Будущее как гражданский долг, но не только

Павильоны Италии, Великобритании, Германии, Нидерландов и Франции на венецианской биеннале весьма свободно трактуют заданную куратором тему о встречах в архитектурном пространстве.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

09 Сентября 2010
mainImg
В этом году зрителям был торжественно представлен павильон Италии, расположенный в северо-западной части Арсенала, рядом с садом Делле Верджини. Итальянские выставки проводились там и ранее – два года назад на архитектурной биеннале в этих залах показывали выставку 12 проектов итальянского жилья. Теперь же пространство реконструировали, расширили (в 2009 году с 800 до 1800 метров), и назвали Итальянским павильоном. Ликвидировав таким образом путаницу между «павильоном Италии» в Джардини, где уже давно выставлялись не национальные, а международные участники (он теперь назван Палаццо делле Эспозициони) и национальной итальянской экспозицией, которая наконец-то получила статус «павильона».

Такое событие необходимо было отметить «знаковой» выставкой, которую и не преминул организовать куратор, обладатель премии биеннале за критику 2006 года Лука Молинари (Luca Molinari). Под заголовком «Ailati. Размышления из будущего» он показал панорамный обзор итальянской архитектуры «вчера, сегодня и завтра». Он попытался найти корни проблемы, отмечаемой повсеместно: с конца 1980-х годов Италия потеряла свои сильные позиции в международной архитектурной сфере и, за исключением Ренцо Пьяно и, в меньшей степени, Массимилиано Фуксаса, ее архитекторы мало строят за рубежом и не привлекают живого внимания публики. За последние 20 лет не появилось ни одного крупного труда итальянского теоретика, а в границах самой страны неуклонно падает архитектурное качество построек; архитектура превратилась в общественном мнении в нечто неважное, в отрасль прикладного искусства и потеряла свою «национальную идентичность». Молинари призывает вернуть ей гражданское значение и способность влиять на жизнь людей, а также хочет взглянуть по-новому на проблемы проектирования, выбрав для такого подхода кодовое слово Ailati — зеркальное отражение Italia. Молинари очерчивает события профессиональной и общественной сферы 1990-2010 в информативной инсталляции «Амнезия» (имеется в виду «выпадение» итальянской архитектуры из исторического процесса): там можно узнать, что в течение последних 20 лет ушли многие виднейшие деятели послевоенной поры, от Альдо Росси до Этторе Соттсаса, а также стартовала эпоха дигитальной архитектуры, молодое поколение стало гораздо более мобильным, и больше качественных построек начало появляться в провинции, чем в традиционных культурных и экономических центрах.

Второй раздел, «Лаборатория Италия» демонстрирует потенциал работающих сейчас архитекторов: в 10 подразделах (в том числе: «Реально ли построить нечто качественное с бюджетом 1000 евро/м2?» или «Что следует делать с имуществом, конфискованным у мафии?») показаны 40 наиболее интересных проектов последних трех лет: уже реализованных или находящихся на последней стадии строительства. Подробно проиллюстрированная экспозиция надолго приковывает к себе внимание.

Однако самой яркой, хотя и наименее познавательной частью итальянской выставки стала секция будущего, «Италия 2050». Молинари создал ее в сотрудничестве с редакцией итальянского Wired, сотрудники которой порекомендовали ему 14 ведущих ученых, профессионалов медиа сферы, режиссеров, художников, определяющих облик будущего сегодня. Каждый из них представил свое видение страны и мира через 40 лет, и эти идеи были воплощены в материальной форме с помощью 14 дизайнеров и архитекторов. Получившиеся объекты расставлены на высокой платформе; чтобы лучше рассмотреть их, к каждому следует подниматься по специальной лестнице. Такое решение выставки придает ей интригу, хотя связь напоминающих абстрактные скульптуры сооружений с светящимися указателями-пояснениями «Материя/антиматерия», «Удовольствия/чувства» и т. д. кажется в лучшем случае трудноуловимой. Впрочем, в специальном выпуске Wired напечатан подробный путеводитель по этой части экспозиции. В целом, итальянский павильон — несомненно, один из самых удачных национальных «вкладов» в биеннале, зрелищная часть в нем прямо пропорциональна достойному внимания содержанию, и единственным вопросом без ответа остается следующий: каким образом все это разнообразие соотносится с темой биеннале «Люди встречаются в архитектуре» и главным для нее мотивом пространства?

Впрочем, такой же вопрос можно задать и британцам: название их экспозиции «Вилла Франкенштейн» вполне можно трактовать как намек на ее многочастность. Кураторы «сшили» ее из разных кусков точно так же, как Франкенштейн — своего монстра. Но официальная версия более безопасна: это отсылка к Джону Рескину — его жалобе на то, что влияние его книг породило архитектурных «чудовищ» в форме домов и пабов в средневековом (в т. ч. венецианском) вкусе по всей Англии. Действительно, центральное место в павильоне занимают записные книжки Рескина, проиллюстрированные фотографиями Венеции XIX века. Но к ним добавлена экспозиция, посвященная экосистеме венецианской лагуны, снабженная чучелами птиц и аквариумом с флорой ее соленых болот, а также сектор трибун Олимпийского стадиона 2012 в Лондоне в масштабе 1:10, служащий местом проведения семинаров. Под ним устроена еще одна выставка, посвященная движению за равные права женщин в Италии и за ее пределами. Этого всего было бы достаточно, но кураторы не забыли не только женщин, но и детей: перед ступенями павильона для них забетонирован мелкий бассейн (на месте лужи, «облюбовавшей» эту часть суши), а художник Лотти Чайлд (Lottie Child) организовала совместно с венецианской детворой проект «Уличное образование», посвященный безопасности и развлечениям на улицах города. Все это с трудом объединено общей темой влияния Венеции на англичан, прямого и опосредованного (т. е. через Рескина).

Немецкие кураторы, напротив, восприняли девиз биеннале буквально: их павильон превратился в место для встреч в прямом смысле слова. Это «Красный салон» для бесед на архитектурную тему, украшенный 182 рисунками архитекторов, критиков, художников, которых специально для выставки попросили выразить средствами графики свои «архитектурные желания»: ведь названием экспозиции выбрано почти непереводимое Sehnsucht — желание, тоска. Так кураторы попытались получить «снимок» или «слепок» внутреннего мира современного немецкого архитектора. Центральный салон дополняют четыре «символических» пространства: «Зеркальный зал», «Комната с видом», «Темная комната» и «Пустота» (впрочем, последняя не совсем пуста: там установлен небольшой экран с абстрактным произведением видеоарта), а также аудио-инсталляция «Венеция» студии U5 — запись характерных для этого города шумов и звуков. Все это должно наводить на размышления, будить желания, создавать впечатления — то есть работать с «тонкими материями». Но также запланирована вполне традиционная серия симпозиумов и круглых столов, которые тоже должны внести свой вклад в понимание внутреннего мира архитектора и через него — всей архитектуры. Несомненно, это неожиданный выход из положения: уход от архитектуры в мир идей и желаний, из реального пространства — в ментальную сферу. Но для такого смелого решения требуется незаурядное его воплощение, чего, к сожалению, в павильоне Германии нет.

