Ар-деко в творчестве Фрэнка Ллойда Райта 1910-1920-х

Ко дню рождения гения.

Андрей Бархин

Автор текста:
Андрей Бархин

mainImg
8 июня 1867 родился великий американский архитектор Фрэнк Ллойд Райт. Слава его стиля давно перешагнула круг научных публикаций и даже в России переросла в настоящую народную любовь к «дому в стиле Райта». Кто не видел под Москвой или даже не проектировал сам особняки в таком стиле? Однако почти никто из нас не видел этих его домов в натуре. Все они, разбросанные в километрах от центра Чикаго и пережившие уже столетие со дня своего возведения, образуют круг построек, объединенных волей этого гениального мастера, которому буквально с нуля удалось создать свой собственный, радикальный стиль. И именно с биографии Райта, как кажется, списан ставший каноничным образ архитектора-новатора, рисующего все – от дверной ручки до небоскреба. Однако была ли архитектурная карьера Райта счастливой?

Выстроив в общей сложности более 350 особняков, Райт оказался зажат в рамки выбранного им самим жанра – загородного дома, свободно распластанного по территории, одновременно и «укорененного в земле», и потустороннего, левитирующего. Как кажется, дома Райта всегда решены невысокими этажами с сильно вынесенными карнизами, аккуратно нарисованными редкими деталями и изысканными витражами. Но что это было, проявление роскоши или экономии? В контексте возведения в Нью-Йорке и Чикаго десятков богато украшенных высотных зданий 1900-30-х – скорее второе.

Известные нам сегодня как «дома в стиле Райта», особняки эти были, в значительной мере, продиктованы японской культурой, знакомство с которой состоялось еще на Всемирной выставке в Чикаго (1893). Именно там выполненный в традиционном стиле японский павильон поразил воображение молодого архитектора – и жесткой геометрией форм, и контрастным сочетанием цветов. Райт увидел в этом не экзотику, но стиль будущего.[1] Не получив классического архитектурного образования, Райт первые годы работал в мастерской Луиса Салливена. Однако соприкосновение этих двух гениев – фигура Салливена заслуживает отдельного повествования – дало искру. Они не могли работать вместе, один родившийся с циркулем руке, другой – с угольником. Все, что у Салливена было нарисовано криволинейно, уРайта получилось ортогонально.[2] И потому, начиная с дома Уинслоу в Оак парке (1893), Райт ищет путь к самостоятельной архитектурной работе.[3]
Дом Уинслоу, Ф.Л. Райт, 1893
Bilyan Belchev / CC BY-SA 4.0
Роби хаус в Чикаго Ф.Л. Райт 1908
Lykantrop / free use

Подчеркнем, в 1900-е годы Райт закладывает основы и авангарда, и ар-деко. Собственно, как пионера ар-деко можно рассматривать и его «учителя» Салливена.[4] Оба они, такие разные, стали основоположниками этого нового стиля. И только через много лет американские архитекторы, наконец, «увидят» и оценят революционную красоту и новацию работ Салливена и Райта.[5] Удаленные окраины Чикаго и малые соседние городки известны теперь только благодаря этим постройкам. В Чикаго автору этих строк посчастливилось увидеть лишь две постройки великого мастера – это знаменитый особняк Роби хаус (1908) и монументальную церковь Юнити темпл (1906), выстроенную Райтом в Оак парке. Но и этого было достаточно, чтобы оценить мощную силу этого сложного, новаторского искусства.
Роби хаус в Чикаго Ф.Л. Райт 1908
Фотография: Андрей Бархин
Вестибюль станции метро «Сокольники», 1935
Фотография: 1935 / Pastvu

