Главный принцип: оригинальность

Быть непохожим на других — очевидный принцип работы кураторов национальных павильонов на венецианской биеннале.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

24 Сентября 2010
mainImg

Самый необычный ход придумали хорваты, и чрезвычайно жаль, что он не удался. 14 видным архитекторам — в их числе Саша Бегович (Saša Begović), Перо Вукович (Pero Vuković), Марко Дабрович (Marko Dabrović) — было поручено проектирование плавучего павильона: получилась конструкция из 30 т проволочной сетки Q-385, сложная структура которой заметна только на просвет. Она была сооружена на барже и отправлена на ней в Венецию, где должна была находиться в дни вернисажа.

zooming
Павильон Хорватии в порту Риеки. Фото предоставлено организаторами
Павильон Хорватии в порту Риеки. Фото предоставлено организаторами
К сожалению, за время пути через Адриатику павильон частично обрушился, поэтому по прибытии в Италию почти сразу же был отправлен обратно. В результате посетителям пришлось удовольствоваться небольшой экспозицией Хорватии в Арсенале, рассказывающей об этом замечательном проекте. Впрочем, организаторы обещают вернуться в Венецию с восстановленным павильоном: в конце концов, время ещё есть — биеннале продлится до конца осени.
Павильон Бельгии. Фото Нины Фроловой
Бельгийские участники посвятили свою экспозицию теме износа в архитектуре и ннтерьере: материалов, предметов обихода, разнообразной фурнитуры. Следы, оставшиеся от использования множеством людей на протяжении долгого времени, придают пространству человечность, делают его уникальным. Кураторы расположили куски коврового покрытия, фанеры, лестничные перила, резиновые коврики в минималистических интерьерах своего павильона как требующие уважительного внимания экспонаты: в результате, стало явным разительное сходство выставки с музеем современного искусства — своего рода второй смысловой слой в замысле организаторов.
Пэй Чжу. Инсталляция «Сад И» перед павильоном КНР. Фото Нины Фроловой

Впрочем, и без псевдо-актуального искусства на архитектурной биеннале было немало «художественных» участников. Это особенно справедливо для павильона КНР, где «встреча в архитектуре» толковалась как «деловое свидание» между людьми с их нуждами, устремлениями и желаниями, и постройками, влияющими через свою функциональную программу на поведение человека.
Фань Юэ и Ван Чаогэ. Инсталляция «Стена / ветер» в павильоне КНР. Фото Нины Фроловой
Несмотря на небольшой раздел, посвященный пространствам и проектам, главное место заняли скульптуры и инсталляции, в том числе — созданные архитектором Пэем Чжу. Самой эффектной среди них была работа «Стена / ветер» Фаня Юэ и Вана Чаогэ с прозрачными пластиковыми птицами, порхающими над «воздушным занавесом».
Павильон Египта. Фото Нины Фроловой
В павильоне Египта, несмотря на номинальное участие архитекторов, главное место заняла огромная золотая инсталляция, имеющая вид морской волны, исписанной арабской вязью, и накрывающая мумиеобразную фигуру. Ее дополнили видео-арт и живопись. Темой экспозиции было выбрано «Спасение», понимаемое как взаимодействие с сакральным текстом.
Павильон Польши. Фото Нины Фроловой
Польские участники представили не менее концептуальный проект — «Запасной выход». Эта подсвеченная неоном и погруженная в искусственный туман («облака») конструкция из птичьих клеток по замыслу кураторов павильона должна служить символом «небезопасных» городских пространств, где человек выходит за пределы поля действия регулирующих его благополучие правил и запретов. Это могут быть развалины, крыши домов, черные рынки — потенциальные места несчастных случаев и даже катастроф, но также и территория свободы.
Павильон Люксембурга. Фото Нины Фроловой

Авторы экспозиции павильона Люксембурга обратились к метафизическим понятиям, которые определяют бытие архитектора и его творений: хрупкости (обозначаемой с помощью гири и стеклянной вазы), рутины повседневной жизни (множество чашек кофе с подвешенным над каждой из них кусочком сахара) и ее неуловимой ценности (уютный салон, где посетители могут пообщаться), а также общества потребления, культурной среды и многого другого.
Павильон Люксембурга. Фото Нины Фроловой
Впрочем, кураторы, в отличие от многих их коллег из других стран, откровенно заявляют, что это не архитектурная выставка.
Павильон Словении. Фото предоставлено организаторами
Напротив, вполне архитектурной оказывается при ближайшем рассмотрении экспозиция павильона Словении, посвященная работам двух ландшафтных бюро, AKKA и studiobotas. Однако подробную информацию о них, а также многочисленные эссе на тему встречи города, человека и природы (выставка названа «Все оттенки зеленого»), рассуждения о качестве и сущности пространства, перемежаемые прекрасными фотографиями Петера Коштруна (Peter Koštrun) и цитатами из Маргерит Юрсенар, Габриэля Гарсия Маркеса, Александра Колдера — все это можно найти только на страницах каталога. В скромные помещения павильона уместилась лишь малая часть, и она больше похожа на набор арт-объектов, чем на архитектурную выставку макетов и планов. Игрой с привычными архитектурными образами увлеклись также и кипрские кураторы: они «склеили» из фотографий построек последних лет не существующие в реальности панорамы. Помещенные в витрины-лайтбоксы, эти изображения трактуются авторами как «архитектурный художественный фильм». При этом речь идет не только о встрече зрителя с архитектурой и посетителей между собой, но и неожиданной «встрече» разных зданий в пространстве «фальшивого» фотоснимка.
Павильон Уругвая. Фото Нины Фроловой
Если многие участники биеннале обратились — вместо или наряду с архитектурой — к сфере визуальных искусств, павильон Уругвая больше связан с литературой. Его экспозиция «5 рассказов, 5 зданий» посвящена 5 знаковым постройкам XIX-XX веков, а именно: плотине, бойне, жилому дому в Монтевидео, бывшему на протяжении 7 лет самым высоким зданием Латинской Америки, стадиону первого чемпионата мира по футболу и одной из ранних модернистских построек в Уругвае. Они представлены в виде посвященных им стихотворений, цитат выдающихся людей и т. д., а также в форме коротких фильмов. Впрочем, центральное место в зале занимает ковер из шкуры черно-белой коровы, копия ковра, подаренного Ле Корбюзье в 1929 Викторией Окампо во время его визита в Буэнос-Айрес и замененного по мере износа на другой такой же, присланный другими его друзьями из Аргентины. Этот ковер, история которого изложена в виде цитат из писем великого архитектора, завершает экспозицию как «место для ничегонеделанья».
Павильон Португалии. Фото Нины Фроловой
Португалия целиком положилась на силу кинематографа. Четыре режиссера сняли для биеннале по короткометражному фильму про жилой дом одного из четырех авторов: Алваро Сизы (Álvaro Siza Vieira), бюро Мануэла и Франсишку Айрешей Матеушей (Manuel and Francisco Aires Mateus), Жуана Луиша Каррилью да Граса (João Luís Carrilho da Graça) и Рикарду Бака Гордона (Ricardo Bak Gordon). Это все – совершенно разные постройки: три из них — частные резиденции в городе и в сельской местности, четвертая — социальное жилье, построенная Сизой в 1970-е и расширенное несколько лет назад, поэтому и рассказы про них получились совершенно разными. Больше всего привлекает лента о приморской «вилле» Айрешей Матеушей, состоящей из четырех примитивных домиков с песчаным полом: в ней речь идет о молодом человеке, добирающемся туда летним вечером на машине местного жителя, и приглашающего затем этого старика поужинать в своем доме; лента завершается видом закатного неба и звуками аккордеона. Пожалуй, это один из наиболее удачных примеров передачи архитектурного образа на всей биеннале. Но если говорить об успехах, необходимо сказать и о неудачах: разочарование вызывает национальная экспозиция Ирана, который в этом году впервые участвует в венецианской биеннале. Она посвящена садово-парковому искусству и состоит из небольшого числа низкокачественных фотографий лучших средневековых иранских садов, дополненных примитивной инсталляцией на тему архетипического сада.
Скандинавский павильон. Фото предоставлено организаторами
Неоднозначное впечатление оставляет скандинавский павильон: он частично посвящен проблеме общественного пространства (планшеты с лучшими национальными проектами, отобранными архитектурными музеями Финляндии, Норвегии и Швеции, рамещены на стенах), но зал по сути не занят больше ничем.
Скандинавский павильон. Фото предоставлено организаторами
В нем по очереди будут работать 12 начинающих мастерских из трех стран, каждая из которых создаст там собственное пространство для творчества.
Павильон Ирландии. Фото Нины Фроловой
Ирландские участники подготовили не совсем практичную и наглядную, но, безусловно, элегантную выставку: они показали в Венеции архив заслуженного бюро de Blacam and Meagher в виде крупноформатных копий 9 000 листов, собранных в пять огромных стопок в интерьере церкви Сан Галло рядом с площадью Сан Марко. Посетители могут забрать понравившиеся листы с собой, свернув их в рулон и закрепив специально подготовленным для этого кольцом. Эта, — скорее инсталляция, чем выставка воплощает идею архива и его роли в творчестве архитектора.
Экспозиция США. Фото Нины Фроловой
Немного сумбурными представляются павильоны США и Гонконга. Первый более организован: в нем показаны на примере 7 мастерских разные методы работы в городском пространстве, которые объединяет практичность и даже прагматичность. Это очень разные бюро: например, строители гостиниц John Portman & Associates — и почти теоретики Terreform, так что их соединение в одной экспозиции кажется немного надуманным.
Экспозиция Гонконга. Фото Нины Фроловой
Выставка Гонконга расположена прямо напротив входа в Арсенала. Ее название звучит недвусмысленно: Architetture quotidiane: Hong Kong a Venezia. Это переводится приблизительно как «повседневная архитектура»; в английской версии архитектура звучит во множественном числе и его можно понять как «будни разных архитектур». В павильоне собрано целых 12 проектов, разделенных на функциональные сектора (образование, одежда, еда, отдых и т. д.). Тринадцатая часть самая звучная: это конкурсные проекты «Района культуры Западный Коулун», разработанные Ремом Колхасом, Норманом Фостером и Рокко Имом.
Экспозиция Гонконга. Фото Нины Фроловой
Отдельные части экспозиции очень удачны, как, например, фотоколлаж из множества снимков типичных гонконгских квартир, поражающих своей теснотой и следующей из нее захламленностью, или совмещение фотографий и макетов в проекте, посвященном «урбанистическо-сельской экологии», но в остальном от такой чрезмерной «наполненности» экспозиция значительно теряет в смысле.

24 Сентября 2010

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Надо ли все приводить к общему знаменателю? С XII Венецианского...
Благодаря неуемной активности archi.ru – как в инициировании первичных материалов, так и в аккумулировании вторичных – о фактической стороне прошедшего Венецианского Биеннале не ведает только ленивый. Поэтому мы ограничились сугубо субъективными впечатлениями и оценками, ни в коей мере не претендуя хоть на какую-либо целостность, а тем более полноту представления материала.
Пресса: Венеция: место встречи
На днях завершила свою работу архитектурная биеннале в Венеции. Организаторы рапортуют: архитектурную выставку посетило на треть больше зрителей, чем два года назад, всего 170 тысяч.
Пресса: Оптимистическое завтра. Об экспозиции Российского...
Архитектура – древнее искусство, но архитекторы, похоже, никогда не договорятся о том, как лучше обустроить нашу жизнь. Раз в два года лучшие профессионалы слетаются в застывшую во времени Венецию, чтобы подискутировать об архитектуре прошлого, настоящего и будущего.
Пресса: Воспитание лифтом и лестницей. Можно ли с помощью...
О плачевном состоянии российской провинции вроде бы знают все, но конкретных предложений по его улучшению не было до тех пор, пока не появился проект спасения города Вышний Волочек в Тверской области. Этот проект, разработанный архитектором Сергеем Чобаном и его коллегами, был представлен на 12-й Архитектурной биеннале в Венеции.
Эффект в пространстве
Биеннале прошла, похваставшись 170 тысячами посетителей; воспоминания и фотографии остались. Предлагаем еще раз вспомнить про биеннале и посмотреть на картинки с выставки.
Пресса: Венецианские впечатления. В Венеции
Архитектурная биеннале 2010 года проходит под девизом «Люди встречаются в архитектуре». Сама эта фраза уже подразумевает смещение акцента с визуальной репрезентации объекта к функционально определенной реальности встречи, общения и взаимопроникновения идей и образов
Сохранение изменений и изменение сохранения
Экспозицией венецианской биеннале, привлекшей особое внимание публики в этом году, стала выставка Cronocaos от обладателя «Золотого Льва» Рема Колхаса и его бюро ОМА. Ее тема — проблема сохранения наследия, которая, несмотря на свою актуальность, совершенно выпала из сферы интересов современных архитекторов и, как напоминают организаторы выставки, впервые поднимается на биеннале со времен «Присутствия прошлого» Портогези — первой венецианской архитектурной выставки, состоявшейся в 1980.
Метаморфозы больше не в моде
Вчера в Венеции состоялось выступление Курта Форстера, куратора биеннале 2004 года. Форстер, предложивший шесть лет назад для главной архитектурной выставки мира тему «Метаморфозы», каялся и убеждал собравшихся в том, что за метамофозами на самом деле ничего нет, никакой пользы. Он призывал архитекторов заняться проблемами более насущными, чем формообразование – рассказывает обозреватель Архи.ру Анна Мартовицкая.
Пресса: Светлый аватар
Григорий Ревзин обнаружил кризис футуристических идей в западной архитектуре.
Пресса: Гонка сооружений
Милена Орлова о мечтателях, практиках и философах на Венецианской архитектурной биеннале
Пресса: Люди встречаются и без архитектуры
Бернхард Шульц смог разглядеть на Венецианской биеннале то, из-за чего архитекторам впору грустить, но за что жюри давало «Золотых львов».
Пресса: Мрак по-итальянски
В Венеции продолжается 12-я Архитектурная биеннале. Ее куратор японка Казуо Седжима определила тему Биеннале как "Люди встречаются в архитектуре". Однако в большинстве случаев посетители не в силах понять, с чем же они тут встречаются.
Архитектурные параллели
В «параллельную программу» венецианской биеннале вошли как проекты, имеющие к архитектуре самое опосредованное отношение, так и выставки, которым самое место — среди ее ключевых событий.
Пресса: Юрий Аввакумов: «Фантазия — единственное, что осталось...
Каковы впечатления от нынешней биеннале в целом? Если сравнить с предыдущими? Насколько важно для России участвовать в таких международных выставках? Насколько сильно, по ощущению, кризис ударил по архитектуре и начинает ли она приходить в себя? Изменил ли кризис лицо архитектуры?
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.