«Только качественная архитектура выводит задачи ландшафтного дизайна на новый уровень»

Интервью с руководителями мастерской ландшафтного дизайна «Артеза». О тонкостях профессии, о плохой и хорошей архитектуре и о том, почему сейчас проектировать становится все интереснее.

Беседовала:
Алла Павликова

11 Ноября 2013
mainImg
Архитектор:
Дмитрий Онищенко
Сергей Курдюков
Мастерская:
Артеза
Компания «Артеза» создана в 2002 году и с самого начала своего существования специализируется на ландшафтной архитектуре. Мы поговорили с руководителями компании об особенностях их работы, молодости ландшафтной архитектуры в России, специфике иностранного опыта, новых тенденциях и о многом другом. На вопросы «Архи.ру» отвечают генеральный директор компании Дмитрий Онищенко и ее художественный руководитель Сергей Курдюков.
Московская область. Горки 2. Пруды и зона у реки. Маршруты, ведущие к водоемам © Ландшафтная компания ARTEZA
Сергей Курдюков © Arteza
Дмитрий Онищенко © Arteza

Архи.ру:
– Компания «Артеза» существует больше десяти лет. Как и кем она создавалась?


Дмитрий Онищенко: Костяк нашей команды сформировался еще до организации собственного дела. Все мы – я, Сергей и наш ведущий ландшафтный архитектор Алексей Перцухов – работали в одной компании, в отделе ландшафтного проектирования. В какой-то момент мы поняли, что возможности, которые нам предлагались, нас уже не удовлетворяют. Тогда и возникло желание открыть свою мастерскую. Наш друг Денис Кусенков, экономист по образованию, предложил организовать компанию и с его участием все стало реально.

Сергей Курдюков: В той компании ландшафтный дизайн не был профилирующим направлением, поэтому нам приходилось заниматься дополнительной и не слишком интересной для нас работой. Мы подумали, что если сконцентрироваться только на ландшафтном дизайне, то можно добиться гораздо большего. И не ошиблись.

Д.О.: Уже тогда нам было очевидно, что ландшафтный дизайн – это самостоятельное и перспективное направление. На тот момент Сергей имел 12-летний стаж работы в этой сфере, поэтому мы знали, как двигаться дальше. При этом все мы помним, каким был рынок архитектуры, а тем более ландшафтного дизайна в 1990-е годы. Ландшафтная архитектура в нашей стране и сегодня ощутимо отстает от объемного проектирования. Но тогда нас это ничуть не пугало: были наработаны связи, имелся хороший практический опыт и главное – уверенность в своих силах.
Москва. Жилой комплекс «Английский дом» © Arteza
Москва. Жилой комплекс «Английский дом» © Arteza

– С чего вы начинали?

Д.О.: За первый год самостоятельной практики мы выполнили больше проектов, чем за все время работы в предыдущей компании. Это был бесценный опыт в выполнении полного цикла работ от проектирования до реализации. В скором времени потребовалось расширение штата сотрудников. Профессиональных ландшафтных архитекторов в то время в стране почти не было, их и сейчас очень мало. Так что команду взращивали сами, проводя тщательный отбор среди талантливой молодежи.

– Как внутри компании распределяются роли между вами?

Д.О.:
Сергей – наш учитель и наставник. Благодаря его опыту, нам удается реализовывать сложнейшие проекты и задачи. Воспитание и обучение талантливой молодежи внутри компании – одна из его задач. Алексей – ведущий ландшафтный архитектор, занимается разработкой топовых проектов. Я являюсь генеральным директором, занимаюсь преимущественно управлением, хотя, как и весь руководящий состав компании, имею профильное образование – окончил Лесотехнический институт. Уверен, именно этот вуз дает самое комплексное образование для ландшафтника. Сегодня я хоть сам уже и не проектирую, но активно участвую в обсуждении всех проектов.