Роби хаус, скромный по размерам особняк, стал известнейшим примером американского авангарда и т.н. «стиля прерий».[6] Однако он стал объединением самых разных эстетических идей – его интерьеры стали воплощением ориентализма, а горизонтали карнизов, как представляется, уже предвещают эстетику стримлайна, одного из течений в архитектуре и дизайне 1920-30-х. Редким в СССР подражанием стилю чикагского мастера стал наземный вестибюль станции метро «Сокольники» (1935). На это указывают и общие пропорции, и упрощенные профиля, а также окна и цоколя, увенчанные характерными вазами. Косвенное влияние Райта ощущается вработах Э. Мендельсона и О. Перре.[7] Отметим, что в архитектуре примеры «ребристого стиля» и стримлайна возникают на 10-20 лет раньше аналогичных форм в автомобильном дизайне.
Роби хаус в Чикаго, Ф.Л. Райт, 1908
Фотография: Андрей Бархин

Наиболее заметное влияние стиль Райта оказал на становление архитектуры амстердамской школы.[8] Ратуша в Хильверсуме (В. Дудок, 1928) предстает крупнейшим образцом европейского авангарда, но его формы почти дословно цитируют чикагский первоисточник. В Хильверсуме перед зрителем предстает укрупненный до размеров ратуши образ Роби хауса, сохранивший все детали прототипа – монументальные подоконные тумбы, горизонтали карнизов и клетчатые полоски заглубленных окон. Печная труба вросшего в землю особняка превратилась в колокольню, парящую над водоемом.
Ратуша в Хильверсуме, В. Дудок, 1928
Фотография: Андрей Бархин
Ратуша в Хильверсуме, В. Дудок, 1928
Фотография: Андрей Бархин
Юнититемпл в Оак парке, Чикаго, Ф.Л. Райт, 1906
Фотография: Андрей Бархин

В архитектуре Юнити темпл очевидно и увлечение Райта японской культурой (особенно, как и в Роби хаус, в интерьере), и открытие мастером новых стилевых форм – фантазийной геометризации ар-деко и абстракции авангарда.[9] Причем пластика этой церкви сочетает в себе и неоархаические, ацтекские образы, и технократические, машинные. Юнити темпл – это редчайший, реализованный образец из целой серии проектов Райта, созданных в формах раннего ар-деко в 1900-10-е. Но даже один этот памятник говорит о его создателе, как о великом мастере, проложившем новый путь, по которому можно было бы совершать все новые шаги.
Юнититемпл в Оак парке, Чикаго, Ф.Л. Райт, 1906
Фотография: Андрей Бархин
Синагога в Амстердаме, Г. Элте, 1927
Фотография: Андрей Бархин
ПроектКолл пресс билдинг, Сан Франциско, Ф.Л. Райт, 1912
Слева: Фрэнк Ллойд Райт рядом с макетом проекта в Сан-Франциско / фотография Bill Ray. Справа: ПроектКолл пресс билдинг, проект, Ф.Л. Райт, 1912

Период 1910-1920-х стал для Европы и США эпохой обмена архитектурными новациями, и после выставки 1925 года в Париже мода на новый стиль, ар-деко уже полновластно захватит города Америки. Однако еще в 1910 г. в Берлине выходит двухтомное издание проектов и построек Ф. Л. Райта, и оно оказало значительное влияние на развитие в Европе и авангарда, иар-деко. Ответом Юнити Темпл стали, выстроенные в Амстердаме и повторяющие ее формы, здания – Синагоги (Г. Элте, 1927) и Иерусалимской церкви (Ф. Б. Янтсен, 1929).
Холлихок хаус в Лос-Анджелесе, Ф.Л. Райт, 1919-22
Teemu008 from Palatine, Illinois / CC BY-SA 2.0

