Музей современности в Венеции

К архитектурной биеннале было приурочено завершение конкурса на проект музея М9 в Местре.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
0 Победителем стало бюро «Зауербрух Хаттон», которому досталась нелегкая задача: изменить своей постройкой образ (и имидж) Местре и всей материковой части Венецианской коммуны. Большинству итальянцев и туристов интересна лишь сама Венеция, город-музей и международный центр культуры, а ее муниципальный округ в лучшем случае кажется неинтересным, в худшем – представляется неприятной и неопрятной промышленной зоной. Это отчасти верно относительно прилегающей к Местре Маргеры, но, с другой стороны, эта территория является одной из самых быстро развивающихся в Италии и занимает серьезные позиции в Европе: ее дороги и аэропорт «Марко Поло» являются одними из самых загруженных в ЕС. Индустриализация, глобализация, усиление миграции – все это в полной мере отразилось на этой территории, и своей тесной связью с настоящим и будущим она противопоставлена застывшей в прошлом Венеции. Новый музей будет посвящен 20 веку как столетию перемен, в котором жизнь большей части человечества необратимо изменилась; будут затронуты сферы демографии, экономики, социологии, градостроительства и др. Более того, это будет культурный центр с пространством для временных выставок и образовательных программ, медиатекой с фондами по истории кино, фотографии, архитектуры, дизайна, рекламы и т. д. Все это расположится в новом сооружении высотой не более 30 м и площадью 8 000 м2. Соседствующее с ним историческое здание казарм (бывшее в 16-18 вв. монастырем) будет превращено в торговый центр, что должно частично окупить расходы на возведение музея. Расположенный рядом современный дом приспособят под административные помещения и магазины. «М» в названии М9 означает «музей», «mostra» (выставка по-итальянски), а также молл. 9 – «nove» – отсылка к новеченто, 20 веку.
zooming
Казармы Маттер (бывший монастырь Санта-Мария делле Грацие)
Место строительство Музея М9 сейчас

На проект музея его инициатор, фонд Fondazione di Venezia провел закрытый конкурс. Участников отбирал историк архитектуры, куратор архитектурной биеннале 1991 года Франческо Даль Ко в сотрудничестве с архитектурным институтом Венецианского университета. По его мнению, все шесть – Массимо Кармасси, Дэвид Чипперфильд, Пьер-Луи Фалочи (Pierre-Louis Faloci), Mansilla+Tuñón Arquitectos, Эдуарду Соуту де Моура и «Зауербрух Хаттон» – известны своим вниманием к контексту, деталям, программе, имеют за плечами разнообразные реконструкции исторических памятников и проекты музейных зданий. Даль Ко также подчеркнул, что от этих мастеров ждали не «знаковых» проектов, а профессионально разработанных, отвечающих своей функции построек. При этом он упомянул, что все участники конкурса – из разных стран, что должно отвести от организаторов любые обвинения в италоцентризме. Сами же устроители не стали выбирать слова и прямо заявили, что все эти архитекторы не замечены в проектировании «нелепых» зданий, поэтому и были приглашены к участию в конкурсе. Что подразумевается под нелепостью, впрочем, не уточняется.
Функциональное назначение разных частей участка под строительство

Массимо Кармасси предложил возвести музей в виде композиции из 16 высоких кирпичных башен, круглых и квадратных в плане, соединенных мостиками. Проект напоминает архетипический средневековый город или замок, окруженный бастионами; среди современных аллюзий – туринская церковь Санто Вольто Марио Ботты.
zooming
Конкурсный проект Массимо Кармасси

Дэвид Чипперфильд, напротив, предлагает создать на территории квартала серию общественных пространств, не последним из которых станет остекленный внутренний двор бывших казарм; собственно музей включен в эту систему благодаря проходящему через его здание пешеходному проходу, соединенному с атриумом. Вокруг последнего и организованы все помещения музея. Снаружи его фасады почти монолитны; идею доступности передают лишь колоннады первого яруса.
zooming
Конкурсный проект Массимо Кармасси

Согласно проекту Пьера-Луи Фалочи, музей решен как промышленного вида конструкция из матового стекла, светящаяся ночью, а днем почти растворяющаяся в воздухе. Он приподнял первый этаж музея на 12 м над землей, а завершил комплекс 30-метровой башней. Он также предполагает перекрыть двор казарм стеклянным потолком.
zooming
Конкурсный проект Массимо Кармасси

Луис Мансилья и Эмилио Туньон видят будущее сооружение как коллекцию «флаконов духов», в которых заключен «аромат области Венето». У подножия этих стеклянных цилиндров образовано новое общественное пространство.
zooming
Конкурсный проект Массимо Кармасси

