В дивный новый мир — на автомобиле

В ходе вернисажа архитектурной биеннале в Венеции было представлено первое издание премии Audi Urban Future Award.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Основавший ее автоконцерн выделил на нее сумму в 100 000 евро; заданием для претендентов для награду стал слоган «Создать концепцию для 2030 года» (Building a vision for 2030). Отобранным куратором премии, студией Stylepark шести архитектурным бюро — Alison Brooks Architects, BIG, Cloud 9, Standardarchitecture, J. Mayer H. Architects и сошедшим затем с дистанции Diller Scofidio + Renfro — было предложено задуматься о будущем средств передвижения и понятия мобильности в приложении к проблемам градостроительства и архитектуры, а точнее — города.
Проект Alison Brooks Architects на выставке Audi Urban Future Award. Фото Нины Фроловой
Скуола Гранде делла Мизерикордиа, где проходит выставка Audi Urban Future Award. Фото Нины Фроловой
Организаторы в своем манифесте отмечают существующие проблемы как человечества в целом, так и конкретно мегаполисов — неравномерное распределение богатства среди стран и регионов, набирающее обороты загрязнение окружающей среды, истощение ресурсов, рост населения и связанную с ним миграцию. Но среди исходных данных для создания картины мира-2030 они указывают присутствие автомобиля: не обязательно в виде частной собственности, но непременно как индивидуальное средство передвижения. При этом, безусловно, делается упор на использование новых видов топлива и общую экологическую чистоту машины будущего.
Вид экспозиции Audi Urban Future Award. Фото Нины Фроловой
Получившиеся у пяти мастерских утопические образы мегаполиса через 20 лет были представлены в венецианской Скуола Гранде делла Мизерикордиа в форме выставки, дизайн которой был выполнен бюро raumlabor_berlin. Выбранное для экспозиции здание само по себе представляет контраст — между суровыми кирпичными фасадами и мраморным декором интерьеров, и к этим двум составляющим был добавлен третий элемент — яркий пластиковый мини-город из разноцветных узких «улочек», в которых в виде макетов, текстов, видео и рендеров были показаны претендующие на премию проекты.
Вид экспозиции Audi Urban Future Award. Фото Нины Фроловой
Каждому из участников был выделен свой цвет и своя «улочка», но, благодаря многочисленным поперечным путям, общее впечатление получилось активно полихромным.
Проект Юргена Майера. Изображение предоставлено организаторами
Бодрое настроение, которое должно было, по идее, создавать такое решение экспозиции, несколько меркнет при более близком знакомстве с работой лауреата премии Юргена Майера. Его вариант был выбран жюри, как представляется, благодаря его «реалистичности» и «воплощаемости» (хотя судьям нельзя позавидовать: большинство из участников исходило из одних и тех же идей и пришло к очень схожим решениям). Архитектор сосредоточился не на городской среде, а на средстве передвижения, которое будет, благодаря инновациям, не как-либо иначе перемещать человека в пространстве, а изменять его восприятие окружающего мира.
Проект Юргена Майера. Изображение предоставлено организаторами

Как и другие участники, Майер предположил, что к 2030 году водители машинам нужны не будут: они смогут сами ориентироваться в пространстве, причем гораздо лучше людей. Поэтому человек превратится в вечного пассажира, отпадет необходимость в светофорах, уличных фонарях, фарах, дорожных знаках («интеллектуальные» машины в них не нуждаются), а салон такого автомобиля станет гибридом социальной сети и интерактивной карты с ветровым стеклом в роли тач-скрина. Он станет «интерфейсом» для взаимодействия человека и окружающей среды, интерфейсом, который можно будет настроить на нужный конкретному пользователю манер: для ищущего съемную квартиру на видных в окна машины домах будут отображаться данные о сдаваемом там жилье, а девушке, собравшейся вечером развлечься, будет приходить информация о планирующихся вечеринках, а также об именах и возрасте проходящих по улице молодых людей.
Проект Юргена Майера. Изображение предоставлено организаторами
Архитектор назвал город будущего Pokeville’ем, так как контакт человека и действительности по такой схеме проходит «по касательной», без реального сближения, как опции like и poke на Facebook. Однако, в этой пугающей реальности, имеющей много общего с образами Филипа Дика, Юрген Майер не видит ничего плохого: он рассматривает невидимую цифровую стихию, текущую по городу вместе с беспрерывным потоком машин, как действующую силу обновления.
Проект Юргена Майера. Изображение предоставлено организаторами
Прагматическим аспектам устройства городской транспортной системы он уделяет гораздо меньше внимания: среди его идей — автомобили с электрическими моторами, доступ в город только машин с автоматической системой управления, снижение шумового и светового загрязнения городской среды в результате отказа от клаксонов, шумных двигателей, мощных уличных фонарей и фар. Сам Майер назвал свою концепцию-2030 «волшебной сказкой»; она также понравилась жюри: возможно, потому, что затрагивает почти исключительно устройство машины (не считая нематериальных и поэтому гораздо менее важных для любого автоконцерна сознания и образа жизни человека-пользователя). Дерзость и скромность, одновременно отличающие этот план, выделили его среди работ коллег Майера, пошедших по более традиционному футурологическому пути.
Проект бюро Cloud 9. Изображение предоставлено организаторами
Бюро Cloud 9 привлекло к работе над своей программой группу детей 8-10 лет, то есть тех, кто будет основными потребителями новаций 2030 года. Используя важную для творчества главы этой мастерской Энрика Руиса-Жели (Enric Ruiz-Geli) концепцию мембраны, они создали образ машины-подушки безопасности с оболочкой из полимера ETFE с установленными на ней гибкими солнечными батареями, устойчивостью к столкновениям, «зеленым» двигателем и т. д. Получившийся концепт-кар был назван «чуткой машиной для Барселоны» (под чуткостью понимается способность реагировать на меняющиеся условия окружающей среды).
Проект мастерской Standardarchitecture. Изображение предоставлено организаторами
Мастерская Standardarchitecture предложила решение для Пекина, градостроительное развитие которого на сегодняшний день исчерпывается созданием с опережением новых и новых кольцевых дорог, вслед за которыми городская застройка стихийно захватывает сельскохозяйственные угодья. Архитектор Чжан Кэ предлагает пускать «с опережением» не автострады, а линии метро, чтобы снизить растущее количество машин, а последние заменить на «интеллектуальные» электромобили.
Проект мастерской Standardarchitecture. Изображение предоставлено организаторами
При этом следует превратить существующие окружные трассы в огромные «траволаторы», движущиеся с неправдоподобной скоростью в 60-80 км/ч. На них личный транспорт будет стоять, а не ехать, тем самым нивелируя проблему пробок. Более того: предполагается, что пассажиры смогут выходить там из машин и общаться, а во время такой стоянки внутреннее пространство автомобиля можно будет использовать как офис или спальню.
Проект мастерской BIG. Изображение предоставлено организаторами
Бьярке Ингельс и BIG видят будущее автомобиля в «избавлении» от водителя: такие «зеленые», умные и бесшумные машины будут требовать в четыре раза меньше пространства на трассе, чем обычные (по данным аналитиков, первые интеллектуальные автомобили появятся уже в 2015). Всю необходимую информацию они будут считывать со специального дорожного покрытия, которое будет руководить движением машин, пешеходов и велосипедистов, в том числе и предугадывая их.
Проект мастерской BIG. Изображение предоставлено организаторами
Это же покрытие, «умная улица» будет вырабатывать электричество от солнечной энергии и давления шагов горожан, параллельно подзаряжая электромобили и различные мобильные устройства. Светофоры и дорожные знаки будут заменены светящимися пикселями на мостовой. Назначение пространства такой улицы можно будет менять по несколько раз на дню: от проезжей части в часы пик до пешеходной зоны в обеденный перерыв и рекреационной — вечером.
Проект мастерской Alison Brooks Architects. Изображение предоставлено организаторами
Элисон Брукс больше беспокоит растущая за счет богатеющих развивающихся стран численность мирового автопарка: если нынешние темпы сохранятся и впредь, к 2050 на планете будет 3 млрд. машин. Она нашла потенциал для решения этой проблемы в использовании крупных машин на 4 или 6 человек одиночками, а также в совпадении у значительной части транспортного потока места назначения. Если полностью использовать возможности каждой машины, их общее число снизится, и часть дорог можно будет превратить в зеленые зоны. Брукс видит в смартфонах будущие «пульты ДУ» для «умных» машин, подключенных к интеллектуальным транспортным системам городов. Этими машинами будет легко пользоваться совместно или же сдавать в краткосрочную аренду. В качестве городов-образцов архитектор выбрала сверхплотный Мумбаи с удивительно эффективной системой общественного транспорта и Лондон с его сочетанием разнообразной застройки вокруг свободной системы открытых пространств.
Проект Юргена Майера. Изображение предоставлено организаторами
Итак, окинув взглядом предложения всех участников конкурса на премию Audi Urban Future Award, нельзя не придти к выводу, что предложение Юргена Майера выделяется не только своей (относительной) оригинальностью и «воплощаемостью». Пожалуй, оно единственное из пяти, реализации которого мы должны опасаться, а не желать.

08 Октября 2010

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Надо ли все приводить к общему знаменателю? С XII Венецианского...
Благодаря неуемной активности archi.ru – как в инициировании первичных материалов, так и в аккумулировании вторичных – о фактической стороне прошедшего Венецианского Биеннале не ведает только ленивый. Поэтому мы ограничились сугубо субъективными впечатлениями и оценками, ни в коей мере не претендуя хоть на какую-либо целостность, а тем более полноту представления материала.
Пресса: Венеция: место встречи
На днях завершила свою работу архитектурная биеннале в Венеции. Организаторы рапортуют: архитектурную выставку посетило на треть больше зрителей, чем два года назад, всего 170 тысяч.
Пресса: Оптимистическое завтра. Об экспозиции Российского...
Архитектура – древнее искусство, но архитекторы, похоже, никогда не договорятся о том, как лучше обустроить нашу жизнь. Раз в два года лучшие профессионалы слетаются в застывшую во времени Венецию, чтобы подискутировать об архитектуре прошлого, настоящего и будущего.
Пресса: Воспитание лифтом и лестницей. Можно ли с помощью...
О плачевном состоянии российской провинции вроде бы знают все, но конкретных предложений по его улучшению не было до тех пор, пока не появился проект спасения города Вышний Волочек в Тверской области. Этот проект, разработанный архитектором Сергеем Чобаном и его коллегами, был представлен на 12-й Архитектурной биеннале в Венеции.
Эффект в пространстве
Биеннале прошла, похваставшись 170 тысячами посетителей; воспоминания и фотографии остались. Предлагаем еще раз вспомнить про биеннале и посмотреть на картинки с выставки.
Пресса: Венецианские впечатления. В Венеции
Архитектурная биеннале 2010 года проходит под девизом «Люди встречаются в архитектуре». Сама эта фраза уже подразумевает смещение акцента с визуальной репрезентации объекта к функционально определенной реальности встречи, общения и взаимопроникновения идей и образов
Сохранение изменений и изменение сохранения
Экспозицией венецианской биеннале, привлекшей особое внимание публики в этом году, стала выставка Cronocaos от обладателя «Золотого Льва» Рема Колхаса и его бюро ОМА. Ее тема — проблема сохранения наследия, которая, несмотря на свою актуальность, совершенно выпала из сферы интересов современных архитекторов и, как напоминают организаторы выставки, впервые поднимается на биеннале со времен «Присутствия прошлого» Портогези — первой венецианской архитектурной выставки, состоявшейся в 1980.
Метаморфозы больше не в моде
Вчера в Венеции состоялось выступление Курта Форстера, куратора биеннале 2004 года. Форстер, предложивший шесть лет назад для главной архитектурной выставки мира тему «Метаморфозы», каялся и убеждал собравшихся в том, что за метамофозами на самом деле ничего нет, никакой пользы. Он призывал архитекторов заняться проблемами более насущными, чем формообразование – рассказывает обозреватель Архи.ру Анна Мартовицкая.
Пресса: Светлый аватар
Григорий Ревзин обнаружил кризис футуристических идей в западной архитектуре.
Пресса: Гонка сооружений
Милена Орлова о мечтателях, практиках и философах на Венецианской архитектурной биеннале
Пресса: Люди встречаются и без архитектуры
Бернхард Шульц смог разглядеть на Венецианской биеннале то, из-за чего архитекторам впору грустить, но за что жюри давало «Золотых львов».
Пресса: Мрак по-итальянски
В Венеции продолжается 12-я Архитектурная биеннале. Ее куратор японка Казуо Седжима определила тему Биеннале как "Люди встречаются в архитектуре". Однако в большинстве случаев посетители не в силах понять, с чем же они тут встречаются.
Архитектурные параллели
В «параллельную программу» венецианской биеннале вошли как проекты, имеющие к архитектуре самое опосредованное отношение, так и выставки, которым самое место — среди ее ключевых событий.
Пресса: Юрий Аввакумов: «Фантазия — единственное, что осталось...
Каковы впечатления от нынешней биеннале в целом? Если сравнить с предыдущими? Насколько важно для России участвовать в таких международных выставках? Насколько сильно, по ощущению, кризис ударил по архитектуре и начинает ли она приходить в себя? Изменил ли кризис лицо архитектуры?
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.