Будущее как гражданский долг, но не только

Павильоны Италии, Великобритании, Германии, Нидерландов и Франции на венецианской биеннале весьма свободно трактуют заданную куратором тему о встречах в архитектурном пространстве.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

09 Сентября 2010
mainImg
В этом году зрителям был торжественно представлен павильон Италии, расположенный в северо-западной части Арсенала, рядом с садом Делле Верджини. Итальянские выставки проводились там и ранее – два года назад на архитектурной биеннале в этих залах показывали выставку 12 проектов итальянского жилья. Теперь же пространство реконструировали, расширили (в 2009 году с 800 до 1800 метров), и назвали Итальянским павильоном. Ликвидировав таким образом путаницу между «павильоном Италии» в Джардини, где уже давно выставлялись не национальные, а международные участники (он теперь назван Палаццо делле Эспозициони) и национальной итальянской экспозицией, которая наконец-то получила статус «павильона».

Такое событие необходимо было отметить «знаковой» выставкой, которую и не преминул организовать куратор, обладатель премии биеннале за критику 2006 года Лука Молинари (Luca Molinari). Под заголовком «Ailati. Размышления из будущего» он показал панорамный обзор итальянской архитектуры «вчера, сегодня и завтра». Он попытался найти корни проблемы, отмечаемой повсеместно: с конца 1980-х годов Италия потеряла свои сильные позиции в международной архитектурной сфере и, за исключением Ренцо Пьяно и, в меньшей степени, Массимилиано Фуксаса, ее архитекторы мало строят за рубежом и не привлекают живого внимания публики. За последние 20 лет не появилось ни одного крупного труда итальянского теоретика, а в границах самой страны неуклонно падает архитектурное качество построек; архитектура превратилась в общественном мнении в нечто неважное, в отрасль прикладного искусства и потеряла свою «национальную идентичность». Молинари призывает вернуть ей гражданское значение и способность влиять на жизнь людей, а также хочет взглянуть по-новому на проблемы проектирования, выбрав для такого подхода кодовое слово Ailati — зеркальное отражение Italia. Молинари очерчивает события профессиональной и общественной сферы 1990-2010 в информативной инсталляции «Амнезия» (имеется в виду «выпадение» итальянской архитектуры из исторического процесса): там можно узнать, что в течение последних 20 лет ушли многие виднейшие деятели послевоенной поры, от Альдо Росси до Этторе Соттсаса, а также стартовала эпоха дигитальной архитектуры, молодое поколение стало гораздо более мобильным, и больше качественных построек начало появляться в провинции, чем в традиционных культурных и экономических центрах.

Второй раздел, «Лаборатория Италия» демонстрирует потенциал работающих сейчас архитекторов: в 10 подразделах (в том числе: «Реально ли построить нечто качественное с бюджетом 1000 евро/м2?» или «Что следует делать с имуществом, конфискованным у мафии?») показаны 40 наиболее интересных проектов последних трех лет: уже реализованных или находящихся на последней стадии строительства. Подробно проиллюстрированная экспозиция надолго приковывает к себе внимание.

Однако самой яркой, хотя и наименее познавательной частью итальянской выставки стала секция будущего, «Италия 2050». Молинари создал ее в сотрудничестве с редакцией итальянского Wired, сотрудники которой порекомендовали ему 14 ведущих ученых, профессионалов медиа сферы, режиссеров, художников, определяющих облик будущего сегодня. Каждый из них представил свое видение страны и мира через 40 лет, и эти идеи были воплощены в материальной форме с помощью 14 дизайнеров и архитекторов. Получившиеся объекты расставлены на высокой платформе; чтобы лучше рассмотреть их, к каждому следует подниматься по специальной лестнице. Такое решение выставки придает ей интригу, хотя связь напоминающих абстрактные скульптуры сооружений с светящимися указателями-пояснениями «Материя/антиматерия», «Удовольствия/чувства» и т. д. кажется в лучшем случае трудноуловимой. Впрочем, в специальном выпуске Wired напечатан подробный путеводитель по этой части экспозиции. В целом, итальянский павильон — несомненно, один из самых удачных национальных «вкладов» в биеннале, зрелищная часть в нем прямо пропорциональна достойному внимания содержанию, и единственным вопросом без ответа остается следующий: каким образом все это разнообразие соотносится с темой биеннале «Люди встречаются в архитектуре» и главным для нее мотивом пространства?

