Ворота Сити

Подробнее о проекте бюро UNK project, победившем в конкурсе на архитектурное решение второй очереди комплекса «Империя Тауэр» в московском Сити.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg

Мастерская:

UNK project

Проект:

Многофункциональный комплекс «Империя Тауэр». Вторая очередь
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Юлий Борисов, Владимир Гаранин, Лоренцо Маттана, Никита Баринов

2013

Заказчик: MosCityGroup
Закрытый конкурс был объявлен в конце февраля инвестором комплекса «Империя Тауэр» компанией MosCityGroup по инициативе главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова. В конце апреля жюри остановило свой выбор на проекте бюро UNK project; как утверждают организаторы, этому бюро, как победителю конкурса, будет поручена дальнейшая работа над проектированием второй очереди комплекса.

Здание второй очереди планируется построить на квадратном участке между башней «Империи Тауэр» и набережной. В период с 2002-го по 2009-й годы для этого места последовательно проектировали:  стеклянный купол с аквапарком и развлекательным центром (Джованни Коррадетти), белое полосатое здание со скругленными углами (ЭНПИ) и наконец одним из последних по времени проектов был обтекаемый волнистый «язык», тянувшийся в проекте NBBJ от башни к набережной. Теперь, в 2013 году, функциональное наполнение второй очереди комплекса изменилось: здание не будет связано с причалом, как это планировалось ранее, и в нем не будет аквапарка; по условиям конкурса, часть комплекса должна занять надземная парковка, часть – офисы, а верхние и нижние этажи следовало отдать общественным пространствам с магазинами и кафе.

Архитекторы бюро UNK project сосредоточили свое внимание на движении людских потоков и поэтому сделали главным героем проекта атриум, прорезающий кубический объем комплекса по диагонали, от юго-восточного угла к северо-западному. Он разделяет кубический объем на два корпуса: северный и южный. Северный с 3-го по 8-й этажи занят парковками (на 3-6 этаже немеханизированная парковка, на 7-8 – механизированная), выше офисами. В южном на 2-3 этажах расположится медицинский центр, выше – офисные помещения. На благоустроенной крыше запланирована смотровая площадка, куда можно попасть на лифте прямо из атриума. Центром северного треугольника служит круглая рампа въезда на парковку (как в «Европейском»; архитекторы приводят научно обоснованные доводы в пользу того, что такой въезд удобнее других для водителей, которым не приходится лишний раз крутить руль). В ядре южного треугольника расположен другой треугольник, поменьше, включающий в себя две лифтовые шахты – что, в свою очередь, позволяет разделить южную часть еще на два треугольника, ориентированных каждый на свой лифт, а значит, организовать офисное пространство с минимальными потерями полезной площади и хорошо осветить его. Эффективность и экономия стали одной из важных тем проекта (позволивших авторам вписаться в бюджет, при этом заложив в него качественные отделочные материалы): там где это возможно, используются типовые решения. К тому же архитекторам удалось использовать в проекте существующие субструкции – сетку подземных колонн, построенных ранее.
zooming
Врисовка здания в панораму «Москвы-Сити»
План первого этажа
План восьмого этажа

Весь первый этаж отдан общественному пространству с магазинами и ресторанами. Предполагается, что он будет открыт круглосуточно. Центром, а точнее сказать – осью первого этажа, собственно, и становится диагональная «дорога» атриума. В ее начале и в конце, на двух углах кубического объема, перед входами расположены небольшие площади, устроенные наподобие гигантских «лоджий» и защищенные общей кровлей комплекса «от попадания прямых осадков», как пишут архитекторы в своей пояснительной записке.
Площадь перед атриумом

Ущелье атриума раскрывается к востоку, в сторону моста «Багратион» и станции метро «Выставочная» – в ту сторону, откуда потоки людей направляются в сторону Сити. Люди смогут, по идее архитекторов, обойти здание с юга и с востока, но главный сценарий, предложенный архитекторами – это, конечно же, проход через атриум, сквозь тело здания: выйдя с противоположной стороны, мы оказываемся на площади перед башней «Империя Тауэр», откуда уже рукой подать до центральной части делового квартала.
zooming
Многофункциональный комплекс «Империя Тауэр», юго-восточный угол здания и вход в атриум. UNK project

Со стороны моста раструб атриума похож на перспективный портал – именно так называют его авторы, хотя надо признать, что сходство с порталом здесь – лишь частичное; явственно виден только один перспективный скос, правый восточный. Роль второго откоса играет выходящая на набережную южная стена: она повернута под углом 3 градуса в сторону входа в атриум. Получается, что, если говорить о портале, то портал радикально сдвинут с вправо – в классической, характерной для 1970-х схеме «телевизора» как бы резко сдвинута ось. Потянувшись за осью, откосы стали очень разными: один образовал острый угол, другой стал стеклянной ширмой, скорее прикрывающей вход со стороны реки, чем помогающей его обнаружить. Сам же вход, как уже было сказано, развернут в сторону моста, то есть приблизительно под углом 45 градусов к плоскости главного речного фасада. Иными словами, если говорить о портале, то «классический» портал (такой, какой можно себе представить в архитектуре послевоенного модернизма) совершил в данном случае манипуляцию сродни строевому перестроению – сделал шаг влево и развернулся. Движение ясное, рассчитанное на раз-два, но по сути – спиральное, и не зря авторы говорят, что композиция их здания «поддерживает спиралевидную композицию силуэта Москва-сити».

Описанный «разворот» практически лишил форму классических аллюзий, наделив ее романтическим сходством с Геркулесовыми столбами, легендарными вратами античного мира. Действительно, перед нами скорее врата Сити – проходя сквозь них, мы оказывается в мире скал-небоскребов, и энергетика «ущелья между скал» готовит нас к попаданию в пространство иного масштаба и иных напряжений, чем те, что привычны в обычном городе.

Надо сказать, что получившаяся аберрация между привычно-классическим и остро-романтическим пронизывает весь проект, создавая в нем как пластическое, так и содержательное, смысловое напряжение.

Архитекторы предложили закрыть стеклянные стены накладной сеткой из архитектурного бетона. Сетка будет отражаться в стекле, дробясь и множась, усиливая, но и растворяя орнамент в последовательности отражений. В простом и крупном рисунке несложно разглядеть обозначение основной идеи здания, построенного на делении квадрата на треугольники. То же самое деление многократно совершается в рисунке бетонной сетки фасада. Тем более что при взгляде снизу из-за перспективного сокращения будет непросто отличить ромб от квадрата. На углах же треугольники, смыкаясь, образуют почти скульптурный зигзаг, намекающий на классику жанра – Херст Тауэр Нормана Фостера. Впрочем, чтобы не было скучно, архитекторы задумали свою сетку «параметрической»: толщина ребер постоянно меняется, плавно сгущаясь и разреживаясь, как то могла бы делать шкура живого существа – по фасаду проходят «волны» материи.  
Южный фасад
Восточный фасад
Западный фасад

Бетонная сетка, по мысли авторов, должна послужить переходным звеном от каменной архитектуры сталинского Кутузовского проспекта на другой стороне реки, к стеклянной архитектуре Сити. Кое-где сетка прерывается стеклянными плоскостями; внутри атриума западная стена стеклянная, а восточная закрыта бетонным орнаментом.
Получается удачно и экономно: рисунок дублируется собственным отражением на противоположной стене. Если принять во внимание наличие стеклянной стены также и за решеткой, то отражений становится два, а сетка – одна, протяженное пространство оказывается насыщенным бликами и тенями. К тому же атриум сужается кверху, усиливая эффект перспективы для тех, кому не лень поднять голову и посмотреть вверх, и способствуя взаимному пересечению отражений под разными углами.

На уровне верхних этажей появляются белые диагонали переходов, связывающие два корпуса между собой (это удобно для тех, кто здесь будет работать: из парковки можно перейти прямо в офис). Некоторые мостики оказываются лестницами и пронизывают пространство по косой в трех измерениях. Кое-где на мостиках появляются деревья. Ниже на тонких тросах парят белые же светильники в форме стилизованных самолетов, создавая ощущение обитаемости 50-метровой высоты пространства над головами прохожих. По стенам скользят панорамные лифты, добавляя к динамике форм реального движения (к слову: предусмотрено несколько лифтовых групп, одна из них – специально для общественных пространств, она связывает атриум с эксплуатируемой крышей, а сотрудники офисов смогут пользоваться другими лифтами, чтобы не пересекаться с посетителями магазинов и кафе). Словом, несмотря на почти стерильную белизну пространство атриума получилось непростым, оживленным – и безусловно эффектным.
Атриум
Многофункциональный комплекс «Империя Тауэр», атриум. UNK project

Типологически это пассаж, но – расширенный, причем сразу в двух измерениях: на первом этаже магазинам и ресторанам отведено больше пространства, так как они занимают всю площадь двух треугольных корпусов. Высота «пассажа» тоже оказывается большой, по магазинным меркам заоблачной, что и позволяет архитекторам экспериментировать с пространством и перспективой, создавая сдержанно-монументальное, но в то же время – заряженное пластической интригой преддверие для плотного леса московских небоскребов.


Мастерская:

UNK project

Проект:

Многофункциональный комплекс «Империя Тауэр». Вторая очередь
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Юлий Борисов, Владимир Гаранин, Лоренцо Маттана, Никита Баринов

2013

Заказчик: MosCityGroup

14 Мая 2013

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.

Сейчас на главной

Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: Мы учились у Пиранези и Палладио
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».