19.10.2010
беседовал: Тимур Шабаев

Сохранение изменений и изменение сохранения

Экспозицией венецианской биеннале, привлекшей особое внимание публики в этом году, стала выставка Cronocaos от обладателя «Золотого Льва» Рема Колхаса и его бюро ОМА. Ее тема — проблема сохранения наследия, которая, несмотря на свою актуальность, совершенно выпала из сферы интересов современных архитекторов и, как напоминают организаторы выставки, впервые поднимается на биеннале со времен «Присутствия прошлого» Портогези — первой венецианской архитектурной выставки, состоявшейся в 1980.

информация:

Вид экспозиции Cronocaos. Фото © OMA
Вид экспозиции Cronocaos. Фото © OMAоткрыть большое изображение
В отличие от многих других выставок на нынешнем биеннале, создатели Cronocaos не гнались за визуальными эффектами и изысками дизайна, но, наоборот, старалась произвести эффект покинутости и заброшенности, создавая тем самым особую атмосферу для восприятия материала.

Выставка, разместившаяся в бывшем итальянском павильоне (ныне ставшим Палаццо делле Эспозициони) в Джардини, заняла два зала. В первом находится инсталляция из различных артефактов — фотографий мест и зданий, картотек с проектами и текстами, а также мебелью: столами и стульями фашистского периода из Мюнхенского Haus der Kunst (о нем еще будет сказано ниже) и огромной подушки из «дома в Бордо», постройки Колхаса 1998 года, уже (!) получившей от местных властей статус памятника.
Вид экспозиции Cronocaos. Фото предоставлено Тимуром Шабаевым
Вид экспозиции Cronocaos. Фото предоставлено Тимуром Шабаевым

Второй зал целиком отдан исследовательской части. Подвешенные к потолку шеренги плакатов делили пространство на пять «нефов», посвященных различным темам: современным тенденциям в охране памятников, побочным эффектам сохранения наследия и его «черным дырам» — игнорируемым периодам и объектам. Среди последних особое место заняло наследие модернизма середины 20 века, в первую очередь, массовая застройка, которую сносят сейчас по всей Европе, включая Россию. Несмотря на заявления инициаторов сноса, что эти жилые массивы стали криминогенными зонами, их слишком дорого реконструировать, они не удобны и не нравятся жителям, создатели выставки утверждают, что причина ненависти к архитектуре 1960–1980-х кроется в глубокой зависти к прежней вере в социальные эксперименты. И если сейчас, с ослаблением общественного сектора и расцветом капитализма архитекторы экспериментируют исключительно ради своего продвижения на рынке, то раньше они делали это для блага людей.
Вид экспозиции Cronocaos. Фото предоставлено Тимуром Шабаевым
Вид экспозиции Cronocaos. Фото предоставлено Тимуром Шабаевымоткрыть большое изображение

Также на примере собственных проектов представлены два противоположных подхода к сохранению: не изменять практически ничего, кроме стратегии использования, как в проектах реконструкции аэропорта в Цюрихе или Эрмитажа в Петербурге, или же — на примере проекта для парижского района Дефанс — использовать возможности, которые открывает снос. В этом разделе авторы призывают робота Валли, чтобы очистить планету от «незначительного вселенского мусора» (Insignificant Universal Junk), освободить города из плена неразрешимых проблем и открыть пространство для нового строительства, и в качестве дополнения к Конвенции ЮНЕСКО о Всемирном наследии, предлагают свой собственный документ — Конвенцию о сносе Всемирного Культурного Мусора (Convention Concerning The Demolition Of World Cultural Junk).
Вид экспозиции Cronocaos. Фото предоставлено Тимуром Шабаевым
Вид экспозиции Cronocaos. Фото предоставлено Тимуром Шабаевым

Наконец, на противоположной от входа стене располагались сделанные на манер отрывного календаря буклеты с историями различных проектов ОМА, связанных с «сохранением», среди которых можно было найти и конкурсный проект реконструкции парламента Нидерландов 1978 года, и недавние петербургские проекты для Эрмитажа и Апраксина двора, а также совсем свежее предложение по реконструкции исторического комплекса Фондако деи Тедески («Немецкого двора») в Венеции.
 
