Бинокль архитектора

Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

21 Января 2021
mainImg
Архитектор:
Тотан Кузембаев
Мастерская:
Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева http://www.totan.ru/
Проект:
Собственный дом Тотана Кузембаева в деревне Лиды
Россия, Лиды

Авторский коллектив:
Тотан Кузембаев (руководитель проекта), Александр Первенцев (ГАП), Сергей Шошин

2015 — 2015 / 2020
У знаменитого «деревянного» архитектора один собственный дом уже есть: в 2010 году Тотан Кузембаев построил для своей семьи жилище площадью 240 квадратных метров в деревне Новая Солнечногорского района. И в принципе острой жизненной необходимости в строительстве второго дома не было. Скорее, речь о стечении обстоятельств. Участок в деревне Лиды Каширского района Московской области был приобретен очень давно, причем, как водится, по знакомству и на выгодных условиях. Невысокая стоимость земли объяснялась в том числе и присущим именно этому участку непростому рельефу: он расположен на высоком берегу Оки и фактически представляет собой один сплошной склон. Перепад между юго-восточной границей участка, вдоль которой идет деревенская улица, и северо-западной, обращенной к реке, составляет более 6 метров.
Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
© Totan
Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan

Как вспоминает сам Тотан Кузембаев, участок пустовал более 15 лет. За это время все соседние домовладения успели отстроиться по полной и все активнее интересовались тем, что же будет (и будет ли) происходить за условным забором соседа. В какой-то момент этот интерес стал таким настойчивым, что архитектор понял: участок нужно или продавать, или застраивать. Сначала возникла идея построить «что-нибудь» и продать землю с готовым домом. Затем случился экономический кризис, и одна строительная организация предложила расплатиться с Кузембаевым стройматериалами. Архитектор выбрал брус – строго говоря, из чистого профессионального любопытства, поскольку никогда еще из него не строил. Потом все вокруг стали говорить ему о том, что дом непременно должен быть двухэтажным, поскольку только высота обеспечит ему максимально выигрышный вид на лес и разливающуюся за ним Оку. И тут же включилось профессиональное упрямство: Тотан Кузембаев к этому времени построил огромное количество двух- и трехэтажных частных домов и если и хотел делать что-то для себя, то точно в иной системе координат. Так сложились два ключевых исходных условия работы над этим проектом: волюнтаристски ограниченная до одного этажа высота объема и его материал – 20-сантиметровый брус.

Рассказ Архиблога о доме в Лидах:


У Тотана Кузембаева двое детей и трое внуков, а также очень много по-настоящему хороших друзей, поэтому изначально было понятно, что дом, если и строить, то в расчете сразу на несколько поколений. А поскольку этажность архитектором уже была задана минимальная (в том числе и из соображений лучшей звукоизоляции), он довольно быстро пришел к идее двух независимых жилых объемов в составе одной структуры. Фактически это два дома-близнеца, два вытянутых параллелепипеда, расположенных под одной кровлей и получивших общую террасу. Между домами протянуты переходы, над двором – сетка-батут, один из любимых приемов Тотана, опробованный и в прежнем доме. Сетка большая и автор с гордостью рассказывает, что на ней умещаются все внуки разом.
  • zooming
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
  • zooming
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan

Планировка домов идентична: блок прихожей с санузлом и техническим помещением (в одном случае оно используется как сауна, в другом как зона расположения котельного оборудования), нанизанные друг за другом на ось коридора две спальни и 60-метровое пространство многофункциональной гостиной, из которой как раз и открывается вожделенный вид на Оку. Причем эти пространства также несколько разнятся от дома к дому: в первом случае это полноценная гостиная-столовая с мокрой зоной кухни, во втором – мастерская архитектора, где на месте кухонного оборудования разместился длинный стол с чертежами и деревянными заготовками.
Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan

Обращенные к реке торцы каждого из жилых объемов получили панорамные окна, тогда как вытянутые боковые фасады остеклены, наоборот, очень скромно: полноценных оконных проемов в них нет, вместо отдельных фрагментов бруса архитектор вставил такие же по форме и ширине стеклопакеты, которые не имеют рам и за счет этого воспринимаются как неотъемлемая часть цельнодеревянной стены. Кузембаев не скрывает, что, с одной стороны, он тем самым неплохо сэкономил, а с другой – обеспечил обеим половинам дома необходимую приватность, фактически защитив внутренние помещения от взглядов соседей.
  • zooming
    1 / 4
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
  • zooming
    2 / 4
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
  • zooming
    3 / 4
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
  • zooming
    4 / 4
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan

Как уже говорилось, участок изначально имел довольно сильный перепад рельефа. И этим домовладение Кузембаева заметно отличается от всей остальной застройки деревни Лиды, поскольку все остальные ее обитатели свои участки выровняли – в том числе, видимо, во имя огородных перспектив. Тотана же, понятное дело, возможность организации грядок не интересовала совсем, поэтому он исходный рельеф сохранил, а местами даже усилил: в нижней части участка вырыл пруд, а извлеченный грунт использовал для организации холма, на котором теперь растут (пока еще маленькие) ели. Что же касается дома, то архитектору показалось недостаточным установить его на самой высокой точке участка, и Кузембаев приподнял обращенные к реке половины объемов на стальные опоры.
Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan

Сама двухчастная структура дома, в которой два параллельных друг другу обитаемых «бруска» соединены перпендикуляром террасы и общей кровлей, конечно, вызывает ассоциации с катамараном, но вот этот дополнительный подъем конструкции в целях улучшения видовых характеристик – заставляет подумать уже, скорее, о бинокле. Большой бинокль архитектора, который он отрегулировал раз и навсегда, зафиксировав с помощью бетонного ростверка с одной стороны (это решение позволило в каждой из половин организовать комфортные подвалы для хранения запасов) и тонких металлических опор с другой. Каждый из объемов поддержан тремя парами опор – тонкими металлическими колоннами квадратного сечения, – а широкая плоскость террасы покоится на металлических же двутаврах. И этим разнообразие недеревянных конструктивных элементов полностью исчерпывается: сам дом, как уже говорилось, сложен из доставшегося в наследство от строителей бруса 20-сантиметровой толщины.
  • zooming
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
  • zooming
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan

Любопытно, что брус не только ничем не утеплен, но даже не пропитан. Это было сознательное решение Тотана Кузембаева, который хотел посмотреть, как материал ведет себя во времени, насколько комфортно жить в доме из неотделанного бруса. Сегодня, спустя два с лишним года после постройки дома, архитектор удовлетворенно констатирует: жить комфортно. Летом, конечно, проще и приятнее, чем зимой, поскольку отапливать такой дом приходится довольно щедро, но зато в том случае, если вы решили зимой его вообще не эксплуатировать, тратить ресурсы на поддержание какой-то определенной температуры внутренних помещений необходимости нет.
  • zooming
    1 / 11
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды. Разрез 2-2
    © Totan
  • zooming
    2 / 11
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды. Фасад в осях 1-5
    © Totan
  • zooming
    3 / 11
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды. Фасад в осях 5-1
    © Totan
  • zooming
    4 / 11
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды. Разрез 1-1
    © Totan
  • zooming
    5 / 11
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды. План на отметке 0.00
    © Totan
  • zooming
    6 / 11
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды. Схема расположения ростверка, металлических колон и балок
    © Totan
  • zooming
    7 / 11
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды. Фасад в осях А-Ж
    © Totan
  • zooming
    8 / 11
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды. Фасад в осях Ж-А
    © Totan
  • zooming
    9 / 11
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    © Totan
  • zooming
    10 / 11
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    © Totan
  • zooming
    11 / 11
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    © Totan

И на этом фоне куда более экспериментальным выглядит и воспринимается тот угол наклона, который Тотан выбрал для своего дома ради обеспечения видовых характеристик. Северо-западные части дома приподняты опорами на высоту 3.5 метров. Суммарно это дает уклон в 6 градусов. С одной стороны, идеально для односкатной кровли – на нее с комфортом можно выйти (и для любителей видовых характеристик во главе с самим автором это едва ли не главное пространство всего дома), но она уже далека от плоской поверхности и не задерживает снег. С другой стороны, все внутренние помещения организованы с поправкой на этот наклон, а точнее, подъем, поскольку дом-то взмывает от входа к панорамным окнам, и для того, чтобы пройти в гостиную, нужно преодолеть подъем – немалое количество ступеней в одной половине и один сплошной широкий пандус в другой. Наличие ступеней в одном из объемов позволило организовать в отдельных комнатах ровные полы, что проще с точки зрения размещения мебели, но очень сложно для визуального восприятия с непривычки, тогда как по второму дому проще перемещаться, но с поправкой на ощущение восхождения и спуска и неизбежность разновысоких ножек у предметов мебели, например, тех же кроватей. С непривычки в этом доме даже кружится голова, поскольку мозг упорно пытается «выровнять» боковые окна, а они, следуя логике кладки бруса, расположены по диагонали.
  • zooming
    1 / 7
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
  • zooming
    2 / 7
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
  • zooming
    3 / 7
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
  • zooming
    4 / 7
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
  • zooming
    5 / 7
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
  • zooming
    6 / 7
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
  • zooming
    7 / 7
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan

Словом, ощутив на себе эту «антигравитацию» экспериментального дома Тотана Кузембаева, я в чем-то даже понимаю членов жюри премии АРХИWOOD, которые наградили этот проект, оговорившись, что считают его «наглой выходкой». Эксперты, впрочем, сочли выходку наглой скорее по отношению к окружающей среде, и конкретно с этой оценкой я уже согласиться не могу. Для того, чтобы быть уместным, объему совершенно необязательно развиваться вдоль склона. Можно и вопреки – особенно если это оправдано теми же видовыми характеристиками и жаждой архитектурного эксперимента.

***


И еще немного рассуждений, от редактора:

Тотан Кузембаев, как известно, увлеченный сторонник авангардного эксперимента – иногда это убеждение он передает напрямую, тогда, к примеру, о супрематизме может напомнить форма, как в пироговском Доме-телескопе, или цвет, как в красных гостевых домиках там же. Да и многое другое: консоли, деревянные «ежики» – выдает в архитекторе заядлого экспериментатора, который ну, практически, ничего не боится. Именно отсюда происходит определение дома как наглой выходки, поскольку он, безусловно, эпатажен в своем зависании над склоном. Но у Тотана есть и другая ипостась: если так можно выразиться, «почвенника», – в основном она проявляется в его «номадических» композициях и инсталляциях из юрт. Один из недавних примеров скрещения того и другого – башня на Арх Москве 2019 года, где зиккурат наподобие татлиновского вмещал в себя ту самую юрту. В доме в Лидах нечто подобное тоже наблюдается: панорамные окна, тонкие опоры над склоном, косые полы, эксплуатируемая кровля – части авангардно-экспериментального подхода, смелого и современного. А узкие окошки по бокам напоминают волоковые окна русских изб, как и непропитанные дерево (пусть и брус). А в движении «заваливания назад» можно, наверное, увидеть образ деревенских (а иногда и городских) деревянных домов, падающих в свою середину в процессе разрушения – такое сейчас можно увидеть много где. Так что, наверное, эксперимент Тотана средствами авангардной архитектуры напоминает о погибающей, но все еще дорогой нам древности. ЮТ
Архитектор:
Тотан Кузембаев
Мастерская:
Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева http://www.totan.ru/
Проект:
Собственный дом Тотана Кузембаева в деревне Лиды
Россия, Лиды

Авторский коллектив:
Тотан Кузембаев (руководитель проекта), Александр Первенцев (ГАП), Сергей Шошин

2015 — 2015 / 2020

21 Января 2021

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
Деревянное королевство Швеция
Накануне Нобелевской недели в Стокгольме вручили премию за лучшую архитектуру из дерева – Swedish Wood Award. Из-за пандемии церемонию в итоге провели онлайн, однако трансляцию посмотрело беспрецедентное число зрителей.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Город на самообеспечении
Бюро Висенте Гуайарта выиграло конкурс на план застройки для Нового города Сюнъань с проектом «пост-ковидного» жилого массива, рассчитанного на самообеспечение в случае карантина.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.