Утопия в павильоне

26 августа состоялось открытие экспозиции павильона России на XII венецианской биеннале архитектуры. Проект «Фабрика Россия», посвященный возрождению промышленной архитектуры и шире – общественной жизни города Вышнего Волочка, проект, интриговавший архитектурную общественность более полугода, наконец представлен зрителям.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

28 Августа 2010
mainImg
Экспозиция павильона России состоит из трех залов. Поднимаясь по лестнице, на которой выстроены черные фанерные силуэты людей, попадаем в помещение с грубыми кирпичными стенами и черно-белым кино про город Вышний Волочек. Фильм не столько документальный, сколько художественный, хотя и несколько «клиповый»: коротко говоря, показаны люди, приходящие на заброшенные фабрики, и их воспоминания о прошлом. Фильм хорош и вполне лиричен (многие на открытии выставки говорили «в духе Тарковского»), зрителей перед экраном много несмотря на то, что стул всего один.

В следующем зале нас ожидает круговая панорама, картина, как говорится, маслом, написанная выпускниками Репинского института специально для выставки. Это тщательная, реалистическая и очень оптимистичная живопись, традиции которой старательно блюдутся в наших художественных институтах. Она образует с фильмом,  показываемым в первом зале, качественный контраст по всем параметрам. Там – ободранные стены, черно-белое, фрагментарное, полуразмытое и время от времени теряющее фокус, имитируя любительскую съемку, кино. Здесь веселое разноцветье, яркая зелень, цветистая вода, прорисованные до кирпичика здания; иллюзия идеальной реальности, этакого весеннего рая, воплощенной мечты, в которую зритель входит, и она окружает его со всех сторон. В том числе и снизу, так как на полу – зеркало, отражающее картину и изображающее воду. Зрители обнаруживают себя на деревянных мостках посреди нарисованного города, до некоторой степени – попадают «внутрь картины», в нарисованную иллюзию красивой, радостной, по всем параметрам лучшей жизни. Это что-то вроде пресловутого очага, нарисованного на стене. Где-то здесь должен быть золотой ключик к жизни, полной счастья.

Найти этот ключик несложно – проверив две соседние двери (одна из них ведет на балкон, и видно, что панорама старательно вписана в пейзаж лагуны, линия ее горизонта стремится совпасть с реальной, что характерно для жанра подобных «обманок»). Так вот, «ключик» обнаруживается за одной из дверей, за которой расположен третий зал павильона. В нем представлены пять архитектурных проектов, сделанных специально для выставки в рамках кураторского замысла. Эти архитектурные проекты вписаны художниками в круговую панораму идеального будущего Вышнего Волочка, а в соседнем зале они представлены по-архитектурному, на больших планшетах.

Кураторский замысел был достаточно хорошо известен всем желающим задолго до открытия павильона, о ней рассказывали не только в Москве, но даже и в Нью-Йорке. Автор идеи – Сергей Чобан, один из трех кураторов павильона (в роли сокураторов выступают Григорий Ревзин и Павел Хорошилов). Ее суть – в том, чтобы, реконструируя заброшенные заводские здания, оживить один из многих умирающих «малых городов». В качестве примера был выбран Вышний Волочек, город между Ленинградом и Москвой, обладающий множеством полуразрушенных ткацких фабрик и столь же запущенной сетью каналов (построить каналы велел Петр I для того, чтобы превратить бывший волок в судоходную переправу), – которая делает его отчасти похожим на Венецию.

Сергей Чобан пригласил четырех архитекторов, двух из Москвы – Владимира Плоткина и Сергея Скуратова, двух из Петербурга – Евгения Герасимова и Никиту Явейна. Пятым стало бюро SPEECH Чобан/Кузнецов», проектирующее для обоих этих городов. Каждый получил свое задание: Никита Явейн работал со зданиями фабрики «Таболка»; Евгений Герасимов занимался регенерацией фабрики «Парижская коммуна»; SPEECH размышлял над развитием фабрики «Аэлита»; Владимир Плоткин превратил бывшую фабрику Рябушинских в музей техники – парк «Познание мира»; Сергей Скуратов спроектировал культурный центр с театром фольклора и мастерскими ремесел на пустующих островах в центре города.

Архитекторы не только получили для работы участки, привязанные к конкретной местности и объектам; они посещали город, беседовали с его мэром – словом, проекты делались совершенно всерьез. Функции выбирались не абстрактно, по примеру реконструкции фабричных зданий в столицах, а с оглядкой на реальные нужды города: например, никто из участников не предложил закрыть действующие фабрики. А бюро SPEECH предложило шить на фабрике «Аэлита» одежду модных российских дизайнеров и продавать в бутике здесь же при фабрике; и даже договорилось о гипотетическом сотрудничестве с восходящей звездой русского фэшна Алёной Ахмадулиной.

По части возрождения города план архитекторов выглядит гибридным: они не восстанавливают все заброшенные заводы и прочие общественные блага, дорогие сердцу коренных жителей города. С другой стороны, архитекторы не превращают Вышний Волочек в филиал Красной розы или Винзавода, справедливо рассудив, что такое количество современного искусства малому городу не нужно. Предполагается, что город может, отчасти сохранив свою промышленность, стать «местом встреч» для людей из Петербурга и Москвы, приезжающих, например, за стильной одеждой, в музей техники или театр. Здесь возникает еще одна тема – соответствие проекта теме биеннале. Он очень хорошо соответствует: город, в котором люди теперь встречаются все реже, по замыслу авторов должен превратиться в место встречи жителей двух столиц, и все это с помощью архитектуры.

Проект российского павильона надо признать очень хорошо продуманным, почти что  идеальным. В нем есть социальный пафос, очень много: архитекторы собрались вместе для размышлений о том, как помочь умирающему городу. Если учесть, что таких городов очень много (около 300), то тема очень важна, и, кстати сказать, ее практически никогда еще не рассматривали в позитивном ключе: о том, как все плохо, время от времени говорят, но никто не выступает на тему «что делать». Есть отклик на главную тему биеннале «люди встречаются». Есть качественная современная и разнообразная архитектура проектов. И, к слову сказать, вся экспозиция павильона (и фильм, и живопись, и, что главное, архитектурные проекты реконструкции фабрик) сделана специально для биеннале.

Экспозиция павильона выглядит очень цельной и продуманной, три зала, три темы; и эмоционально, и образно она очень ясная. Зритель попадает сначала в строгое пространство реальности, затем в сказочное пространство мечты, после чего обнаруживает архитектурные проекты – то, на чем эта мечта основана. Все это и логично, и красиво, и актуально, и важно. Одна беда – утопично. Этот проект – выставочная инициатива, теоретически она могла бы всколыхнуть страну, привиться, стать примером для других подобных инициатив и поступательно изменить реальность в лучшую сторону. Но сейчас этот проект по сути чисто художественный. Может быть, поэтому светлые дали нарисованы маслом на холсте, и неизвестно, скрывается ли за холстом волшебная дверца, ведущая в светлое завтра.

В ближайшее время мы опубликуем подробные описания всех пяти проектов, показанных в павильоне России.
Сергей Чобан, куратор и автор идеи павильона России.
Вход в павильон. Фанерные тени и реальные люди сливаются в причудливую композицию
Павильон России. Тени и люди
Первый зал, единогласно опознанный всеми зрителями как «фабрика». Фильм режиссера Дмитрия Веникова и оператора Романа Васянова
Круговая панорама в центральной части павильона России. Авторы живописи: Василий Федотов (живопись, руководитель коллектива), Татьяна Цехомская (архитектор, руководитель коллектива), живопись - Наталья Маковецкая, Сергей Курбацкий, Светлана Курбатская, Андрей Васильев, Ольга Васильева.

Фотографии Юлии Тарабариной
Панорама лучшей доли Вышнего Волочка и вид на лагуну в балкона. Понять отношение искусства и природы нам помогает известный архитектурный критик и зам. главного редактора журнала Made in Future Мария Фадеева
Настоящий фотограф в нарисованном пейзаже. На фоне - проект Сергея Скуратова
Круговая панорама. Если двери закрыты, их почти не заметно. Интереснее, когда двери приоткрывают
Проект Никиты Явейна. В пейзаже
Проект Владимир Плоткина в пейзаже
Проект Сергея Скуратова в пейзаже
Третий зал. Проекты. Слева направо - Евгений Герасимов, Владимир Плоткин, Сергей Скуратов
Третий зал. Проект SPEECH (Сергей Чобан, Сергей Кузнецов) со встроенным роликом Алены Ахмадулиной; проект Никиты Явейна

28 Августа 2010

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Пресса: Вторая жизнь трущоб
Последнее время российские власти и девелоперы все чаще говорят о развитии старых индустриальных пространств. В заброшенные фабрики, склады и даже тюрьмы можно вдохнуть новую жизнь, превратив трущобы в высококлассную недвижимость. В Москве и Петербурге уже реализован ряд удачных проектов по перепрофилированию промзон под офисы и арт-кварталы.
Пресса: Венеция: место встречи
На днях завершила свою работу архитектурная биеннале в Венеции. Организаторы рапортуют: архитектурную выставку посетило на треть больше зрителей, чем два года назад, всего 170 тысяч.
Connecting people
Завершая обзор национальных павильонов XII Международной биеннале архитектуры в Венеции, расскажем о самых небольших, но отнюдь не последних по значению экспозициях Швейцарии, Израиля, Армении и Румынии. Каждая из этих стран по-своему трактовала тему встречи людей в архитектуре.
Пресса: Оптимистическое завтра. Об экспозиции Российского...
Архитектура – древнее искусство, но архитекторы, похоже, никогда не договорятся о том, как лучше обустроить нашу жизнь. Раз в два года лучшие профессионалы слетаются в застывшую во времени Венецию, чтобы подискутировать об архитектуре прошлого, настоящего и будущего.
Метаморфозы больше не в моде
Вчера в Венеции состоялось выступление Курта Форстера, куратора биеннале 2004 года. Форстер, предложивший шесть лет назад для главной архитектурной выставки мира тему «Метаморфозы», каялся и убеждал собравшихся в том, что за метамофозами на самом деле ничего нет, никакой пользы. Он призывал архитекторов заняться проблемами более насущными, чем формообразование – рассказывает обозреватель Архи.ру Анна Мартовицкая.
Пресса: Юрий Аввакумов: «Фантазия — единственное, что осталось...
Каковы впечатления от нынешней биеннале в целом? Если сравнить с предыдущими? Насколько важно для России участвовать в таких международных выставках? Насколько сильно, по ощущению, кризис ударил по архитектуре и начинает ли она приходить в себя? Изменил ли кризис лицо архитектуры?
Пресса: Первым делом -- место встречи. 12-я архитектурная биеннале...
До второй половины ноября в Венеции проходит крупнейший, 12-й по счету архитектурный форум мира. За вклад в архитектуру «Золотого льва» биеннале в этом году уже получил Рэм Кулхас -- патриарх мирового модернизма и друг российского архитектурного комьюнити.
Лицом к большой воде
Архитектурная мастерская «Студия 44» в рамках проекта «Фабрика Россия» работала над концепцией регенерации хлопчатобумажного комбината «Пролетарский Авангард». Его территорию с водной системой Вышнего Волочка архитекторы связали с помощью нового канала, так что после реконструкции бывшее производство превратится в маленькую Венецию.
Мост в мир высокой моды
Архитектурная мастерская SPEECH разработала концепцию регенерации вышневолоцкой швейной фабрики «Аэлита». Поскольку это действующее производство, архитекторы решили его не перепрофилировать, а наоборот поддержать, создав рядом с фабрикой outlet-центр.
Пресса: Сеть для города. В Венеции вручили "Золотых львов"...
В Венеции на архитектурной биеннале обладателями "Золотого льва" стали японец Дзунья Исигами и павильон Бахрейна. Проект Бахрейна - об освоении водных территорий королевства, то есть о встрече человека с водой в пустыне.
Пресса: Три вопроса и один коллапс. На Венецианской биеннале...
В Венеции стартовала XII Архитектурная биеннале, главный архитектурный смотр мира, которой в этом году проходит под девизом «Люди встречаются в архитектуре». Основной проект по традиции разместился в Арсенале, где свои концепции представляет международная команда из 48 архитекторов, инженеров и художников, приглашенных куратором...
В круге земном
ТПО «Резерв» было приглашено в проект для работы над образом одного из самых крупных и известных предприятий Вышнего Волочка – фабрикой Рябушинских. Бывшее текстильное производство архитекторы превратили в Музей познания мира и технико-развлекательный парк.
Ажурные узоры будущего
Архитектурной мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» в Вышнем Волочке досталась фабрика «Парижская коммуна». На ее территории архитекторы разместили конгресс-центр, отель, жилой дом и школу искусств.
Пресса: Старые стены. Венецианская архитектурная биеннале...
Что бы ни решило высокое жюри Венецианской архитектурной биеннале во главе с японкой Катцуо Сейджима, обсуждая имя обладателя очередного Золотого льва, российская экспозиция, подготовленная кураторами Григорием Ревзиным, Павлом Хорошиловым и Сергеем Чобаном, безусловно, станет одним из главных событий мирового архитектурного чемпионата 2010 года.
Пресса: Венеция узнает о Вышнем Волочке
Российский павильон Венецианской архитектурной Биеннале стал принимать посетителей за три дня до официального открытия, которое назначено на 29 августа. Так что, чуть перефразируя девиз нынешнего форума, можно сказать: «Люди уже встречаются в архитектуре».
Обитаемый остров
Рассказом о концепции регенерации исторического центра Вышнего Волочка, разработанной бюро «Сергей Скуратов Architects», мы открываем серию публикаций о проектах участников экспозиции Российского павильона на XII Международной биеннале архитектуры в Венеции. Сергей Скуратов – единственный из участников «российской архитектурной сборной», кто в процессе работы над проектом переработал кураторское задание, поменяв и место расположения объекта, и его функциональное наполнение.
Пресса: Венеция в Вышнем Волочке
29 августа для публики открывается XII Венецианская архитектурная биеннале – крупнейшая в мире выставка современных проектов. Международная экспозиция соседствует с национальными павильонами.
Пресса: Соблюдайте пустоту!
На XII Архитектурной биеннале в Венеции, открывшейся 29 августа, французское градостроительство представляет Доминик Перро. Главную его идею о том, что свято место должно быть пусто, разделяет Алексей Тарханов.
Пресса: Видимые и невидимые связи
«Люди встречаются в архитектуре» — манифест 12-й Венецианской архитектурной биеннале. Выставка российского павильона на этот раз из контекста не выпала, хотя оказалась предсказуемой и прямолинейной.
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Надо ли все приводить к общему знаменателю? С XII Венецианского...
Благодаря неуемной активности archi.ru – как в инициировании первичных материалов, так и в аккумулировании вторичных – о фактической стороне прошедшего Венецианского Биеннале не ведает только ленивый. Поэтому мы ограничились сугубо субъективными впечатлениями и оценками, ни в коей мере не претендуя хоть на какую-либо целостность, а тем более полноту представления материала.
Пресса: Венеция: место встречи
На днях завершила свою работу архитектурная биеннале в Венеции. Организаторы рапортуют: архитектурную выставку посетило на треть больше зрителей, чем два года назад, всего 170 тысяч.
Пресса: Оптимистическое завтра. Об экспозиции Российского...
Архитектура – древнее искусство, но архитекторы, похоже, никогда не договорятся о том, как лучше обустроить нашу жизнь. Раз в два года лучшие профессионалы слетаются в застывшую во времени Венецию, чтобы подискутировать об архитектуре прошлого, настоящего и будущего.
Пресса: Воспитание лифтом и лестницей. Можно ли с помощью...
О плачевном состоянии российской провинции вроде бы знают все, но конкретных предложений по его улучшению не было до тех пор, пока не появился проект спасения города Вышний Волочек в Тверской области. Этот проект, разработанный архитектором Сергеем Чобаном и его коллегами, был представлен на 12-й Архитектурной биеннале в Венеции.
Эффект в пространстве
Биеннале прошла, похваставшись 170 тысячами посетителей; воспоминания и фотографии остались. Предлагаем еще раз вспомнить про биеннале и посмотреть на картинки с выставки.
Пресса: Венецианские впечатления. В Венеции
Архитектурная биеннале 2010 года проходит под девизом «Люди встречаются в архитектуре». Сама эта фраза уже подразумевает смещение акцента с визуальной репрезентации объекта к функционально определенной реальности встречи, общения и взаимопроникновения идей и образов
Сохранение изменений и изменение сохранения
Экспозицией венецианской биеннале, привлекшей особое внимание публики в этом году, стала выставка Cronocaos от обладателя «Золотого Льва» Рема Колхаса и его бюро ОМА. Ее тема — проблема сохранения наследия, которая, несмотря на свою актуальность, совершенно выпала из сферы интересов современных архитекторов и, как напоминают организаторы выставки, впервые поднимается на биеннале со времен «Присутствия прошлого» Портогези — первой венецианской архитектурной выставки, состоявшейся в 1980.
Метаморфозы больше не в моде
Вчера в Венеции состоялось выступление Курта Форстера, куратора биеннале 2004 года. Форстер, предложивший шесть лет назад для главной архитектурной выставки мира тему «Метаморфозы», каялся и убеждал собравшихся в том, что за метамофозами на самом деле ничего нет, никакой пользы. Он призывал архитекторов заняться проблемами более насущными, чем формообразование – рассказывает обозреватель Архи.ру Анна Мартовицкая.
Пресса: Светлый аватар
Григорий Ревзин обнаружил кризис футуристических идей в западной архитектуре.
Пресса: Гонка сооружений
Милена Орлова о мечтателях, практиках и философах на Венецианской архитектурной биеннале
Пресса: Люди встречаются и без архитектуры
Бернхард Шульц смог разглядеть на Венецианской биеннале то, из-за чего архитекторам впору грустить, но за что жюри давало «Золотых львов».
Пресса: Мрак по-итальянски
В Венеции продолжается 12-я Архитектурная биеннале. Ее куратор японка Казуо Седжима определила тему Биеннале как "Люди встречаются в архитектуре". Однако в большинстве случаев посетители не в силах понять, с чем же они тут встречаются.
Архитектурные параллели
В «параллельную программу» венецианской биеннале вошли как проекты, имеющие к архитектуре самое опосредованное отношение, так и выставки, которым самое место — среди ее ключевых событий.
Пресса: Юрий Аввакумов: «Фантазия — единственное, что осталось...
Каковы впечатления от нынешней биеннале в целом? Если сравнить с предыдущими? Насколько важно для России участвовать в таких международных выставках? Насколько сильно, по ощущению, кризис ударил по архитектуре и начинает ли она приходить в себя? Изменил ли кризис лицо архитектуры?
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Тимур Башкаев: «Ради формирования высококачественных...
Новое видео из серии Генплан. Диалоги: разговор Виталия Лутца с Тимуром Башкаевым – об образе реновации, каркасе общественных пространств, о предчувствии новых технологий и будущем возрождении дерева как материала. С полной расшифровкой.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.