Эффект в пространстве

Биеннале прошла, похваставшись 170 тысячами посетителей; воспоминания и фотографии остались. Предлагаем еще раз вспомнить про биеннале и посмотреть на картинки с выставки.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

03 Декабря 2010
mainImg
В этом году биеннале была посвящена освоению пространства и самые эффектные инсталляции были посвящены именно этому – пространственным эффектам. Лучше всех из них запомнился черный зал Олафура Элиассона, известного датско-исландского мастера инсталляций. Совершенно не новая идея (но куратор биеннале честно предупреждала, что нового не будет), но зал, действительно, завораживал.
Фотографии Юлии Тарабариной
Вторая главная инсталляция прошедшей биеннале - облако Тецио Кондо, исполненное компанией Транссолар. Тоже страшно не новая для современного искусства вещь, но на архитектурных выставках такие облака встречаются редко. Зал был выгорожен белыми стенками, из отверстий в которых, собственно, и накачивали пар. Очевидцы говорят, что пара было то больше, то меньше.
 
Вторая главная инсталляция прошедшей биеннале - облако Тецио Кондо, исполненное компанией Транссолар. Тоже страшно не новая для современного искусства вещь, но на архитектурных выставках такие облака встречаются редко. Зал был выгорожен белыми стенками, из отверстий в которых, собственно, и накачивали пар. Очевидцы говорят, что пара было то больше, то меньше.
Что-то похожее получилось в павильоне Польши: только вместо металлической лестницы - металлические решетчатые ящики, а вместо технологичного транссоларского пара - на вид очень вредные клубы пыли:

 Что-то похожее получилось в павильоне Польши: только вместо металлической лестницы - металлические решетчатые ящики, а вместо технологичного транссоларского пара - на вид очень вредные клубы пыли:
Призыв куратора подумать о пространстве с душой восприняли в венгерском павильоне. Он был завешан белыми синтетическими веревками с привязанными к концу каждой их них карандашами. Веревочные пространства, особенно если подсветить их проектором (на экране все время что-то рисовали карандашом), оказались довольно-таки интересны:

Призыв куратора подумать о пространстве с душой восприняли в венгерском павильоне. Он был завешан белыми синтетическими веревками с привязанными к концу каждой их них карандашами. Веревочные пространства, особенно если подсветить их проектором (на экране все время что-то рисовали карандашом), оказались довольно-таки интересны:
Франция же, напротив, показала очень содержательную выставку, посвязенную собственным градостроительным проблемам и проектам. Но и пространственными эффектами не пренебрегла: фильмы отражались - двоились в больших зеркалах, буквально-таки включая зрителей в себя...

Франция же, напротив, показала очень содержательную выставку, посвязенную собственным градостроительным проблемам и проектам. Но и пространственными эффектами не пренебрегла: фильмы отражались - двоились в больших зеркалах, буквально-таки включая зрителей в себя...
Зеркала вообще были крайне популярны на этой биеннале (раньше их столько не было). В павильоне Германии выгородили целый зеркальный зал, правда, поверхности зеркал там были как будто истертые и внутри безумная перспектива вложенных друг в друга отражений как-то не ощущалась. Зато на фотографиях она получается, как выяснилось, прилично(девушка в зале всего одна):
 
Зеркала вообще были крайне популярны на этой биеннале (раньше их столько не было). В павильоне Германии выгородили целый зеркальный зал, правда, поверхности зеркал там были как будто истертые и внутри безумная перспектива вложенных друг в друга отражений как-то не ощущалась. Зато на фотографиях она получается, как выяснилось, прилично(девушка в зале всего одна):

Главные последователи Элиассона по части темноты и эффектов обнаружились в павильоне Канады, где по проекту архитектора-скульптора Филиппа Бизли, которого выбрало для такого важного дела специальное всеканадское жюри, был устроен причудливый шипящий и шевелящийся пластиковый сад Hylosoic ground. У этого проекта есть собственный сайт http://www.hylozoicground.com.
Экспозиция Китая, как обычно, помимо мрачноватого зала цистерны осваивала прилегающие пространства:

Экспозиция Китая, как обычно, помимо мрачноватого зала цистерны осваивала прилегающие пространства:
Внутри китайского зала главным аттракционом были подвешенные к потолку прозрачные птицы. Забавно, что похожая игра светотени, что и у китайцев, наблюдалась и среди скульптурных заготовок Тойо Ито:
На светотени же был построен и павильон Египта. И был бы хорош, если бы его авторы не перестарались: надо было оставить только золотистые завитушки, но кураторам этого показалось мало, и они установили внутри такую же золотистую мумию, книги, картины и прочие отвлекающие от пространства вещи.

Внутри китайского зала главным аттракционом были подвешенные к потолку прозрачные птицы. Забавно, что похожая игра светотени, что и у китайцев, наблюдалась и среди скульптурных заготовок Тойо Ито:

На светотени же был построен и павильон Египта. И был бы хорош, если бы его авторы не перестарались: надо было оставить только золотистые завитушки, но кураторам этого показалось мало, и они установили внутри такую же золотистую мумию, книги, картины и прочие отвлекающие от пространства вещи.
Любимцем публики стал павильон Австралии, в котором показывали целых два 3D-фильма, снтых специально для биеннале, один про реальность, второй про будущее. Очков, правда, постоянно не хватало...
Зато прорастающие среди небоскребов змейки были замечательны, хотя фотографированию трехмерное кино поддается с трудом:

Любимцем публики стал павильон Австралии, в котором показывали целых два 3D-фильма, снтых специально для биеннале, один про реальность, второй про будущее. Очков, правда, постоянно не хватало...
Лаконизмом отличился павильон Бельгии. В прошлый раз он состоял из конфетти, разбросанных по полу совершенно пустых помещений, на этот раз - из фрагментов отделочных материалов, развешанных по стенам наподобие картин:

Зато прорастающие среди небоскребов змейки были замечательны, хотя фотографированию трехмерное кино поддается с трудом:

Лаконизмом отличился павильон Бельгии. В прошлый раз он состоял из конфетти, разбросанных по полу совершенно пустых помещений, на этот раз - из фрагментов отделочных материалов, развешанных по стенам наподобие картин:

03 Декабря 2010

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Надо ли все приводить к общему знаменателю? С XII Венецианского...
Благодаря неуемной активности archi.ru – как в инициировании первичных материалов, так и в аккумулировании вторичных – о фактической стороне прошедшего Венецианского Биеннале не ведает только ленивый. Поэтому мы ограничились сугубо субъективными впечатлениями и оценками, ни в коей мере не претендуя хоть на какую-либо целостность, а тем более полноту представления материала.
Пресса: Венеция: место встречи
На днях завершила свою работу архитектурная биеннале в Венеции. Организаторы рапортуют: архитектурную выставку посетило на треть больше зрителей, чем два года назад, всего 170 тысяч.
Пресса: Оптимистическое завтра. Об экспозиции Российского...
Архитектура – древнее искусство, но архитекторы, похоже, никогда не договорятся о том, как лучше обустроить нашу жизнь. Раз в два года лучшие профессионалы слетаются в застывшую во времени Венецию, чтобы подискутировать об архитектуре прошлого, настоящего и будущего.
Пресса: Воспитание лифтом и лестницей. Можно ли с помощью...
О плачевном состоянии российской провинции вроде бы знают все, но конкретных предложений по его улучшению не было до тех пор, пока не появился проект спасения города Вышний Волочек в Тверской области. Этот проект, разработанный архитектором Сергеем Чобаном и его коллегами, был представлен на 12-й Архитектурной биеннале в Венеции.
Пресса: Венецианские впечатления. В Венеции
Архитектурная биеннале 2010 года проходит под девизом «Люди встречаются в архитектуре». Сама эта фраза уже подразумевает смещение акцента с визуальной репрезентации объекта к функционально определенной реальности встречи, общения и взаимопроникновения идей и образов
Сохранение изменений и изменение сохранения
Экспозицией венецианской биеннале, привлекшей особое внимание публики в этом году, стала выставка Cronocaos от обладателя «Золотого Льва» Рема Колхаса и его бюро ОМА. Ее тема — проблема сохранения наследия, которая, несмотря на свою актуальность, совершенно выпала из сферы интересов современных архитекторов и, как напоминают организаторы выставки, впервые поднимается на биеннале со времен «Присутствия прошлого» Портогези — первой венецианской архитектурной выставки, состоявшейся в 1980.
Метаморфозы больше не в моде
Вчера в Венеции состоялось выступление Курта Форстера, куратора биеннале 2004 года. Форстер, предложивший шесть лет назад для главной архитектурной выставки мира тему «Метаморфозы», каялся и убеждал собравшихся в том, что за метамофозами на самом деле ничего нет, никакой пользы. Он призывал архитекторов заняться проблемами более насущными, чем формообразование – рассказывает обозреватель Архи.ру Анна Мартовицкая.
Пресса: Светлый аватар
Григорий Ревзин обнаружил кризис футуристических идей в западной архитектуре.
Пресса: Гонка сооружений
Милена Орлова о мечтателях, практиках и философах на Венецианской архитектурной биеннале
Пресса: Люди встречаются и без архитектуры
Бернхард Шульц смог разглядеть на Венецианской биеннале то, из-за чего архитекторам впору грустить, но за что жюри давало «Золотых львов».
Пресса: Мрак по-итальянски
В Венеции продолжается 12-я Архитектурная биеннале. Ее куратор японка Казуо Седжима определила тему Биеннале как "Люди встречаются в архитектуре". Однако в большинстве случаев посетители не в силах понять, с чем же они тут встречаются.
Архитектурные параллели
В «параллельную программу» венецианской биеннале вошли как проекты, имеющие к архитектуре самое опосредованное отношение, так и выставки, которым самое место — среди ее ключевых событий.
Пресса: Юрий Аввакумов: «Фантазия — единственное, что осталось...
Каковы впечатления от нынешней биеннале в целом? Если сравнить с предыдущими? Насколько важно для России участвовать в таких международных выставках? Насколько сильно, по ощущению, кризис ударил по архитектуре и начинает ли она приходить в себя? Изменил ли кризис лицо архитектуры?
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.