Сохранение изменений и изменение сохранения

Экспозицией венецианской биеннале, привлекшей особое внимание публики в этом году, стала выставка Cronocaos от обладателя «Золотого Льва» Рема Колхаса и его бюро ОМА. Ее тема — проблема сохранения наследия, которая, несмотря на свою актуальность, совершенно выпала из сферы интересов современных архитекторов и, как напоминают организаторы выставки, впервые поднимается на биеннале со времен «Присутствия прошлого» Портогези — первой венецианской архитектурной выставки, состоявшейся в 1980.

Беседовал:
Тимур Шабаев

mainImg
В отличие от многих других выставок на нынешнем биеннале, создатели Cronocaos не гнались за визуальными эффектами и изысками дизайна, но, наоборот, старалась произвести эффект покинутости и заброшенности, создавая тем самым особую атмосферу для восприятия материала.

Выставка, разместившаяся в бывшем итальянском павильоне (ныне ставшим Палаццо делле Эспозициони) в Джардини, заняла два зала. В первом находится инсталляция из различных артефактов — фотографий мест и зданий, картотек с проектами и текстами, а также мебелью: столами и стульями фашистского периода из Мюнхенского Haus der Kunst (о нем еще будет сказано ниже) и огромной подушки из «дома в Бордо», постройки Колхаса 1998 года, уже (!) получившей от местных властей статус памятника.
Вид экспозиции Cronocaos. Фото © OMA
zooming
Вид экспозиции Cronocaos. Фото предоставлено Тимуром Шабаевым

Второй зал целиком отдан исследовательской части. Подвешенные к потолку шеренги плакатов делили пространство на пять «нефов», посвященных различным темам: современным тенденциям в охране памятников, побочным эффектам сохранения наследия и его «черным дырам» — игнорируемым периодам и объектам. Среди последних особое место заняло наследие модернизма середины 20 века, в первую очередь, массовая застройка, которую сносят сейчас по всей Европе, включая Россию. Несмотря на заявления инициаторов сноса, что эти жилые массивы стали криминогенными зонами, их слишком дорого реконструировать, они не удобны и не нравятся жителям, создатели выставки утверждают, что причина ненависти к архитектуре 1960–1980-х кроется в глубокой зависти к прежней вере в социальные эксперименты. И если сейчас, с ослаблением общественного сектора и расцветом капитализма архитекторы экспериментируют исключительно ради своего продвижения на рынке, то раньше они делали это для блага людей.
Вид экспозиции Cronocaos. Фото предоставлено Тимуром Шабаевым

Также на примере собственных проектов представлены два противоположных подхода к сохранению: не изменять практически ничего, кроме стратегии использования, как в проектах реконструкции аэропорта в Цюрихе или Эрмитажа в Петербурге, или же — на примере проекта для парижского района Дефанс — использовать возможности, которые открывает снос. В этом разделе авторы призывают робота Валли, чтобы очистить планету от «незначительного вселенского мусора» (Insignificant Universal Junk), освободить города из плена неразрешимых проблем и открыть пространство для нового строительства, и в качестве дополнения к Конвенции ЮНЕСКО о Всемирном наследии, предлагают свой собственный документ — Конвенцию о сносе Всемирного Культурного Мусора (Convention Concerning The Demolition Of World Cultural Junk).
zooming
Вид экспозиции Cronocaos. Фото предоставлено Тимуром Шабаевым

Наконец, на противоположной от входа стене располагались сделанные на манер отрывного календаря буклеты с историями различных проектов ОМА, связанных с «сохранением», среди которых можно было найти и конкурсный проект реконструкции парламента Нидерландов 1978 года, и недавние петербургские проекты для Эрмитажа и Апраксина двора, а также совсем свежее предложение по реконструкции исторического комплекса Фондако деи Тедески («Немецкого двора») в Венеции.
 
