English version

Капитальный трансформер

«Дом-экспресс», построенный Гари Чангом и Тотаном Кузембаевым в «Пирогово», – объект, эволюционировавший от павильона до капитального сооружения.

mainImg
Архитектор:
Амина Хазгалеева
Гари Чанг
Тотан Кузембаев
Мастерская:
Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева http://www.totan.ru/
Проект:
Дом-матрёшка («Экспресс»)
Россия, Московская обл., Мытищинский р-он, курорт «Пирогово»

Авторский коллектив:
Руководитель проекта: Тотан Кузембаев. Главный архитектор проекта: Гари Чанг. Архитекторы: Амина Хазгалеева, Александра Черткова. Конструктор: Сергей Богословский.

2008 — 2008 / 2008 — 2009

Подрядные организации: ООО «ТДВ-Трест». Фотограф: Илья Иванов
Изначально «Дом-экспресс» проектировал гонконгский архитектор Гари Чанг, которого Тотан Кузембаев пригласил поучаствовать в застройке «Пирогово» в 2005 году. Чанг – мастер трансформаций, построивший в «Коммуне у Великой китайской стены» обаятельнейший «Дом-чемодан», и в Подмосковье он решил развивать именно этот жанр. Поскольку и задача изначально ставилась создать не столько дом, сколько шоу-рум, то архитектор придумал объект, в котором трансформироваться мог не только интерьер, но и само здание в целом. Потому, собственно, и «Экспресс» (впрочем, Гари сначала предлагал назвать дом «Матрешкой») – в нем все быстро разбиралось и так же быстро собиралось, мгновенно подстраиваясь под нужды посетителей. Дом Чанга представлял собой коробочку, любая стена которой могла открыться, так что здание фактически растворялось в окружающей среде, а внутренние помещения, например, лестница на второй этаж, блок санузла или кладовая, превращались в своего рода пилоны, вокруг которых можно было гулять как по парку. Еще интереснее Чанг обошелся с мебелью – она была «запакована» в специальный трансформируемый модуль, состоящий из нескольких вложенных друг в друга кубов, которые по рельсам выезжали из дома и раскладывались в стол, кровать, даже джакузи.
zooming
Дом-матрёшка («Экспресс»). Концепция – Гари Чанг © Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева
Дом-матрёшка («Экспресс»). Фотография © Илья Иванов

В таком виде проект восхитил ценителей современной архитектуры, в том числе и Александра Ежкова, мечтавшего реализовать замысел Чанга в «Пирогово» и сделать «Дом-экспресс» одним из узнаваемых символов курорта. Коррективы в эти планы внес экономический кризис – воплотить все технические задумки Гари Чанга оказалось делом не только непростым, но и очень дорогостоящим, поэтому от идеи строительства павильона «для всех» (причем сезонного, потому что же совершенно очевидно, что зимой топчан и ванна на рельсах не актуальны) довольно быстро отказались, и проект гонконгского архитектора нашел нового заказчика. Впрочем, павильон в качестве места постоянного проживания его не устроил, поэтому его необходимо было переосмыслить с учетом новой функции, и эту работу вполне логично поручили мастерской Тотана Кузембаева, которая с самого начала сопровождала проект. «Сначала мы довольно активно общались по этому поводу с Гари, но постепенно стало ясно, что адаптация под наш климат и постоянное проживание предстоит слишком кардинальная, и мы занялись проектом самостоятельно», – вспоминает архитектор.
Дом-матрёшка («Экспресс»). Фотография © Илья Иванов

Начиная работу над переделкой «Экспресса», Кузембаев старался максимально сохранить положенный в основу этого проекта принцип универсальной трансформируемости – если не внешних стен, то хотя бы внутренних пространств. Была сохранена и общая композиция – дом, в плане представляющий собой лаконичный прямоугольник, дополнен очень большой террасой прямоугольной же формы. В первоначальном проекте именно на эту «палубу» по рельсам выезжали предметы мебели, и Кузембаев сначала отказался только от самих направляющих – на террасе был запроектирован открытый бассейн, а с юга она была оборудована мобильным ограждением. Еще более вариативными были задуманы внутренние помещения дома. Так, в полуподвал можно было бы попасть, сдвинув панели пола первого этажа, а двусветное пространство гостиной трансформировалось при помощи мобильной панели, которая образовывала второй уровень с дополнительной спальней и с помощью откидной лестницы организовывала доступ к эксплуатируемой кровле.
Дом-матрёшка («Экспресс»). Фотография © Илья Иванов

