В дивный новый мир — на автомобиле

В ходе вернисажа архитектурной биеннале в Венеции было представлено первое издание премии Audi Urban Future Award.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Основавший ее автоконцерн выделил на нее сумму в 100 000 евро; заданием для претендентов для награду стал слоган «Создать концепцию для 2030 года» (Building a vision for 2030). Отобранным куратором премии, студией Stylepark шести архитектурным бюро — Alison Brooks Architects, BIG, Cloud 9, Standardarchitecture, J. Mayer H. Architects и сошедшим затем с дистанции Diller Scofidio + Renfro — было предложено задуматься о будущем средств передвижения и понятия мобильности в приложении к проблемам градостроительства и архитектуры, а точнее — города.
Проект Alison Brooks Architects на выставке Audi Urban Future Award. Фото Нины Фроловой
Скуола Гранде делла Мизерикордиа, где проходит выставка Audi Urban Future Award. Фото Нины Фроловой
Организаторы в своем манифесте отмечают существующие проблемы как человечества в целом, так и конкретно мегаполисов — неравномерное распределение богатства среди стран и регионов, набирающее обороты загрязнение окружающей среды, истощение ресурсов, рост населения и связанную с ним миграцию. Но среди исходных данных для создания картины мира-2030 они указывают присутствие автомобиля: не обязательно в виде частной собственности, но непременно как индивидуальное средство передвижения. При этом, безусловно, делается упор на использование новых видов топлива и общую экологическую чистоту машины будущего.
Вид экспозиции Audi Urban Future Award. Фото Нины Фроловой
Получившиеся у пяти мастерских утопические образы мегаполиса через 20 лет были представлены в венецианской Скуола Гранде делла Мизерикордиа в форме выставки, дизайн которой был выполнен бюро raumlabor_berlin. Выбранное для экспозиции здание само по себе представляет контраст — между суровыми кирпичными фасадами и мраморным декором интерьеров, и к этим двум составляющим был добавлен третий элемент — яркий пластиковый мини-город из разноцветных узких «улочек», в которых в виде макетов, текстов, видео и рендеров были показаны претендующие на премию проекты.
Вид экспозиции Audi Urban Future Award. Фото Нины Фроловой
Каждому из участников был выделен свой цвет и своя «улочка», но, благодаря многочисленным поперечным путям, общее впечатление получилось активно полихромным.
Проект Юргена Майера. Изображение предоставлено организаторами
Бодрое настроение, которое должно было, по идее, создавать такое решение экспозиции, несколько меркнет при более близком знакомстве с работой лауреата премии Юргена Майера. Его вариант был выбран жюри, как представляется, благодаря его «реалистичности» и «воплощаемости» (хотя судьям нельзя позавидовать: большинство из участников исходило из одних и тех же идей и пришло к очень схожим решениям). Архитектор сосредоточился не на городской среде, а на средстве передвижения, которое будет, благодаря инновациям, не как-либо иначе перемещать человека в пространстве, а изменять его восприятие окружающего мира.
Проект Юргена Майера. Изображение предоставлено организаторами

Как и другие участники, Майер предположил, что к 2030 году водители машинам нужны не будут: они смогут сами ориентироваться в пространстве, причем гораздо лучше людей. Поэтому человек превратится в вечного пассажира, отпадет необходимость в светофорах, уличных фонарях, фарах, дорожных знаках («интеллектуальные» машины в них не нуждаются), а салон такого автомобиля станет гибридом социальной сети и интерактивной карты с ветровым стеклом в роли тач-скрина. Он станет «интерфейсом» для взаимодействия человека и окружающей среды, интерфейсом, который можно будет настроить на нужный конкретному пользователю манер: для ищущего съемную квартиру на видных в окна машины домах будут отображаться данные о сдаваемом там жилье, а девушке, собравшейся вечером развлечься, будет приходить информация о планирующихся вечеринках, а также об именах и возрасте проходящих по улице молодых людей.
Проект Юргена Майера. Изображение предоставлено организаторами
Архитектор назвал город будущего Pokeville’ем, так как контакт человека и действительности по такой схеме проходит «по касательной», без реального сближения, как опции like и poke на Facebook. Однако, в этой пугающей реальности, имеющей много общего с образами Филипа Дика, Юрген Майер не видит ничего плохого: он рассматривает невидимую цифровую стихию, текущую по городу вместе с беспрерывным потоком машин, как действующую силу обновления.
Проект Юргена Майера. Изображение предоставлено организаторами
Прагматическим аспектам устройства городской транспортной системы он уделяет гораздо меньше внимания: среди его идей — автомобили с электрическими моторами, доступ в город только машин с автоматической системой управления, снижение шумового и светового загрязнения городской среды в результате отказа от клаксонов, шумных двигателей, мощных уличных фонарей и фар. Сам Майер назвал свою концепцию-2030 «волшебной сказкой»; она также понравилась жюри: возможно, потому, что затрагивает почти исключительно устройство машины (не считая нематериальных и поэтому гораздо менее важных для любого автоконцерна сознания и образа жизни человека-пользователя). Дерзость и скромность, одновременно отличающие этот план, выделили его среди работ коллег Майера, пошедших по более традиционному футурологическому пути.
Проект бюро Cloud 9. Изображение предоставлено организаторами
Бюро Cloud 9 привлекло к работе над своей программой группу детей 8-10 лет, то есть тех, кто будет основными потребителями новаций 2030 года. Используя важную для творчества главы этой мастерской Энрика Руиса-Жели (Enric Ruiz-Geli) концепцию мембраны, они создали образ машины-подушки безопасности с оболочкой из полимера ETFE с установленными на ней гибкими солнечными батареями, устойчивостью к столкновениям, «зеленым» двигателем и т. д. Получившийся концепт-кар был назван «чуткой машиной для Барселоны» (под чуткостью понимается способность реагировать на меняющиеся условия окружающей среды).
Проект мастерской Standardarchitecture. Изображение предоставлено организаторами
Мастерская Standardarchitecture предложила решение для Пекина, градостроительное развитие которого на сегодняшний день исчерпывается созданием с опережением новых и новых кольцевых дорог, вслед за которыми городская застройка стихийно захватывает сельскохозяйственные угодья. Архитектор Чжан Кэ предлагает пускать «с опережением» не автострады, а линии метро, чтобы снизить растущее количество машин, а последние заменить на «интеллектуальные» электромобили.
Проект мастерской Standardarchitecture. Изображение предоставлено организаторами
При этом следует превратить существующие окружные трассы в огромные «траволаторы», движущиеся с неправдоподобной скоростью в 60-80 км/ч. На них личный транспорт будет стоять, а не ехать, тем самым нивелируя проблему пробок. Более того: предполагается, что пассажиры смогут выходить там из машин и общаться, а во время такой стоянки внутреннее пространство автомобиля можно будет использовать как офис или спальню.
Проект мастерской BIG. Изображение предоставлено организаторами
Бьярке Ингельс и BIG видят будущее автомобиля в «избавлении» от водителя: такие «зеленые», умные и бесшумные машины будут требовать в четыре раза меньше пространства на трассе, чем обычные (по данным аналитиков, первые интеллектуальные автомобили появятся уже в 2015). Всю необходимую информацию они будут считывать со специального дорожного покрытия, которое будет руководить движением машин, пешеходов и велосипедистов, в том числе и предугадывая их.
Проект мастерской BIG. Изображение предоставлено организаторами
Это же покрытие, «умная улица» будет вырабатывать электричество от солнечной энергии и давления шагов горожан, параллельно подзаряжая электромобили и различные мобильные устройства. Светофоры и дорожные знаки будут заменены светящимися пикселями на мостовой. Назначение пространства такой улицы можно будет менять по несколько раз на дню: от проезжей части в часы пик до пешеходной зоны в обеденный перерыв и рекреационной — вечером.
Проект мастерской Alison Brooks Architects. Изображение предоставлено организаторами
Элисон Брукс больше беспокоит растущая за счет богатеющих развивающихся стран численность мирового автопарка: если нынешние темпы сохранятся и впредь, к 2050 на планете будет 3 млрд. машин. Она нашла потенциал для решения этой проблемы в использовании крупных машин на 4 или 6 человек одиночками, а также в совпадении у значительной части транспортного потока места назначения. Если полностью использовать возможности каждой машины, их общее число снизится, и часть дорог можно будет превратить в зеленые зоны. Брукс видит в смартфонах будущие «пульты ДУ» для «умных» машин, подключенных к интеллектуальным транспортным системам городов. Этими машинами будет легко пользоваться совместно или же сдавать в краткосрочную аренду. В качестве городов-образцов архитектор выбрала сверхплотный Мумбаи с удивительно эффективной системой общественного транспорта и Лондон с его сочетанием разнообразной застройки вокруг свободной системы открытых пространств.
Проект Юргена Майера. Изображение предоставлено организаторами
Итак, окинув взглядом предложения всех участников конкурса на премию Audi Urban Future Award, нельзя не придти к выводу, что предложение Юргена Майера выделяется не только своей (относительной) оригинальностью и «воплощаемостью». Пожалуй, оно единственное из пяти, реализации которого мы должны опасаться, а не желать.


08 Октября 2010

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: XII Архитектурная биеннале в Венеции

Эффект в пространстве
Биеннале прошла, похваставшись 170 тысячами посетителей; воспоминания и фотографии остались. Предлагаем еще раз вспомнить про биеннале и посмотреть на картинки с выставки.
Сохранение изменений и изменение сохранения
Экспозицией венецианской биеннале, привлекшей особое внимание публики в этом году, стала выставка Cronocaos от обладателя «Золотого Льва» Рема Колхаса и его бюро ОМА. Ее тема — проблема сохранения наследия, которая, несмотря на свою актуальность, совершенно выпала из сферы интересов современных архитекторов и, как напоминают организаторы выставки, впервые поднимается на биеннале со времен «Присутствия прошлого» Портогези — первой венецианской архитектурной выставки, состоявшейся в 1980.
Метаморфозы больше не в моде
Вчера в Венеции состоялось выступление Курта Форстера, куратора биеннале 2004 года. Форстер, предложивший шесть лет назад для главной архитектурной выставки мира тему «Метаморфозы», каялся и убеждал собравшихся в том, что за метамофозами на самом деле ничего нет, никакой пользы. Он призывал архитекторов заняться проблемами более насущными, чем формообразование – рассказывает обозреватель Архи.ру Анна Мартовицкая.
Архитектурные параллели
В «параллельную программу» венецианской биеннале вошли как проекты, имеющие к архитектуре самое опосредованное отношение, так и выставки, которым самое место — среди ее ключевых событий.
Люди встречаются
В заключение обзора российских проектов на биеннале – несколько слов о выставке «Кабинет директора» и несколько фотографий, сделанных в день открытия превью биннале, 26 августа.
Разум и чувства на архитектурном поле
Президент Венецианской биеннале Паоло Баратта заявил на открывшей выставку пресс-конференции, что главная задача любой экспозиции – вызывать в зрителе эмоции. Если исходить из этого немного неожиданного для руководителя такого интеллектуального мероприятия постулата, можно взглянуть на главную архитектурную выставку с неожиданной стороны.
Погружение в архитектуру
Вчера, 26 августа, венецианская биеннале архитектуры открылась для журналистов в режиме так называемого превью. Еще два дня выставку будут показывать прессе, в субботу раздадут «Золотых львов», и начиная с воскресенья она будет доступна для всех желающих. Публикуем первый, беглый обзор главной части выставки. Кураторскую экспозицию Арсенала Кадзуйо Сэдзима превратила в одно большое архитектурное произведение, посвященное творческому осмыслению пространства бывшей Кордери; массивные интерьеры ответили на эти заигрывания взаимностью и стали выглядеть как будто лучше, чем обычно.
Мост в мир высокой моды
Архитектурная мастерская SPEECH разработала концепцию регенерации вышневолоцкой швейной фабрики «Аэлита». Поскольку это действующее производство, архитекторы решили его не перепрофилировать, а наоборот поддержать, создав рядом с фабрикой outlet-центр.
Утопия в павильоне
26 августа состоялось открытие экспозиции павильона России на XII венецианской биеннале архитектуры. Проект «Фабрика Россия», посвященный возрождению промышленной архитектуры и шире – общественной жизни города Вышнего Волочка, проект, интриговавший архитектурную общественность более полугода, наконец представлен зрителям.
Ажурные узоры будущего
Архитектурной мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» в Вышнем Волочке досталась фабрика «Парижская коммуна». На ее территории архитекторы разместили конгресс-центр, отель, жилой дом и школу искусств.
В круге земном
ТПО «Резерв» было приглашено в проект для работы над образом одного из самых крупных и известных предприятий Вышнего Волочка – фабрикой Рябушинских. Бывшее текстильное производство архитекторы превратили в Музей познания мира и технико-развлекательный парк.
Обитаемый остров
Рассказом о концепции регенерации исторического центра Вышнего Волочка, разработанной бюро «Сергей Скуратов Architects», мы открываем серию публикаций о проектах участников экспозиции Российского павильона на XII Международной биеннале архитектуры в Венеции. Сергей Скуратов – единственный из участников «российской архитектурной сборной», кто в процессе работы над проектом переработал кураторское задание, поменяв и место расположения объекта, и его функциональное наполнение.
Лицом к большой воде
Архитектурная мастерская «Студия 44» в рамках проекта «Фабрика Россия» работала над концепцией регенерации хлопчатобумажного комбината «Пролетарский Авангард». Его территорию с водной системой Вышнего Волочка архитекторы связали с помощью нового канала, так что после реконструкции бывшее производство превратится в маленькую Венецию.

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.