С.К.: Я учился больше на практике, хотя в свое время окончил училище декоративного садоводства. Сегодня этого училища уже нет. Но могу сказать, что образовательный процесс там был очень четко и правильно выстроен: все, что мы изучали в теории, тут же осваивалось и на практике. Буквально все мы делали своими руками. В итоге я с самого начала прекрасно понимал свои задачи и степень их сложности. Вместе с однокурсниками я успел поработать во всех крупных парках столицы – в ВДНХ, парке Горького, Сокольниках и т.д.
Москва. Жилой комплекс «Юнион Парк» © Arteza
Москва. Жилой комплекс «Юнион Парк» © Arteza

– Вы могли бы обозначить основные вехи в развитии компании?

Д.О.:
Я бы выделил три этапа: этап становления, этап обучения и формирования команды и, наконец, этап, на котором мы находимся сейчас, когда сфера нашей деятельности активно расширяется.

Этап становления – первые 3-5 лет самостоятельной практики. Мы росли, набирались опыта, налаживали связи и постепенно пополняли свое портфолио интересными реализованными работами. Нам было крайне важно наладить контакты с архитектурными бюро, поскольку успех проекта зависит не только от ландшафтного архитектора. Здесь важно, чтобы в одну линию сошлись пожелания клиента, характер места, и, конечно, архитектура здания, вокруг которого проектируется сад. Уже в этот период мы сотрудничали с довольно известными и очень талантливыми архитекторами. Например, у нас был большой опыт работы с Вадимом Грековым, руководителем арт-группы «Камень». Это сотрудничество позволило нам поучаствовать в крупных и неординарных проектах. Также были интересные совместные проекты с Александром Бродским и Тотаном Кузембаевым.

На втором этапе помимо частных заказов появляются проекты, связанные с развитием общественных пространств. Причем тут мы не ограничивались благоустройством городских территорий, благодаря многолетнему сотрудничеству с компанией «Крост», стали возможными масса интересных проектов: от сада на уровне 16 этажа и многочисленных зимних садов до совместных проектов с ведущими европейскими ландшафтными архитекторами. Проекты в Вэлтон Парке, Юнион Парке, до сих пор считаю важнейшими для нас. А уже после этого нас стали приглашать к сотрудничеству как специалистов по работе с общественными территориями. Мы работали с компанией «Дон-Строй» над благоустройством жилого комплекса на Кутузовском проспекте.
Москва. ПКиО «Северное Тушино» © Arteza

На третьем этапе, после восьми лет интенсивной работы, мы вдруг с радостью обнаружили, что российская архитектура наконец «выстрелила». Появился и новый формат деятельности – оформление частных усадеб, владений, ограниченных уже не сотками, а гектарами земли, которые позволяли решать территорию крупными мазками. Также мы стали активно работать с общественными зонами. Были интересные проекты на территории «Красного Октября» и центра Art-Play, террас «Итальянского квартала», концепция парка Северного Тушино и «Загородного квартала» в Химках, реализация которого в настоящее время ведется, участвуем в конкурсе на разработку концепции парка «Зарядье» в составе команды DillerScofidio + Renfro. Также специалисты нашей компании принимали участие в разработке проекта благоустройства территории дома на Мосфильмовской по концепции архитектурного бюро Сергея Скуратова.
Москва. ПКиО «Северное Тушино» © Arteza
Москва. ПКиО «Северное Тушино» © Arteza

Нам всегда очень интересно соприкасаться с хорошей архитектурой, которая становится для нас отправной точкой в разработке проекта. Качественная архитектура и наши задачи выводит на новый уровень. Поэтому одной из главных своих целей мы считаем тесное сотрудничество с ведущими архитектурными бюро. Также есть большой интерес к общественным пространствам, потому что они позволяют реализовывать необычные, а иногда и авангардные решения.

– А с иностранными бюро приходится сотрудничать?

Д.О.:
Да, для нас совместная с иностранными специалистами работа в последние годы стала нормой. Думаю, что это некая дань моде. Только недавно обсуждали с одним крупным застройщиком их желание привлечь западного ландшафтного архитектора ради рекламы. Нам, безусловно, интересен международный опыт, но есть и свои сложности, своя специфика, различия в ментальности и правилах работы.

