Бинокль архитектора

Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.

mainImg
Архитектор:
Тотан Кузембаев
Мастерская:
Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева http://www.totan.ru/
Проект:
Собственный дом Тотана Кузембаева в деревне Лиды
Россия, Лиды

Авторский коллектив:
Тотан Кузембаев (руководитель проекта), Александр Первенцев (ГАП), Сергей Шошин

2015 — 2015 / 2020
У знаменитого «деревянного» архитектора один собственный дом уже есть: в 2010 году Тотан Кузембаев построил для своей семьи жилище площадью 240 квадратных метров в деревне Новая Солнечногорского района. И в принципе острой жизненной необходимости в строительстве второго дома не было. Скорее, речь о стечении обстоятельств. Участок в деревне Лиды Каширского района Московской области был приобретен очень давно, причем, как водится, по знакомству и на выгодных условиях. Невысокая стоимость земли объяснялась в том числе и присущим именно этому участку непростому рельефу: он расположен на высоком берегу Оки и фактически представляет собой один сплошной склон. Перепад между юго-восточной границей участка, вдоль которой идет деревенская улица, и северо-западной, обращенной к реке, составляет более 6 метров.
Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
© Totan
Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan

Как вспоминает сам Тотан Кузембаев, участок пустовал более 15 лет. За это время все соседние домовладения успели отстроиться по полной и все активнее интересовались тем, что же будет (и будет ли) происходить за условным забором соседа. В какой-то момент этот интерес стал таким настойчивым, что архитектор понял: участок нужно или продавать, или застраивать. Сначала возникла идея построить «что-нибудь» и продать землю с готовым домом. Затем случился экономический кризис, и одна строительная организация предложила расплатиться с Кузембаевым стройматериалами. Архитектор выбрал брус – строго говоря, из чистого профессионального любопытства, поскольку никогда еще из него не строил. Потом все вокруг стали говорить ему о том, что дом непременно должен быть двухэтажным, поскольку только высота обеспечит ему максимально выигрышный вид на лес и разливающуюся за ним Оку. И тут же включилось профессиональное упрямство: Тотан Кузембаев к этому времени построил огромное количество двух- и трехэтажных частных домов и если и хотел делать что-то для себя, то точно в иной системе координат. Так сложились два ключевых исходных условия работы над этим проектом: волюнтаристски ограниченная до одного этажа высота объема и его материал – 20-сантиметровый брус.

Рассказ Архиблога о доме в Лидах можно посмотреть здесь

У Тотана Кузембаева двое детей и трое внуков, а также очень много по-настоящему хороших друзей, поэтому изначально было понятно, что дом, если и строить, то в расчете сразу на несколько поколений. А поскольку этажность архитектором уже была задана минимальная (в том числе и из соображений лучшей звукоизоляции), он довольно быстро пришел к идее двух независимых жилых объемов в составе одной структуры. Фактически это два дома-близнеца, два вытянутых параллелепипеда, расположенных под одной кровлей и получивших общую террасу. Между домами протянуты переходы, над двором – сетка-батут, один из любимых приемов Тотана, опробованный и в прежнем доме. Сетка большая и автор с гордостью рассказывает, что на ней умещаются все внуки разом.
  • zooming
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
  • zooming
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan

Планировка домов идентична: блок прихожей с санузлом и техническим помещением (в одном случае оно используется как сауна, в другом как зона расположения котельного оборудования), нанизанные друг за другом на ось коридора две спальни и 60-метровое пространство многофункциональной гостиной, из которой как раз и открывается вожделенный вид на Оку. Причем эти пространства также несколько разнятся от дома к дому: в первом случае это полноценная гостиная-столовая с мокрой зоной кухни, во втором – мастерская архитектора, где на месте кухонного оборудования разместился длинный стол с чертежами и деревянными заготовками.
Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan

Обращенные к реке торцы каждого из жилых объемов получили панорамные окна, тогда как вытянутые боковые фасады остеклены, наоборот, очень скромно: полноценных оконных проемов в них нет, вместо отдельных фрагментов бруса архитектор вставил такие же по форме и ширине стеклопакеты, которые не имеют рам и за счет этого воспринимаются как неотъемлемая часть цельнодеревянной стены. Кузембаев не скрывает, что, с одной стороны, он тем самым неплохо сэкономил, а с другой – обеспечил обеим половинам дома необходимую приватность, фактически защитив внутренние помещения от взглядов соседей.
  • zooming
    1 / 4
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
  • zooming
    2 / 4
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
  • zooming
    3 / 4
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
  • zooming
    4 / 4
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan

Как уже говорилось, участок изначально имел довольно сильный перепад рельефа. И этим домовладение Кузембаева заметно отличается от всей остальной застройки деревни Лиды, поскольку все остальные ее обитатели свои участки выровняли – в том числе, видимо, во имя огородных перспектив. Тотана же, понятное дело, возможность организации грядок не интересовала совсем, поэтому он исходный рельеф сохранил, а местами даже усилил: в нижней части участка вырыл пруд, а извлеченный грунт использовал для организации холма, на котором теперь растут (пока еще маленькие) ели. Что же касается дома, то архитектору показалось недостаточным установить его на самой высокой точке участка, и Кузембаев приподнял обращенные к реке половины объемов на стальные опоры.
Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan

Сама двухчастная структура дома, в которой два параллельных друг другу обитаемых «бруска» соединены перпендикуляром террасы и общей кровлей, конечно, вызывает ассоциации с катамараном, но вот этот дополнительный подъем конструкции в целях улучшения видовых характеристик – заставляет подумать уже, скорее, о бинокле. Большой бинокль архитектора, который он отрегулировал раз и навсегда, зафиксировав с помощью бетонного ростверка с одной стороны (это решение позволило в каждой из половин организовать комфортные подвалы для хранения запасов) и тонких металлических опор с другой. Каждый из объемов поддержан тремя парами опор – тонкими металлическими колоннами квадратного сечения, – а широкая плоскость террасы покоится на металлических же двутаврах. И этим разнообразие недеревянных конструктивных элементов полностью исчерпывается: сам дом, как уже говорилось, сложен из доставшегося в наследство от строителей бруса 20-сантиметровой толщины.
  • zooming
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
  • zooming
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan

Любопытно, что брус не только ничем не утеплен, но даже не пропитан. Это было сознательное решение Тотана Кузембаева, который хотел посмотреть, как материал ведет себя во времени, насколько комфортно жить в доме из неотделанного бруса. Сегодня, спустя два с лишним года после постройки дома, архитектор удовлетворенно констатирует: жить комфортно. Летом, конечно, проще и приятнее, чем зимой, поскольку отапливать такой дом приходится довольно щедро, но зато в том случае, если вы решили зимой его вообще не эксплуатировать, тратить ресурсы на поддержание какой-то определенной температуры внутренних помещений необходимости нет.
  • zooming
    1 / 11
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды. Разрез 2-2
    © Totan
  • zooming
    2 / 11
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды. Фасад в осях 1-5
    © Totan
  • zooming
    3 / 11
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды. Фасад в осях 5-1
    © Totan
  • zooming
    4 / 11
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды. Разрез 1-1
    © Totan
  • zooming
    5 / 11
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды. План на отметке 0.00
    © Totan
  • zooming
    6 / 11
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды. Схема расположения ростверка, металлических колон и балок
    © Totan
  • zooming
    7 / 11
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды. Фасад в осях А-Ж
    © Totan
  • zooming
    8 / 11
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды. Фасад в осях Ж-А
    © Totan
  • zooming
    9 / 11
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    © Totan
  • zooming
    10 / 11
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    © Totan
  • zooming
    11 / 11
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    © Totan

