Музей современности в Венеции

К архитектурной биеннале было приурочено завершение конкурса на проект музея М9 в Местре.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Победителем стало бюро «Зауербрух Хаттон», которому досталась нелегкая задача: изменить своей постройкой образ (и имидж) Местре и всей материковой части Венецианской коммуны. Большинству итальянцев и туристов интересна лишь сама Венеция, город-музей и международный центр культуры, а ее муниципальный округ в лучшем случае кажется неинтересным, в худшем – представляется неприятной и неопрятной промышленной зоной. Это отчасти верно относительно прилегающей к Местре Маргеры, но, с другой стороны, эта территория является одной из самых быстро развивающихся в Италии и занимает серьезные позиции в Европе: ее дороги и аэропорт «Марко Поло» являются одними из самых загруженных в ЕС. Индустриализация, глобализация, усиление миграции – все это в полной мере отразилось на этой территории, и своей тесной связью с настоящим и будущим она противопоставлена застывшей в прошлом Венеции. Новый музей будет посвящен 20 веку как столетию перемен, в котором жизнь большей части человечества необратимо изменилась; будут затронуты сферы демографии, экономики, социологии, градостроительства и др. Более того, это будет культурный центр с пространством для временных выставок и образовательных программ, медиатекой с фондами по истории кино, фотографии, архитектуры, дизайна, рекламы и т. д. Все это расположится в новом сооружении высотой не более 30 м и площадью 8 000 м2. Соседствующее с ним историческое здание казарм (бывшее в 16-18 вв. монастырем) будет превращено в торговый центр, что должно частично окупить расходы на возведение музея. Расположенный рядом современный дом приспособят под административные помещения и магазины. «М» в названии М9 означает «музей», «mostra» (выставка по-итальянски), а также молл. 9 – «nove» – отсылка к новеченто, 20 веку.
zooming
Казармы Маттер (бывший монастырь Санта-Мария делле Грацие)
Место строительство Музея М9 сейчас

На проект музея его инициатор, фонд Fondazione di Venezia провел закрытый конкурс. Участников отбирал историк архитектуры, куратор архитектурной биеннале 1991 года Франческо Даль Ко в сотрудничестве с архитектурным институтом Венецианского университета. По его мнению, все шесть – Массимо Кармасси, Дэвид Чипперфильд, Пьер-Луи Фалочи (Pierre-Louis Faloci), Mansilla+Tuñón Arquitectos, Эдуарду Соуту де Моура и «Зауербрух Хаттон» – известны своим вниманием к контексту, деталям, программе, имеют за плечами разнообразные реконструкции исторических памятников и проекты музейных зданий. Даль Ко также подчеркнул, что от этих мастеров ждали не «знаковых» проектов, а профессионально разработанных, отвечающих своей функции построек. При этом он упомянул, что все участники конкурса – из разных стран, что должно отвести от организаторов любые обвинения в италоцентризме. Сами же устроители не стали выбирать слова и прямо заявили, что все эти архитекторы не замечены в проектировании «нелепых» зданий, поэтому и были приглашены к участию в конкурсе. Что подразумевается под нелепостью, впрочем, не уточняется.
Функциональное назначение разных частей участка под строительство

Массимо Кармасси предложил возвести музей в виде композиции из 16 высоких кирпичных башен, круглых и квадратных в плане, соединенных мостиками. Проект напоминает архетипический средневековый город или замок, окруженный бастионами; среди современных аллюзий – туринская церковь Санто Вольто Марио Ботты.
zooming
Конкурсный проект Массимо Кармасси

Дэвид Чипперфильд, напротив, предлагает создать на территории квартала серию общественных пространств, не последним из которых станет остекленный внутренний двор бывших казарм; собственно музей включен в эту систему благодаря проходящему через его здание пешеходному проходу, соединенному с атриумом. Вокруг последнего и организованы все помещения музея. Снаружи его фасады почти монолитны; идею доступности передают лишь колоннады первого яруса.
zooming
Конкурсный проект Массимо Кармасси

