитектуры, а тем более ландшафтного дизайна в 1990-е годы. Ландшафтная архитектура в нашей стране и сегодня ощутимо отстает от объемного проектирования. Но тогда нас это ничуть не пугало: были наработаны связи, имелся хороший практический опыт и главное – уверенность в своих силах.
Москва. Жилой комплекс «Английский дом» © Arteza
Москва. Жилой комплекс «Английский дом» © Arteza

– С чего вы начинали?

Д.О.: За первый год самостоятельной практики мы выполнили больше проектов, чем за все время работы в предыдущей компании. Это был бесценный опыт в выполнении полного цикла работ от проектирования до реализации. В скором времени потребовалось расширение штата сотрудников. Профессиональных ландшафтных архитекторов в то время в стране почти не было, их и сейчас очень мало. Так что команду взращивали сами, проводя тщательный отбор среди талантливой молодежи.

– Как внутри компании распределяются роли между вами?

Д.О.:
Сергей – наш учитель и наставник. Благодаря его опыту, нам удается реализовывать сложнейшие проекты и задачи. Воспитание и обучение талантливой молодежи внутри компании – одна из его задач. Алексей – ведущий ландшафтный архитектор, занимается разработкой топовых проектов. Я являюсь генеральным директором, занимаюсь преимущественно управлением, хотя, как и весь руководящий состав компании, имею профильное образование – окончил Лесотехнический институт. Уверен, именно этот вуз дает самое комплексное образование для ландшафтника. Сегодня я хоть сам уже и не проектирую, но активно участвую в обсуждении всех проектов.

С.К.: Я учился больше на практике, хотя в свое время окончил училище декоративного садоводства. Сегодня этого училища уже нет. Но могу сказать, что образовательный процесс там был очень четко и правильно выстроен: все, что мы изучали в теории, тут же осваивалось и на практике. Буквально все мы делали своими руками. В итоге я с самого начала прекрасно понимал свои задачи и степень их сложности. Вместе с однокурсниками я успел поработать во всех крупных парках столицы – в ВДНХ, парке Горького, Сокольниках и т.д.
Москва. Жилой комплекс «Юнион Парк» © Arteza
Москва. Жилой комплекс «Юнион Парк» © Arteza

– Вы могли бы обозначить основные вехи в развитии компании?

Д.О.:
Я бы выделил три этапа: этап становления, этап обучения и формирования команды и, наконец, этап, на котором мы находимся сейчас, когда сфера нашей деятельности активно расширяется.

Этап становления – первые 3-5 лет самостоятельной практики. Мы росли, набирались опыта, налаживали связи и постепенно пополняли свое портфолио интересными реализованными работами. Нам было крайне важно наладить контакты с архитектурными бюро, поскольку успех проекта зависит не только от ландшафтного архитектора. Здесь важно, чтобы в одну линию сошлись пожелания клиента, характер места, и, конечно, архитектура здания, вокруг которого проектируется сад. Уже в этот период мы сотрудничали с довольно известными и очень талантливыми архитекторами. Например, у нас был большой опыт работы с Вадимом Грековым, руководителем арт-группы «Камень». Это сотрудничество позволило нам поучаствовать в крупных и неординарных проектах. Также были интересные совместные проекты с Александром Бродским и Тотаном Кузембаевым.

На втором этапе помимо частных заказов появляются проекты, связанные с развитием общественных пространств. Причем тут мы не ограничивались благоустройством городских территорий, благодаря многолетнему сотрудничеству с компанией «Крост», стали возможными масса интересных проектов: от сада на уровне 16 этажа и многочисленных зимних садов до совместных проектов с ведущими европейскими ландшафтными архитекторами. Проекты в Вэлтон Парке, Юнион Парке, до сих пор считаю важнейшими для нас. А уже после этого нас стали приглашать к сотрудничеству как специалистов по работе с общественными территориями. Мы работали с компанией «Дон-Строй» над благоустройством жилого комплекса на Кутузовском проспекте.
Москва. ПКиО «Северное Тушино» © Arteza

На третьем этапе, после восьми лет интенсивной работы, мы вдруг с радостью обнаружили, что российская архитектура наконец «выстрелила». Появился и новый формат деятельности – оформление частных усадеб, владений, ограниченных уже не сотками, а гектарами земли, которые позволяли решать территорию крупными мазками. Также мы стали активно работать с общественными зонами. Были интересные проекты на территории «Красного Октября» и центра Art-Play, террас «Итальянского квартала», концепция парка Северного Тушино и «Загородного квартала» в Химках, реализация которого в настоящее время ведется, участвуем в конкурсе на разработку концепции парка «Зарядье» в составе команды DillerScofidio + Renfro. Также специалисты нашей компании принимали участие в разработке проекта благоустройства территории дома на Мосфильмовской по концепции архитектурного бюро Сергея Скуратова.
Москва. ПКиО «Северное Тушино» © Arteza
Москва. ПКиО «Северное Тушино» © Arteza

Нам всегда очень интересно соприкасаться с хорошей архитектурой, которая становится для нас отправной точкой в разработке проекта. Качественная архитектура и наши задачи выводит на новый уровень. Поэтому одной из главных своих целей мы считаем тесное сотрудничество с ведущими архитектурными бюро. Также есть большой интерес к общественным пространствам, потому что они позволяют реализовывать необычные, а иногда и авангардные решения.

– А с иностранными бюро приходится сотрудничать?

Д.О.:
Да, для нас совместная с иностранными специалистами работа в последние годы стала нормой. Думаю, что это некая дань моде. Только недавно обсуждали с одним крупным застройщиком их желание привлечь западного ландшафтного архитектора ради рекламы. Нам, безусловно, интересен международный опыт, но есть и свои сложности, своя специфика, различия в ментальности и правилах работы.

С.К.: Мы работали с немцами, итальянцами, французами, голландцами, поляками. Сотрудничество с иностранцами – это хорошая школа, знакомство с международным опытом позволяет расширить свои горизонты. Но зарубежные коллеги не всегда учитывают российские особенности и требования. Специфика нашей деятельности требует быстрых решений. К тому же сказывается отсутствие у иностранцев опыта работы в условиях резко континентального климата. Часто они предлагают интересные решения, которые, увы, невозможно реализовать в нашей стране.
Московская область. Горки 2. Торцевой сад © Ландшафтная компания ARTEZA

– В последнее время Москва сильно изменилась, особенно в отношении общественных и парковых пространств. Появляются такие показательные примеры, как парк Горького или недавно завершенная реконструкция Крымской набережной. Как вы оцениваете эти изменения?

Д.О.:
Сегодня стало очевидным совершенно иное отношение властей к городу. Наверное, нужно сказать за это спасибо новому руководству Москвы. Если город продолжит развиваться в заданном направлении, то скоро окажется в числе топовых столиц мира в сфере благоустройства городского пространства. Ведь не секрет, что Москва – один из самых зеленых мегаполисов мира, но грамотный подход к его благоустройству только начинает приходить к цивилизованной форме. И да, мы делаем все возможное, чтобы сделать свой вклад.

Хочу заметить одну очень важную для меня мысль: мы хотим, чтобы нашими работами пользовалось максимальное количество людей. Грамотно спланированные парки, красивые, уютные, современные пространства города – все реально. Это прекрасная социальная миссия нашего бизнеса – влиять на город, его облик, на качество жизни. Тут, уверен, меня поймут архитекторы, работающие с городскими объектами.

Что касается Крымской набережной, мы считаем, что идеи у разработчиков WowHouse были очень интересными, есть масса положительных моментов – как, например, использование гранита в мощении, попытка разведения потоков посетителей, выбор многолетних растений для озеленения – но, как это часто бывает, хорошие идеи были испорчены некачественным исполнением. Первый же взгляд упирается в нелепые стыки мощения. Очевидно, что те линии, которые были в проекте плавными и лекальными, в жизни превратились в угловатые и кривые. Второе, что сразу обращает на себя внимание, это полное отсутствие логики в разделении потоков посетителей. Маршрут для велосипедистов проложен так, что он пересекается с потоками пешеходов, что неизбежно влечет к столкновению. Россия – не Голландия, где доля велосипедистов по отношению к пешеходам огромна, и где правила велодвижения каждый ребенок знает с рождения. Глядя на то, как вели себя роллеры, стало очевидно, что для таких общественных зон отдыха необходимы четко прописанные правила поведения, за соблюдением которых нужно следить.

– На какие мировые тренды в сфере ландшафтного дизайна и обустройства общественных пространств ориентируется «Артеза»?

С.К.:
Что касается частных территорий, то мы давно освоили мировой опыт. Российский частный рынок открывает для отечественных проектировщиков фантастические возможности по сравнению с западной практикой. Такого масштабного садового строительства при таких площадях благоустраиваемых территорий как в России сейчас нет, наверно, нигде. Другое дело – городские пространства. Тут все наоборот. В этом направлении мы сильно отстаем – и не потому, что не хватает навыков и способностей, а потому, что до недавнего времени такие задачи перед нами просто не ставились. Тема развития общественных пространств стала актуальна в нашей стране всего пару лет назад и этим крайне интересна.
Московская область. Горки 2. Верхний сад. Подушка кизильника под «парусом» гаражного комплекса © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Горки 2. Яшмовый сад © Ландшафтная компания ARTEZA

Д.О.: В практике «Артезы» мы часто обращаемся к американским трендам. На данном этапе их опыт для нас наиболее релевантен. США – это большая страна с разными климатическими зонами и разнообразием ландшафта. Этим они нам и близки. Всем известны их эко-парки, нью-йоркский Хай-Лайн, парк Чикаго.

Кроме того, нам очень интересна тенденция симбиоза ландшафта и искусства. В Европе, а в последние годы и в нашей стране, опыт насыщения природного ландшафта разнообразными арт-объектами стал очень распространенным. Например, работая над проектом курорта «Золотое кольцо», мы подружились с Тотаном Кузембаевым, который помимо крупных форм придумывает совершенно невероятные арт-объекты, обогащающие ландшафт. Такие элементы формируют основу дизайна, сохраняющего свой облик и в зимнее время, когда зелени почти нет. Ландшафтная архитектура – это не всегда зеленые насаждения, часто это «решение» пространства архитектурными приемами.
Московская область. Горки 2. Нижний сад. Лабиринт © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Горки 2. Вид на «Нижний сад» из дома © Ландшафтная компания ARTEZA

– А какие проекты из собственной практики вы бы выделили? Какие из них определяют лицо компании?

Д.О.:
Самый показательный проект – это сады для частной резиденции «Горки 2». Мы много лет работаем над этим проектом, постоянно дополняем и дорабатываем его, обеспечиваем уход за садом. Это масштабная территория площадью более 10 га, которая постоянно развивается, появляются сады в садах, интересные элементы, островки японского сада и многое другое.
Московская область. Горки 2. Пруды и зона у реки © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Горки 2. Пруды и зона у реки © Ландшафтная компания ARTEZA

С.К.:
Территория резиденции разбита на отдельные участки, которые практически не взаимодействуют друг с другом, поэтому данный проект – это своего рода энциклопедия тематических садов, закрытых и открытых пространств, растительного разнообразия, богатства мощений и малых форм. Я бы выделил еще один сад, который в настоящее время только начал формироваться. Он камерный и по замыслу проектировщиков разделен на две части: одна – современная, в модернистском стиле (в поддержку архитектуры дома), другая – лесная, натуральная, создающая ощущение нетронутости рукой человека. При создании данного проекта нам удалось развить тему, заданную архитекторами.
Московская область. Горки 2. Пруды и зона у реки © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Горки 2. Японский сад © Arteza

– Над чем работаете сегодня?

Д.О.:
Сейчас мы активно работаем над реализацией проекта Японского сада в Московской области. Это частная резиденция площадью 1 гектар. На повестке дня много частных объектов. Продолжаем работать по парку Северное Тушино, ж/к «Загородный квартал», разрабатываем концепцию территории ArtPlay. И, как я сказал, мы боремся за место российских ландшафтников в проектировании городских объектов: участвуем в конкурсе на проект парка «Ходынское поле», где представим очень смелое, креативное решение, В конкурсе на парк «Зарядье» наша компания представлена в составе консорциума американского бюро DillerScofidio + Renfro и компании RDI. В частности, я выступаю в роли эксперта по ландшафтному проектированию и подбору растений.

– Какие критерии для вас являются определяющими при разработке каждого нового проекта: экологичность, экономичность, эстетические решения?

С.К.:
Для меня эстетика очень важна, есть особый интерес увязать множество задач в один красивый узел. Вопрос экономичности всегда зависит от заказчика. У нас, конечно, нет задачи применять самые дорогие материалы, наоборот, мы всегда идем навстречу, находим альтернативные и экономичные решения, которые не искажают идею проекта. Бывают случаи, когда сама архитектура определяет необходимость использования дорогих материалов, и тут мы просто не имеем права применять, например, дешевую тротуарную плитку. Это не вопрос цены, это вопрос восприятия, решения должны быть оправданными, функциональными и рациональными.
Московская область. Горки 2. Японский сад © Arteza
Московская область. Поселок Варварино © Ландшафтная компания ARTEZA

Д.О.: Что же до экологичности, то мы ориентируемся и на этот критерий, мы никогда не станем применять бетон, если технологии позволяют этого не делать. И, конечно, для нас важна эргономика. Наши проекты всегда нацелены на удобство в эксплуатации.

– Вы назвали несколько очень крупных и серьезных проектов, реализация которых требует огромных, в том числе, профессиональных ресурсов. Сколько дизайнеров работает в «Артезе»?

Д.О.:
На сегодняшний день мы являемся одним из самых крупных проектных ландшафтных бюро в Москве. Сейчас в нашей команде 14 проектировщиков. В структуре компании существует также отдел реализации и отдел ухода. За годы работы на рынке у нас появились постоянные партнеры и субподрядчики, которым мы полностью доверяем.

С.К.: Отдел ухода осуществляет контроль эксплуатации реализованных объектов и поддерживает их состояние на надлежащем уровне. Проблема в том, что в нашей стране нет института квалифицированных садовых рабочих, поэтому существует острый дефицит кадров. Самостоятельно поддерживать сад у владельцев не всегда получается. Мы же предлагаем своим клиентам квалифицированный уход. Это не менее, а может быть, и более важно, чем качественная реализация проекта.
Московская область. Поселок Варварино © Ландшафтная компания ARTEZA

– Получается, что у вас довольно большой штат сотрудников. Окупается ли такая схема работы? В чем ее преимущества?

Д.О.:
В штате более 40 сотрудников. Это позволяет предлагать высококачественные услуги по разумной цене. Наши преимущества – это грамотное профессиональное проектирование, инженерное обеспечение, умение правильно вести работу от начала и до конца, умение работать в команде. Комплексность предоставляемых услуг гарантирует качество продукта. Поэтому, конечно, такая схема работы для нас наиболее оптимальна.

С.К.: Мы предлагаем комплексный подход, но главное даже не в этом. Главное – умение говорить на разных дизайнерских языках. Есть очень неплохие компании, но их работы весьма однообразны. Они работают в одном стиле, а значит, могут взаимодействовать только с определенным типом заказчиков и с определенной архитектурой. Мы же создаем абсолютно разностильные сады, нам это интересно. Конечно, у наших сотрудников есть личные предпочтения, но это помогает нам правильно распределить заказы внутри компании.

– Вы не раз подчеркнули, что в «Артезе» работают только высококвалифицированные специалисты. Откуда вы берете кадры? И как сегодня обстоит дело с профессиональным образованием?

С.К.:
Большинство наших сотрудников из проектного отдела – выпускники МГУ Леса, есть хорошие специалисты из регионов, несколько сотрудников приехали к нам из Новосибирска, где давно существует замечательная школа ландшафтников. Есть и другие вузы, но в каждом свой уклон: в МАрхИ больший упор делается на архитектуру, в Тимирязевском институте дают хорошее понимание растений, но довольно слабо преподается архитектурная часть. А в МГУ Леса это сбалансировано. При этом нам иногда неважно, какое образование у человека. Часто люди не имеют специального образования, но видно, что им это дано. Наша компания во многом сама является кузницей кадров.

[Arteza на Facebook]
 
Московская область. Поселок Варварино © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Поселок Варварино © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Поселок Варварино © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Поселок Раздоры © Arteza
zooming
Московская область. Поселок Раздоры © Arteza
Московская область. Поселок Раздоры © Arteza
Московская область. Поселок Раздоры © Arteza


0

Архитектор:

Дмитрий Онищенко
Сергей Курдюков

Мастерская:

Ландшафтная компания ARTEZA

11 Ноября 2013

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.