Музей современности в Венеции

К архитектурной биеннале было приурочено завершение конкурса на проект музея М9 в Местре.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Победителем стало бюро «Зауербрух Хаттон», которому досталась нелегкая задача: изменить своей постройкой образ (и имидж) Местре и всей материковой части Венецианской коммуны. Большинству итальянцев и туристов интересна лишь сама Венеция, город-музей и международный центр культуры, а ее муниципальный округ в лучшем случае кажется неинтересным, в худшем – представляется неприятной и неопрятной промышленной зоной. Это отчасти верно относительно прилегающей к Местре Маргеры, но, с другой стороны, эта территория является одной из самых быстро развивающихся в Италии и занимает серьезные позиции в Европе: ее дороги и аэропорт «Марко Поло» являются одними из самых загруженных в ЕС. Индустриализация, глобализация, усиление миграции – все это в полной мере отразилось на этой территории, и своей тесной связью с настоящим и будущим она противопоставлена застывшей в прошлом Венеции. Новый музей будет посвящен 20 веку как столетию перемен, в котором жизнь большей части человечества необратимо изменилась; будут затронуты сферы демографии, экономики, социологии, градостроительства и др. Более того, это будет культурный центр с пространством для временных выставок и образовательных программ, медиатекой с фондами по истории кино, фотографии, архитектуры, дизайна, рекламы и т. д. Все это расположится в новом сооружении высотой не более 30 м и площадью 8 000 м2. Соседствующее с ним историческое здание казарм (бывшее в 16-18 вв. монастырем) будет превращено в торговый центр, что должно частично окупить расходы на возведение музея. Расположенный рядом современный дом приспособят под административные помещения и магазины. «М» в названии М9 означает «музей», «mostra» (выставка по-итальянски), а также молл. 9 – «nove» – отсылка к новеченто, 20 веку.
zooming
Казармы Маттер (бывший монастырь Санта-Мария делле Грацие)
Место строительство Музея М9 сейчас

На проект музея его инициатор, фонд Fondazione di Venezia провел закрытый конкурс. Участников отбирал историк архитектуры, куратор архитектурной биеннале 1991 года Франческо Даль Ко в сотрудничестве с архитектурным институтом Венецианского университета. По его мнению, все шесть – Массимо Кармасси, Дэвид Чипперфильд, Пьер-Луи Фалочи (Pierre-Louis Faloci), Mansilla+Tuñón Arquitectos, Эдуарду Соуту де Моура и «Зауербрух Хаттон» – известны своим вниманием к контексту, деталям, программе, имеют за плечами разнообразные реконструкции исторических памятников и проекты музейных зданий. Даль Ко также подчеркнул, что от этих мастеров ждали не «знаковых» проектов, а профессионально разработанных, отвечающих своей функции построек. При этом он упомянул, что все участники конкурса – из разных стран, что должно отвести от организаторов любые обвинения в италоцентризме. Сами же устроители не стали выбирать слова и прямо заявили, что все эти архитекторы не замечены в проектировании «нелепых» зданий, поэтому и были приглашены к участию в конкурсе. Что подразумевается под нелепостью, впрочем, не уточняется.
Функциональное назначение разных частей участка под строительство

Массимо Кармасси предложил возвести музей в виде композиции из 16 высоких кирпичных башен, круглых и квадратных в плане, соединенных мостиками. Проект напоминает архетипический средневековый город или замок, окруженный бастионами; среди современных аллюзий – туринская церковь Санто Вольто Марио Ботты.
zooming
Конкурсный проект Массимо Кармасси

Дэвид Чипперфильд, напротив, предлагает создать на территории квартала серию общественных пространств, не последним из которых станет остекленный внутренний двор бывших казарм; собственно музей включен в эту систему благодаря проходящему через его здание пешеходному проходу, соединенному с атриумом. Вокруг последнего и организованы все помещения музея. Снаружи его фасады почти монолитны; идею доступности передают лишь колоннады первого яруса.
zooming
Конкурсный проект Массимо Кармасси

Согласно проекту Пьера-Луи Фалочи, музей решен как промышленного вида конструкция из матового стекла, светящаяся ночью, а днем почти растворяющаяся в воздухе. Он приподнял первый этаж музея на 12 м над землей, а завершил комплекс 30-метровой башней. Он также предполагает перекрыть двор казарм стеклянным потолком.
zooming
Конкурсный проект Массимо Кармасси

Луис Мансилья и Эмилио Туньон видят будущее сооружение как коллекцию «флаконов духов», в которых заключен «аромат области Венето». У подножия этих стеклянных цилиндров образовано новое общественное пространство.
zooming
Конкурсный проект Массимо Кармасси

Эдуарду Соуту де Моура ориентировался в своем проекте музея на расположенный рядом комплекс казарм: как и тот, это также прямоугольный блок с атриумом посредине. Такая планировка позволяет создать беспрерывный маршрут осмотра, объединяющий все ярусы (то же самое будет сделано и в казармах при превращении их в универмаг). Фасады музея будут облицованы кирпичом, в том числе и полученным при сносе находящихся сейчас на этом месте построек. Но архитектор уточняет, что это сделано вовсе не из «зеленых» соображений: такое использование состарившегося материала (причем не только кирпича, но и дерева для оконных рам) придает насыщенность и оригинальность образу постройки.
zooming
Конкурсный проект Дэвида Чипперфильда

Победители конкурса, Луиза Хаттон и Маттиас Зауербрух представили проект вполне в духе своего творчества: они известны, прежде всего, своими экспериментами с цветом, и в случае с музеем М9 они остались верны себе. Фасады музея и его подсобного корпуса облицованы полихромной керамической плиткой с преобладанием красных и розовых тонов. Обтекаемые формы построек, «расступающихся» перед пешеходом, чтобы пропустить его внутрь квартала, в находящееся там новое общественное пространство, вдохновлены, по словам архитекторов, итальянским футуризмом. Яркость фасадов оттенена участками остекления и грубого бетона.
zooming
Конкурсный проект Дэвида Чипперфильда

Следует отметить, что «Зауербрух Хаттон», будучи безусловно талантливыми и достойными представителями профессии, меньше всего подходили под заданный организаторами формат. А ведь те особо выступили в своем «манифесте» против архитекторов с выраженным собственным стилем, намекали, что им прежде всего важна гармония со средой. И, в результате, они выбрали самый «яркий» проект, который, пожалуй, можно сравнить по степени оригинальности только с «бутылочками» Мансильи и Туньона. Очевидно, организаторы конкурса на проект музея М9 – это тот случай, когда заказчик ищет нечто, непонятное самому себе. Остается надеется, что в руках опытных архитекторов он придет в итоге к определенному мнению.
Выставка конкурсных проектов M9 / A New Museum for a New City продлится на месте будущего музея до 21 ноября 2010.
zooming
Конкурсный проект Дэвида Чипперфильда
zooming
Конкурсный проект Дэвида Чипперфильда
zooming
Конкурсный проект Пьера-Луи Фалочи
zooming
Конкурсный проект Пьера-Луи Фалочи
zooming
Конкурсный проект Пьера-Луи Фалочи
zooming
Конкурсный проект Пьера-Луи Фалочи
zooming
Конкурсный проект Луиса Мансильи и Эмилио Туньона
zooming
Конкурсный проект Луиса Мансильи и Эмилио Туньона
zooming
Конкурсный проект Луиса Мансильи и Эмилио Туньона
zooming
Конкурсный проект Эдуарду Соуту де Моура
zooming
Конкурсный проект Эдуарду Соуту де Моура
zooming
Конкурсный проект Эдуарду Соуту де Моура
zooming
Конкурсный проект Эдуарду Соуту де Моура
zooming
Музей М9. Проект победителей конкурса sauerbruch hutton
zooming
Музей М9. Проект победителей конкурса sauerbruch hutton
zooming
Музей М9. Проект победителей конкурса sauerbruch hutton
zooming
Музей М9. Проект победителей конкурса sauerbruch hutton


19 Октября 2010

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Надо ли все приводить к общему знаменателю? С XII Венецианского...
Благодаря неуемной активности archi.ru – как в инициировании первичных материалов, так и в аккумулировании вторичных – о фактической стороне прошедшего Венецианского Биеннале не ведает только ленивый. Поэтому мы ограничились сугубо субъективными впечатлениями и оценками, ни в коей мере не претендуя хоть на какую-либо целостность, а тем более полноту представления материала.
Пресса: Венеция: место встречи
На днях завершила свою работу архитектурная биеннале в Венеции. Организаторы рапортуют: архитектурную выставку посетило на треть больше зрителей, чем два года назад, всего 170 тысяч.
Пресса: Оптимистическое завтра. Об экспозиции Российского...
Архитектура – древнее искусство, но архитекторы, похоже, никогда не договорятся о том, как лучше обустроить нашу жизнь. Раз в два года лучшие профессионалы слетаются в застывшую во времени Венецию, чтобы подискутировать об архитектуре прошлого, настоящего и будущего.
Пресса: Воспитание лифтом и лестницей. Можно ли с помощью...
О плачевном состоянии российской провинции вроде бы знают все, но конкретных предложений по его улучшению не было до тех пор, пока не появился проект спасения города Вышний Волочек в Тверской области. Этот проект, разработанный архитектором Сергеем Чобаном и его коллегами, был представлен на 12-й Архитектурной биеннале в Венеции.
Эффект в пространстве
Биеннале прошла, похваставшись 170 тысячами посетителей; воспоминания и фотографии остались. Предлагаем еще раз вспомнить про биеннале и посмотреть на картинки с выставки.
Пресса: Венецианские впечатления. В Венеции
Архитектурная биеннале 2010 года проходит под девизом «Люди встречаются в архитектуре». Сама эта фраза уже подразумевает смещение акцента с визуальной репрезентации объекта к функционально определенной реальности встречи, общения и взаимопроникновения идей и образов
Сохранение изменений и изменение сохранения
Экспозицией венецианской биеннале, привлекшей особое внимание публики в этом году, стала выставка Cronocaos от обладателя «Золотого Льва» Рема Колхаса и его бюро ОМА. Ее тема — проблема сохранения наследия, которая, несмотря на свою актуальность, совершенно выпала из сферы интересов современных архитекторов и, как напоминают организаторы выставки, впервые поднимается на биеннале со времен «Присутствия прошлого» Портогези — первой венецианской архитектурной выставки, состоявшейся в 1980.
Метаморфозы больше не в моде
Вчера в Венеции состоялось выступление Курта Форстера, куратора биеннале 2004 года. Форстер, предложивший шесть лет назад для главной архитектурной выставки мира тему «Метаморфозы», каялся и убеждал собравшихся в том, что за метамофозами на самом деле ничего нет, никакой пользы. Он призывал архитекторов заняться проблемами более насущными, чем формообразование – рассказывает обозреватель Архи.ру Анна Мартовицкая.
Пресса: Светлый аватар
Григорий Ревзин обнаружил кризис футуристических идей в западной архитектуре.
Пресса: Гонка сооружений
Милена Орлова о мечтателях, практиках и философах на Венецианской архитектурной биеннале
Пресса: Люди встречаются и без архитектуры
Бернхард Шульц смог разглядеть на Венецианской биеннале то, из-за чего архитекторам впору грустить, но за что жюри давало «Золотых львов».
Пресса: Мрак по-итальянски
В Венеции продолжается 12-я Архитектурная биеннале. Ее куратор японка Казуо Седжима определила тему Биеннале как "Люди встречаются в архитектуре". Однако в большинстве случаев посетители не в силах понять, с чем же они тут встречаются.
Архитектурные параллели
В «параллельную программу» венецианской биеннале вошли как проекты, имеющие к архитектуре самое опосредованное отношение, так и выставки, которым самое место — среди ее ключевых событий.
Пресса: Юрий Аввакумов: «Фантазия — единственное, что осталось...
Каковы впечатления от нынешней биеннале в целом? Если сравнить с предыдущими? Насколько важно для России участвовать в таких международных выставках? Насколько сильно, по ощущению, кризис ударил по архитектуре и начинает ли она приходить в себя? Изменил ли кризис лицо архитектуры?
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.