В эстетике раннего ар-деко Ф. Л. Райт был готов создавать не только особняки. Одним из первых примеров «ребристого стиля» мог бы стать небоскреб Колл билдинг, спроектированный для Сан Франциско в 1912 г.. Шедевром мастера стал проект высотного здания Нэшнл Лайф Иншуранс билдинг для Чикаго (1924). Однако сообщество архитекторов и заказчиков в те годы фактически отвергло мастера. Райта не воспринимали, как архитектора годного для работы с высотными зданиями. И это в 1920-е, то есть годы массового строительства высотных зданий и расцвета их стиля – ар-деко.
Еннис хаус в Лос-Анджелесе, Ф.Л. Райт, 1924
Mike Dillon / CC BY-SA 3.0
«Дом над водопадом», Ф.Л. Райт, 1936
Фотография: Carol M. Highsmith / Библиотека Когресса США / public domain

В те годы Райт работает в Японии, а затем в Лос-Анджелесе, где возводит великолепную серию частных вилл, особняков.[10] Это Холлихок хаус (1919-1922), Миллард хаус (1923), Сторер хаус (1923), Фриман хаус (1923), Еннис хаус (1924), выстроенные из бетона в архитектуре т.н. «текстильных блоков».[11] И их пластика воплотила в себе парадоксальный синтез неоархаических и технократических мотивов, однако это дало здесь сильнейший художественный результат. Таким образом, эволюция стиля Ф. Л. Райта в 1910-20-е состояла в усложнении архитектурной декорации и приближении к эстетике ар-деко.

Творчество Райта было крайне разнообразно, это было последовательное движение от одной концепции к другой – от «стиля прерий» к «текстильным блокам» и «юсоновским домам».[12] Однако если на рубеже 1900-10х работы мастера действительно опередили время – и по архитектурной графике, и по пластике и композиции объемов, то на рубеже 1920-30-х, когда архитектура ар-деко достигла своего расцвета, Райт оказался не востребован.[13] Более того, в то время как на рубеже 1910-20-х в работах мастера заметно некое сближение фантазийно-геометризованной пластики его особняков с откровенной неоархаической, мезоамериканской стилизацией, в Европе и СССР уже зарождается эстетика авангарда.[14] И в 1920-30-е гг. архитектура Райта, парадоксальным образом, оказалась уже не актуальна ни в возводимых в классике столицах – Вашингтоне и Москве, ни в творческих лабораториях ВХУТЕМАСа и Баухауза.[15]

Наиболее радикальным жестом в творчестве Райта 1920-30-х стал знаменитый «Дом над водопадом» (1936). Это был, по выражению мастера, образец т.н. «органической архитектуры».[16] Подобная терминология сперва может несколько сбить столку, ведь железобетонные консоли «Дома над водопадом» столь же «органичны» в пропитанном влагой лесу Пенсильвании, как и неоклассические портики. Однако принципы «органической архитектуры», «organic architecture» Ф. Л. Райта были эволюцией идей Луиса Салливена (1856-1924), его тезиса «Форма следует функции». Несмотря на разногласия, Райт навсегда сохранил уважение к своему старшему коллеге, называя его «Lieber Meister», «Дорогой учитель».[17]

«Дом над водопадом» стал манифестом авангардной абстракции. Не многие, кто бывал в США, видел этот объект.[18] Расположенный в сотнях километров от Нью-Йорка и Чикаго, и затерявшийся в лесах под Питтсбургом, он остается одним из самых труднодоступных и притягательных для поклонников наследия Райта. Однако созданный во второй половине 1930-х, то есть спустя годы после расцвета советского авангарда этот памятник кажется запоздалым откликом на новации Европы и СССР.[19]

По удивительной симметрии истории, американский архитектор Фрэнк Ллойд Райт (1867-1959) и советский архитектор И. В. Жолтовский (1867-1959) прошли свой жизненный путь в одни годы.[20] Такие разные – Жолтовский проработавший больше 30 лет на государство и осуществивший в Москве десяток неоренессансных зданий, и Райт, новатор, работавший исключительно для частного заказчика. В этой параллели, как кажется, нет ничего общего кроме сходства цифр, дат рождения и смерти. Однако в этом видится характерная иллюстрация двух творческих стратегий – одни сочиняют язык, другие на нем умело говорят. В. А. Моцарт был рожден создавать новую гармонию, С. Т. Рихтер – эту гармонию исполнять. И творчество Фрэнка Ллойда Райта с блеском демонстрирует нам торжество первого принципа.
Материал подготовлен для Архи.ру и Isolationmag.ru
 