Впрочем, такой же вопрос можно задать и британцам: название их экспозиции «Вилла Франкенштейн» вполне можно трактовать как намек на ее многочастность. Кураторы «сшили» ее из разных кусков точно так же, как Франкенштейн — своего монстра. Но официальная версия более безопасна: это отсылка к Джону Рескину — его жалобе на то, что влияние его книг породило архитектурных «чудовищ» в форме домов и пабов в средневековом (в т. ч. венецианском) вкусе по всей Англии. Действительно, центральное место в павильоне занимают записные книжки Рескина, проиллюстрированные фотографиями Венеции XIX века. Но к ним добавлена экспозиция, посвященная экосистеме венецианской лагуны, снабженная чучелами птиц и аквариумом с флорой ее соленых болот, а также сектор трибун Олимпийского стадиона 2012 в Лондоне в масштабе 1:10, служащий местом проведения семинаров. Под ним устроена еще одна выставка, посвященная движению за равные права женщин в Италии и за ее пределами. Этого всего было бы достаточно, но кураторы не забыли не только женщин, но и детей: перед ступенями павильона для них забетонирован мелкий бассейн (на месте лужи, «облюбовавшей» эту часть суши), а художник Лотти Чайлд (Lottie Child) организовала совместно с венецианской детворой проект «Уличное образование», посвященный безопасности и развлечениям на улицах города. Все это с трудом объединено общей темой влияния Венеции на англичан, прямого и опосредованного (т. е. через Рескина).

Немецкие кураторы, напротив, восприняли девиз биеннале буквально: их павильон превратился в место для встреч в прямом смысле слова. Это «Красный салон» для бесед на архитектурную тему, украшенный 182 рисунками архитекторов, критиков, художников, которых специально для выставки попросили выразить средствами графики свои «архитектурные желания»: ведь названием экспозиции выбрано почти непереводимое Sehnsucht — желание, тоска. Так кураторы попытались получить «снимок» или «слепок» внутреннего мира современного немецкого архитектора. Центральный салон дополняют четыре «символических» пространства: «Зеркальный зал», «Комната с видом», «Темная комната» и «Пустота» (впрочем, последняя не совсем пуста: там установлен небольшой экран с абстрактным произведением видеоарта), а также аудио-инсталляция «Венеция» студии U5 — запись характерных для этого города шумов и звуков. Все это должно наводить на размышления, будить желания, создавать впечатления — то есть работать с «тонкими материями». Но также запланирована вполне традиционная серия симпозиумов и круглых столов, которые тоже должны внести свой вклад в понимание внутреннего мира архитектора и через него — всей архитектуры. Несомненно, это неожиданный выход из положения: уход от архитектуры в мир идей и желаний, из реального пространства — в ментальную сферу. Но для такого смелого решения требуется незаурядное его воплощение, чего, к сожалению, в павильоне Германии нет.