И на этом фоне куда более экспериментальным выглядит и воспринимается тот угол наклона, который Тотан выбрал для своего дома ради обеспечения видовых характеристик. Северо-западные части дома приподняты опорами на высоту 3.5 метров. Суммарно это дает уклон в 6 градусов. С одной стороны, идеально для односкатной кровли – на нее с комфортом можно выйти (и для любителей видовых характеристик во главе с самим автором это едва ли не главное пространство всего дома), но она уже далека от плоской поверхности и не задерживает снег. С другой стороны, все внутренние помещения организованы с поправкой на этот наклон, а точнее, подъем, поскольку дом-то взмывает от входа к панорамным окнам, и для того, чтобы пройти в гостиную, нужно преодолеть подъем – немалое количество ступеней в одной половине и один сплошной широкий пандус в другой. Наличие ступеней в одном из объемов позволило организовать в отдельных комнатах ровные полы, что проще с точки зрения размещения мебели, но очень сложно для визуального восприятия с непривычки, тогда как по второму дому проще перемещаться, но с поправкой на ощущение восхождения и спуска и неизбежность разновысоких ножек у предметов мебели, например, тех же кроватей. С непривычки в этом доме даже кружится голова, поскольку мозг упорно пытается «выровнять» боковые окна, а они, следуя логике кладки бруса, расположены по диагонали.
  • zooming
    1 / 7
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
  • zooming
    2 / 7
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
  • zooming
    3 / 7
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
  • zooming
    4 / 7
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
  • zooming
    5 / 7
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
  • zooming
    6 / 7
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan
  • zooming
    7 / 7
    Тотан Кузембаев. Собственный дом в деревне Лиды
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено Totan

Словом, ощутив на себе эту «антигравитацию» экспериментального дома Тотана Кузембаева, я в чем-то даже понимаю членов жюри премии АРХИWOOD, которые наградили этот проект, оговорившись, что считают его «наглой выходкой». Эксперты, впрочем, сочли выходку наглой скорее по отношению к окружающей среде, и конкретно с этой оценкой я уже согласиться не могу. Для того, чтобы быть уместным, объему совершенно необязательно развиваться вдоль склона. Можно и вопреки – особенно если это оправдано теми же видовыми характеристиками и жаждой архитектурного эксперимента.

***


И еще немного рассуждений, от редактора:

Тотан Кузембаев, как известно, увлеченный сторонник авангардного эксперимента – иногда это убеждение он передает напрямую, тогда, к примеру, о супрематизме может напомнить форма, как в пироговском Доме-телескопе, или цвет, как в красных гостевых домиках там же. Да и многое другое: консоли, деревянные «ежики» – выдает в архитекторе заядлого экспериментатора, который ну, практически, ничего не боится. Именно отсюда происходит определение дома как наглой выходки, поскольку он, безусловно, эпатажен в своем зависании над склоном. Но у Тотана есть и другая ипостась: если так можно выразиться, «почвенника», – в основном она проявляется в его «номадических» композициях и инсталляциях из юрт. Один из недавних примеров скрещения того и другого – башня на Арх Москве 2019 года, где зиккурат наподобие татлиновского вмещал в себя ту самую юрту. В доме в Лидах нечто подобное тоже наблюдается: панорамные окна, тонкие опоры над склоном, косые полы, эксплуатируемая кровля – части авангардно-экспериментального подхода, смелого и современного. А узкие окошки по бокам напоминают волоковые окна русских изб, как и непропитанные дерево (пусть и брус). А в движении «заваливания назад» можно, наверное, увидеть образ деревенских (а иногда и городских) деревянных домов, падающих в свою середину в процессе разрушения – такое сейчас можно увидеть много где. Так что, наверное, эксперимент Тотана средствами авангардной архитектуры напоминает о погибающей, но все еще дорогой нам древности. ЮТ
Архитектор:
Тотан Кузембаев
Мастерская:
Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева http://www.totan.ru/
Проект:
Собственный дом Тотана Кузембаева в деревне Лиды
Россия, Лиды

