«Только качественная архитектура выводит задачи ландшафтного дизайна на новый уровень»

Интервью с руководителями мастерской ландшафтного дизайна «Артеза». О тонкостях профессии, о плохой и хорошей архитектуре и о том, почему сейчас проектировать становится все интереснее.

Беседовала:
Алла Павликова

11 Ноября 2013
mainImg
Архитектор:
Дмитрий Онищенко
Сергей Курдюков
Мастерская:
Артеза
Компания «Артеза» создана в 2002 году и с самого начала своего существования специализируется на ландшафтной архитектуре. Мы поговорили с руководителями компании об особенностях их работы, молодости ландшафтной архитектуры в России, специфике иностранного опыта, новых тенденциях и о многом другом. На вопросы «Архи.ру» отвечают генеральный директор компании Дмитрий Онищенко и ее художественный руководитель Сергей Курдюков.
Московская область. Горки 2. Пруды и зона у реки. Маршруты, ведущие к водоемам © Ландшафтная компания ARTEZA
Сергей Курдюков © Arteza
Дмитрий Онищенко © Arteza

Архи.ру:
– Компания «Артеза» существует больше десяти лет. Как и кем она создавалась?


Дмитрий Онищенко: Костяк нашей команды сформировался еще до организации собственного дела. Все мы – я, Сергей и наш ведущий ландшафтный архитектор Алексей Перцухов – работали в одной компании, в отделе ландшафтного проектирования. В какой-то момент мы поняли, что возможности, которые нам предлагались, нас уже не удовлетворяют. Тогда и возникло желание открыть свою мастерскую. Наш друг Денис Кусенков, экономист по образованию, предложил организовать компанию и с его участием все стало реально.

Сергей Курдюков: В той компании ландшафтный дизайн не был профилирующим направлением, поэтому нам приходилось заниматься дополнительной и не слишком интересной для нас работой. Мы подумали, что если сконцентрироваться только на ландшафтном дизайне, то можно добиться гораздо большего. И не ошиблись.

Д.О.: Уже тогда нам было очевидно, что ландшафтный дизайн – это самостоятельное и перспективное направление. На тот момент Сергей имел 12-летний стаж работы в этой сфере, поэтому мы знали, как двигаться дальше. При этом все мы помним, каким был рынок архитектуры, а тем более ландшафтного дизайна в 1990-е годы. Ландшафтная архитектура в нашей стране и сегодня ощутимо отстает от объемного проектирования. Но тогда нас это ничуть не пугало: были наработаны связи, имелся хороший практический опыт и главное – уверенность в своих силах.
Москва. Жилой комплекс «Английский дом» © Arteza
Москва. Жилой комплекс «Английский дом» © Arteza

– С чего вы начинали?

Д.О.: За первый год самостоятельной практики мы выполнили больше проектов, чем за все время работы в предыдущей компании. Это был бесценный опыт в выполнении полного цикла работ от проектирования до реализации. В скором времени потребовалось расширение штата сотрудников. Профессиональных ландшафтных архитекторов в то время в стране почти не было, их и сейчас очень мало. Так что команду взращивали сами, проводя тщательный отбор среди талантливой молодежи.

– Как внутри компании распределяются роли между вами?

Д.О.:
Сергей – наш учитель и наставник. Благодаря его опыту, нам удается реализовывать сложнейшие проекты и задачи. Воспитание и обучение талантливой молодежи внутри компании – одна из его задач. Алексей – ведущий ландшафтный архитектор, занимается разработкой топовых проектов. Я являюсь генеральным директором, занимаюсь преимущественно управлением, хотя, как и весь руководящий состав компании, имею профильное образование – окончил Лесотехнический институт. Уверен, именно этот вуз дает самое комплексное образование для ландшафтника. Сегодня я хоть сам уже и не проектирую, но активно участвую в обсуждении всех проектов.