Согласно проекту Пьера-Луи Фалочи, музей решен как промышленного вида конструкция из матового стекла, светящаяся ночью, а днем почти растворяющаяся в воздухе. Он приподнял первый этаж музея на 12 м над землей, а завершил комплекс 30-метровой башней. Он также предполагает перекрыть двор казарм стеклянным потолком.
zooming
Конкурсный проект Массимо Кармасси

Луис Мансилья и Эмилио Туньон видят будущее сооружение как коллекцию «флаконов духов», в которых заключен «аромат области Венето». У подножия этих стеклянных цилиндров образовано новое общественное пространство.
zooming
Конкурсный проект Массимо Кармасси

Эдуарду Соуту де Моура ориентировался в своем проекте музея на расположенный рядом комплекс казарм: как и тот, это также прямоугольный блок с атриумом посредине. Такая планировка позволяет создать беспрерывный маршрут осмотра, объединяющий все ярусы (то же самое будет сделано и в казармах при превращении их в универмаг). Фасады музея будут облицованы кирпичом, в том числе и полученным при сносе находящихся сейчас на этом месте построек. Но архитектор уточняет, что это сделано вовсе не из «зеленых» соображений: такое использование состарившегося материала (причем не только кирпича, но и дерева для оконных рам) придает насыщенность и оригинальность образу постройки.
zooming
Конкурсный проект Дэвида Чипперфильда

Победители конкурса, Луиза Хаттон и Маттиас Зауербрух представили проект вполне в духе своего творчества: они известны, прежде всего, своими экспериментами с цветом, и в случае с музеем М9 они остались верны себе. Фасады музея и его подсобного корпуса облицованы полихромной керамической плиткой с преобладанием красных и розовых тонов. Обтекаемые формы построек, «расступающихся» перед пешеходом, чтобы пропустить его внутрь квартала, в находящееся там новое общественное пространство, вдохновлены, по словам архитекторов, итальянским футуризмом. Яркость фасадов оттенена участками остекления и грубого бетона.
zooming
Конкурсный проект Дэвида Чипперфильда

Следует отметить, что «Зауербрух Хаттон», будучи безусловно талантливыми и достойными представителями профессии, меньше всего подходили под заданный организаторами формат. А ведь те особо выступили в своем «манифесте» против архитекторов с выраженным собственным стилем, намекали, что им прежде всего важна гармония со средой. И, в результате, они выбрали самый «яркий» проект, который, пожалуй, можно сравнить по степени оригинальности только с «бутылочками» Мансильи и Туньона. Очевидно, организаторы конкурса на проект музея М9 – это тот случай, когда заказчик ищет нечто, непонятное самому себе. Остается надеется, что в руках опытных архитекторов он придет в итоге к определенному мнению.
Выставка конкурсных проектов M9 / A New Museum for a New City продлится на месте будущего музея до 21 ноября 2010.
zooming
Конкурсный проект Дэвида Чипперфильда
zooming
Конкурсный проект Дэвида Чипперфильда
zooming
Конкурсный проект Пьера-Луи Фалочи
zooming
Конкурсный проект Пьера-Луи Фалочи
zooming
Конкурсный проект Пьера-Луи Фалочи
zooming
Конкурсный проект Пьера-Луи Фалочи
zooming
Конкурсный проект Луиса Мансильи и Эмилио Туньона
zooming
Конкурсный проект Луиса Мансильи и Эмилио Туньона
zooming
Конкурсный проект Луиса Мансильи и Эмилио Туньона
zooming
Конкурсный проект Эдуарду Соуту де Моура
zooming
Конкурсный проект Эдуарду Соуту де Моура
zooming
Конкурсный проект Эдуарду Соуту де Моура
zooming
Конкурсный проект Эдуарду Соуту де Моура
zooming
Музей М9. Проект победителей конкурса sauerbruch hutton
zooming
Музей М9. Проект победителей конкурса sauerbruch hutton
zooming
Музей М9. Проект победителей конкурса sauerbruch hutton
zooming
Музей М9. Проект победителей конкурса sauerbruch hutton