В павильоне Нидерландов кураторы, бюро Rietveld Landscape представили экспозицию «Пустующие NL, где архитектура встречается с идеями», остроумно обыграв тему биеннале. Они подсчитали, что павильон занят выставками всего лишь 3,5 месяца в году, а значит, с момента постройки (1954) его здание пустовало в общей сложности 39 лет. Однако, несмотря на забавный зачин, представленный на нидерландской выставке сюжет — более чем серьезен: в Голландии тысячи административных и общественных зданий XVII-XXI веков постройки, принадлежащих государству, стоят пустыми в ожидании решения своей судьбы (реконструкции, сноса и т. д.), и это не считая военных объектов и пустырей. Их число увеличивается каждую неделю, а ведь они представляют собой ценнейший ресурс для инновационных отраслей экономики, в первую очередь «экономики знаний», – сфер, развитие которых голландское правительство не так давно признало приоритетными (надо же, не только наше правительство увлекается инновациями). По убеждению авторов выставки, все пустующие постройки можно использовать как научные лаборатории, архитектурные и дизайнерские мастерские и т. д., что дало бы позитивный побочный эффект создания живых междисциплинарных связей. Кураторы призывают власти как можно скорее принять соответствующее решение. Материально эти идеи выражены одновременно лаконично и эффектно: нижний этаж павильона, натурально, пустой. Выше, на уровне пола внутреннего балкона-галереи натянуты стальные тросы, на которых закреплено множество макетов зданий (тех, которые пустуют в настоящих Нидерландах), вырезанных из синего пенопласта. Сверху, если посмотреть с балкона, все это выглядит, как рельефный голубой ковер. Макеты дополнены схемами, составленными из вбитых в стену на лестнице булавок и натянутых между ними нитей.

Линию серьезности успешно продолжили французы: их выставка, озаглавленная «Метрополис?» посвящена современному градостроительству, точнее, разрабатываемым сейчас масштабным проектам для Парижа, Лиона, Марселя, Бордо и Нанта. Все они представлены в виде фильмов, идущих в общей сложности 4 часа (по часу в каждом из залов). Но динамичное решение этих видеоматериалов заставляет жалеть, что почти невозможно посмотреть их полностью. Что же касается главной идеи и связи с темой биеннале, то куратор павильона Доминик Перро подчеркивает важность для развития большого города свободного — пустого — пространства как связующей ткани, места для жизни и материала для потенциального развития (французский павильон подробно рассмотрен в статье Алексея Тарханова в Коммерсанте).

Несложно заметить, что экспозиции стран – лидеров мировой архитектурной сцены на биеннале представляют крайне разнообразные взгляды как на архитектуру, так и на само мероприятие. Впрочем, ждать единообразия — особенно в требующую изобретательности «кризисную» эпоху — было бы странно.
Павильон Италии. Инсталляция «Амнезия». Фотографии Нины Фроловой
Павильон Италии. Раздел «Лаборатория Италия»
Павильон Италии. Раздел «Лаборатория Италия»
Павильон Италии. Раздел «Италия 2050»
Павильон Италии. Раздел «Италия 2050»
Павильон Италии. Раздел «Италия 2050»
Павильон Италии. Раздел «Италия 2050». Объект «Гнездо эмоций» (тема «Пространства вкуса, благополучия и удовольствия»). Идея – Давиде Ольдани (шеф-повар, ресторатор, дизайнер), дизайн – Atelier Forte
Павильон Великобритании. Фрагмент экспозиции записных книжек Джона Рескина с иллюстрациями - фотографиями Венеции 19 в.
Павильон Великобритании. Экспозиция, посвященная венецианской лагуне
Павильон Великобритании. Уменьшенная копия трибуны Олимпийского стадиона в Лондоне. Фотография Юлии Тарабариной
zooming
Павильон Великобритании. Бассейн перед входом. Фото предоставлено кураторами
Павильон Германии. «Красный салон» во время симпозиума
Павильон Германии. Экспозиция рисунков
Павильон Германии. «Зеркальный зал»
Павильон Нидерландов. Вид основного этажа. Фотография Юлии Тарабариной
Павильон Нидерландов. Вид макета. Фотография Юлии Тарабариной
Павильон Франции


09 Сентября 2010

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: XII Архитектурная биеннале в Венеции

