Метаморфозы больше не в моде

Вчера в Венеции состоялось выступление Курта Форстера, куратора биеннале 2004 года. Форстер, предложивший шесть лет назад для главной архитектурной выставки мира тему «Метаморфозы», каялся и убеждал собравшихся в том, что за метамофозами на самом деле ничего нет, никакой пользы. Он призывал архитекторов заняться проблемами более насущными, чем формообразование – рассказывает обозреватель Архи.ру Анна Мартовицкая.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

17 Октября 2010
mainImg
Каждую субботу в рамках XII Международной биеннале архитектуры в Венеции проходят встречи с бывшими кураторами этого самого престижного профессионального смотра мира. 16 октября героем «архитектурной субботы» стал профессор Курт Форстер, предложивший для биеннале 2004 года тему «Метаморфозы». 

Вернувшись в Венецию шесть лет спустя, Форстер так и назвал свою лекцию «Жизнь после «Метаморфоз». Представив аудитории своих гостей – главного редактора мадридского журнала Arquitectura Viva Луиса Фернандеса Гальяно и датского архитектора Бьярке Ингельса (основателя BIG, одного из самых известных и востребованных в своей стране бюро), куратор 2004 года первым делом рассказал о том, почему тогда выбрал именно эту тему. По его словам, в начале первого десятилетия нового века ему казалось, что именно за метаморфозами будущее архитектуры – за глобальной трансформацией, какая, например, произошла в Берлине (а Форстер был одним из консультантов немецкого правительства по реконструкции города после объединения), за дигитальными формами, компьютерным проектированием и созданием принципиального нового языка архитектуры.

Шесть лет спустя профессор из Цюриха, как ни странно, смотрит на «метаморфозы» куда более скептически. Да, дигитальные формы, да, здания-иконы и здания-бренды, но что за ними? А за ними, по мнению Курта Форстера, практически ничего – по крайней мере, никакой пользы, никакого вклада в решение социальных, эстетических и экономических проблем, которые, как глубоко убежден профессор, настоящей качественной архитектуре должны быть совсем не чужды. И если в 2004-м он задумывал биеннале как площадку, на которой будет найден оптимальный баланс между старым и новым, метаморфозами и историческим наследием, традиционным эскизированием и 3D-проектированием, между воображением человека и компьютером, то сегодня признается: этот баланс не найден.

«Вопрос «Что делать с историей?» сегодня актуален практически для всех мегаполисов, однако архитекторы словно сговорились: все, что они могут предложить, – так это или мимикрия под старину, или нарочито вычурная форма, которую почему-то называют современной, – говорит Форстер. – По мне, так современными должны быть не формы, а материалы и, прежде всего, приемы». 

Историк, много лет изучающий классическую архитектуру, и куратор, сделавший ставку на архитектуру современную, сегодня не скрывает, что ищет третий путь, призывая проектировщиков не бросаться в крайности и не самовыражаться, а работать над решением простых бытовых вопросов: как сэкономить ресурсы, как обеспечить комфортным и красивым жильем всех, кто в этом нуждается, как сохранить историческое наследие, не испортив его подделками.

Еще более категорично оказался настроен Луис Фернандес Гальяно, главный редактор одного из самых влиятельных архитектурных журналов Испании Arquitectura Viva. Взяв слово, он заявил, что с архитектурой сегодня «происходят очень неправильные вещи». «Когда Курт Форстер в 2004 году заявил тему «Метаморфозы», я подумал: «Ок, посмотрим, что меняется в нашем мире и куда это нас приведет», – вспоминает он. – Думаю, Курт согласится со мной: его биеннале получилась очень поэтичной, мы увидели на ней не метаморфозы как таковые, но представления и мечты архитекторов о них. Самое же удивительное, что за шесть лет мало что изменилось: я хожу по национальным павильонам и экспозициям в Арсенале и вижу все те же мечты и фантазии. А где же реальные дела? Мне кажется, архитектуру последнего десятилетия очень подводит кем-то однажды придуманный звучный слоган «Design the dream». Пора уже перестать проектировать мечту и обустраивать виртуальное пространство!» Рассмотрев десятка два громких архитектурных премьер последних лет, Гальяно очень резко осудил тенденции «звездной» архитектуры и создания зданий-икон. По мнению критика, они хороши только для того, чтобы фотографироваться на память на их фоне, но совершенно неспособны, например, качественно улучшить среду обитания вокруг себя. «А как же Бильбао?!» – крикнули докладчику из зала. «Бильбао, о котором вы говорите, стал известен миру в 1996-м, с тех пор прошло в два раза больше времени, чем после «Метаморфоз»! Не многовато для одной тенденции?» – эмоционально парировал Гальяно и вывел на экран фотографию горящего Всемирного торгового центра. По его глубокому убеждению, после теракта 11 сентября архитектура просто не имеет права оставаться прежней, и свою амбициозность проектировщики и их заказчики обязаны вкладывать не в гламур, а в безопасность и практичность. Справедливости ради отметим, что это любимый конек Гальяно – он уже много лет считает своим долгом призывать архитекторов проявить сознательность и скромность.

По мнению обоих участников дискуссии, именно таким проектировщиком является Бьярке Ингельс, тогда, в 2004-м году, ставший самым молодым лауреатом Венецианской биеннале архитектуры (получил специальный приз за проект концертного зала Ставангер (Норвегия). Шесть лет спустя он заслуженно считается одним из самых известных современных архитекторов Дании, много строящим как в своей стране, так и за ее пределами. В частности, именно Ингельсу принадлежит проект датского павильона на «Экспо-2010» в Шанхае, решенный как гигантская лупа, от которой к земле спускается закрученный в тугую спираль пандус. Приехав в Венецию по специальному приглашению Курта Форстера, Бьярке Ингельс фактически публично отчитался о проделанной за шесть лет работе перед человеком, который зажег его звезду. Больше часа основатель BIG очень эмоционально и остроумно рассказывал о том, чем занимался все эти годы, показав с помощью слайд-шоу и свои нереализованные работы, и постройки, и самые новые проекты. И глядя на эти инновационные по использованным в них технологиям и очень эффектные внешне здания, понимаешь, что Курт Форстер все-таки скромничает: жизнь после «Метаморфоз» продолжается, а архитектура несомненно меняется в лучшую сторону. Правда, пока это происходит лишь в самой развитой и маленькой стране Европы.
Слева направо: Бьярке Ингельс (BIG), Курт Форстер, Луис Фернандес Гальяно. Фотографии Анны Мартовицкой

17 Октября 2010

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Пресса: Вторая жизнь трущоб
Последнее время российские власти и девелоперы все чаще говорят о развитии старых индустриальных пространств. В заброшенные фабрики, склады и даже тюрьмы можно вдохнуть новую жизнь, превратив трущобы в высококлассную недвижимость. В Москве и Петербурге уже реализован ряд удачных проектов по перепрофилированию промзон под офисы и арт-кварталы.
Пресса: Венеция: место встречи
На днях завершила свою работу архитектурная биеннале в Венеции. Организаторы рапортуют: архитектурную выставку посетило на треть больше зрителей, чем два года назад, всего 170 тысяч.
Connecting people
Завершая обзор национальных павильонов XII Международной биеннале архитектуры в Венеции, расскажем о самых небольших, но отнюдь не последних по значению экспозициях Швейцарии, Израиля, Армении и Румынии. Каждая из этих стран по-своему трактовала тему встречи людей в архитектуре.
Пресса: Оптимистическое завтра. Об экспозиции Российского...
Архитектура – древнее искусство, но архитекторы, похоже, никогда не договорятся о том, как лучше обустроить нашу жизнь. Раз в два года лучшие профессионалы слетаются в застывшую во времени Венецию, чтобы подискутировать об архитектуре прошлого, настоящего и будущего.
Пресса: Юрий Аввакумов: «Фантазия — единственное, что осталось...
Каковы впечатления от нынешней биеннале в целом? Если сравнить с предыдущими? Насколько важно для России участвовать в таких международных выставках? Насколько сильно, по ощущению, кризис ударил по архитектуре и начинает ли она приходить в себя? Изменил ли кризис лицо архитектуры?
Пресса: Первым делом -- место встречи. 12-я архитектурная биеннале...
До второй половины ноября в Венеции проходит крупнейший, 12-й по счету архитектурный форум мира. За вклад в архитектуру «Золотого льва» биеннале в этом году уже получил Рэм Кулхас -- патриарх мирового модернизма и друг российского архитектурного комьюнити.
Лицом к большой воде
Архитектурная мастерская «Студия 44» в рамках проекта «Фабрика Россия» работала над концепцией регенерации хлопчатобумажного комбината «Пролетарский Авангард». Его территорию с водной системой Вышнего Волочка архитекторы связали с помощью нового канала, так что после реконструкции бывшее производство превратится в маленькую Венецию.
Мост в мир высокой моды
Архитектурная мастерская SPEECH разработала концепцию регенерации вышневолоцкой швейной фабрики «Аэлита». Поскольку это действующее производство, архитекторы решили его не перепрофилировать, а наоборот поддержать, создав рядом с фабрикой outlet-центр.
Пресса: Сеть для города. В Венеции вручили "Золотых львов"...
В Венеции на архитектурной биеннале обладателями "Золотого льва" стали японец Дзунья Исигами и павильон Бахрейна. Проект Бахрейна - об освоении водных территорий королевства, то есть о встрече человека с водой в пустыне.
Пресса: Три вопроса и один коллапс. На Венецианской биеннале...
В Венеции стартовала XII Архитектурная биеннале, главный архитектурный смотр мира, которой в этом году проходит под девизом «Люди встречаются в архитектуре». Основной проект по традиции разместился в Арсенале, где свои концепции представляет международная команда из 48 архитекторов, инженеров и художников, приглашенных куратором...
В круге земном
ТПО «Резерв» было приглашено в проект для работы над образом одного из самых крупных и известных предприятий Вышнего Волочка – фабрикой Рябушинских. Бывшее текстильное производство архитекторы превратили в Музей познания мира и технико-развлекательный парк.
Ажурные узоры будущего
Архитектурной мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» в Вышнем Волочке досталась фабрика «Парижская коммуна». На ее территории архитекторы разместили конгресс-центр, отель, жилой дом и школу искусств.
Пресса: Старые стены. Венецианская архитектурная биеннале...
Что бы ни решило высокое жюри Венецианской архитектурной биеннале во главе с японкой Катцуо Сейджима, обсуждая имя обладателя очередного Золотого льва, российская экспозиция, подготовленная кураторами Григорием Ревзиным, Павлом Хорошиловым и Сергеем Чобаном, безусловно, станет одним из главных событий мирового архитектурного чемпионата 2010 года.
Пресса: Венеция узнает о Вышнем Волочке
Российский павильон Венецианской архитектурной Биеннале стал принимать посетителей за три дня до официального открытия, которое назначено на 29 августа. Так что, чуть перефразируя девиз нынешнего форума, можно сказать: «Люди уже встречаются в архитектуре».
Обитаемый остров
Рассказом о концепции регенерации исторического центра Вышнего Волочка, разработанной бюро «Сергей Скуратов Architects», мы открываем серию публикаций о проектах участников экспозиции Российского павильона на XII Международной биеннале архитектуры в Венеции. Сергей Скуратов – единственный из участников «российской архитектурной сборной», кто в процессе работы над проектом переработал кураторское задание, поменяв и место расположения объекта, и его функциональное наполнение.
Пресса: Венеция в Вышнем Волочке
29 августа для публики открывается XII Венецианская архитектурная биеннале – крупнейшая в мире выставка современных проектов. Международная экспозиция соседствует с национальными павильонами.
Пресса: Соблюдайте пустоту!
На XII Архитектурной биеннале в Венеции, открывшейся 29 августа, французское градостроительство представляет Доминик Перро. Главную его идею о том, что свято место должно быть пусто, разделяет Алексей Тарханов.
Пресса: Видимые и невидимые связи
«Люди встречаются в архитектуре» — манифест 12-й Венецианской архитектурной биеннале. Выставка российского павильона на этот раз из контекста не выпала, хотя оказалась предсказуемой и прямолинейной.
Пресса: Россия на архитектурной биеннале в Венеции предложит...
Проект, посвященный реконструкции и переобустройству заброшенных заводов в небольших городах, будет представлен в российском павильоне на Двенадцатой международной архитектурной биеннале, которая открывается в Венеции в воскресенье под девизом "Люди встречаются в архитектуре".
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Надо ли все приводить к общему знаменателю? С XII Венецианского...
Благодаря неуемной активности archi.ru – как в инициировании первичных материалов, так и в аккумулировании вторичных – о фактической стороне прошедшего Венецианского Биеннале не ведает только ленивый. Поэтому мы ограничились сугубо субъективными впечатлениями и оценками, ни в коей мере не претендуя хоть на какую-либо целостность, а тем более полноту представления материала.
Пресса: Венеция: место встречи
На днях завершила свою работу архитектурная биеннале в Венеции. Организаторы рапортуют: архитектурную выставку посетило на треть больше зрителей, чем два года назад, всего 170 тысяч.
Пресса: Оптимистическое завтра. Об экспозиции Российского...
Архитектура – древнее искусство, но архитекторы, похоже, никогда не договорятся о том, как лучше обустроить нашу жизнь. Раз в два года лучшие профессионалы слетаются в застывшую во времени Венецию, чтобы подискутировать об архитектуре прошлого, настоящего и будущего.
Пресса: Воспитание лифтом и лестницей. Можно ли с помощью...
О плачевном состоянии российской провинции вроде бы знают все, но конкретных предложений по его улучшению не было до тех пор, пока не появился проект спасения города Вышний Волочек в Тверской области. Этот проект, разработанный архитектором Сергеем Чобаном и его коллегами, был представлен на 12-й Архитектурной биеннале в Венеции.
Эффект в пространстве
Биеннале прошла, похваставшись 170 тысячами посетителей; воспоминания и фотографии остались. Предлагаем еще раз вспомнить про биеннале и посмотреть на картинки с выставки.
Пресса: Венецианские впечатления. В Венеции
Архитектурная биеннале 2010 года проходит под девизом «Люди встречаются в архитектуре». Сама эта фраза уже подразумевает смещение акцента с визуальной репрезентации объекта к функционально определенной реальности встречи, общения и взаимопроникновения идей и образов
Сохранение изменений и изменение сохранения
Экспозицией венецианской биеннале, привлекшей особое внимание публики в этом году, стала выставка Cronocaos от обладателя «Золотого Льва» Рема Колхаса и его бюро ОМА. Ее тема — проблема сохранения наследия, которая, несмотря на свою актуальность, совершенно выпала из сферы интересов современных архитекторов и, как напоминают организаторы выставки, впервые поднимается на биеннале со времен «Присутствия прошлого» Портогези — первой венецианской архитектурной выставки, состоявшейся в 1980.
Пресса: Светлый аватар
Григорий Ревзин обнаружил кризис футуристических идей в западной архитектуре.
Пресса: Гонка сооружений
Милена Орлова о мечтателях, практиках и философах на Венецианской архитектурной биеннале
Пресса: Люди встречаются и без архитектуры
Бернхард Шульц смог разглядеть на Венецианской биеннале то, из-за чего архитекторам впору грустить, но за что жюри давало «Золотых львов».
Пресса: Мрак по-итальянски
В Венеции продолжается 12-я Архитектурная биеннале. Ее куратор японка Казуо Седжима определила тему Биеннале как "Люди встречаются в архитектуре". Однако в большинстве случаев посетители не в силах понять, с чем же они тут встречаются.
Архитектурные параллели
В «параллельную программу» венецианской биеннале вошли как проекты, имеющие к архитектуре самое опосредованное отношение, так и выставки, которым самое место — среди ее ключевых событий.
Пресса: Юрий Аввакумов: «Фантазия — единственное, что осталось...
Каковы впечатления от нынешней биеннале в целом? Если сравнить с предыдущими? Насколько важно для России участвовать в таких международных выставках? Насколько сильно, по ощущению, кризис ударил по архитектуре и начинает ли она приходить в себя? Изменил ли кризис лицо архитектуры?
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.