С.К.: Мы работали с немцами, итальянцами, французами, голландцами, поляками. Сотрудничество с иностранцами – это хорошая школа, знакомство с международным опытом позволяет расширить свои горизонты. Но зарубежные коллеги не всегда учитывают российские особенности и требования. Специфика нашей деятельности требует быстрых решений. К тому же сказывается отсутствие у иностранцев опыта работы в условиях резко континентального климата. Часто они предлагают интересные решения, которые, увы, невозможно реализовать в нашей стране.
Московская область. Горки 2. Торцевой сад © Ландшафтная компания ARTEZA

– В последнее время Москва сильно изменилась, особенно в отношении общественных и парковых пространств. Появляются такие показательные примеры, как парк Горького или недавно завершенная реконструкция Крымской набережной. Как вы оцениваете эти изменения?

Д.О.:
Сегодня стало очевидным совершенно иное отношение властей к городу. Наверное, нужно сказать за это спасибо новому руководству Москвы. Если город продолжит развиваться в заданном направлении, то скоро окажется в числе топовых столиц мира в сфере благоустройства городского пространства. Ведь не секрет, что Москва – один из самых зеленых мегаполисов мира, но грамотный подход к его благоустройству только начинает приходить к цивилизованной форме. И да, мы делаем все возможное, чтобы сделать свой вклад.

Хочу заметить одну очень важную для меня мысль: мы хотим, чтобы нашими работами пользовалось максимальное количество людей. Грамотно спланированные парки, красивые, уютные, современные пространства города – все реально. Это прекрасная социальная миссия нашего бизнеса – влиять на город, его облик, на качество жизни. Тут, уверен, меня поймут архитекторы, работающие с городскими объектами.

Что касается Крымской набережной, мы считаем, что идеи у разработчиков WowHouse были очень интересными, есть масса положительных моментов – как, например, использование гранита в мощении, попытка разведения потоков посетителей, выбор многолетних растений для озеленения – но, как это часто бывает, хорошие идеи были испорчены некачественным исполнением. Первый же взгляд упирается в нелепые стыки мощения. Очевидно, что те линии, которые были в проекте плавными и лекальными, в жизни превратились в угловатые и кривые. Второе, что сразу обращает на себя внимание, это полное отсутствие логики в разделении потоков посетителей. Маршрут для велосипедистов проложен так, что он пересекается с потоками пешеходов, что неизбежно влечет к столкновению. Россия – не Голландия, где доля велосипедистов по отношению к пешеходам огромна, и где правила велодвижения каждый ребенок знает с рождения. Глядя на то, как вели себя роллеры, стало очевидно, что для таких общественных зон отдыха необходимы четко прописанные правила поведения, за соблюдением которых нужно следить.

– На какие мировые тренды в сфере ландшафтного дизайна и обустройства общественных пространств ориентируется «Артеза»?

С.К.:
Что касается частных территорий, то мы давно освоили мировой опыт. Российский частный рынок открывает для отечественных проектировщиков фантастические возможности по сравнению с западной практикой. Такого масштабного садового строительства при таких площадях благоустраиваемых территорий как в России сейчас нет, наверно, нигде. Другое дело – городские пространства. Тут все наоборот. В этом направлении мы сильно отстаем – и не потому, что не хватает навыков и способностей, а потому, что до недавнего времени такие задачи перед нами просто не ставились. Тема развития общественных пространств стала актуальна в нашей стране всего пару лет назад и этим крайне интересна.
Московская область. Горки 2. Верхний сад. Подушка кизильника под «парусом» гаражного комплекса © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Горки 2. Яшмовый сад © Ландшафтная компания ARTEZA

Д.О.: В практике «Артезы» мы часто обращаемся к американским трендам. На данном этапе их опыт для нас наиболее релевантен. США – это большая страна с разными климатическими зонами и разнообразием ландшафта. Этим они нам и близки. Всем известны их эко-парки, нью-йоркский Хай-Лайн, парк Чикаго.

Кроме того, нам очень интересна тенденция симбиоза ландшафта и искусства. В Европе, а в последние годы и в нашей стране, опыт насыщения природного ландшафта разнообразными арт-объектами стал очень распространенным. Например, работая над проектом курорта «Золотое кольцо», мы подружились с Тотаном Кузембаевым, который помимо крупных форм придумывает совершенно невероятные арт-объекты, обогащающие ландшафт. Такие элементы формируют основу дизайна, сохраняющего свой облик и в зимнее время, когда зелени почти нет. Ландшафтная архитектура – это не всегда зеленые насаждения, часто это «решение» пространства архитектурными приемами.
Московская область. Горки 2. Нижний сад. Лабиринт © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Горки 2. Вид на «Нижний сад» из дома © Ландшафтная компания ARTEZA

– А какие проекты из собственной практики вы бы выделили? Какие из них определяют лицо компании?

Д.О.:
Самый показательный проект – это сады для частной резиденции «Горки 2». Мы много лет работаем над этим проектом, постоянно дополняем и дорабатываем его, обеспечиваем уход за садом. Это масштабная территория площадью более 10 га, которая постоянно развивается, появляются сады в садах, интересные элементы, островки японского сада и многое другое.
Московская область. Горки 2. Пруды и зона у реки © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Горки 2. Пруды и зона у реки © Ландшафтная компания ARTEZA

С.К.:
Территория резиденции разбита на отдельные участки, которые практически не взаимодействуют друг с другом, поэтому данный проект – это своего рода энциклопедия тематических садов, закрытых и открытых пространств, растительного разнообразия, богатства мощений и малых форм. Я бы выделил еще один сад, который в настоящее время только начал формироваться. Он камерный и по замыслу проектировщиков разделен на две части: одна – современная, в модернистском стиле (в поддержку архитектуры дома), другая – лесная, натуральная, создающая ощущение нетронутости рукой человека. При создании данного проекта нам удалось развить тему, заданную архитекторами.
Московская область. Горки 2. Пруды и зона у реки © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Горки 2. Японский сад © Arteza

– Над чем работаете сегодня?

Д.О.:
Сейчас мы активно работаем над реализацией проекта Японского сада в Московской области. Это частная резиденция площадью 1 гектар. На повестке дня много частных объектов. Продолжаем работать по парку Северное Тушино, ж/к «Загородный квартал», разрабатываем концепцию территории ArtPlay. И, как я сказал, мы боремся за место российских ландшафтников в проектировании городских объектов: участвуем в конкурсе на проект парка «Ходынское поле», где представим очень смелое, креативное решение, В конкурсе на парк «Зарядье» наша компания представлена в составе консорциума американского бюро DillerScofidio + Renfro и компании RDI. В частности, я выступаю в роли эксперта по ландшафтному проектированию и подбору растений.

– Какие критерии для вас являются определяющими при разработке каждого нового проекта: экологичность, экономичность, эстетические решения?

С.К.:
Для меня эстетика очень важна, есть особый интерес увязать множество задач в один красивый узел. Вопрос экономичности всегда зависит от заказчика. У нас, конечно, нет задачи применять самые дорогие материалы, наоборот, мы всегда идем навстречу, находим альтернативные и экономичные решения, которые не искажают идею проекта. Бывают случаи, когда сама архитектура определяет необходимость использования дорогих материалов, и тут мы просто не имеем права применять, например, дешевую тротуарную плитку. Это не вопрос цены, это вопрос восприятия, решения должны быть оправданными, функциональными и рациональными.
Московская область. Горки 2. Японский сад © Arteza
Московская область. Поселок Варварино © Ландшафтная компания ARTEZA

Д.О.: Что же до экологичности, то мы ориентируемся и на этот критерий, мы никогда не станем применять бетон, если технологии позволяют этого не делать. И, конечно, для нас важна эргономика. Наши проекты всегда нацелены на удобство в эксплуатации.

– Вы назвали несколько очень крупных и серьезных проектов, реализация которых требует огромных, в том числе, профессиональных ресурсов. Сколько дизайнеров работает в «Артезе»?

Д.О.:
На сегодняшний день мы являемся одним из самых крупных проектных ландшафтных бюро в Москве. Сейчас в нашей команде 14 проектировщиков. В структуре компании существует также отдел реализации и отдел ухода. За годы работы на рынке у нас появились постоянные партнеры и субподрядчики, которым мы полностью доверяем.

С.К.: Отдел ухода осуществляет контроль эксплуатации реализованных объектов и поддерживает их состояние на надлежащем уровне. Проблема в том, что в нашей стране нет института квалифицированных садовых рабочих, поэтому существует острый дефицит кадров. Самостоятельно поддерживать сад у владельцев не всегда получается. Мы же предлагаем своим клиентам квалифицированный уход. Это не менее, а может быть, и более важно, чем качественная реализация проекта.
Московская область. Поселок Варварино © Ландшафтная компания ARTEZA

– Получается, что у вас довольно большой штат сотрудников. Окупается ли такая схема работы? В чем ее преимущества?

Д.О.:
В штате более 40 сотрудников. Это позволяет предлагать высококачественные услуги по разумной цене. Наши преимущества – это грамотное профессиональное проектирование, инженерное обеспечение, умение правильно вести работу от начала и до конца, умение работать в команде. Комплексность предоставляемых услуг гарантирует качество продукта. Поэтому, конечно, такая схема работы для нас наиболее оптимальна.

С.К.: Мы предлагаем комплексный подход, но главное даже не в этом. Главное – умение говорить на разных дизайнерских языках. Есть очень неплохие компании, но их работы весьма однообразны. Они работают в одном стиле, а значит, могут взаимодействовать только с определенным типом заказчиков и с определенной архитектурой. Мы же создаем абсолютно разностильные сады, нам это интересно. Конечно, у наших сотрудников есть личные предпочтения, но это помогает нам правильно распределить заказы внутри компании.

– Вы не раз подчеркнули, что в «Артезе» работают только высококвалифицированные специалисты. Откуда вы берете кадры? И как сегодня обстоит дело с профессиональным образованием?

С.К.:
Большинство наших сотрудников из проектного отдела – выпускники МГУ Леса, есть хорошие специалисты из регионов, несколько сотрудников приехали к нам из Новосибирска, где давно существует замечательная школа ландшафтников. Есть и другие вузы, но в каждом свой уклон: в МАрхИ больший упор делается на архитектуру, в Тимирязевском институте дают хорошее понимание растений, но довольно слабо преподается архитектурная часть. А в МГУ Леса это сбалансировано. При этом нам иногда неважно, какое образование у человека. Часто люди не имеют специального образования, но видно, что им это дано. Наша компания во многом сама является кузницей кадров.

[Arteza на Facebook]
 
Московская область. Поселок Варварино © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Поселок Варварино © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Поселок Варварино © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Поселок Раздоры © Arteza
zooming
Московская область. Поселок Раздоры © Arteza
Московская область. Поселок Раздоры © Arteza
Московская область. Поселок Раздоры © Arteza
Архитектор:
Дмитрий Онищенко
Сергей Курдюков
Мастерская:
Артеза

11 Ноября 2013

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Вдыхая новую жизнь
Рассказываем об итогах конкурса на концепцию развития Центрального парка им. Горького в Красноярске и показываем три проекта-победителя: воплотить в жизнь планируется лучшие идеи из каждого.
Прогулки по воде
Набережная Марка Шагала в скором времени превратится в крупнейший прибрежный парк Москвы с зелеными променадами, велосипедными и беговыми дорожками, парковыми аллеями, спа-центром на воде, водным садом и скульптурными павильонами в духе художников-авангардистов, прежде всего самого Шагала. Рассматриваем проект второй очереди.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Кисельные берега взаправду
Стратегия развития Казанки – масштабный и амбициозный проект по созданию национального парка в самом сердце города, способного изменить образ жизни казанцев. О реалистичности и серьезности намерений говорит тот факт, что с момента утверждения Стратегии отменено несколько крупных строек на берегах реки.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.