English version

Ворота Сити

Подробнее о проекте бюро UNK project, победившем в конкурсе на архитектурное решение второй очереди комплекса «Империя Тауэр» в московском Сити.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

14 Мая 2013
mainImg
Мастерская:
UNK project http://unkproject.ru
Проект:
Многофункциональный комплекс «Империя Тауэр». Вторая очередь
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Юлий Борисов, Владимир Гаранин, Лоренцо Маттана, Никита Баринов

2.2013 — 3.2013

Заказчик: MosCityGroup
Закрытый конкурс был объявлен в конце февраля инвестором комплекса «Империя Тауэр» компанией MosCityGroup по инициативе главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова. В конце апреля жюри остановило свой выбор на проекте бюро UNK project; как утверждают организаторы, этому бюро, как победителю конкурса, будет поручена дальнейшая работа над проектированием второй очереди комплекса.

Здание второй очереди планируется построить на квадратном участке между башней «Империи Тауэр» и набережной. В период с 2002-го по 2009-й годы для этого места последовательно проектировали:  стеклянный купол с аквапарком и развлекательным центром (Джованни Коррадетти), белое полосатое здание со скругленными углами (ЭНПИ) и наконец одним из последних по времени проектов был обтекаемый волнистый «язык», тянувшийся в проекте NBBJ от башни к набережной. Теперь, в 2013 году, функциональное наполнение второй очереди комплекса изменилось: здание не будет связано с причалом, как это планировалось ранее, и в нем не будет аквапарка; по условиям конкурса, часть комплекса должна занять надземная парковка, часть – офисы, а верхние и нижние этажи следовало отдать общественным пространствам с магазинами и кафе.

Архитекторы бюро UNK project сосредоточили свое внимание на движении людских потоков и поэтому сделали главным героем проекта атриум, прорезающий кубический объем комплекса по диагонали, от юго-восточного угла к северо-западному. Он разделяет кубический объем на два корпуса: северный и южный. Северный с 3-го по 8-й этажи занят парковками (на 3-6 этаже немеханизированная парковка, на 7-8 – механизированная), выше офисами. В южном на 2-3 этажах расположится медицинский центр, выше – офисные помещения. На благоустроенной крыше запланирована смотровая площадка, куда можно попасть на лифте прямо из атриума. Центром северного треугольника служит круглая рампа въезда на парковку (как в «Европейском»; архитекторы приводят научно обоснованные доводы в пользу того, что такой въезд удобнее других для водителей, которым не приходится лишний раз крутить руль). В ядре южного треугольника расположен другой треугольник, поменьше, включающий в себя две лифтовые шахты – что, в свою очередь, позволяет разделить южную часть еще на два треугольника, ориентированных каждый на свой лифт, а значит, организовать офисное пространство с минимальными потерями полезной площади и хорошо осветить его. Эффективность и экономия стали одной из важных тем проекта (позволивших авторам вписаться в бюджет, при этом заложив в него качественные отделочные материалы): там где это возможно, используются типовые решения. К тому же архитекторам удалось использовать в проекте существующие субструкции – сетку подземных колонн, построенных ранее.
zooming
Врисовка здания в панораму «Москвы-Сити»
План первого этажа
План восьмого этажа

Весь первый этаж отдан общественному пространству с магазинами и ресторанами. Предполагается, что он будет открыт круглосуточно. Центром, а точнее сказать – осью первого этажа, собственно, и становится диагональная «дорога» атриума. В ее начале и в конце, на двух углах кубического объема, перед входами расположены небольшие площади, устроенные наподобие гигантских «лоджий» и защищенные общей кровлей комплекса «от попадания прямых осадков», как пишут архитекторы в своей пояснительной записке.
Площадь перед атриумом

Ущелье атриума раскрывается к востоку, в сторону моста «Багратион» и станции метро «Выставочная» – в ту сторону, откуда потоки людей направляются в сторону Сити. Люди смогут, по идее архитекторов, обойти здание с юга и с востока, но главный сценарий, предложенный архитекторами – это, конечно же, проход через атриум, сквозь тело здания: выйдя с противоположной стороны, мы оказываемся на площади перед башней «Империя Тауэр», откуда уже рукой подать до центральной части делового квартала.
zooming
Многофункциональный комплекс «Империя Тауэр», юго-восточный угол здания и вход в атриум. Проект, победивший в открытом конкурсе 2013 года
© UNK project1