[1] В 1905 г. Райт предпринимает путешествие в Японию (первое из целой серии) и начинает коллекционировать японские гравюры. В 1919-23 он проектирует в Токио отель «Империал» (не сохр.) и виллу Т. Ямамура (1918-1924).
[2] Архитектурная фирма «Адлер и Салливен» была на рубеже 1880-1890-х среди лидеров в строительстве первых небоскребов. Однако сотрудничество Данкмара Адлера и Луиса Салливена было прервано крахом на биржах в 1893 г. и последовавшей за этим экономической депрессией. В том же году фирму покидает и Ф. Л. Райт. Формальным поводом для увольнения Райта была его работа над частными заказами на стороне. После разрыва отношений Салливен и Райт не разговаривали 12 лет.
[3] В 1893 г. Райт начинает свою самостоятельную архитектурную практику. К ранее возведенному в Оак парке своему дому (1889), он пристраивает мастерскую.
[4] Отметим, что тезис Салливена «Форма должна соответствовать функции» учитель и ученик понимали совершенно по-разному. Салливен понимал под «соответствием» предельно усложненную флористичную пластику, Райт – фантазийно-геометризованный, упрощенный декор и даже аскезу.
[5] Отметим, что архитекторы ар-деко 1920-30-х были уже увлечены идеей аутентичного воспроизведения архаических мотивов. И в то же время они восприняли и были готовы применять приемы фантазийной геометризации Райта.
[6] По проекту основным этажом был второй (с гостиной и столовой). Это стало реализацией задачи, поставленной заказчиком, Фредериком Роби – «видеть своих соседей, не будучи увиденным».
[7] Выстроенный в середине 1930-х, Даниловский универмаг (Г.К. Олтаржевский, 1936) стал одним из самых интересных и ярких примеров стиля стримлайн в Москве, и в тоже время, это был ответ Мосс хаус в Берлине, 1923. Грандиозное здание Наркомзема (А. В. Щусев, 1933), решенное горизонталями карнизов и рамок стало ответом и Э. Мендельсону (универмаг Шокен в Штутгарте, 1928, не сохр.), и Дж. Терраньи (дому Новокомум в Комо, 1928).
[8] Подробнее о раннем ар-деко Амстердама см. статью автора https://archi.ru/lib/publication.html?id=1850570051&fl=5&sl=1
[9] В подобном стиле было решены Ларкин билдинг в Буффало (1904, не сохр.), Бок хаус в Милуоки (1916) и Холлихок хаус в Лос-Анджелесе (1919-1922).
[10]Этим событиям в судьбе архитектора предшествовала непоправимая трагедия. 15 августа 1914 году Дж. Карлтон, работавший у Райта слугой, сжигает виллу Талиесин и убивает всех сотрудников мастерской и домочадцев, в том числе возлюбленную мастера Марту Бортвик-Чини. В тот день Райт был по работе в Чикаго.
[11] Первыми объектами с т.н. текстильными блоками были – Мидвей Гарденс (Чикаго, 1914, не сохр.) и складские помещения А. Д. Германа (Ричленд Сентр, 1915).
[12] Райт стремился находить все новые источники вдохновения и архитектурные приемы, «не подражая даже самому себе». В 1930-е Райт создает новую концепцию своих особняков – т.н. «усониевские дома», название которых происходит от USONA, акронима United States of North America (так в XIX веке именовали США).
[13] Отметим, что успеху своих работ, изданных в т.н. портфолио Э. Васмута (1910), Райт, в значительной мере, был обязан графической манере своей сотрудницы Марион Махони, подготовившей, как считается, более половины листов. Однако в 1914 г. Марион уезжает в Австралию, где ее супруг Уолтер Гриффин в выиграл конкурс на проект новой столицы – Канберры.
[14] Райт не хотел расставаться с декоративными средствами своего стиля и потому не мог принять пуризм авангардной архитектуры 1920-х. «Дома не должны быть сверкающими на солнце коробками» – говорил Райт. См. Гольдштейн А. Ф. Фрэнк Ллойд Райт. – Москва, 1973. – С. 38, 50, 54
[15] Отметим, что в эти годы амбиции Райта нельзя назвать скромными. «Я не только полностью намереваюсь стать величайшим из ныне живущих архитекторов, но величайшим из тех, которые когда-либо будут жить. Да, я намереваюсь быть величайшим архитектором всех времен» – заявлял Райт в 1930-м году. См. Хайт В. Л. «Фрэнк Ллойд Райт – архитектор и человек на все времена», 2003. – С. 269
[16] По мнению А. Ф. Гольдштейна перевод «органичная архитектура» более точно передает идею Райта, исключая биоморфные, растительные коннотации и подчеркивая рациональное начало. Подробнее о семантике термина см. Гольдштейн А. Ф. Фрэнк Ллойд Райт. – Москва, 1973. – С. 131 и Хайт В. Л. «Фрэнк Ллойд Райт – архитектор и человек на все времена», 2003. – С. 269-270
[17] Интервью с Ф. Л. Райтом (1953), см. https://www.youtube.com/watch?v=W8EABJrMplY&t=778s
[18] Фоторепортаж архитектора Михаила Лина см. https://carmelist.livejournal.com/229906.html
[19] В 1937 г. Райт был приглашен на I Съезд советских архитекторов и посетил СССР.
[20] Ф. Л. Райт одно время указывал в качестве года своего рождения 1869 (год, когда на самом деле родилась его сестра Мери Джейн). Он хотел казаться младше, чтобы еще сильнее поразить собеседника, тем насколько рано он начал свою самостоятельную архитектурную практику. В действительности Райт уходит от Салливена и начинает работать в своей мастерской в Оак парке в 1893 году, тогда ему было около 26 лет.
 
