English version

Ворота Сити

Подробнее о проекте бюро UNK project, победившем в конкурсе на архитектурное решение второй очереди комплекса «Империя Тауэр» в московском Сити.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

14 Мая 2013
mainImg
Мастерская:
UNK project
Проект:
Многофункциональный комплекс «Империя Тауэр». Вторая очередь
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Юлий Борисов, Владимир Гаранин, Лоренцо Маттана, Никита Баринов

2013

Заказчик: MosCityGroup
Закрытый конкурс был объявлен в конце февраля инвестором комплекса «Империя Тауэр» компанией MosCityGroup по инициативе главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова. В конце апреля жюри остановило свой выбор на проекте бюро UNK project; как утверждают организаторы, этому бюро, как победителю конкурса, будет поручена дальнейшая работа над проектированием второй очереди комплекса.

Здание второй очереди планируется построить на квадратном участке между башней «Империи Тауэр» и набережной. В период с 2002-го по 2009-й годы для этого места последовательно проектировали:  стеклянный купол с аквапарком и развлекательным центром (Джованни Коррадетти), белое полосатое здание со скругленными углами (ЭНПИ) и наконец одним из последних по времени проектов был обтекаемый волнистый «язык», тянувшийся в проекте NBBJ от башни к набережной. Теперь, в 2013 году, функциональное наполнение второй очереди комплекса изменилось: здание не будет связано с причалом, как это планировалось ранее, и в нем не будет аквапарка; по условиям конкурса, часть комплекса должна занять надземная парковка, часть – офисы, а верхние и нижние этажи следовало отдать общественным пространствам с магазинами и кафе.

Архитекторы бюро UNK project сосредоточили свое внимание на движении людских потоков и поэтому сделали главным героем проекта атриум, прорезающий кубический объем комплекса по диагонали, от юго-восточного угла к северо-западному. Он разделяет кубический объем на два корпуса: северный и южный. Северный с 3-го по 8-й этажи занят парковками (на 3-6 этаже немеханизированная парковка, на 7-8 – механизированная), выше офисами. В южном на 2-3 этажах расположится медицинский центр, выше – офисные помещения. На благоустроенной крыше запланирована смотровая площадка, куда можно попасть на лифте прямо из атриума. Центром северного треугольника служит круглая рампа въезда на парковку (как в «Европейском»; архитекторы приводят научно обоснованные доводы в пользу того, что такой въезд удобнее других для водителей, которым не приходится лишний раз крутить руль). В ядре южного треугольника расположен другой треугольник, поменьше, включающий в себя две лифтовые шахты – что, в свою очередь, позволяет разделить южную часть еще на два треугольника, ориентированных каждый на свой лифт, а значит, организовать офисное пространство с минимальными потерями полезной площади и хорошо осветить его. Эффективность и экономия стали одной из важных тем проекта (позволивших авторам вписаться в бюджет, при этом заложив в него качественные отделочные материалы): там где это возможно, используются типовые решения. К тому же архитекторам удалось использовать в проекте существующие субструкции – сетку подземных колонн, построенных ранее.
zooming
Врисовка здания в панораму «Москвы-Сити»
План первого этажа
План восьмого этажа

Весь первый этаж отдан общественному пространству с магазинами и ресторанами. Предполагается, что он будет открыт круглосуточно. Центром, а точнее сказать – осью первого этажа, собственно, и становится диагональная «дорога» атриума. В ее начале и в конце, на двух углах кубического объема, перед входами расположены небольшие площади, устроенные наподобие гигантских «лоджий» и защищенные общей кровлей комплекса «от попадания прямых осадков», как пишут архитекторы в своей пояснительной записке.
Площадь перед атриумом

Ущелье атриума раскрывается к востоку, в сторону моста «Багратион» и станции метро «Выставочная» – в ту сторону, откуда потоки людей направляются в сторону Сити. Люди смогут, по идее архитекторов, обойти здание с юга и с востока, но главный сценарий, предложенный архитекторами – это, конечно же, проход через атриум, сквозь тело здания: выйдя с противоположной стороны, мы оказываемся на площади перед башней «Империя Тауэр», откуда уже рукой подать до центральной части делового квартала.
zooming
Многофункциональный комплекс «Империя Тауэр», юго-восточный угол здания и вход в атриум. UNK project

Со стороны моста раструб атриума похож на перспективный портал – именно так называют его авторы, хотя надо признать, что сходство с порталом здесь – лишь частичное; явственно виден только один перспективный скос, правый восточный. Роль второго откоса играет выходящая на набережную южная стена: она повернута под углом 3 градуса в сторону входа в атриум. Получается, что, если говорить о портале, то портал радикально сдвинут с вправо – в классической, характерной для 1970-х схеме «телевизора» как бы резко сдвинута ось. Потянувшись за осью, откосы стали очень разными: один образовал острый угол, другой стал стеклянной ширмой, скорее прикрывающей вход со стороны реки, чем помогающей его обнаружить. Сам же вход, как уже было сказано, развернут в сторону моста, то есть приблизительно под углом 45 градусов к плоскости главного речного фасада. Иными словами, если говорить о портале, то «классический» портал (такой, какой можно себе представить в архитектуре послевоенного модернизма) совершил в данном случае манипуляцию сродни строевому перестроению – сделал шаг влево и развернулся. Движение ясное, рассчитанное на раз-два, но по сути – спиральное, и не зря авторы говорят, что композиция их здания «поддерживает спиралевидную композицию силуэта Москва-сити».

Описанный «разворот» практически лишил форму классических аллюзий, наделив ее романтическим сходством с Геркулесовыми столбами, легендарными вратами античного мира. Действительно, перед нами скорее врата Сити – проходя сквозь них, мы оказывается в мире скал-небоскребов, и энергетика «ущелья между скал» готовит нас к попаданию в пространство иного масштаба и иных напряжений, чем те, что привычны в обычном городе.

Надо сказать, что получившаяся аберрация между привычно-классическим и остро-романтическим пронизывает весь проект, создавая в нем как пластическое, так и содержательное, смысловое напряжение.

Архитекторы предложили закрыть стеклянные стены накладной сеткой из архитектурного бетона. Сетка будет отражаться в стекле, дробясь и множась, усиливая, но и растворяя орнамент в последовательности отражений. В простом и крупном рисунке несложно разглядеть обозначение основной идеи здания, построенного на делении квадрата на треугольники. То же самое деление многократно совершается в рисунке бетонной сетки фасада. Тем более что при взгляде снизу из-за перспективного сокращения будет непросто отличить ромб от квадрата. На углах же треугольники, смыкаясь, образуют почти скульптурный зигзаг, намекающий на классику жанра – Херст Тауэр Нормана Фостера. Впрочем, чтобы не было скучно, архитекторы задумали свою сетку «параметрической»: толщина ребер постоянно меняется, плавно сгущаясь и разреживаясь, как то могла бы делать шкура живого существа – по фасаду проходят «волны» материи.  
Южный фасад
Восточный фасад
Западный фасад

Бетонная сетка, по мысли авторов, должна послужить переходным звеном от каменной архитектуры сталинского Кутузовского проспекта на другой стороне реки, к стеклянной архитектуре Сити. Кое-где сетка прерывается стеклянными плоскостями; внутри атриума западная стена стеклянная, а восточная закрыта бетонным орнаментом.
Получается удачно и экономно: рисунок дублируется собственным отражением на противоположной стене. Если принять во внимание наличие стеклянной стены также и за решеткой, то отражений становится два, а сетка – одна, протяженное пространство оказывается насыщенным бликами и тенями. К тому же атриум сужается кверху, усиливая эффект перспективы для тех, кому не лень поднять голову и посмотреть вверх, и способствуя взаимному пересечению отражений под разными углами.

На уровне верхних этажей появляются белые диагонали переходов, связывающие два корпуса между собой (это удобно для тех, кто здесь будет работать: из парковки можно перейти прямо в офис). Некоторые мостики оказываются лестницами и пронизывают пространство по косой в трех измерениях. Кое-где на мостиках появляются деревья. Ниже на тонких тросах парят белые же светильники в форме стилизованных самолетов, создавая ощущение обитаемости 50-метровой высоты пространства над головами прохожих. По стенам скользят панорамные лифты, добавляя к динамике форм реального движения (к слову: предусмотрено несколько лифтовых групп, одна из них – специально для общественных пространств, она связывает атриум с эксплуатируемой крышей, а сотрудники офисов смогут пользоваться другими лифтами, чтобы не пересекаться с посетителями магазинов и кафе). Словом, несмотря на почти стерильную белизну пространство атриума получилось непростым, оживленным – и безусловно эффектным.
Атриум
Многофункциональный комплекс «Империя Тауэр», атриум. UNK project

Типологически это пассаж, но – расширенный, причем сразу в двух измерениях: на первом этаже магазинам и ресторанам отведено больше пространства, так как они занимают всю площадь двух треугольных корпусов. Высота «пассажа» тоже оказывается большой, по магазинным меркам заоблачной, что и позволяет архитекторам экспериментировать с пространством и перспективой, создавая сдержанно-монументальное, но в то же время – заряженное пластической интригой преддверие для плотного леса московских небоскребов.


Мастерская:
UNK project
Проект:
Многофункциональный комплекс «Империя Тауэр». Вторая очередь
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Юлий Борисов, Владимир Гаранин, Лоренцо Маттана, Никита Баринов

2013

Заказчик: MosCityGroup

14 Мая 2013

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.