К сожалению, после составления финальной сметы заказчик и эти «полумеры» признал слишком дорогостоящими, так что архитекторы были вынуждены еще раз пересмотреть проект. «Понятно, что удешевить его можно было только одним способом – заменив все трансформируемые элементы на капитальные», – разводит руками Тотан Кузембаев. Так два витража от пола до потолка гостиной, один из которых выходил на восток, а другой на запад, превратились в девять стандартных стеклопакетов, сгруппированных тройками по вертикали,  мобильная панель была заменена на капитальное железобетонное перекрытие, откидная лестница исчезла вовсе, а на ее месте появилась обычная, связавшая первый этаж не только со вторым, но и с плоской эксплуатируемой кровлей. И поскольку новая лестница фактически «пробивает» здание насквозь, вписать ее в изначальные скромные габариты дома было очень непросто – архитекторы нашли компромисс, частично вынеся ее за пределы основного прямоугольного объема. Лаконичная форма «коробки» таким образом была усложнена –  ее южный фасад архитекторы словно надрезали посередине и отогнули часть стены, благодаря чему у дома появился ромбовидный эркер, обращенный на запад, к воде. Причем он врезан в основной объем таким образом, что на уровне первого этажа «выступ» минимален и играет, скорее, декоративную роль, обозначая вход в дом, зато над плоской кровлей теперь возвышается небольшая будка-башенка, идеально подходящая для созерцания просторов Клязьминского водохранилища.
Дом-матрёшка («Экспресс»). Фотография © Илья Иванов

Межэтажное перекрытие, в свою очередь, продлено таким образом, что у второго этажа возникает полноценный балкон. Он опирается на квадратные колонны, причем архитекторы подводят не две, а целых четыре опоры, и на террасе возникает глубокая ниша – визуально то самое «депо», из которого в самом первом проекте на улицу выезжала трансформируемая мебель. Кстати, под этим навесом хранится именно мебель – диваны и кресла. Рельс, конечно, уже нет, да и сами они не складываются, но вот быстро распределить их по «палубе» никто не мешает.
Дом-матрёшка («Экспресс»). Фотография © Илья Иванов

Ограждения балкона, как и ограждения эксплуатируемой кровли, выполнены из прозрачного стекла и тонких металлических тросов, фактических делающих эти конструкции невидимыми – со стороны воды дом, обшитый деревянными панелями, таки напоминает несколько поставленных друг на друга коробок. Как будто конструкция, придуманная Гари Чангом, застыла в частично разобранном виде – пусть от всех технических ухищрений в итоге пришлось отказаться, но визуально Тотан Кузембаев даже в архитектуре капитального сооружения смог воплотить идею трансформера.
Дом-матрёшка («Экспресс»). Фотография © Илья Иванов
Дом-матрёшка («Экспресс»). Фотография © Илья Иванов
zooming
Дом-матрёшка («Экспресс»). Фотография © Илья Иванов
Дом-матрёшка («Экспресс»). Фотография © Илья Иванов
Дом-матрёшка («Экспресс»). Фотография © Илья Иванов
Дом-матрёшка («Экспресс»). Фотография © Илья Иванов
Дом-матрёшка («Экспресс») © Гари Чанг/ Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева
Архитектор:
Амина Хазгалеева
Гари Чанг
Тотан Кузембаев
Мастерская:
Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева http://www.totan.ru/
Проект:
Дом-матрёшка («Экспресс»)
Россия, Московская обл., Мытищинский р-он, курорт «Пирогово»

Авторский коллектив:
Руководитель проекта: Тотан Кузембаев. Главный архитектор проекта: Гари Чанг. Архитекторы: Амина Хазгалеева, Александра Черткова. Конструктор: Сергей Богословский.