Авторский коллектив:
Тотан Кузембаев (руководитель проекта), Александр Первенцев (ГАП), Сергей Шошин

2015 — 2015 / 2020

21 Января 2021

Энергетически нейтральный квадрат
На территории кампуса Университета Тилбуга открылся новый учебный корпус имени государственной деятельницы, первой женщины-министра Нидерландов Марги Кломпе. Авторы проекта – Powerhouse Company.
На нулевом уровне
Кэнго Кума построил в префектуре Эхиме небольшой отель Itomachi 0 с нулевым уровнем потребления энергии из внешних источников. Это первый подобный объект на территории Японии.
Павильон – солнечные часы
Представлен публике проект летнего павильона-2024 галереи «Серпентайн» в Лондоне. В этот раз авторами стали южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies.
Деревянная ратуша
Cobe и Lundén Architecture Company выиграли конкурс на проект нового здания городской администрации Эспоо, второго по величине города Финляндии.
Школы замкнутого цикла
Архитекторы OMA разработали деревянную модульную систему для сборных школьных зданий в Амстердаме: это позволит оперативно ликвидировать недостачу образовательных учреждений, оставшись при этом в рамках экономики замкнутого цикла.
Деревянный треугольник
Новая штаб-квартира чешской деревообрабатывающей компании Kloboucká lesní от бюро Mjölk наглядно демонстрирует экологически безопасный подход к ведению подобного рода бизнеса в современном мире.
Дом-диплом
Студенты-магистры Каталонского института прогрессивной архитектуры (IAAC) в качестве дипломной работы спроектировали и реализовали павильон из инженерного дерева для наблюдения за фауной в барселонском природном парке Кольсерола.
Спасительное гнездо
Словацкое бюро Archekta за один день возвело на территории госпиталя AZ Zeno в Бельгии центр помощи онкобольным. Архитекторам удалось реализовать нейробиологический подход к формированию среды.
Фанера над Парижем
Небольшой корпус социального жилья, построенный бюро Mobile Architectural Office в 10-м округе Парижа, выполнен из панелей клеёной древесины. Проект получился недорогим, экологичным и был реализован в кратчайшие сроки.
Ослепляющий камуфляж
Электростанция на биотопливе Powerbarn по проекту Giovanni Vaccarini Architetti недалеко от Равенны – часть плана по превращению промзоны в центр производства «зеленой» энергии.
Постройка на четыре века
Новая библиотека кембриджского Магдален-колледжа получила Премию Стерлинга как лучшее здание Великобритании-2022. Ее авторы Níall McLaughlin Architects уверены, что выполнили задание заказчика: здание прослужит 400 лет.
Дом-гнездо
Шведский производитель спортивных электрокаров Polestar реализовал «концептуальную» модель домика на дереве, которая может сделать отдых на природе более экологичным.
Технологии и материалы
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
Сейчас на главной
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Города Ленобласти: часть I
Центр компетенций Ленинградской области за несколько лет существования успел помочь сотням городов и поселений улучшить среду, повысть качество жизни, привлечь туристов и инвестиции. Мы попросили центр выбрать наиболее важные проекты и рассказать о них. В первой подборке – Ивангород, Новая Ладога, Шлиссельбург и Павлово.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Башни в детинце
Жилой комплекс в Уфе, построенный по проекту PRSPKT.Architects, объединяет два масштаба: башни маркируют возвышенность и въезд в город, а малоэтажные корпуса соотнесены с контекстом и историей места, которое когда-то было обнесено крепостными стенами.
Золотое кольцо
Показываем работы трех финалистов конкурса на эскизный проект нового международного аэропорта Ярославля. Концепцию победителя планируют реализовать к 2027 году.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Кристаллы и минералы
Архитектор Дмитрий Серегин, успевший поработать в Coop Himmelb(l)au MAD Architects , предлагает новый подход к реабилитационной архитектуре. С помощью нейросети он стирает грань между архитектурой и природой, усиливая целительное воздействие последней на человека.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.