Эффект в пространстве
Биеннале прошла, похваставшись 170 тысячами посетителей; воспоминания и фотографии остались. Предлагаем еще раз вспомнить про биеннале и посмотреть на картинки с выставки.
Сохранение изменений и изменение сохранения
Экспозицией венецианской биеннале, привлекшей особое внимание публики в этом году, стала выставка Cronocaos от обладателя «Золотого Льва» Рема Колхаса и его бюро ОМА. Ее тема — проблема сохранения наследия, которая, несмотря на свою актуальность, совершенно выпала из сферы интересов современных архитекторов и, как напоминают организаторы выставки, впервые поднимается на биеннале со времен «Присутствия прошлого» Портогези — первой венецианской архитектурной выставки, состоявшейся в 1980.
Метаморфозы больше не в моде
Вчера в Венеции состоялось выступление Курта Форстера, куратора биеннале 2004 года. Форстер, предложивший шесть лет назад для главной архитектурной выставки мира тему «Метаморфозы», каялся и убеждал собравшихся в том, что за метамофозами на самом деле ничего нет, никакой пользы. Он призывал архитекторов заняться проблемами более насущными, чем формообразование – рассказывает обозреватель Архи.ру Анна Мартовицкая.
Архитектурные параллели
В «параллельную программу» венецианской биеннале вошли как проекты, имеющие к архитектуре самое опосредованное отношение, так и выставки, которым самое место — среди ее ключевых событий.
Люди встречаются
В заключение обзора российских проектов на биеннале – несколько слов о выставке «Кабинет директора» и несколько фотографий, сделанных в день открытия превью биннале, 26 августа.
Разум и чувства на архитектурном поле
Президент Венецианской биеннале Паоло Баратта заявил на открывшей выставку пресс-конференции, что главная задача любой экспозиции – вызывать в зрителе эмоции. Если исходить из этого немного неожиданного для руководителя такого интеллектуального мероприятия постулата, можно взглянуть на главную архитектурную выставку с неожиданной стороны.
Погружение в архитектуру
Вчера, 26 августа, венецианская биеннале архитектуры открылась для журналистов в режиме так называемого превью. Еще два дня выставку будут показывать прессе, в субботу раздадут «Золотых львов», и начиная с воскресенья она будет доступна для всех желающих. Публикуем первый, беглый обзор главной части выставки. Кураторскую экспозицию Арсенала Кадзуйо Сэдзима превратила в одно большое архитектурное произведение, посвященное творческому осмыслению пространства бывшей Кордери; массивные интерьеры ответили на эти заигрывания взаимностью и стали выглядеть как будто лучше, чем обычно.
Мост в мир высокой моды
Архитектурная мастерская SPEECH разработала концепцию регенерации вышневолоцкой швейной фабрики «Аэлита». Поскольку это действующее производство, архитекторы решили его не перепрофилировать, а наоборот поддержать, создав рядом с фабрикой outlet-центр.
Утопия в павильоне
26 августа состоялось открытие экспозиции павильона России на XII венецианской биеннале архитектуры. Проект «Фабрика Россия», посвященный возрождению промышленной архитектуры и шире – общественной жизни города Вышнего Волочка, проект, интриговавший архитектурную общественность более полугода, наконец представлен зрителям.
Ажурные узоры будущего
Архитектурной мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» в Вышнем Волочке досталась фабрика «Парижская коммуна». На ее территории архитекторы разместили конгресс-центр, отель, жилой дом и школу искусств.
В круге земном
ТПО «Резерв» было приглашено в проект для работы над образом одного из самых крупных и известных предприятий Вышнего Волочка – фабрикой Рябушинских. Бывшее текстильное производство архитекторы превратили в Музей познания мира и технико-развлекательный парк.
Обитаемый остров
Рассказом о концепции регенерации исторического центра Вышнего Волочка, разработанной бюро «Сергей Скуратов Architects», мы открываем серию публикаций о проектах участников экспозиции Российского павильона на XII Международной биеннале архитектуры в Венеции. Сергей Скуратов – единственный из участников «российской архитектурной сборной», кто в процессе работы над проектом переработал кураторское задание, поменяв и место расположения объекта, и его функциональное наполнение.
Лицом к большой воде
Архитектурная мастерская «Студия 44» в рамках проекта «Фабрика Россия» работала над концепцией регенерации хлопчатобумажного комбината «Пролетарский Авангард». Его территорию с водной системой Вышнего Волочка архитекторы связали с помощью нового канала, так что после реконструкции бывшее производство превратится в маленькую Венецию.

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт...
Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.
Пресса: Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая...
Вчера не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.