Вернувшись в Роттердам после поездки на биеннале, я побеседовал с одним из архитекторов ОМА, руководителем проектов Cronocaos и Фондако Ипполито Пестеллини (Ippolito Pestellini) и попросил его ответить на мои вопросы.
 
Тимур Шабаев: Выставка поднимает множество вопросов, связанных с сохранением, но не дает ответов на них. Какова же цель этой выставки и почему она называется Cronocaos?
 
Ипполито Пестеллини: Наша выставка и не ставила перед собой цели дать ответы, она скорее показывает всю неопределенность темы охраны наследия в наши дни, проливает свет на ее различные аспекты. Через собственные проекты мы показываем, как проблемы сохранения могут быть разрешены в различных контекстах, но у нас нет четкого набора правил, как нужно работать с историческим наследием.
Название выставки передает неразбериху, лежащую в основе системы охраны памятников в наши дни, то замешательство по отношению к прошлому, которое сейчас существует в умах. Одна из целей выставки — показать «хронохаотический» эффект сохранения наследия. И здесь я хочу привести в качестве примера один из экспонатов, плакат с фотографией новой улицы американского города, которая, тем не менее, выглядит, как если бы она была построена сто пятьдесят лет назад. Так как на ней находится памятник, нормы предписывали архитекторам новых зданий делать фасады в исторических стилях. В итоге получается размывание границы между новым и старым, и исторический памятник теряет свое реальное значение. Конечно, это всего лишь один из примеров, и «хронохаос» может проявлять себя совершенно по-разному, но все эти проявления могут быть описаны, как отношение между «ностальгией» и «памятью» —рост первой ведет к убыванию второй. Этот конфликт лежит в основе всей теории Рема Колхаса о сохранении наследия.
Экспозиция в первом зале выставки как раз дает примеры такого забвения «памяти», выборочного подхода к прошлому, когда неугодные, не вписывающиеся в «ностальгический» образ воспоминания просто стираются, как например, интерьеры Haus der Kunst в Мюнхене. История этого здания — это попытка стереть память, психологическое сопротивление прошлому. После Второй Мировой войны вся мебель из этого нацистского музея была выброшена, интерьеры выкрасили белой краской, а само здание обсадили деревьями, так, что оно почти перестало быть видно. Своего рода виртуальный снос.
 
Вид экспозиции Cronocaos. Фото предоставлено Тимуром Шабаевым
Вид экспозиции Cronocaos. Фото предоставлено Тимуром Шабаевым

ТШ: Каким образом, на твой взгляд, разрешается конфликт между модернизацией и сохранением в проектах бюро? Как бы ты описал подход ОМА к охране наследия?
 