2008 — 2008 / 2008 — 2009

Подрядные организации: ООО «ТДВ-Трест». Фотограф: Илья Иванов

09 Января 2013

Гибкая сторона силы
В экопарке Ясно Поле осваивают технологию 3D печати на примере двух разных принтеров и на глазах восхищенной общественности. Неделю назад показали запуск второй машины и результаты работы первой, разрешили сравнить. Изучаем процесс и результаты: ощущение, что нечто «лепится» прямо у нас на глазах, а значит, момент исторический – технология и архитектура наконец-то найдут друг друга?
Ковер-самолет
Юбилейная выставка графики Тотана Кузембаева «Горизонты событий» показывает как очень старую – практически, стартовую, графику автора 1980-х годов из фондов Музея архитектуры, так и довольно много листов из серии Невесомость, нарисованных специально для нее в 2023 году. Нам показалось, что автор представляет реальность как левитирующий в пространстве, иногда кверху ногами, ковер-самолет, у которого «есть слои».
Аспекты счастья
Архстояние 2022 с девизом «Счастье есть?» получилось как всегда веселым фестивалем, но самые заметные объекты какие-то иронические, критичные и грустные, – зато все остальные, окружающие их, сосредоточились на том, чтобы наделить посетителей простой человеческой радостью. Выступили Тотан Кузембаев, Александр Бродский и другие.
Удар крученым
Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Лучший – в Латвии
Объявлен лауреат премии союза московских архитекторов – им, как мы и предсказывали, стал Тотан Кузембаев с усадьбой Клаугис, широко известной в узких кругах. Среди номинантов ATRIUM, DNK ag, IND architects, AI architects.
Деревянные Камушки
Концептуальный проект Тотана Кузембаева и Сокольского ДОК призван продемонстрировать разнообразие решений из деревянных CLT-панелей и возможности их комбинирования с бетонными конструкциями, в том числе – в деле реконструкции пятиэтажек без сноса.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Затерянный парк
Современный вариант юрты, райский сад, дом-водопад и гигантский акведук – всё это новый технопарк «Ишим» в Астане в проекте бюро Тотана Кузембаева.
Единственный и верный штрих
Олжас Кузембаев превратил стойку ресепшна в арт-объект, подчинив фанерной змее всё небольшое пространство входной зоны офиса компании МГПМ в Мытищах.
Железный дракон
Футуристичная объемная оболочка, предложенная бюро Тотана Кузембаева, совершенно преобразила простой параллелепипед придорожного ТЦ.
Жизнеспособная единица
Вариант мобильного дома-модуля с легко трансформируемой кровлей – защитным «панцирем»; и с целым веером возможных функций, от жилой до офисной.
Сладкий символ инноваций
Для зеленого города СМАРТ Сити Казань Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева разработала концептуальный проект многофункционального шоу-рума.
Соты с видом на Клязьму
На Клязьминском водохранилище архитектор Тотан Кузембаев построит еще один дом – на этот раз в виде прямоугольного портала, в который вписаны жилые соты из стекла и дерева.
Углы во главе
В ближайшем Подмосковье архитектор Тотан Кузембаев построит дом «Кристалл» – коттедж с необычными остроконечными фасадами.
Деревянные космы
Конкурсный проект апарт-отеля на берегу Адриатического моря, придуманный Тотаном Кузембаевым, удостоен специальной премии жюри.
Древо дома
В архитектурной коллекции курорта «Пирогово» вновь пополнение: по проекту мастерской Тотана Кузембаева на берегу Клязьминского водохранилища построен дом «Веер».
Пазл-паспарту
Для туристической базы отдыха «Лазурный берег», что в Истринском районе Подмосковья, Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева спроектировала гостевой коттедж, фасады которого решены как многоцветные деревянные пазлы.
С видом на гольф-клуб
На архитектурной карте курортного поселка «Пирогово» очередное пополнение: по проекту мастерской Тотана Кузембаева здесь построен «Дом у десятой лунки».
Избушки на ножках
Полку гостевых домиков курорта «Пирогово» прибыло – в дополнение к знаменитым красным «корабликам» с круглыми козырьками Тотан Кузембаев спроектировал «скворечники».
Знак качества
Среди многочисленных объектов Тотана Кузембаева для курорта «Пирогово» есть один, чье название неизменно вызывает легкое замешательство. Речь о доме «Ъ», имя собственное которого произносится как «ер» и наводит на мысль о старорусских временах и постройках из нетесаных бревен.
Похожие статьи
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Новый «Полёт»
Архитекторы бюро «Мезонпроект» разработали проект перестройки областного молодежного центра «Полёт» в Орле. Летний клуб, построенный еще в конце 1970-х годов, станет всесезонным и приобретет много дополнительных функций.
Яуза towers
В столице не так много зданий и проектов Никиты Явейна и «Студии 44». Представляем вашему вниманию концепцию большого многофункционального комплекса на Яузе, между двумя парками, с набережной, перекрестьем пешеходных улиц, развитым общественным пространством и оригинальным пластическим решением. Оно совмещает сложную, асимметричную, как пятнашки, сетку фасадов и смелые заострения верхних частей, полностью скрывающее техэтажи и вылепливающее силуэт.