Со стороны моста раструб атриума похож на перспективный портал – именно так называют его авторы, хотя надо признать, что сходство с порталом здесь – лишь частичное; явственно виден только один перспективный скос, правый восточный. Роль второго откоса играет выходящая на набережную южная стена: она повернута под углом 3 градуса в сторону входа в атриум. Получается, что, если говорить о портале, то портал радикально сдвинут с вправо – в классической, характерной для 1970-х схеме «телевизора» как бы резко сдвинута ось. Потянувшись за осью, откосы стали очень разными: один образовал острый угол, другой стал стеклянной ширмой, скорее прикрывающей вход со стороны реки, чем помогающей его обнаружить. Сам же вход, как уже было сказано, развернут в сторону моста, то есть приблизительно под углом 45 градусов к плоскости главного речного фасада. Иными словами, если говорить о портале, то «классический» портал (такой, какой можно себе представить в архитектуре послевоенного модернизма) совершил в данном случае манипуляцию сродни строевому перестроению – сделал шаг влево и развернулся. Движение ясное, рассчитанное на раз-два, но по сути – спиральное, и не зря авторы говорят, что композиция их здания «поддерживает спиралевидную композицию силуэта Москва-сити».

Описанный «разворот» практически лишил форму классических аллюзий, наделив ее романтическим сходством с Геркулесовыми столбами, легендарными вратами античного мира. Действительно, перед нами скорее врата Сити – проходя сквозь них, мы оказывается в мире скал-небоскребов, и энергетика «ущелья между скал» готовит нас к попаданию в пространство иного масштаба и иных напряжений, чем те, что привычны в обычном городе.

Надо сказать, что получившаяся аберрация между привычно-классическим и остро-романтическим пронизывает весь проект, создавая в нем как пластическое, так и содержательное, смысловое напряжение.

Архитекторы предложили закрыть стеклянные стены накладной сеткой из архитектурного бетона. Сетка будет отражаться в стекле, дробясь и множась, усиливая, но и растворяя орнамент в последовательности отражений. В простом и крупном рисунке несложно разглядеть обозначение основной идеи здания, построенного на делении квадрата на треугольники. То же самое деление многократно совершается в рисунке бетонной сетки фасада. Тем более что при взгляде снизу из-за перспективного сокращения будет непросто отличить ромб от квадрата. На углах же треугольники, смыкаясь, образуют почти скульптурный зигзаг, намекающий на классику жанра – Херст Тауэр Нормана Фостера. Впрочем, чтобы не было скучно, архитекторы задумали свою сетку «параметрической»: толщина ребер постоянно меняется, плавно сгущаясь и разреживаясь, как то могла бы делать шкура живого существа – по фасаду проходят «волны» материи.  
Южный фасад
Восточный фасад
Западный фасад

Бетонная сетка, по мысли авторов, должна послужить переходным звеном от каменной архитектуры сталинского Кутузовского проспекта на другой стороне реки, к стеклянной архитектуре Сити. Кое-где сетка прерывается стеклянными плоскостями; внутри атриума западная стена стеклянная, а восточная закрыта бетонным орнаментом.
Получается удачно и экономно: рисунок дублируется собственным отражением на противоположной стене. Если принять во внимание наличие стеклянной стены также и за решеткой, то отражений становится два, а сетка – одна, протяженное пространство оказывается насыщенным бликами и тенями. К тому же атриум сужается кверху, усиливая эффект перспективы для тех, кому не лень поднять голову и посмотреть вверх, и способствуя взаимному пересечению отражений под разными углами.

На уровне верхних этажей появляются белые диагонали переходов, связывающие два корпуса между собой (это удобно для тех, кто здесь будет работать: из парковки можно перейти прямо в офис). Некоторые мостики оказываются лестницами и пронизывают пространство по косой в трех измерениях. Кое-где на мостиках появляются деревья. Ниже на тонких тросах парят белые же светильники в форме стилизованных самолетов, создавая ощущение обитаемости 50-метровой высоты пространства над головами прохожих. По стенам скользят панорамные лифты, добавляя к динамике форм реального движения (к слову: предусмотрено несколько лифтовых групп, одна из них – специально для общественных пространств, она связывает атриум с эксплуатируемой крышей, а сотрудники офисов смогут пользоваться другими лифтами, чтобы не пересекаться с посетителями магазинов и кафе). Словом, несмотря на почти стерильную белизну пространство атриума получилось непростым, оживленным – и безусловно эффектным.
Атриум
Многофункциональный комплекс «Империя Тауэр», атриум. UNK project

