Главный принцип: оригинальность

Быть непохожим на других — очевидный принцип работы кураторов национальных павильонов на венецианской биеннале.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

24 Сентября 2010
mainImg

Самый необычный ход придумали хорваты, и чрезвычайно жаль, что он не удался. 14 видным архитекторам — в их числе Саша Бегович (Saša Begović), Перо Вукович (Pero Vuković), Марко Дабрович (Marko Dabrović) — было поручено проектирование плавучего павильона: получилась конструкция из 30 т проволочной сетки Q-385, сложная структура которой заметна только на просвет. Она была сооружена на барже и отправлена на ней в Венецию, где должна была находиться в дни вернисажа.

zooming
Павильон Хорватии в порту Риеки. Фото предоставлено организаторами
Павильон Хорватии в порту Риеки. Фото предоставлено организаторами
К сожалению, за время пути через Адриатику павильон частично обрушился, поэтому по прибытии в Италию почти сразу же был отправлен обратно. В результате посетителям пришлось удовольствоваться небольшой экспозицией Хорватии в Арсенале, рассказывающей об этом замечательном проекте. Впрочем, организаторы обещают вернуться в Венецию с восстановленным павильоном: в конце концов, время ещё есть — биеннале продлится до конца осени.
Павильон Бельгии. Фото Нины Фроловой
Бельгийские участники посвятили свою экспозицию теме износа в архитектуре и ннтерьере: материалов, предметов обихода, разнообразной фурнитуры. Следы, оставшиеся от использования множеством людей на протяжении долгого времени, придают пространству человечность, делают его уникальным. Кураторы расположили куски коврового покрытия, фанеры, лестничные перила, резиновые коврики в минималистических интерьерах своего павильона как требующие уважительного внимания экспонаты: в результате, стало явным разительное сходство выставки с музеем современного искусства — своего рода второй смысловой слой в замысле организаторов.
Пэй Чжу. Инсталляция «Сад И» перед павильоном КНР. Фото Нины Фроловой

Впрочем, и без псевдо-актуального искусства на архитектурной биеннале было немало «художественных» участников. Это особенно справедливо для павильона КНР, где «встреча в архитектуре» толковалась как «деловое свидание» между людьми с их нуждами, устремлениями и желаниями, и постройками, влияющими через свою функциональную программу на поведение человека.
Фань Юэ и Ван Чаогэ. Инсталляция «Стена / ветер» в павильоне КНР. Фото Нины Фроловой
Несмотря на небольшой раздел, посвященный пространствам и проектам, главное место заняли скульптуры и инсталляции, в том числе — созданные архитектором Пэем Чжу. Самой эффектной среди них была работа «Стена / ветер» Фаня Юэ и Вана Чаогэ с прозрачными пластиковыми птицами, порхающими над «воздушным занавесом».
Павильон Египта. Фото Нины Фроловой
В павильоне Египта, несмотря на номинальное участие архитекторов, главное место заняла огромная золотая инсталляция, имеющая вид морской волны, исписанной арабской вязью, и накрывающая мумиеобразную фигуру. Ее дополнили видео-арт и живопись. Темой экспозиции было выбрано «Спасение», понимаемое как взаимодействие с сакральным текстом.
Павильон Польши. Фото Нины Фроловой
Польские участники представили не менее концептуальный проект — «Запасной выход». Эта подсвеченная неоном и погруженная в искусственный туман («облака») конструкция из птичьих клеток по замыслу кураторов павильона должна служить символом «небезопасных» городских пространств, где человек выходит за пределы поля действия регулирующих его благополучие правил и запретов. Это могут быть развалины, крыши домов, черные рынки — потенциальные места несчастных случаев и даже катастроф, но также и территория свободы.
Павильон Люксембурга. Фото Нины Фроловой