С.К.: Я учился больше на практике, хотя в свое время окончил училище декоративного садоводства. Сегодня этого училища уже нет. Но могу сказать, что образовательный процесс там был очень четко и правильно выстроен: все, что мы изучали в теории, тут же осваивалось и на практике. Буквально все мы делали своими руками. В итоге я с самого начала прекрасно понимал свои задачи и степень их сложности. Вместе с однокурсниками я успел поработать во всех крупных парках столицы – в ВДНХ, парке Горького, Сокольниках и т.д.
Москва. Жилой комплекс «Юнион Парк» © Arteza
Москва. Жилой комплекс «Юнион Парк» © Arteza

– Вы могли бы обозначить основные вехи в развитии компании?

Д.О.:
Я бы выделил три этапа: этап становления, этап обучения и формирования команды и, наконец, этап, на котором мы находимся сейчас, когда сфера нашей деятельности активно расширяется.

Этап становления – первые 3-5 лет самостоятельной практики. Мы росли, набирались опыта, налаживали связи и постепенно пополняли свое портфолио интересными реализованными работами. Нам было крайне важно наладить контакты с архитектурными бюро, поскольку успех проекта зависит не только от ландшафтного архитектора. Здесь важно, чтобы в одну линию сошлись пожелания клиента, характер места, и, конечно, архитектура здания, вокруг которого проектируется сад. Уже в этот период мы сотрудничали с довольно известными и очень талантливыми архитекторами. Например, у нас был большой опыт работы с Вадимом Грековым, руководителем арт-группы «Камень». Это сотрудничество позволило нам поучаствовать в крупных и неординарных проектах. Также были интересные совместные проекты с Александром Бродским и Тотаном Кузембаевым.

На втором этапе помимо частных заказов появляются проекты, связанные с развитием общественных пространств. Причем тут мы не ограничивались благоустройством городских территорий, благодаря многолетнему сотрудничеству с компанией «Крост», стали возможными масса интересных проектов: от сада на уровне 16 этажа и многочисленных зимних садов до совместных проектов с ведущими европейскими ландшафтными архитекторами. Проекты в Вэлтон Парке, Юнион Парке, до сих пор считаю важнейшими для нас. А уже после этого нас стали приглашать к сотрудничеству как специалистов по работе с общественными территориями. Мы работали с компанией «Дон-Строй» над благоустройством жилого комплекса на Кутузовском проспекте.
Москва. ПКиО «Северное Тушино» © Arteza

На третьем этапе, после восьми лет интенсивной работы, мы вдруг с радостью обнаружили, что российская архитектура наконец «выстрелила». Появился и новый формат деятельности – оформление частных усадеб, владений, ограниченных уже не сотками, а гектарами земли, которые позволяли решать территорию крупными мазками. Также мы стали активно работать с общественными зонами. Были интересные проекты на территории «Красного Октября» и центра Art-Play, террас «Итальянского квартала», концепция парка Северного Тушино и «Загородного квартала» в Химках, реализация которого в настоящее время ведется, участвуем в конкурсе на разработку концепции парка «Зарядье» в составе команды DillerScofidio + Renfro. Также специалисты нашей компании принимали участие в разработке проекта благоустройства территории дома на Мосфильмовской по концепции архитектурного бюро Сергея Скуратова.
Москва. ПКиО «Северное Тушино» © Arteza
Москва. ПКиО «Северное Тушино» © Arteza

Нам всегда очень интересно соприкасаться с хорошей архитектурой, которая становится для нас отправной точкой в разработке проекта. Качественная архитектура и наши задачи выводит на новый уровень. Поэтому одной из главных своих целей мы считаем тесное сотрудничество с ведущими архитектурными бюро. Также есть большой интерес к общественным пространствам, потому что они позволяют реализовывать необычные, а иногда и авангардные решения.

– А с иностранными бюро приходится сотрудничать?

Д.О.:
Да, для нас совместная с иностранными специалистами работа в последние годы стала нормой. Думаю, что это некая дань моде. Только недавно обсуждали с одним крупным застройщиком их желание привлечь западного ландшафтного архитектора ради рекламы. Нам, безусловно, интересен международный опыт, но есть и свои сложности, своя специфика, различия в ментальности и правилах работы.

С.К.: Мы работали с немцами, итальянцами, французами, голландцами, поляками. Сотрудничество с иностранцами – это хорошая школа, знакомство с международным опытом позволяет расширить свои горизонты. Но зарубежные коллеги не всегда учитывают российские особенности и требования. Специфика нашей деятельности требует быстрых решений. К тому же сказывается отсутствие у иностранцев опыта работы в условиях резко континентального климата. Часто они предлагают интересные решения, которые, увы, невозможно реализовать в нашей стране.
Московская область. Горки 2. Торцевой сад © Ландшафтная компания ARTEZA

– В последнее время Москва сильно изменилась, особенно в отношении общественных и парковых пространств. Появляются такие показательные примеры, как парк Горького или недавно завершенная реконструкция Крымской набережной. Как вы оцениваете эти изменения?

Д.О.:
Сегодня стало очевидным совершенно иное отношение властей к городу. Наверное, нужно сказать за это спасибо новому руководству Москвы. Если город продолжит развиваться в заданном направлении, то скоро окажется в числе топовых столиц мира в сфере благоустройства городского пространства. Ведь не секрет, что Москва – один из самых зеленых мегаполисов мира, но грамотный подход к его благоустройству только начинает приходить к цивилизованной форме. И да, мы делаем все возможное, чтобы сделать свой вклад.

Хочу заметить одну очень важную для меня мысль: мы хотим, чтобы нашими работами пользовалось максимальное количество людей. Грамотно спланированные парки, красивые, уютные, современные пространства города – все реально. Это прекрасная социальная миссия нашего бизнеса – влиять на город, его облик, на качество жизни. Тут, уверен, меня поймут архитекторы, работающие с городскими объектами.

Что касается Крымской набережной, мы считаем, что идеи у разработчиков WowHouse были очень интересными, есть масса положительных моментов – как, например, использование гранита в мощении, попытка разведения потоков посетителей, выбор многолетних растений для озеленения – но, как это часто бывает, хорошие идеи были испорчены некачественным исполнением. Первый же взгляд упирается в нелепые стыки мощения. Очевидно, что те линии, которые были в проекте плавными и лекальными, в жизни превратились в угловатые и кривые. Второе, что сразу обращает на себя внимание, это полное отсутствие логики в разделении потоков посетителей. Маршрут для велосипедистов проложен так, что он пересекается с потоками пешеходов, что неизбежно влечет к столкновению. Россия – не Голландия, где доля велосипедистов по отношению к пешеходам огромна, и где правила велодвижения каждый ребенок знает с рождения. Глядя на то, как вели себя роллеры, стало очевидно, что для таких общественных зон отдыха необходимы четко прописанные правила поведения, за соблюдением которых нужно следить.

– На какие мировые тренды в сфере ландшафтного дизайна и обустройства общественных пространств ориентируется «Артеза»?

С.К.:
Что касается частных территорий, то мы давно освоили мировой опыт. Российский частный рынок открывает для отечественных проектировщиков фантастические возможности по сравнению с западной практикой. Такого масштабного садового строительства при таких площадях благоустраиваемых территорий как в России сейчас нет, наверно, нигде. Другое дело – городские пространства. Тут все наоборот. В этом направлении мы сильно отстаем – и не потому, что не хватает навыков и способностей, а потому, что до недавнего времени такие задачи перед нами просто не ставились. Тема развития общественных пространств стала актуальна в нашей стране всего пару лет назад и этим крайне интересна.
Московская область. Горки 2. Верхний сад. Подушка кизильника под «парусом» гаражного комплекса © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Горки 2. Яшмовый сад © Ландшафтная компания ARTEZA

Д.О.: В практике «Артезы» мы часто обращаемся к американским трендам. На данном этапе их опыт для нас наиболее релевантен. США – это большая страна с разными климатическими зонами и разнообразием ландшафта. Этим они нам и близки. Всем известны их эко-парки, нью-йоркский Хай-Лайн, парк Чикаго.