И опять о птицах
Завершается строительство первого аэропорта в китайском городе Лишуй. Архитекторы пекинского бюро MAD выбрали для своего проекта самый очевидный визуальный прототип – серебристо-белую птицу.
Офисы с «ленточкой»
В Берлине началось строительство офисного (и немного жилого) «кампуса» LXK по проекту MVRDV. Проект связан с развитием района Восточного вокзала.
Венец из пентхаусов
Первое многоэтажное здание Монако, жилая башня Le Schuylkill, получит после реконструкции по проекту Zaha Hadid Architects завершение из шести пентхаусов.
Вплотную к демократии
Конкурс на проект реконструкции зданий датского парламента выиграли бюро Cobe, Arcgency и Drachmann совместно с конструкторами Sweco. Цель трансформации – позволить любому гражданину приблизиться вплотную к оплоту демократии.
Парк архитектуры и отдыха
Для подмосковного гостиничного комплекса, предполагающего разные форматы отдыха, бюро T+T Architects предложило несколько типов жилья: от классического «стандарта» в общем корпусе до «пещеры в холме» и «домика на дереве». Дополнительной задачей стала интеграция в «архитектурно-лесной» парк существующих на территории резиденций, построенных в классическом стиле.
Лирически-энергетическая архитектура
Здание поста управления солнечной электростанцией Kalyon Karapınar SPP по проекту Bilgin Architects в Центральной Анатолии служит «пользовательским интерфейсом» для бесконечного поля солнечных батарей.
Энергетически нейтральный квадрат
На территории кампуса Университета Тилбуга открылся новый учебный корпус имени государственной деятельницы, первой женщины-министра Нидерландов Марги Кломпе. Авторы проекта – Powerhouse Company.
Творческий ужин
Элитный ресторан AIR по проекту архитекторов OMA в Сингапуре включает в себя лабораторию для исследования ингредиентов, сад и огород, кулинарную школу.
Черное и белое
Отдельно рассказываем об интерьерах павильона Атом на ВДНХ. Их решение – важная часть общего замысла, так что точность и аккуратность реализации были очень важны для архитекторов. Руководитель UNK interiors Юлия Тряскина делится частью наработок.
Квартиры в деревне
Жилой комплекс по проекту Karnet architekti на западе Чехии учитывает свое расположение в деревне и контекст бывшей промзоны.
Технологии и материалы
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Сейчас на главной
Форум времени
Конкурсный проект павильона России для EXPO 2025 в Осаке от Алексея Орлова и ПИ «Арена» состоит из конусов и конических воронок, соединенных в нетривиальную композицию, в которой чувствуется рука архитекторов, много работающих со стадионами. В ее логику, структурно выстроенную на теме часов: и песочных, и циферблатов, и даже солнечных, интересно вникать. Кроме того авторы превратили павильон в целую череду амфитеатров, сопряженных в объеме, – что тоже более чем актуально для всемирных выставок. Напомним, результаты конкурса не были подведены.
Зеркала повсюду
Проект Сергея Неботова и бюро «Новое» был сделан для российского павильона EXPO 2025, но в рамках другого конкурса, который, как нам стало известно, был проведен раньше, в 2021 году. Тогда темой были «цифровые двойники», а времени на работу минимум, так что проект, по словам самого автора, – скорее клаузура. Тем не менее он интересен планом на грани сходства с проектами барокко и эмблемой выставки, также как и разнообразной, всесторонней зеркальностью.
Корабль
Следующий проект из череды предложений конкурса на павильон России на EXPO 2025 в Осаке, – напомним, результаты конкурса не были подведены – авторства ПИО МАРХИ и АМ «Архимед», решен в образе корабля, и вполне буквально. Его абрис плавно расширяется кверху, у него есть трап, палубы, а сбоку – стапеля, с которых, метафорически, сходит этот корабль.
«Судьбоносный» музей
В шотландском Перте завершилась реконструкция городского зала собраний по проекту нидерландского бюро Mecanoo: в обновленном историческом здании открылся музей.
Перезапуск
Блог Анны Мартовицкой перезапустился как видеожурнал архитектурных новостей при поддержке с АБ СПИЧ. Обещают новости, особенно – выставки, на которые можно пойти в архитектурным интересом.
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Рыба метель
Следующий павильон незавершенного конкурса на павильон России для EXPO в Осаке 2025 – от Даши Намдакова и бюро Parsec. Он называет себя архитектурно-скульптурным, в лепке формы апеллирует к абстрактной скульптуре 1970-х, дополняет программу медитативным залом «Снов Менделеева», а с кровли предлагает съехать по горке.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Зеркало души
Продолжаем публиковать проекты конкурса на проект павильона России на EXPO в Осаке 2025. Напомним, его итоги не были подведены. В павильоне АБ ASADOV соединились избушка в лесу, образ гиперперехода и скульптуры из световых нитей – он сосредоточен на сценографии экспозиции, которую выстаивает последовательно как вереницу впечатлений и посвящает парадоксам русской души.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город