ИП: Во всех проектах ОМА особо важное значение занимает вопрос аутентичности. Наши проекты, как бы они ни были радикальны и современны, встраиваются в исторический контекст. Но делают они это не подражая контексту, а оставляя свой собственный след, как часть его исторических наслоений. Они создают новый момент истории — это прямая противоположность «хронохаосу». Но я бы не сказал, что существует какой-либо определенный рецепт для сохранения памятников, единый дискурс по этому поводу. Каждый проект ОМА, связанный с историческим наследием, по-разному реагирует на существующие условия и дает разные ответы. Так, в проекте для Эрмитажа модернизация достигнута только с помощью новых кураторских стратегий, без какой-либо перестройки здания, а в проекте реконструкции Фондако здание подвергается довольно сильной трансформации.
Еще один подход к сохранению и трансформации, но только уже на уровне города — это стратегия охраны наследия для Пекина. Рем был очарован типологией традиционных пекинских домов хутун, которые с помощью минимальных средств создают городскую ткань и генерируют очень специфическую и мощную культуру. В итоге, ОМА предложила планировочную схему в виде абстрактной сетки из точек, в которых бы модернизация разрешалась на все 100%, а между ними сохранялась существующая традиционная типология — бедная, но жизнеспособная, способная изменяться и приспосабливаться к новым условиям. И это, как мне кажется, интересный подход к устойчивому развитию города, позволяющий ему как бы воспроизводить себя изнутри, не разрастаясь и не добавляя новых «знаковых» зданий в местах, которые и без того уже <> насыщены.
Еще один вопрос, затрагиваемый выставкой — это законодательство, которое зачастую совершенно не оставляет место для модернизации ни в какой форме. Как в примере с ливийским городом Гадамес, из которого полностью ушла жизнь, после того как он был объявлен объектом наследия ЮНЕСКО, так и в случае с венецианскими палаццо, многие из которых стоят пустыми, поскольку закон запрещает адаптировать их к современным функциям, мы имеем дело с негативными последствиями внедрения в жизнь норм сохранения наследия. Мы считаем, что охранное законодательство нужно менять так, чтобы оно оставляло место для определенной степени вмешательства. Но для этого нужна смелость и высокий уровень ответственности со стороны людей, принимающих решения. Так, наример, вокруг проекта реконструкции Фондако, ведутся дискуссии с участием многих политиков, и мы стараемся убедить их в правильности наших решений.
Вид экспозиции Cronocaos. Фото предоставлено Тимуром Шабаевым
Вид экспозиции Cronocaos. Фото предоставлено Тимуром Шабаевым

ТШ: Так что же будет сохранено, а что добавлено в здании Фондако?

ИП: Как и проект для Пекина, Фондако — это сохранение изменений. Вся история здания — это череда разнообразных трансформаций. С 1228 года оно дважды переживало пожар, было несколько раз перестроено в соответствии с нуждами своего времени. Так и сейчас мы адаптируем его к новой функции универмага: изменяем кровлю и создаем там общественную террасу — уникальное пространство для Венеции, своего рода площадь с видом на Гранд-канал; также мы добавляем эскалаторы, которые будут доставлять людей из внутреннего двора на кровлю здания; и, наконец, предлагаем стратегию сноса — освобождаем здание от наименее ценных перегородок, датируемых в основном 1930-ми годами, создавая площади для торговли. При этом, наиболее ценные и сохранные промещения здания – угловые залы останутся абсолютно нетронутыми.  Еще мы предлагаем наполнить универмаг графикой — современным прочтением старой традиции фресок, воспоминанием о том времени, когда здание было полностью покрыто живописью.
Вид экспозиции Cronocaos. Фото предоставлено Тимуром Шабаевым
Вид экспозиции Cronocaos. Фото предоставлено Тимуром Шабаевым

ТШ: Фондако станет первым универмагом в Венеции, а также, пожалуй, первым светским интерьерным общественным пространством такого размера в этом городе. Считаешь ли ты, что проект открывает новую страницу в венецианской истории? Какое влияние на город он окажет?

ИП: Безусловно, как и любой другой город Италии, Венеция — это город церквей. Но он также является и городом торговли. В XV веке Фондако был рынком, и теперь, в XXI веке универмаг возобновляет эту традицию. И это я говорю не для того, чтобы оправдать наши действия, но для того чтобы показать, что мы не приносим в здание чуждую для него функцию.
Современная Венеция — это, прежде всего, центр притяжения для туристов. Так что, на мой взгляд, политики должны составить список ключевых проектов, которые бы могли работать как на благо жителей города, так и для туристов. Фондако может стать именно таким проектом: сочетая коммерческую составляющую с общественным пространством, здание будет работать как для горожан, так и для гостей Венеции.
Я считаю, что наш план может служить примером того, что разрабатывать проекты сохранения наследия можно и по-другому, а также примером политической смелости и ответственности, которую нужно взять на себя, чтобы работать в исторической застройке. Конечно никто не утверждает, что дворцы Ка д'Оро или Палаццо Дукале должны быть перестроены, но я уверен, что здания, подобные Фондако, вполне могут быть трансформированы.
И, если в 1990-х архитекторы ОМА заявляли, что Европа будет изменена через модернизацию, то теперь мы говорим, что она будет модернизирована через сохранение наследия.