В павильоне Нидерландов кураторы, бюро Rietveld Landscape представили экспозицию «Пустующие NL, где архитектура встречается с идеями», остроумно обыграв тему биеннале. Они подсчитали, что павильон занят выставками всего лишь 3,5 месяца в году, а значит, с момента постройки (1954) его здание пустовало в общей сложности 39 лет. Однако, несмотря на забавный зачин, представленный на нидерландской выставке сюжет — более чем серьезен: в Голландии тысячи административных и общественных зданий XVII-XXI веков постройки, принадлежащих государству, стоят пустыми в ожидании решения своей судьбы (реконструкции, сноса и т. д.), и это не считая военных объектов и пустырей. Их число увеличивается каждую неделю, а ведь они представляют собой ценнейший ресурс для инновационных отраслей экономики, в первую очередь «экономики знаний», – сфер, развитие которых голландское правительство не так давно признало приоритетными (надо же, не только наше правительство увлекается инновациями). По убеждению авторов выставки, все пустующие постройки можно использовать как научные лаборатории, архитектурные и дизайнерские мастерские и т. д., что дало бы позитивный побочный эффект создания живых междисциплинарных связей. Кураторы призывают власти как можно скорее принять соответствующее решение. Материально эти идеи выражены одновременно лаконично и эффектно: нижний этаж павильона, натурально, пустой. Выше, на уровне пола внутреннего балкона-галереи натянуты стальные тросы, на которых закреплено множество макетов зданий (тех, которые пустуют в настоящих Нидерландах), вырезанных из синего пенопласта. Сверху, если посмотреть с балкона, все это выглядит, как рельефный голубой ковер. Макеты дополнены схемами, составленными из вбитых в стену на лестнице булавок и натянутых между ними нитей.

Линию серьезности успешно продолжили французы: их выставка, озаглавленная «Метрополис?» посвящена современному градостроительству, точнее, разрабатываемым сейчас масштабным проектам для Парижа, Лиона, Марселя, Бордо и Нанта. Все они представлены в виде фильмов, идущих в общей сложности 4 часа (по часу в каждом из залов). Но динамичное решение этих видеоматериалов заставляет жалеть, что почти невозможно посмотреть их полностью. Что же касается главной идеи и связи с темой биеннале, то куратор павильона Доминик Перро подчеркивает важность для развития большого города свободного — пустого — пространства как связующей ткани, места для жизни и материала для потенциального развития (французский павильон подробно рассмотрен в статье Алексея Тарханова в Коммерсанте).

Несложно заметить, что экспозиции стран – лидеров мировой архитектурной сцены на биеннале представляют крайне разнообразные взгляды как на архитектуру, так и на само мероприятие. Впрочем, ждать единообразия — особенно в требующую изобретательности «кризисную» эпоху — было бы странно.
Павильон Италии. Инсталляция «Амнезия». Фотографии Нины Фроловой
Павильон Италии. Раздел «Лаборатория Италия»
Павильон Италии. Раздел «Лаборатория Италия»
Павильон Италии. Раздел «Италия 2050»
Павильон Италии. Раздел «Италия 2050»
Павильон Италии. Раздел «Италия 2050»
Павильон Италии. Раздел «Италия 2050». Объект «Гнездо эмоций» (тема «Пространства вкуса, благополучия и удовольствия»). Идея – Давиде Ольдани (шеф-повар, ресторатор, дизайнер), дизайн – Atelier Forte
Павильон Великобритании. Фрагмент экспозиции записных книжек Джона Рескина с иллюстрациями - фотографиями Венеции 19 в.
Павильон Великобритании. Экспозиция, посвященная венецианской лагуне
Павильон Великобритании. Уменьшенная копия трибуны Олимпийского стадиона в Лондоне. Фотография Юлии Тарабариной
zooming
Павильон Великобритании. Бассейн перед входом. Фото предоставлено кураторами
Павильон Германии. «Красный салон» во время симпозиума
Павильон Германии. Экспозиция рисунков
Павильон Германии. «Зеркальный зал»
Павильон Нидерландов. Вид основного этажа. Фотография Юлии Тарабариной
Павильон Нидерландов. Вид макета. Фотография Юлии Тарабариной
Павильон Франции


0

09 Сентября 2010

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: XII Архитектурная биеннале в Венеции