Авторы экспозиции павильона Люксембурга обратились к метафизическим понятиям, которые определяют бытие архитектора и его творений: хрупкости (обозначаемой с помощью гири и стеклянной вазы), рутины повседневной жизни (множество чашек кофе с подвешенным над каждой из них кусочком сахара) и ее неуловимой ценности (уютный салон, где посетители могут пообщаться), а также общества потребления, культурной среды и многого другого.
Павильон Люксембурга. Фото Нины Фроловой
Впрочем, кураторы, в отличие от многих их коллег из других стран, откровенно заявляют, что это не архитектурная выставка.
Павильон Словении. Фото предоставлено организаторами
Напротив, вполне архитектурной оказывается при ближайшем рассмотрении экспозиция павильона Словении, посвященная работам двух ландшафтных бюро, AKKA и studiobotas. Однако подробную информацию о них, а также многочисленные эссе на тему встречи города, человека и природы (выставка названа «Все оттенки зеленого»), рассуждения о качестве и сущности пространства, перемежаемые прекрасными фотографиями Петера Коштруна (Peter Koštrun) и цитатами из Маргерит Юрсенар, Габриэля Гарсия Маркеса, Александра Колдера — все это можно найти только на страницах каталога. В скромные помещения павильона уместилась лишь малая часть, и она больше похожа на набор арт-объектов, чем на архитектурную выставку макетов и планов. Игрой с привычными архитектурными образами увлеклись также и кипрские кураторы: они «склеили» из фотографий построек последних лет не существующие в реальности панорамы. Помещенные в витрины-лайтбоксы, эти изображения трактуются авторами как «архитектурный художественный фильм». При этом речь идет не только о встрече зрителя с архитектурой и посетителей между собой, но и неожиданной «встрече» разных зданий в пространстве «фальшивого» фотоснимка.
Павильон Уругвая. Фото Нины Фроловой
Если многие участники биеннале обратились — вместо или наряду с архитектурой — к сфере визуальных искусств, павильон Уругвая больше связан с литературой. Его экспозиция «5 рассказов, 5 зданий» посвящена 5 знаковым постройкам XIX-XX веков, а именно: плотине, бойне, жилому дому в Монтевидео, бывшему на протяжении 7 лет самым высоким зданием Латинской Америки, стадиону первого чемпионата мира по футболу и одной из ранних модернистских построек в Уругвае. Они представлены в виде посвященных им стихотворений, цитат выдающихся людей и т. д., а также в форме коротких фильмов. Впрочем, центральное место в зале занимает ковер из шкуры черно-белой коровы, копия ковра, подаренного Ле Корбюзье в 1929 Викторией Окампо во время его визита в Буэнос-Айрес и замененного по мере износа на другой такой же, присланный другими его друзьями из Аргентины. Этот ковер, история которого изложена в виде цитат из писем великого архитектора, завершает экспозицию как «место для ничегонеделанья».
Павильон Португалии. Фото Нины Фроловой
Португалия целиком положилась на силу кинематографа. Четыре режиссера сняли для биеннале по короткометражному фильму про жилой дом одного из четырех авторов: Алваро Сизы (Álvaro Siza Vieira), бюро Мануэла и Франсишку Айрешей Матеушей (Manuel and Francisco Aires Mateus), Жуана Луиша Каррилью да Граса (João Luís Carrilho da Graça) и Рикарду Бака Гордона (Ricardo Bak Gordon). Это все – совершенно разные постройки: три из них — частные резиденции в городе и в сельской местности, четвертая — социальное жилье, построенная Сизой в 1970-е и расширенное несколько лет назад, поэтому и рассказы про них получились совершенно разными. Больше всего привлекает лента о приморской «вилле» Айрешей Матеушей, состоящей из четырех примитивных домиков с песчаным полом: в ней речь идет о молодом человеке, добирающемся туда летним вечером на машине местного жителя, и приглашающего затем этого старика поужинать в своем доме; лента завершается видом закатного неба и звуками аккордеона. Пожалуй, это один из наиболее удачных примеров передачи архитектурного образа на всей биеннале. Но если говорить об успехах, необходимо сказать и о неудачах: разочарование вызывает национальная экспозиция Ирана, который в этом году впервые участвует в венецианской биеннале. Она посвящена садово-парковому искусству и состоит из небольшого числа низкокачественных фотографий лучших средневековых иранских садов, дополненных примитивной инсталляцией на тему архетипического сада.
Скандинавский павильон. Фото предоставлено организаторами
Неоднозначное впечатление оставляет скандинавский павильон: он частично посвящен проблеме общественного пространства (планшеты с лучшими национальными проектами, отобранными архитектурными музеями Финляндии, Норвегии и Швеции, рамещены на стенах), но зал по сути не занят больше ничем.
Скандинавский павильон. Фото предоставлено организаторами
В нем по очереди будут работать 12 начинающих мастерских из трех стран, каждая из которых создаст там собственное пространство для творчества.
Павильон Ирландии. Фото Нины Фроловой
Ирландские участники подготовили не совсем практичную и наглядную, но, безусловно, элегантную выставку: они показали в Венеции архив заслуженного бюро de Blacam and Meagher в виде крупноформатных копий 9 000 листов, собранных в пять огромных стопок в интерьере церкви Сан Галло рядом с площадью Сан Марко. Посетители могут забрать понравившиеся листы с собой, свернув их в рулон и закрепив специально подготовленным для этого кольцом. Эта, — скорее инсталляция, чем выставка воплощает идею архива и его роли в творчестве архитектора.
Экспозиция США. Фото Нины Фроловой
Немного сумбурными представляются павильоны США и Гонконга. Первый более организован: в нем показаны на примере 7 мастерских разные методы работы в городском пространстве, которые объединяет практичность и даже прагматичность. Это очень разные бюро: например, строители гостиниц John Portman & Associates — и почти теоретики Terreform, так что их соединение в одной экспозиции кажется немного надуманным.
Экспозиция Гонконга. Фото Нины Фроловой
Выставка Гонконга расположена прямо напротив входа в Арсенала. Ее название звучит недвусмысленно: Architetture quotidiane: Hong Kong a Venezia. Это переводится приблизительно как «повседневная архитектура»; в английской версии архитектура звучит во множественном числе и его можно понять как «будни разных архитектур». В павильоне собрано целых 12 проектов, разделенных на функциональные сектора (образование, одежда, еда, отдых и т. д.). Тринадцатая часть самая звучная: это конкурсные проекты «Района культуры Западный Коулун», разработанные Ремом Колхасом, Норманом Фостером и Рокко Имом.
Экспозиция Гонконга. Фото Нины Фроловой
Отдельные части экспозиции очень удачны, как, например, фотоколлаж из множества снимков типичных гонконгских квартир, поражающих своей теснотой и следующей из нее захламленностью, или совмещение фотографий и макетов в проекте, посвященном «урбанистическо-сельской экологии», но в остальном от такой чрезмерной «наполненности» экспозиция значительно теряет в смысле.



24 Сентября 2010

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: XII Архитектурная биеннале в Венеции

Эффект в пространстве
Биеннале прошла, похваставшись 170 тысячами посетителей; воспоминания и фотографии остались. Предлагаем еще раз вспомнить про биеннале и посмотреть на картинки с выставки.
Сохранение изменений и изменение сохранения
Экспозицией венецианской биеннале, привлекшей особое внимание публики в этом году, стала выставка Cronocaos от обладателя «Золотого Льва» Рема Колхаса и его бюро ОМА. Ее тема — проблема сохранения наследия, которая, несмотря на свою актуальность, совершенно выпала из сферы интересов современных архитекторов и, как напоминают организаторы выставки, впервые поднимается на биеннале со времен «Присутствия прошлого» Портогези — первой венецианской архитектурной выставки, состоявшейся в 1980.
Метаморфозы больше не в моде
Вчера в Венеции состоялось выступление Курта Форстера, куратора биеннале 2004 года. Форстер, предложивший шесть лет назад для главной архитектурной выставки мира тему «Метаморфозы», каялся и убеждал собравшихся в том, что за метамофозами на самом деле ничего нет, никакой пользы. Он призывал архитекторов заняться проблемами более насущными, чем формообразование – рассказывает обозреватель Архи.ру Анна Мартовицкая.
Архитектурные параллели
В «параллельную программу» венецианской биеннале вошли как проекты, имеющие к архитектуре самое опосредованное отношение, так и выставки, которым самое место — среди ее ключевых событий.
Люди встречаются
В заключение обзора российских проектов на биеннале – несколько слов о выставке «Кабинет директора» и несколько фотографий, сделанных в день открытия превью биннале, 26 августа.
Разум и чувства на архитектурном поле
Президент Венецианской биеннале Паоло Баратта заявил на открывшей выставку пресс-конференции, что главная задача любой экспозиции – вызывать в зрителе эмоции. Если исходить из этого немного неожиданного для руководителя такого интеллектуального мероприятия постулата, можно взглянуть на главную архитектурную выставку с неожиданной стороны.
Погружение в архитектуру
Вчера, 26 августа, венецианская биеннале архитектуры открылась для журналистов в режиме так называемого превью. Еще два дня выставку будут показывать прессе, в субботу раздадут «Золотых львов», и начиная с воскресенья она будет доступна для всех желающих. Публикуем первый, беглый обзор главной части выставки. Кураторскую экспозицию Арсенала Кадзуйо Сэдзима превратила в одно большое архитектурное произведение, посвященное творческому осмыслению пространства бывшей Кордери; массивные интерьеры ответили на эти заигрывания взаимностью и стали выглядеть как будто лучше, чем обычно.
Мост в мир высокой моды
Архитектурная мастерская SPEECH разработала концепцию регенерации вышневолоцкой швейной фабрики «Аэлита». Поскольку это действующее производство, архитекторы решили его не перепрофилировать, а наоборот поддержать, создав рядом с фабрикой outlet-центр.
Утопия в павильоне
26 августа состоялось открытие экспозиции павильона России на XII венецианской биеннале архитектуры. Проект «Фабрика Россия», посвященный возрождению промышленной архитектуры и шире – общественной жизни города Вышнего Волочка, проект, интриговавший архитектурную общественность более полугода, наконец представлен зрителям.
Ажурные узоры будущего
Архитектурной мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» в Вышнем Волочке досталась фабрика «Парижская коммуна». На ее территории архитекторы разместили конгресс-центр, отель, жилой дом и школу искусств.
В круге земном
ТПО «Резерв» было приглашено в проект для работы над образом одного из самых крупных и известных предприятий Вышнего Волочка – фабрикой Рябушинских. Бывшее текстильное производство архитекторы превратили в Музей познания мира и технико-развлекательный парк.
Обитаемый остров
Рассказом о концепции регенерации исторического центра Вышнего Волочка, разработанной бюро «Сергей Скуратов Architects», мы открываем серию публикаций о проектах участников экспозиции Российского павильона на XII Международной биеннале архитектуры в Венеции. Сергей Скуратов – единственный из участников «российской архитектурной сборной», кто в процессе работы над проектом переработал кураторское задание, поменяв и место расположения объекта, и его функциональное наполнение.
Лицом к большой воде
Архитектурная мастерская «Студия 44» в рамках проекта «Фабрика Россия» работала над концепцией регенерации хлопчатобумажного комбината «Пролетарский Авангард». Его территорию с водной системой Вышнего Волочка архитекторы связали с помощью нового канала, так что после реконструкции бывшее производство превратится в маленькую Венецию.

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.