19 Октября 2010

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Надо ли все приводить к общему знаменателю? С XII Венецианского...
Благодаря неуемной активности archi.ru – как в инициировании первичных материалов, так и в аккумулировании вторичных – о фактической стороне прошедшего Венецианского Биеннале не ведает только ленивый. Поэтому мы ограничились сугубо субъективными впечатлениями и оценками, ни в коей мере не претендуя хоть на какую-либо целостность, а тем более полноту представления материала.
Пресса: Венеция: место встречи
На днях завершила свою работу архитектурная биеннале в Венеции. Организаторы рапортуют: архитектурную выставку посетило на треть больше зрителей, чем два года назад, всего 170 тысяч.
Пресса: Оптимистическое завтра. Об экспозиции Российского...
Архитектура – древнее искусство, но архитекторы, похоже, никогда не договорятся о том, как лучше обустроить нашу жизнь. Раз в два года лучшие профессионалы слетаются в застывшую во времени Венецию, чтобы подискутировать об архитектуре прошлого, настоящего и будущего.
Пресса: Воспитание лифтом и лестницей. Можно ли с помощью...
О плачевном состоянии российской провинции вроде бы знают все, но конкретных предложений по его улучшению не было до тех пор, пока не появился проект спасения города Вышний Волочек в Тверской области. Этот проект, разработанный архитектором Сергеем Чобаном и его коллегами, был представлен на 12-й Архитектурной биеннале в Венеции.
Эффект в пространстве
Биеннале прошла, похваставшись 170 тысячами посетителей; воспоминания и фотографии остались. Предлагаем еще раз вспомнить про биеннале и посмотреть на картинки с выставки.
Пресса: Венецианские впечатления. В Венеции
Архитектурная биеннале 2010 года проходит под девизом «Люди встречаются в архитектуре». Сама эта фраза уже подразумевает смещение акцента с визуальной репрезентации объекта к функционально определенной реальности встречи, общения и взаимопроникновения идей и образов
Сохранение изменений и изменение сохранения
Экспозицией венецианской биеннале, привлекшей особое внимание публики в этом году, стала выставка Cronocaos от обладателя «Золотого Льва» Рема Колхаса и его бюро ОМА. Ее тема — проблема сохранения наследия, которая, несмотря на свою актуальность, совершенно выпала из сферы интересов современных архитекторов и, как напоминают организаторы выставки, впервые поднимается на биеннале со времен «Присутствия прошлого» Портогези — первой венецианской архитектурной выставки, состоявшейся в 1980.
Метаморфозы больше не в моде
Вчера в Венеции состоялось выступление Курта Форстера, куратора биеннале 2004 года. Форстер, предложивший шесть лет назад для главной архитектурной выставки мира тему «Метаморфозы», каялся и убеждал собравшихся в том, что за метамофозами на самом деле ничего нет, никакой пользы. Он призывал архитекторов заняться проблемами более насущными, чем формообразование – рассказывает обозреватель Архи.ру Анна Мартовицкая.
Пресса: Светлый аватар
Григорий Ревзин обнаружил кризис футуристических идей в западной архитектуре.
Пресса: Гонка сооружений
Милена Орлова о мечтателях, практиках и философах на Венецианской архитектурной биеннале
Пресса: Люди встречаются и без архитектуры
Бернхард Шульц смог разглядеть на Венецианской биеннале то, из-за чего архитекторам впору грустить, но за что жюри давало «Золотых львов».
Пресса: Мрак по-итальянски
В Венеции продолжается 12-я Архитектурная биеннале. Ее куратор японка Казуо Седжима определила тему Биеннале как "Люди встречаются в архитектуре". Однако в большинстве случаев посетители не в силах понять, с чем же они тут встречаются.
Архитектурные параллели
В «параллельную программу» венецианской биеннале вошли как проекты, имеющие к архитектуре самое опосредованное отношение, так и выставки, которым самое место — среди ее ключевых событий.
Пресса: Юрий Аввакумов: «Фантазия — единственное, что осталось...
Каковы впечатления от нынешней биеннале в целом? Если сравнить с предыдущими? Насколько важно для России участвовать в таких международных выставках? Насколько сильно, по ощущению, кризис ударил по архитектуре и начинает ли она приходить в себя? Изменил ли кризис лицо архитектуры?
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни