В дивный новый мир — на автомобиле

В ходе вернисажа архитектурной биеннале в Венеции было представлено первое издание премии Audi Urban Future Award.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Основавший ее автоконцерн выделил на нее сумму в 100 000 евро; заданием для претендентов для награду стал слоган «Создать концепцию для 2030 года» (Building a vision for 2030). Отобранным куратором премии, студией Stylepark шести архитектурным бюро — Alison Brooks Architects, BIG, Cloud 9, Standardarchitecture, J. Mayer H. Architects и сошедшим затем с дистанции Diller Scofidio + Renfro — было предложено задуматься о будущем средств передвижения и понятия мобильности в приложении к проблемам градостроительства и архитектуры, а точнее — города.
Проект Alison Brooks Architects на выставке Audi Urban Future Award. Фото Нины Фроловой
Скуола Гранде делла Мизерикордиа, где проходит выставка Audi Urban Future Award. Фото Нины Фроловой
Организаторы в своем манифесте отмечают существующие проблемы как человечества в целом, так и конкретно мегаполисов — неравномерное распределение богатства среди стран и регионов, набирающее обороты загрязнение окружающей среды, истощение ресурсов, рост населения и связанную с ним миграцию. Но среди исходных данных для создания картины мира-2030 они указывают присутствие автомобиля: не обязательно в виде частной собственности, но непременно как индивидуальное средство передвижения. При этом, безусловно, делается упор на использование новых видов топлива и общую экологическую чистоту машины будущего.
Вид экспозиции Audi Urban Future Award. Фото Нины Фроловой
Получившиеся у пяти мастерских утопические образы мегаполиса через 20 лет были представлены в венецианской Скуола Гранде делла Мизерикордиа в форме выставки, дизайн которой был выполнен бюро raumlabor_berlin. Выбранное для экспозиции здание само по себе представляет контраст — между суровыми кирпичными фасадами и мраморным декором интерьеров, и к этим двум составляющим был добавлен третий элемент — яркий пластиковый мини-город из разноцветных узких «улочек», в которых в виде макетов, текстов, видео и рендеров были показаны претендующие на премию проекты.
Вид экспозиции Audi Urban Future Award. Фото Нины Фроловой
Каждому из участников был выделен свой цвет и своя «улочка», но, благодаря многочисленным поперечным путям, общее впечатление получилось активно полихромным.
Проект Юргена Майера. Изображение предоставлено организаторами
Бодрое настроение, которое должно было, по идее, создавать такое решение экспозиции, несколько меркнет при более близком знакомстве с работой лауреата премии Юргена Майера. Его вариант был выбран жюри, как представляется, благодаря его «реалистичности» и «воплощаемости» (хотя судьям нельзя позавидовать: большинство из участников исходило из одних и тех же идей и пришло к очень схожим решениям). Архитектор сосредоточился не на городской среде, а на средстве передвижения, которое будет, благодаря инновациям, не как-либо иначе перемещать человека в пространстве, а изменять его восприятие окружающего мира.
Проект Юргена Майера. Изображение предоставлено организаторами

Как и другие участники, Майер предположил, что к 2030 году водители машинам нужны не будут: они смогут сами ориентироваться в пространстве, причем гораздо лучше людей. Поэтому человек превратится в вечного пассажира, отпадет необходимость в светофорах, уличных фонарях, фарах, дорожных знаках («интеллектуальные» машины в них не нуждаются), а салон такого автомобиля станет гибридом социальной сети и интерактивной карты с ветровым стеклом в роли тач-скрина. Он станет «интерфейсом» для взаимодействия человека и окружающей среды, интерфейсом, который можно будет настроить на нужный конкретному пользователю манер: для ищущего съемную квартиру на видных в окна машины домах будут отображаться данные о сдаваемом там жилье, а девушке, собравшейся вечером развлечься, будет приходить информация о планирующихся вечеринках, а также об именах и возрасте проходящих по улице молодых людей.
Проект Юргена Майера. Изображение предоставлено организаторами
Архитектор назвал город будущего Pokeville’ем, так как контакт человека и действительности по такой схеме проходит «по касательной», без реального сближения, как опции like и poke на Facebook. Однако, в этой пугающей реальности, имеющей много общего с образами Филипа Дика, Юрген Майер не видит ничего плохого: он рассматривает невидимую цифровую стихию, текущую по городу вместе с беспрерывным потоком машин, как действующую силу обновления.
Проект Юргена Майера. Изображение предоставлено организаторами
Прагматическим аспектам устройства городской транспортной системы он уделяет гораздо меньше внимания: среди его идей — автомобили с электрическими моторами, доступ в город только машин с автоматической системой управления, снижение шумового и светового загрязнения городской среды в результате отказа от клаксонов, шумных двигателей, мощных уличных фонарей и фар. Сам Майер назвал свою концепцию-2030 «волшебной сказкой»; она также понравилась жюри: возможно, потому, что затрагивает почти исключительно устройство машины (не считая нематериальных и поэтому гораздо менее важных для любого автоконцерна сознания и образа жизни человека-пользователя). Дерзость и скромность, одновременно отличающие этот план, выделили его среди работ коллег Майера, пошедших по более традиционному футурологическому пути.
Проект бюро Cloud 9. Изображение предоставлено организаторами
Бюро Cloud 9 привлекло к работе над своей программой группу детей 8-10 лет, то есть тех, кто будет основными потребителями новаций 2030 года. Используя важную для творчества главы этой мастерской Энрика Руиса-Жели (Enric Ruiz-Geli) концепцию мембраны, они создали образ машины-подушки безопасности с оболочкой из полимера ETFE с установленными на ней гибкими солнечными батареями, устойчивостью к столкновениям, «зеленым» двигателем и т. д. Получившийся концепт-кар был назван «чуткой машиной для Барселоны» (под чуткостью понимается способность реагировать на меняющиеся условия окружающей среды).
Проект мастерской Standardarchitecture. Изображение предоставлено организаторами
Мастерская Standardarchitecture предложила решение для Пекина, градостроительное развитие которого на сегодняшний день исчерпывается созданием с опережением новых и новых кольцевых дорог, вслед за которыми городская застройка стихийно захватывает сельскохозяйственные угодья. Архитектор Чжан Кэ предлагает пускать «с опережением» не автострады, а линии метро, чтобы снизить растущее количество машин, а последние заменить на «интеллектуальные» электромобили.
Проект мастерской Standardarchitecture. Изображение предоставлено организаторами
При этом следует превратить существующие окружные трассы в огромные «траволаторы», движущиеся с неправдоподобной скоростью в 60-80 км/ч. На них личный транспорт будет стоять, а не ехать, тем самым нивелируя проблему пробок. Более того: предполагается, что пассажиры смогут выходить там из машин и общаться, а во время такой стоянки внутреннее пространство автомобиля можно будет использовать как офис или спальню.
Проект мастерской BIG. Изображение предоставлено организаторами
Бьярке Ингельс и BIG видят будущее автомобиля в «избавлении» от водителя: такие «зеленые», умные и бесшумные машины будут требовать в четыре раза меньше пространства на трассе, чем обычные (по данным аналитиков, первые интеллектуальные автомобили появятся уже в 2015). Всю необходимую информацию они будут считывать со специального дорожного покрытия, которое будет руководить движением машин, пешеходов и велосипедистов, в том числе и предугадывая их.
Проект мастерской BIG. Изображение предоставлено организаторами
Это же покрытие, «умная улица» будет вырабатывать электричество от солнечной энергии и давления шагов горожан, параллельно подзаряжая электромобили и различные мобильные устройства. Светофоры и дорожные знаки будут заменены светящимися пикселями на мостовой. Назначение пространства такой улицы можно будет менять по несколько раз на дню: от проезжей части в часы пик до пешеходной зоны в обеденный перерыв и рекреационной — вечером.
Проект мастерской Alison Brooks Architects. Изображение предоставлено организаторами
Элисон Брукс больше беспокоит растущая за счет богатеющих развивающихся стран численность мирового автопарка: если нынешние темпы сохранятся и впредь, к 2050 на планете будет 3 млрд. машин. Она нашла потенциал для решения этой проблемы в использовании крупных машин на 4 или 6 человек одиночками, а также в совпадении у значительной части транспортного потока места назначения. Если полностью использовать возможности каждой машины, их общее число снизится, и часть дорог можно будет превратить в зеленые зоны. Брукс видит в смартфонах будущие «пульты ДУ» для «умных» машин, подключенных к интеллектуальным транспортным системам городов. Этими машинами будет легко пользоваться совместно или же сдавать в краткосрочную аренду. В качестве городов-образцов архитектор выбрала сверхплотный Мумбаи с удивительно эффективной системой общественного транспорта и Лондон с его сочетанием разнообразной застройки вокруг свободной системы открытых пространств.
Проект Юргена Майера. Изображение предоставлено организаторами
Итак, окинув взглядом предложения всех участников конкурса на премию Audi Urban Future Award, нельзя не придти к выводу, что предложение Юргена Майера выделяется не только своей (относительной) оригинальностью и «воплощаемостью». Пожалуй, оно единственное из пяти, реализации которого мы должны опасаться, а не желать.


08 Октября 2010

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Надо ли все приводить к общему знаменателю? С XII Венецианского...
Благодаря неуемной активности archi.ru – как в инициировании первичных материалов, так и в аккумулировании вторичных – о фактической стороне прошедшего Венецианского Биеннале не ведает только ленивый. Поэтому мы ограничились сугубо субъективными впечатлениями и оценками, ни в коей мере не претендуя хоть на какую-либо целостность, а тем более полноту представления материала.
Пресса: Венеция: место встречи
На днях завершила свою работу архитектурная биеннале в Венеции. Организаторы рапортуют: архитектурную выставку посетило на треть больше зрителей, чем два года назад, всего 170 тысяч.
Пресса: Оптимистическое завтра. Об экспозиции Российского...
Архитектура – древнее искусство, но архитекторы, похоже, никогда не договорятся о том, как лучше обустроить нашу жизнь. Раз в два года лучшие профессионалы слетаются в застывшую во времени Венецию, чтобы подискутировать об архитектуре прошлого, настоящего и будущего.
Пресса: Воспитание лифтом и лестницей. Можно ли с помощью...
О плачевном состоянии российской провинции вроде бы знают все, но конкретных предложений по его улучшению не было до тех пор, пока не появился проект спасения города Вышний Волочек в Тверской области. Этот проект, разработанный архитектором Сергеем Чобаном и его коллегами, был представлен на 12-й Архитектурной биеннале в Венеции.
Эффект в пространстве
Биеннале прошла, похваставшись 170 тысячами посетителей; воспоминания и фотографии остались. Предлагаем еще раз вспомнить про биеннале и посмотреть на картинки с выставки.
Пресса: Венецианские впечатления. В Венеции
Архитектурная биеннале 2010 года проходит под девизом «Люди встречаются в архитектуре». Сама эта фраза уже подразумевает смещение акцента с визуальной репрезентации объекта к функционально определенной реальности встречи, общения и взаимопроникновения идей и образов
Сохранение изменений и изменение сохранения
Экспозицией венецианской биеннале, привлекшей особое внимание публики в этом году, стала выставка Cronocaos от обладателя «Золотого Льва» Рема Колхаса и его бюро ОМА. Ее тема — проблема сохранения наследия, которая, несмотря на свою актуальность, совершенно выпала из сферы интересов современных архитекторов и, как напоминают организаторы выставки, впервые поднимается на биеннале со времен «Присутствия прошлого» Портогези — первой венецианской архитектурной выставки, состоявшейся в 1980.
Метаморфозы больше не в моде
Вчера в Венеции состоялось выступление Курта Форстера, куратора биеннале 2004 года. Форстер, предложивший шесть лет назад для главной архитектурной выставки мира тему «Метаморфозы», каялся и убеждал собравшихся в том, что за метамофозами на самом деле ничего нет, никакой пользы. Он призывал архитекторов заняться проблемами более насущными, чем формообразование – рассказывает обозреватель Архи.ру Анна Мартовицкая.
Пресса: Светлый аватар
Григорий Ревзин обнаружил кризис футуристических идей в западной архитектуре.
Пресса: Гонка сооружений
Милена Орлова о мечтателях, практиках и философах на Венецианской архитектурной биеннале
Пресса: Люди встречаются и без архитектуры
Бернхард Шульц смог разглядеть на Венецианской биеннале то, из-за чего архитекторам впору грустить, но за что жюри давало «Золотых львов».
Пресса: Мрак по-итальянски
В Венеции продолжается 12-я Архитектурная биеннале. Ее куратор японка Казуо Седжима определила тему Биеннале как "Люди встречаются в архитектуре". Однако в большинстве случаев посетители не в силах понять, с чем же они тут встречаются.
Архитектурные параллели
В «параллельную программу» венецианской биеннале вошли как проекты, имеющие к архитектуре самое опосредованное отношение, так и выставки, которым самое место — среди ее ключевых событий.
Пресса: Юрий Аввакумов: «Фантазия — единственное, что осталось...
Каковы впечатления от нынешней биеннале в целом? Если сравнить с предыдущими? Насколько важно для России участвовать в таких международных выставках? Насколько сильно, по ощущению, кризис ударил по архитектуре и начинает ли она приходить в себя? Изменил ли кризис лицо архитектуры?
Технологии и материалы
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.
Вдыхая новую жизнь
Рассказываем об итогах конкурса на концепцию развития Центрального парка им. Горького в Красноярске и показываем три проекта-победителя: воплотить в жизнь планируется лучшие идеи из каждого.
Птица и самолеты
Корпус Авиационного университета во Флориде по проекту ikon.5 architects – не просто студенческий центр, но еще и идеальная площадка для наблюдения за небом.
Сделали мостик
Парижская штаб-квартира медиа-группы Le Monde по проекту Snøhetta перекинута как мост над подземными платформами вокзала Аустерлиц.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.