Кроме того, нам очень интересна тенденция симбиоза ландшафта и искусства. В Европе, а в последние годы и в нашей стране, опыт насыщения природного ландшафта разнообразными арт-объектами стал очень распространенным. Например, работая над проектом курорта «Золотое кольцо», мы подружились с Тотаном Кузембаевым, который помимо крупных форм придумывает совершенно невероятные арт-объекты, обогащающие ландшафт. Такие элементы формируют основу дизайна, сохраняющего свой облик и в зимнее время, когда зелени почти нет. Ландшафтная архитектура – это не всегда зеленые насаждения, часто это «решение» пространства архитектурными приемами.
Московская область. Горки 2. Нижний сад. Лабиринт © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Горки 2. Вид на «Нижний сад» из дома © Ландшафтная компания ARTEZA

– А какие проекты из собственной практики вы бы выделили? Какие из них определяют лицо компании?

Д.О.:
Самый показательный проект – это сады для частной резиденции «Горки 2». Мы много лет работаем над этим проектом, постоянно дополняем и дорабатываем его, обеспечиваем уход за садом. Это масштабная территория площадью более 10 га, которая постоянно развивается, появляются сады в садах, интересные элементы, островки японского сада и многое другое.
Московская область. Горки 2. Пруды и зона у реки © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Горки 2. Пруды и зона у реки © Ландшафтная компания ARTEZA

С.К.:
Территория резиденции разбита на отдельные участки, которые практически не взаимодействуют друг с другом, поэтому данный проект – это своего рода энциклопедия тематических садов, закрытых и открытых пространств, растительного разнообразия, богатства мощений и малых форм. Я бы выделил еще один сад, который в настоящее время только начал формироваться. Он камерный и по замыслу проектировщиков разделен на две части: одна – современная, в модернистском стиле (в поддержку архитектуры дома), другая – лесная, натуральная, создающая ощущение нетронутости рукой человека. При создании данного проекта нам удалось развить тему, заданную архитекторами.
Московская область. Горки 2. Пруды и зона у реки © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Горки 2. Японский сад © Arteza

– Над чем работаете сегодня?

Д.О.:
Сейчас мы активно работаем над реализацией проекта Японского сада в Московской области. Это частная резиденция площадью 1 гектар. На повестке дня много частных объектов. Продолжаем работать по парку Северное Тушино, ж/к «Загородный квартал», разрабатываем концепцию территории ArtPlay. И, как я сказал, мы боремся за место российских ландшафтников в проектировании городских объектов: участвуем в конкурсе на проект парка «Ходынское поле», где представим очень смелое, креативное решение, В конкурсе на парк «Зарядье» наша компания представлена в составе консорциума американского бюро DillerScofidio + Renfro и компании RDI. В частности, я выступаю в роли эксперта по ландшафтному проектированию и подбору растений.

– Какие критерии для вас являются определяющими при разработке каждого нового проекта: экологичность, экономичность, эстетические решения?

С.К.:
Для меня эстетика очень важна, есть особый интерес увязать множество задач в один красивый узел. Вопрос экономичности всегда зависит от заказчика. У нас, конечно, нет задачи применять самые дорогие материалы, наоборот, мы всегда идем навстречу, находим альтернативные и экономичные решения, которые не искажают идею проекта. Бывают случаи, когда сама архитектура определяет необходимость использования дорогих материалов, и тут мы просто не имеем права применять, например, дешевую тротуарную плитку. Это не вопрос цены, это вопрос восприятия, решения должны быть оправданными, функциональными и рациональными.
Московская область. Горки 2. Японский сад © Arteza
Московская область. Поселок Варварино © Ландшафтная компания ARTEZA

Д.О.: Что же до экологичности, то мы ориентируемся и на этот критерий, мы никогда не станем применять бетон, если технологии позволяют этого не делать. И, конечно, для нас важна эргономика. Наши проекты всегда нацелены на удобство в эксплуатации.

– Вы назвали несколько очень крупных и серьезных проектов, реализация которых требует огромных, в том числе, профессиональных ресурсов. Сколько дизайнеров работает в «Артезе»?

Д.О.:
На сегодняшний день мы являемся одним из самых крупных проектных ландшафтных бюро в Москве. Сейчас в нашей команде 14 проектировщиков. В структуре компании существует также отдел реализации и отдел ухода. За годы работы на рынке у нас появились постоянные партнеры и субподрядчики, которым мы полностью доверяем.

С.К.: Отдел ухода осуществляет контроль эксплуатации реализованных объектов и поддерживает их состояние на надлежащем уровне. Проблема в том, что в нашей стране нет института квалифицированных садовых рабочих, поэтому существует острый дефицит кадров. Самостоятельно поддерживать сад у владельцев не всегда получается. Мы же предлагаем своим клиентам квалифицированный уход. Это не менее, а может быть, и более важно, чем качественная реализация проекта.
Московская область. Поселок Варварино © Ландшафтная компания ARTEZA

– Получается, что у вас довольно большой штат сотрудников. Окупается ли такая схема работы? В чем ее преимущества?

Д.О.:
В штате более 40 сотрудников. Это позволяет предлагать высококачественные услуги по разумной цене. Наши преимущества – это грамотное профессиональное проектирование, инженерное обеспечение, умение правильно вести работу от начала и до конца, умение работать в команде. Комплексность предоставляемых услуг гарантирует качество продукта. Поэтому, конечно, такая схема работы для нас наиболее оптимальна.

С.К.: Мы предлагаем комплексный подход, но главное даже не в этом. Главное – умение говорить на разных дизайнерских языках. Есть очень неплохие компании, но их работы весьма однообразны. Они работают в одном стиле, а значит, могут взаимодействовать только с определенным типом заказчиков и с определенной архитектурой. Мы же создаем абсолютно разностильные сады, нам это интересно. Конечно, у наших сотрудников есть личные предпочтения, но это помогает нам правильно распределить заказы внутри компании.

– Вы не раз подчеркнули, что в «Артезе» работают только высококвалифицированные специалисты. Откуда вы берете кадры? И как сегодня обстоит дело с профессиональным образованием?

С.К.:
Большинство наших сотрудников из проектного отдела – выпускники МГУ Леса, есть хорошие специалисты из регионов, несколько сотрудников приехали к нам из Новосибирска, где давно существует замечательная школа ландшафтников. Есть и другие вузы, но в каждом свой уклон: в МАрхИ больший упор делается на архитектуру, в Тимирязевском институте дают хорошее понимание растений, но довольно слабо преподается архитектурная часть. А в МГУ Леса это сбалансировано. При этом нам иногда неважно, какое образование у человека. Часто люди не имеют специального образования, но видно, что им это дано. Наша компания во многом сама является кузницей кадров.

[Arteza на Facebook]
 
Московская область. Поселок Варварино © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Поселок Варварино © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Поселок Варварино © Ландшафтная компания ARTEZA
Московская область. Поселок Раздоры © Arteza
zooming
Московская область. Поселок Раздоры © Arteza
Московская область. Поселок Раздоры © Arteza
Московская область. Поселок Раздоры © Arteza
Архитектор:
Дмитрий Онищенко
Сергей Курдюков
Мастерская:
Артеза

11 Ноября 2013

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.