Музей современности в Венеции

К архитектурной биеннале было приурочено завершение конкурса на проект музея М9 в Местре.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Победителем стало бюро «Зауербрух Хаттон», которому досталась нелегкая задача: изменить своей постройкой образ (и имидж) Местре и всей материковой части Венецианской коммуны. Большинству итальянцев и туристов интересна лишь сама Венеция, город-музей и международный центр культуры, а ее муниципальный округ в лучшем случае кажется неинтересным, в худшем – представляется неприятной и неопрятной промышленной зоной. Это отчасти верно относительно прилегающей к Местре Маргеры, но, с другой стороны, эта территория является одной из самых быстро развивающихся в Италии и занимает серьезные позиции в Европе: ее дороги и аэропорт «Марко Поло» являются одними из самых загруженных в ЕС. Индустриализация, глобализация, усиление миграции – все это в полной мере отразилось на этой территории, и своей тесной связью с настоящим и будущим она противопоставлена застывшей в прошлом Венеции. Новый музей будет посвящен 20 веку как столетию перемен, в котором жизнь большей части человечества необратимо изменилась; будут затронуты сферы демографии, экономики, социологии, градостроительства и др. Более того, это будет культурный центр с пространством для временных выставок и образовательных программ, медиатекой с фондами по истории кино, фотографии, архитектуры, дизайна, рекламы и т. д. Все это расположится в новом сооружении высотой не более 30 м и площадью 8 000 м2. Соседствующее с ним историческое здание казарм (бывшее в 16-18 вв. монастырем) будет превращено в торговый центр, что должно частично окупить расходы на возведение музея. Расположенный рядом современный дом приспособят под административные помещения и магазины. «М» в названии М9 означает «музей», «mostra» (выставка по-итальянски), а также молл. 9 – «nove» – отсылка к новеченто, 20 веку.
zooming
Казармы Маттер (бывший монастырь Санта-Мария делле Грацие)
Место строительство Музея М9 сейчас

На проект музея его инициатор, фонд Fondazione di Venezia провел закрытый конкурс. Участников отбирал историк архитектуры, куратор архитектурной биеннале 1991 года Франческо Даль Ко в сотрудничестве с архитектурным институтом Венецианского университета. По его мнению, все шесть – Массимо Кармасси, Дэвид Чипперфильд, Пьер-Луи Фалочи (Pierre-Louis Faloci), Mansilla+Tuñón Arquitectos, Эдуарду Соуту де Моура и «Зауербрух Хаттон» – известны своим вниманием к контексту, деталям, программе, имеют за плечами разнообразные реконструкции исторических памятников и проекты музейных зданий. Даль Ко также подчеркнул, что от этих мастеров ждали не «знаковых» проектов, а профессионально разработанных, отвечающих своей функции построек. При этом он упомянул, что все участники конкурса – из разных стран, что должно отвести от организаторов любые обвинения в италоцентризме. Сами же устроители не стали выбирать слова и прямо заявили, что все эти архитекторы не замечены в проектировании «нелепых» зданий, поэтому и были приглашены к участию в конкурсе. Что подразумевается под нелепостью, впрочем, не уточняется.
Функциональное назначение разных частей участка под строительство

Массимо Кармасси предложил возвести музей в виде композиции из 16 высоких кирпичных башен, круглых и квадратных в плане, соединенных мостиками. Проект напоминает архетипический средневековый город или замок, окруженный бастионами; среди современных аллюзий – туринская церковь Санто Вольто Марио Ботты.
zooming
Конкурсный проект Массимо Кармасси

Дэвид Чипперфильд, напротив, предлагает создать на территории квартала серию общественных пространств, не последним из которых станет остекленный внутренний двор бывших казарм; собственно музей включен в эту систему благодаря проходящему через его здание пешеходному проходу, соединенному с атриумом. Вокруг последнего и организованы все помещения музея. Снаружи его фасады почти монолитны; идею доступности передают лишь колоннады первого яруса.
zooming
Конкурсный проект Массимо Кармасси

Согласно проекту Пьера-Луи Фалочи, музей решен как промышленного вида конструкция из матового стекла, светящаяся ночью, а днем почти растворяющаяся в воздухе. Он приподнял первый этаж музея на 12 м над землей, а завершил комплекс 30-метровой башней. Он также предполагает перекрыть двор казарм стеклянным потолком.
zooming
Конкурсный проект Массимо Кармасси

Луис Мансилья и Эмилио Туньон видят будущее сооружение как коллекцию «флаконов духов», в которых заключен «аромат области Венето». У подножия этих стеклянных цилиндров образовано новое общественное пространство.
zooming
Конкурсный проект Массимо Кармасси

Эдуарду Соуту де Моура ориентировался в своем проекте музея на расположенный рядом комплекс казарм: как и тот, это также прямоугольный блок с атриумом посредине. Такая планировка позволяет создать беспрерывный маршрут осмотра, объединяющий все ярусы (то же самое будет сделано и в казармах при превращении их в универмаг). Фасады музея будут облицованы кирпичом, в том числе и полученным при сносе находящихся сейчас на этом месте построек. Но архитектор уточняет, что это сделано вовсе не из «зеленых» соображений: такое использование состарившегося материала (причем не только кирпича, но и дерева для оконных рам) придает насыщенность и оригинальность образу постройки.
zooming
Конкурсный проект Дэвида Чипперфильда

Победители конкурса, Луиза Хаттон и Маттиас Зауербрух представили проект вполне в духе своего творчества: они известны, прежде всего, своими экспериментами с цветом, и в случае с музеем М9 они остались верны себе. Фасады музея и его подсобного корпуса облицованы полихромной керамической плиткой с преобладанием красных и розовых тонов. Обтекаемые формы построек, «расступающихся» перед пешеходом, чтобы пропустить его внутрь квартала, в находящееся там новое общественное пространство, вдохновлены, по словам архитекторов, итальянским футуризмом. Яркость фасадов оттенена участками остекления и грубого бетона.
zooming
Конкурсный проект Дэвида Чипперфильда

Следует отметить, что «Зауербрух Хаттон», будучи безусловно талантливыми и достойными представителями профессии, меньше всего подходили под заданный организаторами формат. А ведь те особо выступили в своем «манифесте» против архитекторов с выраженным собственным стилем, намекали, что им прежде всего важна гармония со средой. И, в результате, они выбрали самый «яркий» проект, который, пожалуй, можно сравнить по степени оригинальности только с «бутылочками» Мансильи и Туньона. Очевидно, организаторы конкурса на проект музея М9 – это тот случай, когда заказчик ищет нечто, непонятное самому себе. Остается надеется, что в руках опытных архитекторов он придет в итоге к определенному мнению.
Выставка конкурсных проектов M9 / A New Museum for a New City продлится на месте будущего музея до 21 ноября 2010.
zooming
Конкурсный проект Дэвида Чипперфильда
zooming
Конкурсный проект Дэвида Чипперфильда
zooming
Конкурсный проект Пьера-Луи Фалочи
zooming
Конкурсный проект Пьера-Луи Фалочи
zooming
Конкурсный проект Пьера-Луи Фалочи
zooming
Конкурсный проект Пьера-Луи Фалочи
zooming
Конкурсный проект Луиса Мансильи и Эмилио Туньона
zooming
Конкурсный проект Луиса Мансильи и Эмилио Туньона
zooming
Конкурсный проект Луиса Мансильи и Эмилио Туньона
zooming
Конкурсный проект Эдуарду Соуту де Моура
zooming
Конкурсный проект Эдуарду Соуту де Моура
zooming
Конкурсный проект Эдуарду Соуту де Моура
zooming
Конкурсный проект Эдуарду Соуту де Моура
zooming
Музей М9. Проект победителей конкурса sauerbruch hutton
zooming
Музей М9. Проект победителей конкурса sauerbruch hutton
zooming
Музей М9. Проект победителей конкурса sauerbruch hutton
zooming
Музей М9. Проект победителей конкурса sauerbruch hutton

19 Октября 2010

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Надо ли все приводить к общему знаменателю? С XII Венецианского...
Благодаря неуемной активности archi.ru – как в инициировании первичных материалов, так и в аккумулировании вторичных – о фактической стороне прошедшего Венецианского Биеннале не ведает только ленивый. Поэтому мы ограничились сугубо субъективными впечатлениями и оценками, ни в коей мере не претендуя хоть на какую-либо целостность, а тем более полноту представления материала.
Пресса: Венеция: место встречи
На днях завершила свою работу архитектурная биеннале в Венеции. Организаторы рапортуют: архитектурную выставку посетило на треть больше зрителей, чем два года назад, всего 170 тысяч.
Пресса: Оптимистическое завтра. Об экспозиции Российского...
Архитектура – древнее искусство, но архитекторы, похоже, никогда не договорятся о том, как лучше обустроить нашу жизнь. Раз в два года лучшие профессионалы слетаются в застывшую во времени Венецию, чтобы подискутировать об архитектуре прошлого, настоящего и будущего.
Пресса: Воспитание лифтом и лестницей. Можно ли с помощью...
О плачевном состоянии российской провинции вроде бы знают все, но конкретных предложений по его улучшению не было до тех пор, пока не появился проект спасения города Вышний Волочек в Тверской области. Этот проект, разработанный архитектором Сергеем Чобаном и его коллегами, был представлен на 12-й Архитектурной биеннале в Венеции.
Эффект в пространстве
Биеннале прошла, похваставшись 170 тысячами посетителей; воспоминания и фотографии остались. Предлагаем еще раз вспомнить про биеннале и посмотреть на картинки с выставки.
Пресса: Венецианские впечатления. В Венеции
Архитектурная биеннале 2010 года проходит под девизом «Люди встречаются в архитектуре». Сама эта фраза уже подразумевает смещение акцента с визуальной репрезентации объекта к функционально определенной реальности встречи, общения и взаимопроникновения идей и образов
Сохранение изменений и изменение сохранения
Экспозицией венецианской биеннале, привлекшей особое внимание публики в этом году, стала выставка Cronocaos от обладателя «Золотого Льва» Рема Колхаса и его бюро ОМА. Ее тема — проблема сохранения наследия, которая, несмотря на свою актуальность, совершенно выпала из сферы интересов современных архитекторов и, как напоминают организаторы выставки, впервые поднимается на биеннале со времен «Присутствия прошлого» Портогези — первой венецианской архитектурной выставки, состоявшейся в 1980.
Метаморфозы больше не в моде
Вчера в Венеции состоялось выступление Курта Форстера, куратора биеннале 2004 года. Форстер, предложивший шесть лет назад для главной архитектурной выставки мира тему «Метаморфозы», каялся и убеждал собравшихся в том, что за метамофозами на самом деле ничего нет, никакой пользы. Он призывал архитекторов заняться проблемами более насущными, чем формообразование – рассказывает обозреватель Архи.ру Анна Мартовицкая.
Пресса: Светлый аватар
Григорий Ревзин обнаружил кризис футуристических идей в западной архитектуре.
Пресса: Гонка сооружений
Милена Орлова о мечтателях, практиках и философах на Венецианской архитектурной биеннале
Пресса: Люди встречаются и без архитектуры
Бернхард Шульц смог разглядеть на Венецианской биеннале то, из-за чего архитекторам впору грустить, но за что жюри давало «Золотых львов».
Пресса: Мрак по-итальянски
В Венеции продолжается 12-я Архитектурная биеннале. Ее куратор японка Казуо Седжима определила тему Биеннале как "Люди встречаются в архитектуре". Однако в большинстве случаев посетители не в силах понять, с чем же они тут встречаются.
Архитектурные параллели
В «параллельную программу» венецианской биеннале вошли как проекты, имеющие к архитектуре самое опосредованное отношение, так и выставки, которым самое место — среди ее ключевых событий.
Пресса: Юрий Аввакумов: «Фантазия — единственное, что осталось...
Каковы впечатления от нынешней биеннале в целом? Если сравнить с предыдущими? Насколько важно для России участвовать в таких международных выставках? Насколько сильно, по ощущению, кризис ударил по архитектуре и начинает ли она приходить в себя? Изменил ли кризис лицо архитектуры?
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.