В дивный новый мир — на автомобиле

В ходе вернисажа архитектурной биеннале в Венеции было представлено первое издание премии Audi Urban Future Award.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Основавший ее автоконцерн выделил на нее сумму в 100 000 евро; заданием для претендентов для награду стал слоган «Создать концепцию для 2030 года» (Building a vision for 2030). Отобранным куратором премии, студией Stylepark шести архитектурным бюро — Alison Brooks Architects, BIG, Cloud 9, Standardarchitecture, J. Mayer H. Architects и сошедшим затем с дистанции Diller Scofidio + Renfro — было предложено задуматься о будущем средств передвижения и понятия мобильности в приложении к проблемам градостроительства и архитектуры, а точнее — города.
Проект Alison Brooks Architects на выставке Audi Urban Future Award. Фото Нины Фроловой
Скуола Гранде делла Мизерикордиа, где проходит выставка Audi Urban Future Award. Фото Нины Фроловой
Организаторы в своем манифесте отмечают существующие проблемы как человечества в целом, так и конкретно мегаполисов — неравномерное распределение богатства среди стран и регионов, набирающее обороты загрязнение окружающей среды, истощение ресурсов, рост населения и связанную с ним миграцию. Но среди исходных данных для создания картины мира-2030 они указывают присутствие автомобиля: не обязательно в виде частной собственности, но непременно как индивидуальное средство передвижения. При этом, безусловно, делается упор на использование новых видов топлива и общую экологическую чистоту машины будущего.
Вид экспозиции Audi Urban Future Award. Фото Нины Фроловой
Получившиеся у пяти мастерских утопические образы мегаполиса через 20 лет были представлены в венецианской Скуола Гранде делла Мизерикордиа в форме выставки, дизайн которой был выполнен бюро raumlabor_berlin. Выбранное для экспозиции здание само по себе представляет контраст — между суровыми кирпичными фасадами и мраморным декором интерьеров, и к этим двум составляющим был добавлен третий элемент — яркий пластиковый мини-город из разноцветных узких «улочек», в которых в виде макетов, текстов, видео и рендеров были показаны претендующие на премию проекты.
Вид экспозиции Audi Urban Future Award. Фото Нины Фроловой
Каждому из участников был выделен свой цвет и своя «улочка», но, благодаря многочисленным поперечным путям, общее впечатление получилось активно полихромным.
Проект Юргена Майера. Изображение предоставлено организаторами
Бодрое настроение, которое должно было, по идее, создавать такое решение экспозиции, несколько меркнет при более близком знакомстве с работой лауреата премии Юргена Майера. Его вариант был выбран жюри, как представляется, благодаря его «реалистичности» и «воплощаемости» (хотя судьям нельзя позавидовать: большинство из участников исходило из одних и тех же идей и пришло к очень схожим решениям). Архитектор сосредоточился не на городской среде, а на средстве передвижения, которое будет, благодаря инновациям, не как-либо иначе перемещать человека в пространстве, а изменять его восприятие окружающего мира.
Проект Юргена Майера. Изображение предоставлено организаторами

Как и другие участники, Майер предположил, что к 2030 году водители машинам нужны не будут: они смогут сами ориентироваться в пространстве, причем гораздо лучше людей. Поэтому человек превратится в вечного пассажира, отпадет необходимость в светофорах, уличных фонарях, фарах, дорожных знаках («интеллектуальные» машины в них не нуждаются), а салон такого автомобиля станет гибридом социальной сети и интерактивной карты с ветровым стеклом в роли тач-скрина. Он станет «интерфейсом» для взаимодействия человека и окружающей среды, интерфейсом, который можно будет настроить на нужный конкретному пользователю манер: для ищущего съемную квартиру на видных в окна машины домах будут отображаться данные о сдаваемом там жилье, а девушке, собравшейся вечером развлечься, будет приходить информация о планирующихся вечеринках, а также об именах и возрасте проходящих по улице молодых людей.
Проект Юргена Майера. Изображение предоставлено организаторами
Архитектор назвал город будущего Pokeville’ем, так как контакт человека и действительности по такой схеме проходит «по касательной», без реального сближения, как опции like и poke на Facebook. Однако, в этой пугающей реальности, имеющей много общего с образами Филипа Дика, Юрген Майер не видит ничего плохого: он рассматривает невидимую цифровую стихию, текущую по городу вместе с беспрерывным потоком машин, как действующую силу обновления.
Проект Юргена Майера. Изображение предоставлено организаторами
Прагматическим аспектам устройства городской транспортной системы он уделяет гораздо меньше внимания: среди его идей — автомобили с электрическими моторами, доступ в город только машин с автоматической системой управления, снижение шумового и светового загрязнения городской среды в результате отказа от клаксонов, шумных двигателей, мощных уличных фонарей и фар. Сам Майер назвал свою концепцию-2030 «волшебной сказкой»; она также понравилась жюри: возможно, потому, что затрагивает почти исключительно устройство машины (не считая нематериальных и поэтому гораздо менее важных для любого автоконцерна сознания и образа жизни человека-пользователя). Дерзость и скромность, одновременно отличающие этот план, выделили его среди работ коллег Майера, пошедших по более традиционному футурологическому пути.
Проект бюро Cloud 9. Изображение предоставлено организаторами
Бюро Cloud 9 привлекло к работе над своей программой группу детей 8-10 лет, то есть тех, кто будет основными потребителями новаций 2030 года. Используя важную для творчества главы этой мастерской Энрика Руиса-Жели (Enric Ruiz-Geli) концепцию мембраны, они создали образ машины-подушки безопасности с оболочкой из полимера ETFE с установленными на ней гибкими солнечными батареями, устойчивостью к столкновениям, «зеленым» двигателем и т. д. Получившийся концепт-кар был назван «чуткой машиной для Барселоны» (под чуткостью понимается способность реагировать на меняющиеся условия окружающей среды).
Проект мастерской Standardarchitecture. Изображение предоставлено организаторами
Мастерская Standardarchitecture предложила решение для Пекина, градостроительное развитие которого на сегодняшний день исчерпывается созданием с опережением новых и новых кольцевых дорог, вслед за которыми городская застройка стихийно захватывает сельскохозяйственные угодья. Архитектор Чжан Кэ предлагает пускать «с опережением» не автострады, а линии метро, чтобы снизить растущее количество машин, а последние заменить на «интеллектуальные» электромобили.
Проект мастерской Standardarchitecture. Изображение предоставлено организаторами
При этом следует превратить существующие окружные трассы в огромные «траволаторы», движущиеся с неправдоподобной скоростью в 60-80 км/ч. На них личный транспорт будет стоять, а не ехать, тем самым нивелируя проблему пробок. Более того: предполагается, что пассажиры смогут выходить там из машин и общаться, а во время такой стоянки внутреннее пространство автомобиля можно будет использовать как офис или спальню.
Проект мастерской BIG. Изображение предоставлено организаторами
Бьярке Ингельс и BIG видят будущее автомобиля в «избавлении» от водителя: такие «зеленые», умные и бесшумные машины будут требовать в четыре раза меньше пространства на трассе, чем обычные (по данным аналитиков, первые интеллектуальные автомобили появятся уже в 2015). Всю необходимую информацию они будут считывать со специального дорожного покрытия, которое будет руководить движением машин, пешеходов и велосипедистов, в том числе и предугадывая их.
Проект мастерской BIG. Изображение предоставлено организаторами
Это же покрытие, «умная улица» будет вырабатывать электричество от солнечной энергии и давления шагов горожан, параллельно подзаряжая электромобили и различные мобильные устройства. Светофоры и дорожные знаки будут заменены светящимися пикселями на мостовой. Назначение пространства такой улицы можно будет менять по несколько раз на дню: от проезжей части в часы пик до пешеходной зоны в обеденный перерыв и рекреационной — вечером.
Проект мастерской Alison Brooks Architects. Изображение предоставлено организаторами
Элисон Брукс больше беспокоит растущая за счет богатеющих развивающихся стран численность мирового автопарка: если нынешние темпы сохранятся и впредь, к 2050 на планете будет 3 млрд. машин. Она нашла потенциал для решения этой проблемы в использовании крупных машин на 4 или 6 человек одиночками, а также в совпадении у значительной части транспортного потока места назначения. Если полностью использовать возможности каждой машины, их общее число снизится, и часть дорог можно будет превратить в зеленые зоны. Брукс видит в смартфонах будущие «пульты ДУ» для «умных» машин, подключенных к интеллектуальным транспортным системам городов. Этими машинами будет легко пользоваться совместно или же сдавать в краткосрочную аренду. В качестве городов-образцов архитектор выбрала сверхплотный Мумбаи с удивительно эффективной системой общественного транспорта и Лондон с его сочетанием разнообразной застройки вокруг свободной системы открытых пространств.
Проект Юргена Майера. Изображение предоставлено организаторами
Итак, окинув взглядом предложения всех участников конкурса на премию Audi Urban Future Award, нельзя не придти к выводу, что предложение Юргена Майера выделяется не только своей (относительной) оригинальностью и «воплощаемостью». Пожалуй, оно единственное из пяти, реализации которого мы должны опасаться, а не желать.


08 Октября 2010

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: XII Архитектурная биеннале в Венеции

Эффект в пространстве
Биеннале прошла, похваставшись 170 тысячами посетителей; воспоминания и фотографии остались. Предлагаем еще раз вспомнить про биеннале и посмотреть на картинки с выставки.
Сохранение изменений и изменение сохранения
Экспозицией венецианской биеннале, привлекшей особое внимание публики в этом году, стала выставка Cronocaos от обладателя «Золотого Льва» Рема Колхаса и его бюро ОМА. Ее тема — проблема сохранения наследия, которая, несмотря на свою актуальность, совершенно выпала из сферы интересов современных архитекторов и, как напоминают организаторы выставки, впервые поднимается на биеннале со времен «Присутствия прошлого» Портогези — первой венецианской архитектурной выставки, состоявшейся в 1980.
Метаморфозы больше не в моде
Вчера в Венеции состоялось выступление Курта Форстера, куратора биеннале 2004 года. Форстер, предложивший шесть лет назад для главной архитектурной выставки мира тему «Метаморфозы», каялся и убеждал собравшихся в том, что за метамофозами на самом деле ничего нет, никакой пользы. Он призывал архитекторов заняться проблемами более насущными, чем формообразование – рассказывает обозреватель Архи.ру Анна Мартовицкая.
Архитектурные параллели
В «параллельную программу» венецианской биеннале вошли как проекты, имеющие к архитектуре самое опосредованное отношение, так и выставки, которым самое место — среди ее ключевых событий.
Люди встречаются
В заключение обзора российских проектов на биеннале – несколько слов о выставке «Кабинет директора» и несколько фотографий, сделанных в день открытия превью биннале, 26 августа.
Разум и чувства на архитектурном поле
Президент Венецианской биеннале Паоло Баратта заявил на открывшей выставку пресс-конференции, что главная задача любой экспозиции – вызывать в зрителе эмоции. Если исходить из этого немного неожиданного для руководителя такого интеллектуального мероприятия постулата, можно взглянуть на главную архитектурную выставку с неожиданной стороны.
Погружение в архитектуру
Вчера, 26 августа, венецианская биеннале архитектуры открылась для журналистов в режиме так называемого превью. Еще два дня выставку будут показывать прессе, в субботу раздадут «Золотых львов», и начиная с воскресенья она будет доступна для всех желающих. Публикуем первый, беглый обзор главной части выставки. Кураторскую экспозицию Арсенала Кадзуйо Сэдзима превратила в одно большое архитектурное произведение, посвященное творческому осмыслению пространства бывшей Кордери; массивные интерьеры ответили на эти заигрывания взаимностью и стали выглядеть как будто лучше, чем обычно.
Мост в мир высокой моды
Архитектурная мастерская SPEECH разработала концепцию регенерации вышневолоцкой швейной фабрики «Аэлита». Поскольку это действующее производство, архитекторы решили его не перепрофилировать, а наоборот поддержать, создав рядом с фабрикой outlet-центр.
Утопия в павильоне
26 августа состоялось открытие экспозиции павильона России на XII венецианской биеннале архитектуры. Проект «Фабрика Россия», посвященный возрождению промышленной архитектуры и шире – общественной жизни города Вышнего Волочка, проект, интриговавший архитектурную общественность более полугода, наконец представлен зрителям.
Ажурные узоры будущего
Архитектурной мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» в Вышнем Волочке досталась фабрика «Парижская коммуна». На ее территории архитекторы разместили конгресс-центр, отель, жилой дом и школу искусств.
В круге земном
ТПО «Резерв» было приглашено в проект для работы над образом одного из самых крупных и известных предприятий Вышнего Волочка – фабрикой Рябушинских. Бывшее текстильное производство архитекторы превратили в Музей познания мира и технико-развлекательный парк.
Обитаемый остров
Рассказом о концепции регенерации исторического центра Вышнего Волочка, разработанной бюро «Сергей Скуратов Architects», мы открываем серию публикаций о проектах участников экспозиции Российского павильона на XII Международной биеннале архитектуры в Венеции. Сергей Скуратов – единственный из участников «российской архитектурной сборной», кто в процессе работы над проектом переработал кураторское задание, поменяв и место расположения объекта, и его функциональное наполнение.
Лицом к большой воде
Архитектурная мастерская «Студия 44» в рамках проекта «Фабрика Россия» работала над концепцией регенерации хлопчатобумажного комбината «Пролетарский Авангард». Его территорию с водной системой Вышнего Волочка архитекторы связали с помощью нового канала, так что после реконструкции бывшее производство превратится в маленькую Венецию.

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт...
Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.
Пресса: Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая...
Вчера не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.