English version

Ворота Сити

Подробнее о проекте бюро UNK project, победившем в конкурсе на архитектурное решение второй очереди комплекса «Империя Тауэр» в московском Сити.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Проект:
Многофункциональный комплекс «Империя Тауэр». Вторая очередь
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Юлий Борисов, Владимир Гаранин, Лоренцо Маттана, Никита Баринов

2.2013 — 3.2013

Заказчик: MosCityGroup
Закрытый конкурс был объявлен в конце февраля инвестором комплекса «Империя Тауэр» компанией MosCityGroup по инициативе главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова. В конце апреля жюри остановило свой выбор на проекте бюро UNK project; как утверждают организаторы, этому бюро, как победителю конкурса, будет поручена дальнейшая работа над проектированием второй очереди комплекса.

Здание второй очереди планируется построить на квадратном участке между башней «Империи Тауэр» и набережной. В период с 2002-го по 2009-й годы для этого места последовательно проектировали:  стеклянный купол с аквапарком и развлекательным центром (Джованни Коррадетти), белое полосатое здание со скругленными углами (ЭНПИ) и наконец одним из последних по времени проектов был обтекаемый волнистый «язык», тянувшийся в проекте NBBJ от башни к набережной. Теперь, в 2013 году, функциональное наполнение второй очереди комплекса изменилось: здание не будет связано с причалом, как это планировалось ранее, и в нем не будет аквапарка; по условиям конкурса, часть комплекса должна занять надземная парковка, часть – офисы, а верхние и нижние этажи следовало отдать общественным пространствам с магазинами и кафе.

Архитекторы бюро UNK project сосредоточили свое внимание на движении людских потоков и поэтому сделали главным героем проекта атриум, прорезающий кубический объем комплекса по диагонали, от юго-восточного угла к северо-западному. Он разделяет кубический объем на два корпуса: северный и южный. Северный с 3-го по 8-й этажи занят парковками (на 3-6 этаже немеханизированная парковка, на 7-8 – механизированная), выше офисами. В южном на 2-3 этажах расположится медицинский центр, выше – офисные помещения. На благоустроенной крыше запланирована смотровая площадка, куда можно попасть на лифте прямо из атриума. Центром северного треугольника служит круглая рампа въезда на парковку (как в «Европейском»; архитекторы приводят научно обоснованные доводы в пользу того, что такой въезд удобнее других для водителей, которым не приходится лишний раз крутить руль). В ядре южного треугольника расположен другой треугольник, поменьше, включающий в себя две лифтовые шахты – что, в свою очередь, позволяет разделить южную часть еще на два треугольника, ориентированных каждый на свой лифт, а значит, организовать офисное пространство с минимальными потерями полезной площади и хорошо осветить его. Эффективность и экономия стали одной из важных тем проекта (позволивших авторам вписаться в бюджет, при этом заложив в него качественные отделочные материалы): там где это возможно, используются типовые решения. К тому же архитекторам удалось использовать в проекте существующие субструкции – сетку подземных колонн, построенных ранее.
zooming
Врисовка здания в панораму «Москвы-Сити»
План первого этажа
План восьмого этажа

Весь первый этаж отдан общественному пространству с магазинами и ресторанами. Предполагается, что он будет открыт круглосуточно. Центром, а точнее сказать – осью первого этажа, собственно, и становится диагональная «дорога» атриума. В ее начале и в конце, на двух углах кубического объема, перед входами расположены небольшие площади, устроенные наподобие гигантских «лоджий» и защищенные общей кровлей комплекса «от попадания прямых осадков», как пишут архитекторы в своей пояснительной записке.
Площадь перед атриумом

Ущелье атриума раскрывается к востоку, в сторону моста «Багратион» и станции метро «Выставочная» – в ту сторону, откуда потоки людей направляются в сторону Сити. Люди смогут, по идее архитекторов, обойти здание с юга и с востока, но главный сценарий, предложенный архитекторами – это, конечно же, проход через атриум, сквозь тело здания: выйдя с противоположной стороны, мы оказываемся на площади перед башней «Империя Тауэр», откуда уже рукой подать до центральной части делового квартала.
zooming
Многофункциональный комплекс «Империя Тауэр», юго-восточный угол здания и вход в атриум. Проект, победивший в открытом конкурсе 2013 года
© UNK project1

Со стороны моста раструб атриума похож на перспективный портал – именно так называют его авторы, хотя надо признать, что сходство с порталом здесь – лишь частичное; явственно виден только один перспективный скос, правый восточный. Роль второго откоса играет выходящая на набережную южная стена: она повернута под углом 3 градуса в сторону входа в атриум. Получается, что, если говорить о портале, то портал радикально сдвинут с вправо – в классической, характерной для 1970-х схеме «телевизора» как бы резко сдвинута ось. Потянувшись за осью, откосы стали очень разными: один образовал острый угол, другой стал стеклянной ширмой, скорее прикрывающей вход со стороны реки, чем помогающей его обнаружить. Сам же вход, как уже было сказано, развернут в сторону моста, то есть приблизительно под углом 45 градусов к плоскости главного речного фасада. Иными словами, если говорить о портале, то «классический» портал (такой, какой можно себе представить в архитектуре послевоенного модернизма) совершил в данном случае манипуляцию сродни строевому перестроению – сделал шаг влево и развернулся. Движение ясное, рассчитанное на раз-два, но по сути – спиральное, и не зря авторы говорят, что композиция их здания «поддерживает спиралевидную композицию силуэта Москва-сити».

Описанный «разворот» практически лишил форму классических аллюзий, наделив ее романтическим сходством с Геркулесовыми столбами, легендарными вратами античного мира. Действительно, перед нами скорее врата Сити – проходя сквозь них, мы оказывается в мире скал-небоскребов, и энергетика «ущелья между скал» готовит нас к попаданию в пространство иного масштаба и иных напряжений, чем те, что привычны в обычном городе.

Надо сказать, что получившаяся аберрация между привычно-классическим и остро-романтическим пронизывает весь проект, создавая в нем как пластическое, так и содержательное, смысловое напряжение.

Архитекторы предложили закрыть стеклянные стены накладной сеткой из архитектурного бетона. Сетка будет отражаться в стекле, дробясь и множась, усиливая, но и растворяя орнамент в последовательности отражений. В простом и крупном рисунке несложно разглядеть обозначение основной идеи здания, построенного на делении квадрата на треугольники. То же самое деление многократно совершается в рисунке бетонной сетки фасада. Тем более что при взгляде снизу из-за перспективного сокращения будет непросто отличить ромб от квадрата. На углах же треугольники, смыкаясь, образуют почти скульптурный зигзаг, намекающий на классику жанра – Херст Тауэр Нормана Фостера. Впрочем, чтобы не было скучно, архитекторы задумали свою сетку «параметрической»: толщина ребер постоянно меняется, плавно сгущаясь и разреживаясь, как то могла бы делать шкура живого существа – по фасаду проходят «волны» материи.  
Южный фасад
Восточный фасад
Западный фасад

Бетонная сетка, по мысли авторов, должна послужить переходным звеном от каменной архитектуры сталинского Кутузовского проспекта на другой стороне реки, к стеклянной архитектуре Сити. Кое-где сетка прерывается стеклянными плоскостями; внутри атриума западная стена стеклянная, а восточная закрыта бетонным орнаментом.
Получается удачно и экономно: рисунок дублируется собственным отражением на противоположной стене. Если принять во внимание наличие стеклянной стены также и за решеткой, то отражений становится два, а сетка – одна, протяженное пространство оказывается насыщенным бликами и тенями. К тому же атриум сужается кверху, усиливая эффект перспективы для тех, кому не лень поднять голову и посмотреть вверх, и способствуя взаимному пересечению отражений под разными углами.

На уровне верхних этажей появляются белые диагонали переходов, связывающие два корпуса между собой (это удобно для тех, кто здесь будет работать: из парковки можно перейти прямо в офис). Некоторые мостики оказываются лестницами и пронизывают пространство по косой в трех измерениях. Кое-где на мостиках появляются деревья. Ниже на тонких тросах парят белые же светильники в форме стилизованных самолетов, создавая ощущение обитаемости 50-метровой высоты пространства над головами прохожих. По стенам скользят панорамные лифты, добавляя к динамике форм реального движения (к слову: предусмотрено несколько лифтовых групп, одна из них – специально для общественных пространств, она связывает атриум с эксплуатируемой крышей, а сотрудники офисов смогут пользоваться другими лифтами, чтобы не пересекаться с посетителями магазинов и кафе). Словом, несмотря на почти стерильную белизну пространство атриума получилось непростым, оживленным – и безусловно эффектным.
Атриум
Многофункциональный комплекс «Империя Тауэр», атриум. UNK project

Типологически это пассаж, но – расширенный, причем сразу в двух измерениях: на первом этаже магазинам и ресторанам отведено больше пространства, так как они занимают всю площадь двух треугольных корпусов. Высота «пассажа» тоже оказывается большой, по магазинным меркам заоблачной, что и позволяет архитекторам экспериментировать с пространством и перспективой, создавая сдержанно-монументальное, но в то же время – заряженное пластической интригой преддверие для плотного леса московских небоскребов.
Проект:
Многофункциональный комплекс «Империя Тауэр». Вторая очередь
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Юлий Борисов, Владимир Гаранин, Лоренцо Маттана, Никита Баринов

2.2013 — 3.2013

Заказчик: MosCityGroup

14 Мая 2013

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Группа компаний UNK: другие проекты
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Футуристическая сеть
Автомобильный мост как место для пешеходных прогулок и созерцания, сеть пешеходных артерий и капилляров, насыщенных зеленью и предназначенных для передвижения и общения. А также сеть «интеллектуальных устройств», помогающих человеку – проект “Linked city”.
Город Умный
Рассматриваем результаты конкурса на архитектурно-градостроительную концепцию территории «Рублево-Архангельское», где когда-то планировалось строить «Город миллионеров». Конкурс состоялся осенью 2018, победили три команды: Archea Associatii, Nikken Sekkei и Zaha Hadid Architects, их российские коллеги: ABD architects, UNK project и ТПО Прайд.
Принцип перископа
Юлий Борисов нашел нетривиальный образ, трансформировавший банальную «коробку» Дворца единоборств в Лужниках в иконическое здание, блестящее и современное, но наделенное контекстуальными аллюзиями и способное активно взаимодействовать с территорией и людьми.
Школа нового поколения
Какой должна быть школа, в которой нет места для скуки? Ответ на этот вопрос дало бюро UNK project в своем проекте образовательного комплекса в Южно-Сахалинске, который получил название «Нескучная школа».
10 аэропортов
В стране интенсивно строят и реконструируют здания аэропортов: российские и иностранные архитекторы, причем нередко интерьеры получаются интереснее наружности, а иногда и фасад неплох. Рассматриваем 7 построек и 3 проекта по следам круглого стола с Арх Москвы.
Вспоминая Баухаус
Можно ли выразить в архитектуре связь школы Баухаус и ее педагога Василия Кандинского? Работая над проектом ЖК с предельными показателями плотности, глубины и высоты, UNK project сделали такую попытку, вольно скомпоновав 12-этажные пластины в трех измерениях прибрежного пространства.
Крылатый образ Перми
В новом терминале аэропорта Перми бюро Асадова не только добилось баланса между технологичностью, безопасностью, комфортом и имиджевой составляющей, но и предложило новый символ для всего Прикамья.
Городские сады
В проекте реновации кварталов в районе Хорошево-Мневники архитекторы UNK project использовали принцип подобия, в меньшем масштабе повторяя композиционное и функциональное построение, характерное для всей Москвы
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Юлий Борисов: «Наша главная проблема – время»
Для Юлия Борисова нет секрета в том, что такое качество. Об этом все сказано у Витрувия и в стандарте ИСО 8402-86. Но как сделать качественную архитектуру, а значит архитектуру, приносящую добро людям, – вот это вопрос, решением которого и занимается бюро UNK project.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Линза в духе Эшера
Архитекторы UNK project реанимировали неудобный, но перспективный участок рядом с метро «Проспект Вернадского», разместив на нем бизнес-центр «Академик». Продуманная функциональная программа, технологические новшества и особое внимание к формированию идентичности здания позволили успешно решить все проблемы.
Похожие статьи
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.