Типологически это пассаж, но – расширенный, причем сразу в двух измерениях: на первом этаже магазинам и ресторанам отведено больше пространства, так как они занимают всю площадь двух треугольных корпусов. Высота «пассажа» тоже оказывается большой, по магазинным меркам заоблачной, что и позволяет архитекторам экспериментировать с пространством и перспективой, создавая сдержанно-монументальное, но в то же время – заряженное пластической интригой преддверие для плотного леса московских небоскребов.
Мастерская:
UNK project http://unkproject.ru
Проект:
Многофункциональный комплекс «Империя Тауэр». Вторая очередь
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Юлий Борисов, Владимир Гаранин, Лоренцо Маттана, Никита Баринов

2.2013 — 3.2013

Заказчик: MosCityGroup

14 Мая 2013

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
UNK project: другие проекты
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Футуристическая сеть
Автомобильный мост как место для пешеходных прогулок и созерцания, сеть пешеходных артерий и капилляров, насыщенных зеленью и предназначенных для передвижения и общения. А также сеть «интеллектуальных устройств», помогающих человеку – проект “Linked city”.
Город Умный
Рассматриваем результаты конкурса на архитектурно-градостроительную концепцию территории «Рублево-Архангельское», где когда-то планировалось строить «Город миллионеров». Конкурс состоялся осенью 2018, победили три команды: Archea Associatii, Nikken Sekkei и Zaha Hadid Architects, их российские коллеги: ABD architects, UNK project и ТПО Прайд.
Принцип перископа
Юлий Борисов нашел нетривиальный образ, трансформировавший банальную «коробку» Дворца единоборств в Лужниках в иконическое здание, блестящее и современное, но наделенное контекстуальными аллюзиями и способное активно взаимодействовать с территорией и людьми.
Школа нового поколения
Какой должна быть школа, в которой нет места для скуки? Ответ на этот вопрос дало бюро UNK project в своем проекте образовательного комплекса в Южно-Сахалинске, который получил название «Нескучная школа».
10 аэропортов
В стране интенсивно строят и реконструируют здания аэропортов: российские и иностранные архитекторы, причем нередко интерьеры получаются интереснее наружности, а иногда и фасад неплох. Рассматриваем 7 построек и 3 проекта по следам круглого стола с Арх Москвы.
Вспоминая Баухаус
Можно ли выразить в архитектуре связь школы Баухаус и ее педагога Василия Кандинского? Работая над проектом ЖК с предельными показателями плотности, глубины и высоты, UNK project сделали такую попытку, вольно скомпоновав 12-этажные пластины в трех измерениях прибрежного пространства.
Крылатый образ Перми
В новом терминале аэропорта Перми бюро Асадова не только добилось баланса между технологичностью, безопасностью, комфортом и имиджевой составляющей, но и предложило новый символ для всего Прикамья.
Городские сады
В проекте реновации кварталов в районе Хорошево-Мневники архитекторы UNK project использовали принцип подобия, в меньшем масштабе повторяя композиционное и функциональное построение, характерное для всей Москвы
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Юлий Борисов: «Наша главная проблема – время»
Для Юлия Борисова нет секрета в том, что такое качество. Об этом все сказано у Витрувия и в стандарте ИСО 8402-86. Но как сделать качественную архитектуру, а значит архитектуру, приносящую добро людям, – вот это вопрос, решением которого и занимается бюро UNK project.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Линза в духе Эшера
Архитекторы UNK project реанимировали неудобный, но перспективный участок рядом с метро «Проспект Вернадского», разместив на нем бизнес-центр «Академик». Продуманная функциональная программа, технологические новшества и особое внимание к формированию идентичности здания позволили успешно решить все проблемы.
Юлий Борисов: «Следующее поколение будет менять квартиры,...
На прошедшем в рамках урбанистического форума «Среда для жизни» круглом столе «Для кого и как строить жилье?» глава UNK poject говорил о том, как будет выглядеть жилье для «поколения Z». Мы попросили Юлия Борисова подробнее рассказать о том, как, по его мнению, изменятся критерии оценки жилья и работа архитектора.
Уникальное общее
Представляем видеозапись круглого стола, проведенного Archi.ru на АРХ МОСКВА NEXT! В разговоре о новых форматах общественных пространств и методиках их создания приняли участие представители ведущих архитектурных бюро Москвы.
Юлий Борисов: «Одной только графикой улучшить жизнь...
В рамках воркшопа «Весенний МАРШ», организованного МАРШ Лаб по инициативе правительства республики Татарстан, группа Юлия Борисова предложила вместо простого проекта благоустройства села Старое Дрожжаное программу его эко-развития, совместив экологию с экономикой.
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.