Ипполито Пестеллини Лапарелли (Ippolito Pestellini Laparelli) является главным архитектором проектов в OMA (Office for Metropolitan Architecture) и его исследовательском отделе AMO с 2007 года. Он участвовал в большом количестве проектов, включая Aramco Cultural Center в Саудовской Аравии, Ryad al Fasialiah II Towers в ОАЭ, штаб-квартиры G*Star, Taipei performing Arts Center, комплекса De Rotterdam, реконструкции Mercati Generali в Риме и Euromilano/Bovisa в Милане.
Кроме этого, Ипполито руководил различными творческими иннициативами компании Prada: он занимался оформлением показов Prada и Miu Miu, их видеодокументацией, стратегической концепцией представления Prada в сети Интернет, специальными мероприятиями и выставками, различными публикациями.
С ноября 2009 Ипполито руководит проектом сохранения и стратегическим програмным исследованием для Фондако деи Тедески в Венеции.
До OMA * AMO Ипполито сотрудничал с компанией Studio and Partners (Милан) и Rosa Studio (Милан). Получил архитектурное образование в Миланском политехническом университете и Техническом университете в Делфте.
беседовал: Тимур Шабаев
Рем Колхас показывает Норману Фостеру экспозицию Cronocaos. Фото © Baunetz
Рем Колхас показывает Норману Фостеру экспозицию Cronocaos. Фото © Baunetz
Вид экспозиции Cronocaos. Фото предоставлено Тимуром Шабаевым
Вид экспозиции Cronocaos. Фото предоставлено Тимуром Шабаевымоткрыть большое изображение
Взаимоотношение между «памятью» и «ностальгией» в сфере сохранения наследия © OMA
Взаимоотношение между «памятью» и «ностальгией» в сфере сохранения наследия © OMA
Проект реконструкции Фондако деи Тедески © OMA
Проект реконструкции Фондако деи Тедески © OMA
Проект реконструкции Фондако деи Тедески. Фрески © OMA
Проект реконструкции Фондако деи Тедески. Фрески © OMA
Проект реконструкции Фондако деи Тедески © OMA
Проект реконструкции Фондако деи Тедески © OMA
Проект реконструкции Фондако деи Тедески © OMA
Проект реконструкции Фондако деи Тедески © OMA
Проект реконструкции Фондако деи Тедески. Внутренний двор - кинотеатр © OMA
Проект реконструкции Фондако деи Тедески. Внутренний двор - кинотеатр © OMA
Проект реконструкции Фондако деи Тедески. Эскалаторы во дворе © OMA
Проект реконструкции Фондако деи Тедески. Эскалаторы во дворе © OMA
Ипполито Пестеллини. Фото предоставлено Тимуром Шабаевым
Ипполито Пестеллини. Фото предоставлено Тимуром Шабаевым

comments powered by HyperComments

другие тексты:

последние новости ленты:

статьи на эту тему:

все тексты темы

Проект из каталога (случайный выбор):

Виадук Ribbon of Light
Майкл Мальцан, 2016
Виадук Ribbon of Light

Другие новости (зарубежные):

Проект из каталога (случайный выбор):

Отель Sofitel Vienna Stephansdom
Жан Нувель, 2008 – 2010
Отель Sofitel Vienna Stephansdom

Технологии:

06.07.2018

Кирпич без границ

Представляем лауреатов Brick Award 2018 – премии, учрежденной компанией Wienerberger за выдающиеся здания, построенные из керамических материалов.
Wienerberger (Винербергер)
другие статьи