Библиография
  1. Гольдштейн А. Ф. Фрэнк Ллойд Райт. – Москва, 1973.
  2. Иконников А. В. Архитектура ХХ века. Утопии и реальность. Том I – М.: Прогресс-Традиция, 2001.
  3. Овсянникова Е. Б. Влияние экспрессионизма на архитектуру 1930-х годов. / Овсянникова Е. Б., Туканов М. А./ Русский авангард 1910-1920-х годов и проблема экспрессионизма / Под ред. Г. Ф. Коваленко. – М.: Наука, 2003. С. 387-406
  4. Хайт В. Л. «Фрэнк Ллойд Райт – архитектор и человек на все времена» // Об архитектуре, её истории и проблемах. Сборник научных статей/Предисл. А. П. Кудрявцева. – М.: Едиториал УРСС, 2003. – С. 261-274.
  5. Frank Lloyd Wright on Architecture Selected: Selected writings. 1894-1940 / Ed. by Frederick Gutheim. New York: Duell, Sloan and Pearce, 1941
  6. Hess A. Frank Lloyd Wright Prairie Houses / Hess A., Weintraub A. – NY.: Rizzoli, 2006.
  7. Pfeiffer B. B. Frank Lloyd Wright. – Koln: Benedikt Taschen, 2001.
  8. Bayer P. Art Deco Architecture. London: Thames & Hudson Ltd, 1992.
  9. Sandoval H. M. People that Changed the Course of History: The Story of Frank Lloyd Wright 150 Years After His Birth. – Atlantic Publishing Group Inc, 2017
  10. Secrest M. Frank Lloyd Wright: A Biography – University of Chicago Press, 1998