Эдуарду Соуту де Моура ориентировался в своем проекте музея на расположенный рядом комплекс казарм: как и тот, это также прямоугольный блок с атриумом посредине. Такая планировка позволяет создать беспрерывный маршрут осмотра, объединяющий все ярусы (то же самое будет сделано и в казармах при превращении их в универмаг). Фасады музея будут облицованы кирпичом, в том числе и полученным при сносе находящихся сейчас на этом месте построек. Но архитектор уточняет, что это сделано вовсе не из «зеленых» соображений: такое использование состарившегося материала (причем не только кирпича, но и дерева для оконных рам) придает насыщенность и оригинальность образу постройки.
zooming
Конкурсный проект Дэвида Чипперфильда

Победители конкурса, Луиза Хаттон и Маттиас Зауербрух представили проект вполне в духе своего творчества: они известны, прежде всего, своими экспериментами с цветом, и в случае с музеем М9 они остались верны себе. Фасады музея и его подсобного корпуса облицованы полихромной керамической плиткой с преобладанием красных и розовых тонов. Обтекаемые формы построек, «расступающихся» перед пешеходом, чтобы пропустить его внутрь квартала, в находящееся там новое общественное пространство, вдохновлены, по словам архитекторов, итальянским футуризмом. Яркость фасадов оттенена участками остекления и грубого бетона.
zooming
Конкурсный проект Дэвида Чипперфильда

Следует отметить, что «Зауербрух Хаттон», будучи безусловно талантливыми и достойными представителями профессии, меньше всего подходили под заданный организаторами формат. А ведь те особо выступили в своем «манифесте» против архитекторов с выраженным собственным стилем, намекали, что им прежде всего важна гармония со средой. И, в результате, они выбрали самый «яркий» проект, который, пожалуй, можно сравнить по степени оригинальности только с «бутылочками» Мансильи и Туньона. Очевидно, организаторы конкурса на проект музея М9 – это тот случай, когда заказчик ищет нечто, непонятное самому себе. Остается надеется, что в руках опытных архитекторов он придет в итоге к определенному мнению.
Выставка конкурсных проектов M9 / A New Museum for a New City продлится на месте будущего музея до 21 ноября 2010.
zooming
Конкурсный проект Дэвида Чипперфильда
zooming
Конкурсный проект Дэвида Чипперфильда
zooming
Конкурсный проект Пьера-Луи Фалочи
zooming
Конкурсный проект Пьера-Луи Фалочи
zooming
Конкурсный проект Пьера-Луи Фалочи
zooming
Конкурсный проект Пьера-Луи Фалочи
zooming
Конкурсный проект Луиса Мансильи и Эмилио Туньона
zooming
Конкурсный проект Луиса Мансильи и Эмилио Туньона
zooming
Конкурсный проект Луиса Мансильи и Эмилио Туньона
zooming
Конкурсный проект Эдуарду Соуту де Моура
zooming
Конкурсный проект Эдуарду Соуту де Моура
zooming
Конкурсный проект Эдуарду Соуту де Моура
zooming
Конкурсный проект Эдуарду Соуту де Моура
zooming
Музей М9. Проект победителей конкурса sauerbruch hutton
zooming
Музей М9. Проект победителей конкурса sauerbruch hutton
zooming
Музей М9. Проект победителей конкурса sauerbruch hutton
zooming
Музей М9. Проект победителей конкурса sauerbruch hutton

19 Октября 2010

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Надо ли все приводить к общему знаменателю? С XII Венецианского...
Благодаря неуемной активности archi.ru – как в инициировании первичных материалов, так и в аккумулировании вторичных – о фактической стороне прошедшего Венецианского Биеннале не ведает только ленивый. Поэтому мы ограничились сугубо субъективными впечатлениями и оценками, ни в коей мере не претендуя хоть на какую-либо целостность, а тем более полноту представления материала.
Пресса: Венеция: место встречи
На днях завершила свою работу архитектурная биеннале в Венеции. Организаторы рапортуют: архитектурную выставку посетило на треть больше зрителей, чем два года назад, всего 170 тысяч.
Пресса: Оптимистическое завтра. Об экспозиции Российского...
Архитектура – древнее искусство, но архитекторы, похоже, никогда не договорятся о том, как лучше обустроить нашу жизнь. Раз в два года лучшие профессионалы слетаются в застывшую во времени Венецию, чтобы подискутировать об архитектуре прошлого, настоящего и будущего.
Пресса: Воспитание лифтом и лестницей. Можно ли с помощью...
О плачевном состоянии российской провинции вроде бы знают все, но конкретных предложений по его улучшению не было до тех пор, пока не появился проект спасения города Вышний Волочек в Тверской области. Этот проект, разработанный архитектором Сергеем Чобаном и его коллегами, был представлен на 12-й Архитектурной биеннале в Венеции.
Эффект в пространстве
Биеннале прошла, похваставшись 170 тысячами посетителей; воспоминания и фотографии остались. Предлагаем еще раз вспомнить про биеннале и посмотреть на картинки с выставки.
Пресса: Венецианские впечатления. В Венеции
Архитектурная биеннале 2010 года проходит под девизом «Люди встречаются в архитектуре». Сама эта фраза уже подразумевает смещение акцента с визуальной репрезентации объекта к функционально определенной реальности встречи, общения и взаимопроникновения идей и образов
Сохранение изменений и изменение сохранения
Экспозицией венецианской биеннале, привлекшей особое внимание публики в этом году, стала выставка Cronocaos от обладателя «Золотого Льва» Рема Колхаса и его бюро ОМА. Ее тема — проблема сохранения наследия, которая, несмотря на свою актуальность, совершенно выпала из сферы интересов современных архитекторов и, как напоминают организаторы выставки, впервые поднимается на биеннале со времен «Присутствия прошлого» Портогези — первой венецианской архитектурной выставки, состоявшейся в 1980.
Метаморфозы больше не в моде
Вчера в Венеции состоялось выступление Курта Форстера, куратора биеннале 2004 года. Форстер, предложивший шесть лет назад для главной архитектурной выставки мира тему «Метаморфозы», каялся и убеждал собравшихся в том, что за метамофозами на самом деле ничего нет, никакой пользы. Он призывал архитекторов заняться проблемами более насущными, чем формообразование – рассказывает обозреватель Архи.ру Анна Мартовицкая.
Пресса: Светлый аватар
Григорий Ревзин обнаружил кризис футуристических идей в западной архитектуре.
Пресса: Гонка сооружений
Милена Орлова о мечтателях, практиках и философах на Венецианской архитектурной биеннале
Пресса: Люди встречаются и без архитектуры
Бернхард Шульц смог разглядеть на Венецианской биеннале то, из-за чего архитекторам впору грустить, но за что жюри давало «Золотых львов».
Пресса: Мрак по-итальянски
В Венеции продолжается 12-я Архитектурная биеннале. Ее куратор японка Казуо Седжима определила тему Биеннале как "Люди встречаются в архитектуре". Однако в большинстве случаев посетители не в силах понять, с чем же они тут встречаются.
Архитектурные параллели
В «параллельную программу» венецианской биеннале вошли как проекты, имеющие к архитектуре самое опосредованное отношение, так и выставки, которым самое место — среди ее ключевых событий.
Пресса: Юрий Аввакумов: «Фантазия — единственное, что осталось...
Каковы впечатления от нынешней биеннале в целом? Если сравнить с предыдущими? Насколько важно для России участвовать в таких международных выставках? Насколько сильно, по ощущению, кризис ударил по архитектуре и начинает ли она приходить в себя? Изменил ли кризис лицо архитектуры?
Технологии и материалы
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Duravit для Сколково
В новом городе, рассчитанном на инновации, и сантехника современная и качественная. От компании Duravit.
Куда дальше? В Ираке появился объект с российским...
Много стекла, света, белые тона в наружной отделке, интересные геометрические детали в оформлении фасадов – фирменный стиль Lalav Group графичный и минималистичный. Он отсылает к архитектуре современных мегаполисов, хотя жилой комплекс Wavey Avenue расположен всего в нескольких километрах от древней цитадели.
Изящная длина
Ригельный кирпич благодаря необычному формату завоевывает популярность и держится в трендах уже несколько лет. Рассказываем, когда уместно использовать этот материал, и каких эффектов он позволяет добиться.
Пятерка по химии
Компания «Новые Горизонты» разработала и построила в Семеновском сквере Москвы игровой комплекс «Атомы». Авторская площадка мотивирует детей к общению и активности, а также служит доминантой всего сквера.
Punto Design: как мы создаем мебель для общественных пространств...
Наши изделия разрабатываются совместно с ведущими мировыми дизайнерами и архитекторами – профессионалами со всего мира: студиями «Karim Rashid», «Pastina», «Gibillero Design», «Studio Mattias Stendberg», «Arturo Erbsman Studio», Мишелем Пена и другими.
Связь сквозь века
Новый бизнес-центр органично интегрирован в историческую застройку московского переулка благодаря фасадам, облицованным HPL-панелями Fundermax с фактурой натуральной неокрашенной древесины. Наличники окон, разработанные по историческим эскизам из различных регионов России, дополнили образ старинного особняка.
Плитка в городе
Рассказываем, какую роль тротуарная плитка способна играть в создании комфортной городской среды.
Сейчас на главной
Что вы хотите знать об архбетоне?
– теперь можно спросить.

Запускаем проект, посвященный архитектурному бетону, и предлагаем архитекторам, которые работают с этим актуальным материалом, так же как и тем, кто собирается начать, задать свои вопросы производителям.
Несущий свет
Новый ландшафтный объект красноярского бюро АДМ – решетчатый «забор» на склоне Енисея, в противовес названию совершенно проницаем и открывает путь к террасе над рекой. Форма его узнаваемо-современна.
Кино как поиск
В ГЭС-2 на презентации 99 номера «Проекта Россия» показали фильм – «архитектурное высказывание» бюро Мегабудка. Говорят, первый такого рода опыт в нашем контексте: то ли часть заявленного архитекторами поиска «русского стиля», то ли завершающий штрих исследования.
Расскажи мне про Австралию
Способны ли волнистые линии на белом фоне перенести клиентов московского кафе на побережье Австралии? Напомнить о просторе, морском воздухе, волнах? На этот вопрос попытались ответить в своем проекте авторы интерьера кафе WaterFront.
Стандарты по школам
Москомархитектура представила новые рекомендации проектирования объектов образования и инженерной инфраструктуры.
Прохлада в степи
Многоуровневая вилла в Ростовской области, отвечающая аскетичному природному окружению чистыми формами, слепящим белым и зеркалом воды.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Сосновый дзен
Загородный дом от бюро «Хвоя» с характерным лиризмом и чертами японской традиционной архитектуры, построенный меж сосен Карельского перешейка.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Бетон, дерево и кофе
Замысел нового кофе-плейса, спрятанного в глубине дворов на Мясницкой, родился в городе Орле и отчасти реализован орловскими мастерами по дереву. Кофейня YCP совмещает минимализм подхода с натуральными материалами: дубовой мебелью и бетонными потолками.
Пресса: Неотвратимость счастья
Григорий Ревзин о том, как Сен-Симон назначил утопию государственным долгом. Сен-Симон относится к ограниченному числу подлинных пророков веры в социализм, что вселяет известную робость любому, кто собирается о нем писать,— в него инвестировано слишком много надежд, светлых мыслей и желаний.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.
Нетипичная реновация
Проект, предложенный для реновации пятиэтажек в центре Калуги, совмещает две очень актуальные идеи: реконструкцию без сноса и деревянные фасады. Тренды не новы, но в РФ редки и прогрессивны.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Уйти в книги
Издательство «Поляндрия» открыло представительство на первом этаже романтического доходного дома в центре Москвы. Пространство Letters, наполненное авторской мебелью, светом и музыкой, совмещает книжную лавку и кофейню.
Интерьер для смелых
Историческая ТЭЦ в центре Братиславы усилиями студии Perspektiv, DF Creative Group и PAMARCH превратилась в современный коворкинг Base4Work.
Смена образа мыслей
Премией Мис ван дер Роэ – главной архитектурной наградой Евросоюза отмечен корпус Кингстонского университета в Лондоне бюро Grafton. Как работу молодых архитекторов при этом наградили жилищный кооператив La Borda в Барселоне мастерской Lacol.
Боги некритического реализма
Как непротиворечиво совместить современное искусство и поздний академизм эпохи Александра III в одном зале? Ответом на этот вопрос стал яркий и чувственный экспозиционный дизайн, предложенный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки Генриха Семирадского в ГТГ.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Место памяти
Первое место в конкурсе на концепцию развития парка Победы в Мурманске занял консорциум Мастерской Лызлова и бюро Свобода. Рассказываем об итогах конкурса и публикуем проекты пяти финалистов.
Совместная работа
За 22 года интерьеры башни World Port Centre Нормана Фостера в Роттердаме потеряли свою актуальность. Бюро Mecanoo предложило новое решение, основанное на концепции активного рабочего пространства.
Река и фабрика
Благоустройство набережной возвращает Клязьме, некогда питавшей крупную мануфактуру Орехово-Зуево, важную роль, но на этот раз общественную: теперь отдыхать у реки, заниматься спортом или любоваться видами можно даже во время паводков.