«Только качественная архитектура выводит задачи ландшафтного дизайна на новый уровень»

Интервью с руководителями мастерской ландшафтного дизайна «Артеза». О тонкостях профессии, о плохой и хорошей архитектуре и о том, почему сейчас проектировать становится все интереснее.

Беседовала:
Алла Павликова

11 Ноября 2013
mainImg
Архитектор:
Дмитрий Онищенко
Сергей Курдюков
Мастерская:
Артеза
Компания «Артеза» создана в 2002 году и с самого начала своего существования специализируется на ландшафтной архитектуре. Мы поговорили с руководителями компании об особенностях их работы, молодости ландшафтной архитектуры в России, специфике иностранного опыта, новых тенденциях и о многом другом. На вопросы «Архи.ру» отвечают генеральный директор компании Дмитрий Онищенко и ее художественный руководитель Сергей Курдюков.
Московская область. Горки 2. Пруды и зона у реки. Маршруты, ведущие к водоемам © Ландшафтная компания ARTEZA
Сергей Курдюков © Arteza
Дмитрий Онищенко © Arteza

Архи.ру:
– Компания «Артеза» существует больше десяти лет. Как и кем она создавалась?


Дмитрий Онищенко: Костяк нашей команды сформировался еще до организации собственного дела. Все мы – я, Сергей и наш ведущий ландшафтный архитектор Алексей Перцухов – работали в одной компании, в отделе ландшафтного проектирования. В какой-то момент мы поняли, что возможности, которые нам предлагались, нас уже не удовлетворяют. Тогда и возникло желание открыть свою мастерскую. Наш друг Денис Кусенков, экономист по образованию, предложил организовать компанию и с его участием все стало реально.

Сергей Курдюков: В той компании ландшафтный дизайн не был профилирующим направлением, поэтому нам приходилось заниматься дополнительной и не слишком интересной для нас работой. Мы подумали, что если сконцентрироваться только на ландшафтном дизайне, то можно добиться гораздо большего. И не ошиблись.

Д.О.: Уже тогда нам было очевидно, что ландшафтный дизайн – это самостоятельное и перспективное направление. На тот момент Сергей имел 12-летний стаж работы в этой сфере, поэтому мы знали, как двигаться дальше. При этом все мы помним, каким был рынок архитектуры, а тем более ландшафтного дизайна в 1990-е годы. Ландшафтная архитектура в нашей стране и сегодня ощутимо отстает от объемного проектирования. Но тогда нас это ничуть не пугало: были наработаны связи, имелся хороший практический опыт и главное – уверенность в своих силах.
Москва. Жилой комплекс «Английский дом» © Arteza
Москва. Жилой комплекс «Английский дом» © Arteza

– С чего вы начинали?

Д.О.: За первый год самостоятельной практики мы выполнили больше проектов, чем за все время работы в предыдущей компании. Это был бесценный опыт в выполнении полного цикла работ от проектирования до реализации. В скором времени потребовалось расширение штата сотрудников. Профессиональных ландшафтных архитекторов в то время в стране почти не было, их и сейчас очень мало. Так что команду взращивали сами, проводя тщательный отбор среди талантливой молодежи.

– Как внутри компании распределяются роли между вами?

Д.О.:
Сергей – наш учитель и наставник. Благодаря его опыту, нам удается реализовывать сложнейшие проекты и задачи. Воспитание и обучение талантливой молодежи внутри компании – одна из его задач. Алексей – ведущий ландшафтный архитектор, занимается разработкой топовых проектов. Я являюсь генеральным директором, занимаюсь преимущественно управлением, хотя, как и весь руководящий состав компании, имею профильное образование – окончил Лесотехнический институт. Уверен, именно этот вуз дает самое комплексное образование для ландшафтника. Сегодня я хоть сам уже и не проектирую, но активно участвую в обсуждении всех проектов.

С.К.: Я учился больше на практике, хотя в свое время окончил училище декоративного садоводства. Сегодня этого училища уже нет. Но могу сказать, что образовательный процесс там был очень четко и правильно выстроен: все, что мы изучали в теории, тут же осваивалось и на практике. Буквально все мы делали своими руками. В итоге я с самого начала прекрасно понимал свои задачи и степень их сложности. Вместе с однокурсниками я успел поработать во всех крупных парках столицы – в ВДНХ, парке Горького, Сокольниках и т.д.
Москва. Жилой комплекс «Юнион Парк» © Arteza
Москва. Жилой комплекс «Юнион Парк» © Arteza

– Вы могли бы обозначить основные вехи в развитии компании?

Д.О.:
Я бы выделил три этапа: этап становления, этап обучения и формирования команды и, наконец, этап, на котором мы находимся сейчас, когда сфера нашей деятельности активно расширяется.

Этап становления – первые 3-5 лет самостоятельной практики. Мы росли, набирались опыта, налаживали связи и постепенно пополняли свое портфолио интересными реализованными работами. Нам было крайне важно наладить контакты с архитектурными бюро, поскольку успех проекта зависит не только от ландшафтного архитектора. Здесь важно, чтобы в одну линию сошлись пожелания клиента, характер места, и, конечно, архитектура здания, вокруг которого проектируется сад. Уже в этот период мы сотрудничали с довольно известными и очень талантливыми архитекторами. Например, у нас был большой опыт работы с Вадимом Грековым, руководителем арт-группы «Камень». Это сотрудничество позволило нам поучаствовать в крупных и неординарных проектах. Также были интересные совместные проекты с Александром Бродским и Тотаном Кузембаевым.

На втором этапе помимо частных заказов появляются проекты, связанные с развитием общественных пространств. Причем тут мы не ограничивались благоустройством городских территорий, благодаря многолетнему сотрудничеству с компанией «Крост», стали возможными масса интересных проектов: от сада на уровне 16 этажа и многочисленных зимних садов до совместных проектов с ведущими европейскими ландшафтными архитекторами. Проекты в Вэлтон Парке, Юнион Парке, до сих пор считаю важнейшими для нас. А уже после этого нас стали приглашать к сотрудничеству как специалистов по работе с общественными территориями. Мы работали с компанией «Дон-Строй» над благоустройством жилого комплекса на Кутузовском проспекте.
Москва. ПКиО «Северное Тушино» © Arteza

На третьем этапе, после восьми лет интенсивной работы, мы вдруг с радостью обнаружили, что российская архитектура наконец «выстрелила». Появился и новый формат деятельности – оформление частных усадеб, владений, ограниченных уже не сотками, а гектарами земли, которые позволяли решать территорию крупными мазками. Также мы стали активно работать с общественными зонами. Были интересные проекты на территории «Красного Октября» и центра Art-Play, террас «Итальянского квартала», концепция парка Северного Тушино и «Загородного квартала» в Химках, реализация которого в настоящее время ведется, участвуем в конкурсе на разработку концепции парка «Зарядье» в составе команды DillerScofidio + Renfro. Также специалисты нашей компании принимали участие в разработке проекта благоустройства территории дома на Мосфильмовской по концепции архитектурного бюро Сергея Скуратова.
Москва. ПКиО «Северное Тушино» © Arteza
Москва. ПКиО «Северное Тушино» © Arteza

Нам всегда очень интересно соприкасаться с хорошей архитектурой, которая становится для нас отправной точкой в разработке проекта. Качественная архитектура и наши задачи выводит на новый уровень. Поэтому одной из главных своих целей мы считаем тесное сотрудничество с ведущими архитектурными бюро. Также есть большой интерес к общественным пространствам, потому что они позволяют реализовывать необычные, а иногда и авангардные решения.

– А с иностранными бюро приходится сотрудничать?

Д.О.:
Да, для нас совместная с иностранными специалистами работа в последние годы стала нормой. Думаю, что это некая дань моде. Только недавно обсуждали с одним крупным застройщиком их желание привлечь западного ландшафтного архитектора ради рекламы. Нам, безусловно, интересен международный опыт, но есть и свои сложности, своя специфика, различия в ментальности и правилах работы.

С.К.: Мы работали с немцами, итальянцами, французами, голландцами, поляками. Сотрудничество с иностранцами – это хорошая школа, знакомство с международным опытом позволяет расширить свои горизонты. Но зарубежные коллеги не всегда учитывают российские особенности и требования. Специфика нашей деятельности требует быстрых решений. К тому же сказывается отсутствие у иностранцев опыта работы в условиях резко континентального климата. Часто они предлагают интересные решения, которые, увы, невозможно реализовать в нашей стране.
Московская область. Горки 2. Торцевой сад © Ландшафтная компания ARTEZA

– В последнее время Москва сильно изменилась, особенно в отношении общественных и парковых пространств. Появляются такие показательные примеры, как парк Горького или недавно завершенная реконструкция Крымской набережной. Как вы оцениваете эти изменения?

Д.О.:
Сегодня стало очевидным совершенно иное отношение властей к городу. Наверное, нужно сказать за это спасибо новому руководству Москвы. Если город продолжит развиваться в заданном направлении, то скоро окажется в числе топовых столиц мира в сфере благоустройства городского пространства. Ведь не секрет, что Москва – один из самых зеленых мегаполисов мира, но грамотный подход к его благоустройству только начинает приходить к цивилизованной форме. И да, мы делаем все возможное, чтобы сделать свой вклад.

Хочу заметить одну очень важную для меня мысль: мы хотим, чтобы нашими работами пользовалось максимальное количество людей. Грамотно спланированные парки, красивые, уютные, современные пространства города – все реально. Это прекрасная социальная миссия нашего бизнеса – влиять на город, его облик, на качество жизни. Тут, уверен, меня поймут архитекторы, работающие с городскими объектами.

Что касается Крымской набережной, мы считаем, что идеи у разработчиков WowHouse были очень интересными, есть масса положительных моментов – как, например, использование гранита в мощении, попытка разведения потоков посетителей, выбор многолетних растений для озеленения – но, как это часто бывает, хорошие идеи были испорчены некачественным исполнением. Первый же взгляд упирается в нелепые стыки мощения. Очевидно, что те линии, которые были в проекте плавными и лекальными, в жизни превратились в угловатые и кривые. Второе, что сразу обращает на себя внимание, это полное отсутствие логики в разделении потоков посетителей. Маршрут для велосипедистов проложен так, что он пересекается с потоками пешеходов, что неизбежно влечет к столкновению. Россия – не Голландия, где доля велосипедистов по отношению к пешеходам огромна, и где правила велодвижения каждый ребенок знает с рождения. Глядя на то, как вели себя роллеры, стало очевидно, что для таких общественных зон отдыха необходимы четко прописанные правила поведения, за соблюдением которых нужно следить.

– На какие мировые тренды в сфере ландшафтного дизайна и обустройства общественных пространств ориентируется «Артеза»?

С.К.:
Что касается частных территорий, то мы давно освоили мировой опыт. Российский частный рынок открывает для отечественных проектировщиков фантастические возможности по сравнению с западной практикой. Такого масштабного садового строительства при таких площадях благоустраиваемых территорий как в России сейчас нет, наверно, нигде. Другое дело – городские пространства. Тут все наоборот. В этом направлении мы сильно отстаем – и не потому, что не хватает навыков и способностей, а потому, что до недавнего времени такие задачи перед нами просто не ставились. Тема развития общественных пространств стала актуальна в нашей стране всего пару лет назад и этим крайне интересна.
Московская область. Горки 2. Верхний сад. Подушка кизильника под «парусом» гаражного комплекса © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Горки 2. Яшмовый сад © Ландшафтная компания ARTEZA

Д.О.: В практике «Артезы» мы часто обращаемся к американским трендам. На данном этапе их опыт для нас наиболее релевантен. США – это большая страна с разными климатическими зонами и разнообразием ландшафта. Этим они нам и близки. Всем известны их эко-парки, нью-йоркский Хай-Лайн, парк Чикаго.

Кроме того, нам очень интересна тенденция симбиоза ландшафта и искусства. В Европе, а в последние годы и в нашей стране, опыт насыщения природного ландшафта разнообразными арт-объектами стал очень распространенным. Например, работая над проектом курорта «Золотое кольцо», мы подружились с Тотаном Кузембаевым, который помимо крупных форм придумывает совершенно невероятные арт-объекты, обогащающие ландшафт. Такие элементы формируют основу дизайна, сохраняющего свой облик и в зимнее время, когда зелени почти нет. Ландшафтная архитектура – это не всегда зеленые насаждения, часто это «решение» пространства архитектурными приемами.
Московская область. Горки 2. Нижний сад. Лабиринт © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Горки 2. Вид на «Нижний сад» из дома © Ландшафтная компания ARTEZA

– А какие проекты из собственной практики вы бы выделили? Какие из них определяют лицо компании?

Д.О.:
Самый показательный проект – это сады для частной резиденции «Горки 2». Мы много лет работаем над этим проектом, постоянно дополняем и дорабатываем его, обеспечиваем уход за садом. Это масштабная территория площадью более 10 га, которая постоянно развивается, появляются сады в садах, интересные элементы, островки японского сада и многое другое.
Московская область. Горки 2. Пруды и зона у реки © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Горки 2. Пруды и зона у реки © Ландшафтная компания ARTEZA

С.К.:
Территория резиденции разбита на отдельные участки, которые практически не взаимодействуют друг с другом, поэтому данный проект – это своего рода энциклопедия тематических садов, закрытых и открытых пространств, растительного разнообразия, богатства мощений и малых форм. Я бы выделил еще один сад, который в настоящее время только начал формироваться. Он камерный и по замыслу проектировщиков разделен на две части: одна – современная, в модернистском стиле (в поддержку архитектуры дома), другая – лесная, натуральная, создающая ощущение нетронутости рукой человека. При создании данного проекта нам удалось развить тему, заданную архитекторами.
Московская область. Горки 2. Пруды и зона у реки © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Горки 2. Японский сад © Arteza

– Над чем работаете сегодня?

Д.О.:
Сейчас мы активно работаем над реализацией проекта Японского сада в Московской области. Это частная резиденция площадью 1 гектар. На повестке дня много частных объектов. Продолжаем работать по парку Северное Тушино, ж/к «Загородный квартал», разрабатываем концепцию территории ArtPlay. И, как я сказал, мы боремся за место российских ландшафтников в проектировании городских объектов: участвуем в конкурсе на проект парка «Ходынское поле», где представим очень смелое, креативное решение, В конкурсе на парк «Зарядье» наша компания представлена в составе консорциума американского бюро DillerScofidio + Renfro и компании RDI. В частности, я выступаю в роли эксперта по ландшафтному проектированию и подбору растений.

– Какие критерии для вас являются определяющими при разработке каждого нового проекта: экологичность, экономичность, эстетические решения?

С.К.:
Для меня эстетика очень важна, есть особый интерес увязать множество задач в один красивый узел. Вопрос экономичности всегда зависит от заказчика. У нас, конечно, нет задачи применять самые дорогие материалы, наоборот, мы всегда идем навстречу, находим альтернативные и экономичные решения, которые не искажают идею проекта. Бывают случаи, когда сама архитектура определяет необходимость использования дорогих материалов, и тут мы просто не имеем права применять, например, дешевую тротуарную плитку. Это не вопрос цены, это вопрос восприятия, решения должны быть оправданными, функциональными и рациональными.
Московская область. Горки 2. Японский сад © Arteza
Московская область. Поселок Варварино © Ландшафтная компания ARTEZA

Д.О.: Что же до экологичности, то мы ориентируемся и на этот критерий, мы никогда не станем применять бетон, если технологии позволяют этого не делать. И, конечно, для нас важна эргономика. Наши проекты всегда нацелены на удобство в эксплуатации.

– Вы назвали несколько очень крупных и серьезных проектов, реализация которых требует огромных, в том числе, профессиональных ресурсов. Сколько дизайнеров работает в «Артезе»?

Д.О.:
На сегодняшний день мы являемся одним из самых крупных проектных ландшафтных бюро в Москве. Сейчас в нашей команде 14 проектировщиков. В структуре компании существует также отдел реализации и отдел ухода. За годы работы на рынке у нас появились постоянные партнеры и субподрядчики, которым мы полностью доверяем.

С.К.: Отдел ухода осуществляет контроль эксплуатации реализованных объектов и поддерживает их состояние на надлежащем уровне. Проблема в том, что в нашей стране нет института квалифицированных садовых рабочих, поэтому существует острый дефицит кадров. Самостоятельно поддерживать сад у владельцев не всегда получается. Мы же предлагаем своим клиентам квалифицированный уход. Это не менее, а может быть, и более важно, чем качественная реализация проекта.
Московская область. Поселок Варварино © Ландшафтная компания ARTEZA

– Получается, что у вас довольно большой штат сотрудников. Окупается ли такая схема работы? В чем ее преимущества?

Д.О.:
В штате более 40 сотрудников. Это позволяет предлагать высококачественные услуги по разумной цене. Наши преимущества – это грамотное профессиональное проектирование, инженерное обеспечение, умение правильно вести работу от начала и до конца, умение работать в команде. Комплексность предоставляемых услуг гарантирует качество продукта. Поэтому, конечно, такая схема работы для нас наиболее оптимальна.

С.К.: Мы предлагаем комплексный подход, но главное даже не в этом. Главное – умение говорить на разных дизайнерских языках. Есть очень неплохие компании, но их работы весьма однообразны. Они работают в одном стиле, а значит, могут взаимодействовать только с определенным типом заказчиков и с определенной архитектурой. Мы же создаем абсолютно разностильные сады, нам это интересно. Конечно, у наших сотрудников есть личные предпочтения, но это помогает нам правильно распределить заказы внутри компании.

– Вы не раз подчеркнули, что в «Артезе» работают только высококвалифицированные специалисты. Откуда вы берете кадры? И как сегодня обстоит дело с профессиональным образованием?

С.К.:
Большинство наших сотрудников из проектного отдела – выпускники МГУ Леса, есть хорошие специалисты из регионов, несколько сотрудников приехали к нам из Новосибирска, где давно существует замечательная школа ландшафтников. Есть и другие вузы, но в каждом свой уклон: в МАрхИ больший упор делается на архитектуру, в Тимирязевском институте дают хорошее понимание растений, но довольно слабо преподается архитектурная часть. А в МГУ Леса это сбалансировано. При этом нам иногда неважно, какое образование у человека. Часто люди не имеют специального образования, но видно, что им это дано. Наша компания во многом сама является кузницей кадров.

[Arteza на Facebook]
 
Московская область. Поселок Варварино © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Поселок Варварино © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Поселок Варварино © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Поселок Раздоры © Arteza
zooming
Московская область. Поселок Раздоры © Arteza
Московская область. Поселок Раздоры © Arteza
Московская область. Поселок Раздоры © Arteza


Архитектор:
Дмитрий Онищенко
Сергей Курдюков
Мастерская:
Артеза

11 Ноября 2013

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.