Вернувшись в Роттердам после поездки на биеннале, я побеседовал с одним из архитекторов ОМА, руководителем проектов Cronocaos и Фондако Ипполито Пестеллини (Ippolito Pestellini) и попросил его ответить на мои вопросы.
 
Тимур Шабаев: Выставка поднимает множество вопросов, связанных с сохранением, но не дает ответов на них. Какова же цель этой выставки и почему она называется Cronocaos?
 
Ипполито Пестеллини: Наша выставка и не ставила перед собой цели дать ответы, она скорее показывает всю неопределенность темы охраны наследия в наши дни, проливает свет на ее различные аспекты. Через собственные проекты мы показываем, как проблемы сохранения могут быть разрешены в различных контекстах, но у нас нет четкого набора правил, как нужно работать с историческим наследием.
Название выставки передает неразбериху, лежащую в основе системы охраны памятников в наши дни, то замешательство по отношению к прошлому, которое сейчас существует в умах. Одна из целей выставки — показать «хронохаотический» эффект сохранения наследия. И здесь я хочу привести в качестве примера один из экспонатов, плакат с фотографией новой улицы американского города, которая, тем не менее, выглядит, как если бы она была построена сто пятьдесят лет назад. Так как на ней находится памятник, нормы предписывали архитекторам новых зданий делать фасады в исторических стилях. В итоге получается размывание границы между новым и старым, и исторический памятник теряет свое реальное значение. Конечно, это всего лишь один из примеров, и «хронохаос» может проявлять себя совершенно по-разному, но все эти проявления могут быть описаны, как отношение между «ностальгией» и «памятью» —рост первой ведет к убыванию второй. Этот конфликт лежит в основе всей теории Рема Колхаса о сохранении наследия.
Экспозиция в первом зале выставки как раз дает примеры такого забвения «памяти», выборочного подхода к прошлому, когда неугодные, не вписывающиеся в «ностальгический» образ воспоминания просто стираются, как например, интерьеры Haus der Kunst в Мюнхене. История этого здания — это попытка стереть память, психологическое сопротивление прошлому. После Второй Мировой войны вся мебель из этого нацистского музея была выброшена, интерьеры выкрасили белой краской, а само здание обсадили деревьями, так, что оно почти перестало быть видно. Своего рода виртуальный снос.
 
zooming
Вид экспозиции Cronocaos. Фото предоставлено Тимуром Шабаевым

ТШ: Каким образом, на твой взгляд, разрешается конфликт между модернизацией и сохранением в проектах бюро? Как бы ты описал подход ОМА к охране наследия?
 
ИП: Во всех проектах ОМА особо важное значение занимает вопрос аутентичности. Наши проекты, как бы они ни были радикальны и современны, встраиваются в исторический контекст. Но делают они это не подражая контексту, а оставляя свой собственный след, как часть его исторических наслоений. Они создают новый момент истории — это прямая противоположность «хронохаосу». Но я бы не сказал, что существует какой-либо определенный рецепт для сохранения памятников, единый дискурс по этому поводу. Каждый проект ОМА, связанный с историческим наследием, по-разному реагирует на существующие условия и дает разные ответы. Так, в проекте для Эрмитажа модернизация достигнута только с помощью новых кураторских стратегий, без какой-либо перестройки здания, а в проекте реконструкции Фондако здание подвергается довольно сильной трансформации.
Еще один подход к сохранению и трансформации, но только уже на уровне города — это стратегия охраны наследия для Пекина. Рем был очарован типологией традиционных пекинских домов хутун, которые с помощью минимальных средств создают городскую ткань и генерируют очень специфическую и мощную культуру. В итоге, ОМА предложила планировочную схему в виде абстрактной сетки из точек, в которых бы модернизация разрешалась на все 100%, а между ними сохранялась существующая традиционная типология — бедная, но жизнеспособная, способная изменяться и приспосабливаться к новым условиям. И это, как мне кажется, интересный подход к устойчивому развитию города, позволяющий ему как бы воспроизводить себя изнутри, не разрастаясь и не добавляя новых «знаковых» зданий в местах, которые и без того уже <> насыщены.
Еще один вопрос, затрагиваемый выставкой — это законодательство, которое зачастую совершенно не оставляет место для модернизации ни в какой форме. Как в примере с ливийским городом Гадамес, из которого полностью ушла жизнь, после того как он был объявлен объектом наследия ЮНЕСКО, так и в случае с венецианскими палаццо, многие из которых стоят пустыми, поскольку закон запрещает адаптировать их к современным функциям, мы имеем дело с негативными последствиями внедрения в жизнь норм сохранения наследия. Мы считаем, что охранное законодательство нужно менять так, чтобы оно оставляло место для определенной степени вмешательства. Но для этого нужна смелость и высокий уровень ответственности со стороны людей, принимающих решения. Так, наример, вокруг проекта реконструкции Фондако, ведутся дискуссии с участием многих политиков, и мы стараемся убедить их в правильности наших решений.
zooming
Вид экспозиции Cronocaos. Фото предоставлено Тимуром Шабаевым

ТШ: Так что же будет сохранено, а что добавлено в здании Фондако?

ИП: Как и проект для Пекина, Фондако — это сохранение изменений. Вся история здания — это череда разнообразных трансформаций. С 1228 года оно дважды переживало пожар, было несколько раз перестроено в соответствии с нуждами своего времени. Так и сейчас мы адаптируем его к новой функции универмага: изменяем кровлю и создаем там общественную террасу — уникальное пространство для Венеции, своего рода площадь с видом на Гранд-канал; также мы добавляем эскалаторы, которые будут доставлять людей из внутреннего двора на кровлю здания; и, наконец, предлагаем стратегию сноса — освобождаем здание от наименее ценных перегородок, датируемых в основном 1930-ми годами, создавая площади для торговли. При этом, наиболее ценные и сохранные промещения здания – угловые залы останутся абсолютно нетронутыми.  Еще мы предлагаем наполнить универмаг графикой — современным прочтением старой традиции фресок, воспоминанием о том времени, когда здание было полностью покрыто живописью.
zooming
Вид экспозиции Cronocaos. Фото предоставлено Тимуром Шабаевым

ТШ: Фондако станет первым универмагом в Венеции, а также, пожалуй, первым светским интерьерным общественным пространством такого размера в этом городе. Считаешь ли ты, что проект открывает новую страницу в венецианской истории? Какое влияние на город он окажет?

ИП: Безусловно, как и любой другой город Италии, Венеция — это город церквей. Но он также является и городом торговли. В XV веке Фондако был рынком, и теперь, в XXI веке универмаг возобновляет эту традицию. И это я говорю не для того, чтобы оправдать наши действия, но для того чтобы показать, что мы не приносим в здание чуждую для него функцию.
Современная Венеция — это, прежде всего, центр притяжения для туристов. Так что, на мой взгляд, политики должны составить список ключевых проектов, которые бы могли работать как на благо жителей города, так и для туристов. Фондако может стать именно таким проектом: сочетая коммерческую составляющую с общественным пространством, здание будет работать как для горожан, так и для гостей Венеции.
Я считаю, что наш план может служить примером того, что разрабатывать проекты сохранения наследия можно и по-другому, а также примером политической смелости и ответственности, которую нужно взять на себя, чтобы работать в исторической застройке. Конечно никто не утверждает, что дворцы Ка д'Оро или Палаццо Дукале должны быть перестроены, но я уверен, что здания, подобные Фондако, вполне могут быть трансформированы.
И, если в 1990-х архитекторы ОМА заявляли, что Европа будет изменена через модернизацию, то теперь мы говорим, что она будет модернизирована через сохранение наследия.

Ипполито Пестеллини Лапарелли (Ippolito Pestellini Laparelli) является главным архитектором проектов в OMA (Office for Metropolitan Architecture) и его исследовательском отделе AMO с 2007 года. Он участвовал в большом количестве проектов, включая Aramco Cultural Center в Саудовской Аравии, Ryad al Fasialiah II Towers в ОАЭ, штаб-квартиры G*Star, Taipei performing Arts Center, комплекса De Rotterdam, реконструкции Mercati Generali в Риме и Euromilano/Bovisa в Милане.
Кроме этого, Ипполито руководил различными творческими иннициативами компании Prada: он занимался оформлением показов Prada и Miu Miu, их видеодокументацией, стратегической концепцией представления Prada в сети Интернет, специальными мероприятиями и выставками, различными публикациями.
С ноября 2009 Ипполито руководит проектом сохранения и стратегическим програмным исследованием для Фондако деи Тедески в Венеции.
До OMA * AMO Ипполито сотрудничал с компанией Studio and Partners (Милан) и Rosa Studio (Милан). Получил архитектурное образование в Миланском политехническом университете и Техническом университете в Делфте.
zooming
Рем Колхас показывает Норману Фостеру экспозицию Cronocaos. Фото © Baunetz
Вид экспозиции Cronocaos. Фото предоставлено Тимуром Шабаевым
zooming
Взаимоотношение между «памятью» и «ностальгией» в сфере сохранения наследия © OMA
zooming
Проект реконструкции Фондако деи Тедески © OMA
zooming
Проект реконструкции Фондако деи Тедески. Фрески © OMA
zooming
Проект реконструкции Фондако деи Тедески © OMA
zooming
Проект реконструкции Фондако деи Тедески © OMA
zooming
Проект реконструкции Фондако деи Тедески. Внутренний двор - кинотеатр © OMA
zooming
Проект реконструкции Фондако деи Тедески. Эскалаторы во дворе © OMA
zooming
Ипполито Пестеллини. Фото предоставлено Тимуром Шабаевым

19 Октября 2010

Беседовал:

Тимур Шабаев
comments powered by HyperComments
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Надо ли все приводить к общему знаменателю? С XII Венецианского...
Благодаря неуемной активности archi.ru – как в инициировании первичных материалов, так и в аккумулировании вторичных – о фактической стороне прошедшего Венецианского Биеннале не ведает только ленивый. Поэтому мы ограничились сугубо субъективными впечатлениями и оценками, ни в коей мере не претендуя хоть на какую-либо целостность, а тем более полноту представления материала.
Пресса: Венеция: место встречи
На днях завершила свою работу архитектурная биеннале в Венеции. Организаторы рапортуют: архитектурную выставку посетило на треть больше зрителей, чем два года назад, всего 170 тысяч.
Пресса: Оптимистическое завтра. Об экспозиции Российского...
Архитектура – древнее искусство, но архитекторы, похоже, никогда не договорятся о том, как лучше обустроить нашу жизнь. Раз в два года лучшие профессионалы слетаются в застывшую во времени Венецию, чтобы подискутировать об архитектуре прошлого, настоящего и будущего.
Пресса: Воспитание лифтом и лестницей. Можно ли с помощью...
О плачевном состоянии российской провинции вроде бы знают все, но конкретных предложений по его улучшению не было до тех пор, пока не появился проект спасения города Вышний Волочек в Тверской области. Этот проект, разработанный архитектором Сергеем Чобаном и его коллегами, был представлен на 12-й Архитектурной биеннале в Венеции.
Эффект в пространстве
Биеннале прошла, похваставшись 170 тысячами посетителей; воспоминания и фотографии остались. Предлагаем еще раз вспомнить про биеннале и посмотреть на картинки с выставки.
Пресса: Венецианские впечатления. В Венеции
Архитектурная биеннале 2010 года проходит под девизом «Люди встречаются в архитектуре». Сама эта фраза уже подразумевает смещение акцента с визуальной репрезентации объекта к функционально определенной реальности встречи, общения и взаимопроникновения идей и образов
Метаморфозы больше не в моде
Вчера в Венеции состоялось выступление Курта Форстера, куратора биеннале 2004 года. Форстер, предложивший шесть лет назад для главной архитектурной выставки мира тему «Метаморфозы», каялся и убеждал собравшихся в том, что за метамофозами на самом деле ничего нет, никакой пользы. Он призывал архитекторов заняться проблемами более насущными, чем формообразование – рассказывает обозреватель Архи.ру Анна Мартовицкая.
Пресса: Светлый аватар
Григорий Ревзин обнаружил кризис футуристических идей в западной архитектуре.
Пресса: Гонка сооружений
Милена Орлова о мечтателях, практиках и философах на Венецианской архитектурной биеннале
Пресса: Люди встречаются и без архитектуры
Бернхард Шульц смог разглядеть на Венецианской биеннале то, из-за чего архитекторам впору грустить, но за что жюри давало «Золотых львов».
Пресса: Мрак по-итальянски
В Венеции продолжается 12-я Архитектурная биеннале. Ее куратор японка Казуо Седжима определила тему Биеннале как "Люди встречаются в архитектуре". Однако в большинстве случаев посетители не в силах понять, с чем же они тут встречаются.
Архитектурные параллели
В «параллельную программу» венецианской биеннале вошли как проекты, имеющие к архитектуре самое опосредованное отношение, так и выставки, которым самое место — среди ее ключевых событий.
Пресса: Юрий Аввакумов: «Фантазия — единственное, что осталось...
Каковы впечатления от нынешней биеннале в целом? Если сравнить с предыдущими? Насколько важно для России участвовать в таких международных выставках? Насколько сильно, по ощущению, кризис ударил по архитектуре и начинает ли она приходить в себя? Изменил ли кризис лицо архитектуры?
Технологии и материалы
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Сейчас на главной
Шкала времени Кумертау
Проект-победитель конкурса Малых городов: с помощью малых форм архитекторы рассказывают историю возникшего на буроугольном разрезе поселения, активируют центральную улицу и готовят почву для насыщенной социальной жизни.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Кочевники и пряности
Два проекта павильона ресторана катарской кухни, который мог появиться в Экспофоруме: не отработанный в Петербурге формат временной архитектуры, способный пропустить в город более смелые решения.
Магистры ЯГТУ 2021: «Тени забытых предков»
Работы выпускников кафедры архитектуры Ярославского государственного технического университета: анализ сталинской архитектуры, возвращение к жизни города-призрака, актуализация советских гаражей и маршрут по исправительно-трудовому лагерю.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Дерево с удостоверением
Объявлены финалисты премии за постройки из сертифицированной древесины WAF 2021. Среди них: самое крупное CLT-здание в США, микро-библиотека в Индонезии, офисный комплекс в Сиднее и киоск в Гонконге.
Химические реакции
Проект-победитель конкурса Малых городов раскрывает многогранность Щекино: в нем нашлось место Анне Карениной и Игорю Талькову, космонавтам и шахтерам, равно как и богатой природе тульского края, безбарьерной среде и разным видам досуга.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Мечта Азимова
Проект DNK ag победил в конкурсе на АГО Национального центра физики и математики в Сарове, проведенного корпорацией Росатом совместно с МГУ, РАН и Курчатовским институтом.
Ре-Школа 2021: Соловки
Третий учебный год Ре-Школа посвятила Соловецкому архипелагу и подготовке жизнеспособной концепции сохранения трех объектов на Банном озере. Об эмоциональных и по-настоящему научных открытиях, которые состоялись за два семестра, рассказывает руководитель школы Наринэ Тютчева.
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.
В дуэте с ареной
Жилой комплекс West Half по проекту ODA в Вашингтоне построен рядом с бейсбольным стадионом и учитывает все аспекты такого соседства, включая свою «роль» в телетрансляциях матчей.