Электронные источники
  1. Броновицкая А. Ю. «Фрэнк Ллойд Райт». [Электронный ресурс] // Лекция Анны Броновицкой в Музее «Гараж» в рамках цикла «Архитекторы XX века. Часть 1» – Режим доступа: URL. – https://www.youtube.com/watch?v=9GA__NJtNGE (дата обращения: 10.06.2020).
  2. Горбутович Т. Два дома Фрэнка Ллойда Райта из текстильных блоков сумму [Электронный ресурс] URL: https://gorbutovich.livejournal.com/103205.html (дата обращения: 10.06.2020).
  3. «Дом над водопадом» Фрэнка Ллойда Райта [Электронный ресурс] // AD Russia – URL: https://www.admagazine.ru/interior/dom-nad-vodopadom-frenka-llojda-rajta (дата обращения: 10.06.2020).
  4. «Дом Эннисов» Фрэнка Ллойда Райта продан за рекордную сумму [Электронный ресурс] URL: https://www.elledecoration.ru/news/architecture/dom-ennisov-frenka-lloida-raita-vystavlen-na-prodazhu-id6786081/ (дата обращения: 10.06.2020).
  5. Измайлова А. Гиперреалистические рендеры ныне не существующих построек Фрэнка Ллойда Райта [Электронный ресурс] URL: https://archi.ru/news/72984/ispanskii-arkhitektor-vossozdaot-v-realistichnykh-renderakh-nesuschestvuyuschie-postroiki-frenka-lloida-raita (дата обращения: 10.06.2020).
  6. Лин М. Fallingwater. Дом над водопадом. [Электронный ресурс] // Живой Журнал. Архитакты и прочие изобразия. – URL: https://carmelist.livejournal.com/229906.html (дата обращения: 10.06.2020).
  7. Новиков К. Строитель прерий [Электронный ресурс] // «Коммерсантъ Деньги» №21 от 04.06.2007, стр. 73 – URL: https://www.kommersant.ru/doc/771111 (дата обращения: 10.06.2020).
  8. Фрэнк Ллойд Райт (Frank Lloyd Wright): Frederick C. Robie House [Электронный ресурс] // Архитектура и Проектирование | Справочник – URL: http://arx.novosibdom.ru/node/2052 (дата обращения: 10.06.2020).
  9. AD Classics: Frederick C. Robie House / Frank Lloyd Wright [Электронный ресурс] URL: https://www.archdaily.com/60246/ad-classics-frederick-c-robie-house-frank-lloyd-wright/ (дата обращения: 10.06.2020).

17 Июня 2020

Андрей Бархин

Автор текста:

Андрей Бархин
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Крепости «Красной Вены»
Многочисленные дома для рабочих, построенные в Вене социал-демократическими бургомистрами в 1923–1933, положили начало ее сильной традиции муниципального жилья. Массивы «Красной Вены» – в фотографиях Дениса Есакова.
Макеты в масштабе 1:1
Поселок Веркбунда в Вене, идеальное социальное жилье, построенное ведущими европейскими архитекторами для выставки 1932 года – в фотографиях Дениса Есакова.
Будущее вчера и сегодня
Публикуем статью Александра Скокана, впервые появившуюся в прошедшем году в Академическом сборнике РААСН: о Будущем, как его видели в 1960-е, о НЭР, и о том будущем, которое наступило.
Руины Лондона. Часть II
Продолжаем публикацию эссе историка архитектуры Александра Можаева, посвященного практике сохранения остатков старинных зданий в Лондоне. На этот раз речь о средневековье.
Руины Лондона. Часть I
Архитектор и историк Александр Можаев – о лондонской практике сохранения и экспонирования археологического наследия в свете недавнего открытия музея храма Митры. В сравнении с московскими утратами выглядит особенно остро.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платорме профессиольное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха