Разум и чувства на архитектурном поле

Президент Венецианской биеннале Паоло Баратта заявил на открывшей выставку пресс-конференции, что главная задача любой экспозиции – вызывать в зрителе эмоции. Если исходить из этого немного неожиданного для руководителя такого интеллектуального мероприятия постулата, можно взглянуть на главную архитектурную выставку с неожиданной стороны.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

28 Августа 2010
mainImg
Частая проблема архитектурных выставок, как ни парадоксально – значительный перевес содержания над формой. Традиционные планшеты с планами, диаграммами и пояснительным текстом мелким шрифтом обычно обращаются исключительно к разуму зрителя, но не к его эмоциям. Конечно, это ни в коем случае не порок: неправомерно и даже глупо требовать иного, особенно если речь идет о событии обозримого масштаба, рассчитанном по большей части на профессиональную среду. Но если одновременно показаны десятки самостоятельных проектов, а само мероприятие преимущественно посещает широкая публика (львиная доля посетителей биеннале в течение трех месяцев ее работы – приехавшие посмотреть Венецию туристы), то перенасыщенность информацией в сочетании с частым, намеренным или вынужденным «аскетизмом» физического воплощения создает сильнейшую «музейную усталость», которая порой губительно действует даже на замечательные идеи.

Избыток «сырых» данных может выглядеть по-разному – и как множество проектов, не объединенных общей идеей, как в национальной экспозиции Малайзии, собравшей вместе огромное количество макетов под невнятным лозунгом экологии и технологии, или же как избыток движущихся образов, как в албанском павильоне в Арсенале, где размытая концепция «beyond colour» проиллюстрирована разнообразными архитектурными и градостроительными проектами, не имеющими с заглавной темой ничего общего. Что более досадно, с этой же проблемой столкнулся Таиланд, посвятивший свою экспозицию теме острого дефицита общественного и особенно зеленого пространства в Бангкоке и путям решения этой проблемы, но рассмотревший ее в серии демонстрируемых на небольших экранах видеосюжетов. Все эти проекты в разной степени стимулирующе воздействуют на разум, но практически ничего не дают чувствам. При этом объем получаемой зрителем информации по мере осмотра зоны Арсенала и Джардини, а также разбросанных по всему городу выставочных залов растет в геометрической прогрессии, потому нельзя не посетовать на близорукость кураторов.

Пример обратного подхода, в котором форма превалирует – событие параллельной программы биеннале, проект Тайваньского национального музея изящных искусств Take a break («Сделай перерыв»). Кураторы выбрали для него идею «медленности» и рефлексии как альтернативы скорости и информационной перенасыщенности современной жизни; в качестве конкретного примера такой «порочной практики» они выбрали архитектурную биеннале (!) и в качестве альтернативы предложили эффектный «салон» в восточном стиле, снабженный экранами с «видео-артом» - заснятым из окна движущейся машины унылым городским пейзажем. Судя по одному только этому пространству сложно отгадать замысел организаторов, кроме очевидного вывода, что это место для отдыха: в результате, полутемная и прохладная экспозиция воздействует на чувства зрителя напрямую, настраивая его на «релаксацию».

Но среди «малых» национальных павильонов есть и несомненные удачи, где удалось соблюсти баланс между рациональными эмоциональным, соединив эстетически привлекательную форму с заслуживающим внимания содержанием. Среди них – Чили, где использованы витрины-лайтбоксы в затемненном помещении, а необходимое для восприятия темы – ликвидации последствий недавнего землетрясения - серьезное и даже немного тревожное настроение создает расположенный в центре зала «сигнальный столб» - красный светящийся цилиндр с названием выставки «Чили 8,8» (цифры обозначают баллы по шкале Рихтера).
Сингапур вновь создал свой павильон с ноля в одном из венецианских двориков. Эффектный ажурный параллелепипед содержит экспозицию, посвященную этому городу-государству как градостроительной модели: если расселить всё население планеты по такому принципу (как способ решения проблемы бесконечного расползания городов и идущего параллельно загрязнения окружающей среды), для этого понадобится площадь 1000 Сингапуров, или двух Италий: остальная поверхность Земли останется свободной, а люди будут жить хотя и не в идеальном, как признают кураторы, но в экологичном и удобном городе.

Экспозиция Аргентины также расположена в специально созданном для нее пространстве – но в Арсенале: привлекающее внимание черно-белое решение заставляет простить широкое использование видеоматериалов. Также подкупает внимание к общей теме биеннале «Люди встречаются в архитектуре»: аргентинские участники даже выбрали один из перекрестков Буэнос-Айреса как такое место встречи, основав на этой идее свою выставку, в отличие от многих других экспонентов, тему эту – по крайней мере, в более-менее читаемом варианте – проигнорировавших.
«Новичок» биеннале, Бахрейн поместил видеорассказ об исследовании последствий влияния на свое общество урбанизации в жилища тех, кто от нее больше всего страдает: три аутентичные хижины рыбаков помещены в зал Арсенала и производят сильное впечатление как сами по себе, так и в контексте рассматриваемой проблемы.
К этой же линии «золотой середины» принадлежит приуроченная к биеннале выставка финалистов первого издания премии Urban Future Awards, организованная автоконцерном Audi: она посвящена проблеме передвижения в городском пространстве будущего. Победителем стал Юрген Майер, а среди финалистов были BIG, Cloud9, Элисон Брукс и другие (об этом мы подробнее напишем позднее).

В сферу эмоций в формате современного искусства погружает интереснейший по своей теме проект лондонской школы Архитектурной Ассоциации «За пределами энтропии: когда энергия превращается в форму», посвященный художественной трактовке проблемы энергии, причем рассматривается она с точки зрения физики, поэтому экспозиция поделена на 8 «глав»-инсталляций: химическая энергия, масса, потенциальная энергия, сила тяготения и т. д. Созданные группами из архитекторов, ученых и художников, они должны помочь профессионалам архитектурной сферы пристальнее присмотреться к этой теме, потому что, как справедливо отвечают организаторы, в отличие от политики, экономики, науки, в этой области она пока «не актуальна» и упоминается обычно только в связи с условной «зеленой архитектурой».
В еще большей степени к актуальному искусству можно причислить экспозицию Украины, вдохновленную размышлениями о Чернобыле и индустриальном обществе, но так как куратор всей биеннале Седзима особо подчеркивает важность сотрудничества архитекторов и художников в сфере освоения пространства, то эта медная конструкция вполне встраивается в ее замысел.
Экспозиция Бахрейна
Экспозиция Бахрейна
Экспозиция Македонии
Экспозиция Эстонии
Экспозиция Малайзии
Экспозиция Албании
Экспозиция Таиланда
Проект Take a break (Тайвань)
Экспозиция Аргентины
Экспозиция Чили
Экспозиция Сингапура
Выставка Urban Future Awards
Вид экспозиции Архитектурной Ассоциации
Экспозиция Украины


28 Августа 2010

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Надо ли все приводить к общему знаменателю? С XII Венецианского...
Благодаря неуемной активности archi.ru – как в инициировании первичных материалов, так и в аккумулировании вторичных – о фактической стороне прошедшего Венецианского Биеннале не ведает только ленивый. Поэтому мы ограничились сугубо субъективными впечатлениями и оценками, ни в коей мере не претендуя хоть на какую-либо целостность, а тем более полноту представления материала.
Пресса: Венеция: место встречи
На днях завершила свою работу архитектурная биеннале в Венеции. Организаторы рапортуют: архитектурную выставку посетило на треть больше зрителей, чем два года назад, всего 170 тысяч.
Пресса: Оптимистическое завтра. Об экспозиции Российского...
Архитектура – древнее искусство, но архитекторы, похоже, никогда не договорятся о том, как лучше обустроить нашу жизнь. Раз в два года лучшие профессионалы слетаются в застывшую во времени Венецию, чтобы подискутировать об архитектуре прошлого, настоящего и будущего.
Пресса: Воспитание лифтом и лестницей. Можно ли с помощью...
О плачевном состоянии российской провинции вроде бы знают все, но конкретных предложений по его улучшению не было до тех пор, пока не появился проект спасения города Вышний Волочек в Тверской области. Этот проект, разработанный архитектором Сергеем Чобаном и его коллегами, был представлен на 12-й Архитектурной биеннале в Венеции.
Эффект в пространстве
Биеннале прошла, похваставшись 170 тысячами посетителей; воспоминания и фотографии остались. Предлагаем еще раз вспомнить про биеннале и посмотреть на картинки с выставки.
Пресса: Венецианские впечатления. В Венеции
Архитектурная биеннале 2010 года проходит под девизом «Люди встречаются в архитектуре». Сама эта фраза уже подразумевает смещение акцента с визуальной репрезентации объекта к функционально определенной реальности встречи, общения и взаимопроникновения идей и образов
Сохранение изменений и изменение сохранения
Экспозицией венецианской биеннале, привлекшей особое внимание публики в этом году, стала выставка Cronocaos от обладателя «Золотого Льва» Рема Колхаса и его бюро ОМА. Ее тема — проблема сохранения наследия, которая, несмотря на свою актуальность, совершенно выпала из сферы интересов современных архитекторов и, как напоминают организаторы выставки, впервые поднимается на биеннале со времен «Присутствия прошлого» Портогези — первой венецианской архитектурной выставки, состоявшейся в 1980.
Метаморфозы больше не в моде
Вчера в Венеции состоялось выступление Курта Форстера, куратора биеннале 2004 года. Форстер, предложивший шесть лет назад для главной архитектурной выставки мира тему «Метаморфозы», каялся и убеждал собравшихся в том, что за метамофозами на самом деле ничего нет, никакой пользы. Он призывал архитекторов заняться проблемами более насущными, чем формообразование – рассказывает обозреватель Архи.ру Анна Мартовицкая.
Пресса: Светлый аватар
Григорий Ревзин обнаружил кризис футуристических идей в западной архитектуре.
Пресса: Гонка сооружений
Милена Орлова о мечтателях, практиках и философах на Венецианской архитектурной биеннале
Пресса: Люди встречаются и без архитектуры
Бернхард Шульц смог разглядеть на Венецианской биеннале то, из-за чего архитекторам впору грустить, но за что жюри давало «Золотых львов».
Пресса: Мрак по-итальянски
В Венеции продолжается 12-я Архитектурная биеннале. Ее куратор японка Казуо Седжима определила тему Биеннале как "Люди встречаются в архитектуре". Однако в большинстве случаев посетители не в силах понять, с чем же они тут встречаются.
Архитектурные параллели
В «параллельную программу» венецианской биеннале вошли как проекты, имеющие к архитектуре самое опосредованное отношение, так и выставки, которым самое место — среди ее ключевых событий.
Пресса: Юрий Аввакумов: «Фантазия — единственное, что осталось...
Каковы впечатления от нынешней биеннале в целом? Если сравнить с предыдущими? Насколько важно для России участвовать в таких международных выставках? Насколько сильно, по ощущению, кризис ударил по архитектуре и начинает ли она приходить в себя? Изменил ли кризис лицо архитектуры?
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.