Эффект в пространстве
Биеннале прошла, похваставшись 170 тысячами посетителей; воспоминания и фотографии остались. Предлагаем еще раз вспомнить про биеннале и посмотреть на картинки с выставки.
Сохранение изменений и изменение сохранения
Экспозицией венецианской биеннале, привлекшей особое внимание публики в этом году, стала выставка Cronocaos от обладателя «Золотого Льва» Рема Колхаса и его бюро ОМА. Ее тема — проблема сохранения наследия, которая, несмотря на свою актуальность, совершенно выпала из сферы интересов современных архитекторов и, как напоминают организаторы выставки, впервые поднимается на биеннале со времен «Присутствия прошлого» Портогези — первой венецианской архитектурной выставки, состоявшейся в 1980.
Метаморфозы больше не в моде
Вчера в Венеции состоялось выступление Курта Форстера, куратора биеннале 2004 года. Форстер, предложивший шесть лет назад для главной архитектурной выставки мира тему «Метаморфозы», каялся и убеждал собравшихся в том, что за метамофозами на самом деле ничего нет, никакой пользы. Он призывал архитекторов заняться проблемами более насущными, чем формообразование – рассказывает обозреватель Архи.ру Анна Мартовицкая.
Архитектурные параллели
В «параллельную программу» венецианской биеннале вошли как проекты, имеющие к архитектуре самое опосредованное отношение, так и выставки, которым самое место — среди ее ключевых событий.
Люди встречаются
В заключение обзора российских проектов на биеннале – несколько слов о выставке «Кабинет директора» и несколько фотографий, сделанных в день открытия превью биннале, 26 августа.
Разум и чувства на архитектурном поле
Президент Венецианской биеннале Паоло Баратта заявил на открывшей выставку пресс-конференции, что главная задача любой экспозиции – вызывать в зрителе эмоции. Если исходить из этого немного неожиданного для руководителя такого интеллектуального мероприятия постулата, можно взглянуть на главную архитектурную выставку с неожиданной стороны.
Погружение в архитектуру
Вчера, 26 августа, венецианская биеннале архитектуры открылась для журналистов в режиме так называемого превью. Еще два дня выставку будут показывать прессе, в субботу раздадут «Золотых львов», и начиная с воскресенья она будет доступна для всех желающих. Публикуем первый, беглый обзор главной части выставки. Кураторскую экспозицию Арсенала Кадзуйо Сэдзима превратила в одно большое архитектурное произведение, посвященное творческому осмыслению пространства бывшей Кордери; массивные интерьеры ответили на эти заигрывания взаимностью и стали выглядеть как будто лучше, чем обычно.
Мост в мир высокой моды
Архитектурная мастерская SPEECH разработала концепцию регенерации вышневолоцкой швейной фабрики «Аэлита». Поскольку это действующее производство, архитекторы решили его не перепрофилировать, а наоборот поддержать, создав рядом с фабрикой outlet-центр.
Утопия в павильоне
26 августа состоялось открытие экспозиции павильона России на XII венецианской биеннале архитектуры. Проект «Фабрика Россия», посвященный возрождению промышленной архитектуры и шире – общественной жизни города Вышнего Волочка, проект, интриговавший архитектурную общественность более полугода, наконец представлен зрителям.
Ажурные узоры будущего
Архитектурной мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» в Вышнем Волочке досталась фабрика «Парижская коммуна». На ее территории архитекторы разместили конгресс-центр, отель, жилой дом и школу искусств.
В круге земном
ТПО «Резерв» было приглашено в проект для работы над образом одного из самых крупных и известных предприятий Вышнего Волочка – фабрикой Рябушинских. Бывшее текстильное производство архитекторы превратили в Музей познания мира и технико-развлекательный парк.
Обитаемый остров
Рассказом о концепции регенерации исторического центра Вышнего Волочка, разработанной бюро «Сергей Скуратов Architects», мы открываем серию публикаций о проектах участников экспозиции Российского павильона на XII Международной биеннале архитектуры в Венеции. Сергей Скуратов – единственный из участников «российской архитектурной сборной», кто в процессе работы над проектом переработал кураторское задание, поменяв и место расположения объекта, и его функциональное наполнение.
Лицом к большой воде
Архитектурная мастерская «Студия 44» в рамках проекта «Фабрика Россия» работала над концепцией регенерации хлопчатобумажного комбината «Пролетарский Авангард». Его территорию с водной системой Вышнего Волочка архитекторы связали с помощью нового канала, так что после реконструкции бывшее производство превратится в маленькую Венецию.

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.