Пространственная чувствительность

В Палаццо делле Эспозициони в саду Джардини собраны меньшие по масштабу, но не по значению проекты главной выставки венецианской биеннале «Люди встречаются в архитектуре».

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Речь идет о бывшем павильоне Италии, самом старом выставочном пространстве биеннале: этот корпус был превращен к художественной биеннале 2009 в «Дворец выставок» и получил при этом новые кафе и книжный магазин; в этом году к этим пространствам прибавилась библиотека. Но функция постройки изменилась при этом незначительно: уже достаточно давно павильон был итальянским почти номинально, на самом деле являясь пространством для главной кураторской экспозиции, дополняющим Арсенал.
Aranda\Lasch и Island Planning Corporation. Объект из серии «Современные примитивы». Фотографии Нины Фроловой
raumlabor_berlin. Проект Kitchen Monument. Фотография Юлии Тарабариной

Рядом с ним немецкое бюро raumlabor_berlin возвело свой уже не раз опробованный Kitchen Monument – многофункциональное надувное сооружение из прозрачного пластика, которое стало местом проведения семинаров и симпозиумов. В качестве сидений архитекторы предложили использовать удобные, трансформируемые и легкие деревянные стулья, из которых они также выстроили перед Палаццо эффектный «трельяж». Эти стулья постепенно рассредоточились по всему Джардини, как и было задумано авторами: они составляют основную часть их другого проекта, Generator: кроме стульев raumlabor_berlin предложили посетителям биеннале верстаки, инструменты и деревянные модули, из которых можно собрать также столы и стеллажи.
raumlabor_berlin. Проект Kitchen Monument

Подобное активное участие человека в оформлении окружающего его пространства вполне укладывается в рамки, заданные организаторами биеннале. Девиз выставки этого года толкуется ими как отсылка к проблеме пространства (поэтому Седзима и дала каждому из участников полную свободу на доверенном им «участке»), а также к проблеме его качества. По их мысли, каждый человек должен развивать в себе «чувствительность» к окружающей его архитектурной среде, размышлять о том, как можно ее улучшить (а возможности для оптимизации есть всегда) и стремиться к воплощению своих идей. Поэтому непривычные для «традиционной» архитектурной экспозиции проекты призваны, помимо прочего, стимулировать такое обостренное восприятие, не показывая или рассказывая, а вызывая у зрителя те или иные ощущения.
Керит Вин Эванс. «Джоанна (Глава первая)»

У входа в «Дворец выставок» также расставлены объекты из серии «Современные примитивы» американских студий Aranda\Lasch и Island Planning Corporation. В этих черных и белых кристаллических объемах воплощены параллели между архитектурным формообразованием и принципами мироздания. Но возможностей для интерпретации у каждой инсталляции, что не раз подчеркивала куратор Кадзуо Седзима, должно быть много, поэтому эти многогранные «скульптуры» вполне можно воспринять как дополнение/контраст к безликому фасаду Палаццо делле Эспозициони.
В его первом, затемненном зале помещена работа британского художника-концептуалиста Керита Вин Эванса (Cerith Wyn Evans) «Джоанна (Глава первая)» – написанное неоновыми буквами начало стихотворения американского поэта Джеймса Меррилла. Этот проницаемый светящийся текст представляется комментарием к вопросу о пространственном воплощении смысла и, учитывая модернистский характер первоисточника, о его однозначности или многообразии.
Andrés Jaque Arquitectos. Объект Fray Foam Home

Мадридская мастерская Andrés Jaque Arquitectos, напротив, обратилась к конкретике: их объект Fray Foam Home, легкая структура из проволоки с подцепленными к ней пластиковыми фруктами, бумажными «зонтиками» для коктейлей и прочими символами повседневной жизни посвящен «политическим» конфликтам, которые происходят каждый день в квартирах обычных людей. Решение принять душ связано с затратой дефицитного продукта – питьевой воды – и с использованием инфраструктуры, то же самое касается вопросов питания, использования электричества, и так далее. Авторы инсталляции также предлагают варианты решения таких конфликтов, но они лежат скорее в области идей, чем реальности.
«Карузо Сент-Джон» и Томас Деманд. Проект Nagelhaus
«Карузо Сент-Джон» и Томас Деманд. Проект Nagelhaus

Немецкий фотохудожник Томас Деманд (Thomas Demand) и британские архитекторы «Карузо Сент-Джон» представили уже получивший известность проект для Цюриха, причем в масштабе 1:1 – «Дом-гвоздь» представляет собой два «муляжных» и поэтому абстрактных дома, которые планируется расположить под эстакадой на одной из наименее ухоженных площадей города. Эти две постройки должны напоминать как о располагавшейся там когда-то улице, так и о прославившемся на весь мир домике жителя китайского города Чунцин: застройщик полностью сносил район традиционной застройки, но этот горожанин переезжать отказался, и вскоре его жилище очутилось на островке посреди огромного котлована.
Кадзуо Седзима. Комплекс художественных галерей на острове Инудзима. Проект

Сама куратор показала в Палаццо делле Эспозициони свой проект комплекса художественных галерей для небольшого острова Инудзима, а также проект музея для другого острова, Тесима, авторства ее партнера по SANAA Рюэ Нисидзава. Обе работы построены на взаимодействии здания и ландшафта – на самом, пожалуй, прямом понимании темы пространства, поэтому они представлены в виде огромных макетов прилегающей местности; сами будущие постройки занимают на них минимальную площадь.
Кристиан Керец. Модель конструкции музея современного искусства в Варшаве

Швейцарский архитектор Кристиан Керец (Christian Kerez), лучше всего известный широкой публике благодаря своему художественному музею Лихтенштейна в Вадуце, получил в свое распоряжение целых два зала, где продолжил «традиционную линию» и разместил макеты своих последних проектов и их фрагментов.
Лина Бо Барди. Общественный центр SESC Pompéia в Сан-Паулу. 1982. Фото © Nelson Kon

Нашлось также место и для обращения к истории: подробно представлен комплекс SESC Pompéia в Сан-Паулу (1982) – реконструированная фабрика – общественный центр Лины Бо Барди (Lina Bo Bardi), замечательного бразильского архитектора итальянского происхождения (1914-1992). В этой работе она разместила рестораны, бальные и выставочные залы, помещения для занятий лепкой и т. д. в существующих корпусах, оттенив их монументальный масштаб продуманно организованным общественным пространством вокруг. В итоге возник комплекс, где четкость планировки сочетается с активным взаимодействием между людьми.
Седрик Прайс. «Веселый дворец». 1960-61

Как и в творчестве Бо Барди, Седзима нашла родственные себе черты в работах британского архитектора Седрика Прайса (Cedric Price) (1934-2003), повлиявшего своими «бумажными» проектами и идеями трансформируемой, «зеленой», кинетической и «веселой» архитектуры на направление хай-тек, на Рема Колхаса и на многих других деятелей современной архитектурной сцены. Наследие Прайса представлено в Палаццо делле Эспозициони в виде рисунков и видео его выступлений.
Том Сакс. «Лучезарный город»

Также «взглядом в прошлое» можно назвать подборку работ нью-йоркского художника Тома Сакса (Tom Sachs), который создал скульптуры-макеты на тему различных работ Ле Корбюзье, ставящие под сомнение актуальность и даже ценность его наследия.
dePaor architects. Инсталляция «4 часа утра»

Как более «материальную» трактовку темы пространства можно рассматривать инсталляцию ирландского бюро dePaor architects, создавших небольшое сооружение из ткани на деревянном каркасе под названием «4 часа утра»; его узкие лестницы должны напоминать о «пограничном домашнем пространстве»; использованные также стеклянная лампа и куски известняка – отсылка к гравюре Альбрехта Дюрера «Меланхолия», хотя подобную аллюзию уловить без подсказки почти невозможно.
AMID (Cero9). Центр для празднования дня вишни в долине Херте

Бюро AMID (Cero9) представило в подчеркнуто китчевом ключе свой уже известный публике проект центра для празднования дня вишни в испанской провинции Касерес, а португальцы Aires Mateus e Associados продемонстрировали в виде макетов зданий и соседствующих с ними таких же объемов, но «вынутых» из плоскости, свои размышления о сущности и связи формы и пространства.
Aires Mateus e Associados. Проект Voids
Со Фудзимото. Павильон в Шато ля Кост (Франция)

Со Фудзимото показал населенную множеством человечков прозрачную модель своего павильона в Шато ля Кост (вероятно, для того же заказчика, что и работа обладателя «Золотого льва» Дзунья Исигами): сооружение состоит из панелей, расположенных с интервалом 35 см друг от друга: таким образом, их можно использовать как стулья (высота 35 см), столы (35 см Х 2), крыши, ступени, полы и т. д.
Atelier Bow-Wow. Вид экспозиции «Бихевиоральная архитектура»

Эксперимент другого типа – «поведенческий» – представило бюро Atelier Bow-Wow: они выставили макеты своих домов для разных заказчиков: мастера чайной церемонии, семейной пары журналистов, собирающейся на пенсию женщины – владелицы пони – предоставив зрителю самому провести связи между архитектурой и поведением владельцев зданий. Впрочем, это сделать затруднительно в связи с отсутствием пояснительных надписей на европейских языках.
То Хо Су и Suh Architects. Проект Blueprint

Идею жилища и его восприятия также исследуют скульптор То Хо Су (Do-Ho Suh) и южнокорейское бюро Suh Architects: первый выполнил из ткани трехмерную модель фасада своего нью-йоркского таунхауса и подвесил ее параллельно полу, а архитекторы (в их числе – родной брат скульптора) создали ее «отражение» на полу, где контуры американского дома Су сливаются с очертаниями дома в Корее, где тот родился и вырос, а также традиционной итальянской виллы. Проект назван Blueprint, и его синий цвет – отсылка к прямому переводу этого слова: (чертеж)-синька.
Pezo Von Ellrichshausen Architects. Проект Detached

Молодые чилийские архитекторы Pezo Von Ellrichshausen Architects обратились к вопросу пространства-среды. Они показали в виде макетов и крупноформатных фотографий два почти одинаковых проекта дома: один – для пустынного берега океана, другой – для пригорода. Оба сооружения теряются среди подробно изображенной панорамы своего «контекста».
Андреа Бранци. «К новой Афинской хартии». Макет «Жилое сельское хозяйство»

Итальянские дизайнеры и архитекторы, представители реакции против модернизма – участник объединения Archizoom Андреа Бранци (Andrea Branzi) и член группы «Мемфис» Альдо Чибик (Aldo Cibic) – оба показали градостроительные проекты. Бранци вновь обратился к критике модернизма, предложив вниманию публики «Новую Афинскую хартию», включающую такие положения, как «город как хай-тек фавела» и «город как живой планктон», а также более реалистичное «сооружать обратимые и легкие инфраструктуры». Они проиллюстрированы 12 фантастическими макетами городских пространств и интерьеров, которые не рассчитаны на реализацию и могут существовать только в идеальном пространстве человеческого сознания.
Альдо Чибик. Проект «Новый поход к счастью»

Чибик разработал «Новый поход к счастью», ответ на экономические и экологические катастрофы: 4 новые градостроительные схемы, включающие «кампус среди полей», агротехническую долину для Венето и «сельский урбанизм» с чертами городской и загородной застройки.

Все представленные проекты, как и экспоненты в Арсенале, выбраны куратором по принципу важности потенциального вклада в общую тему и конгениальности творчества их авторов работам самой Седзимы. Важно отметить, что практически все они – за исключением Рема Колхаса, о выставке которого в Палаццо делле Эспозициони мы расскажем позже – нечастые гости на крупных выставках и далеки от одержимого саморекламой типа архитектора-«звезды». Поэтому настроение экспозиции в небольших залах лабиринтообразного, многократно перестраивавшегося павильона далеко от бравурности PR-презентаций. Некоторое замешательство, которое вызывает это собрание во всем отличающихся друг от друга работ, возможно, служит напоминанием о превалирующей случайности встреч объектов в пространстве.

08 Сентября 2010

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: XII Архитектурная биеннале в Венеции

Эффект в пространстве
Биеннале прошла, похваставшись 170 тысячами посетителей; воспоминания и фотографии остались. Предлагаем еще раз вспомнить про биеннале и посмотреть на картинки с выставки.
Сохранение изменений и изменение сохранения
Экспозицией венецианской биеннале, привлекшей особое внимание публики в этом году, стала выставка Cronocaos от обладателя «Золотого Льва» Рема Колхаса и его бюро ОМА. Ее тема — проблема сохранения наследия, которая, несмотря на свою актуальность, совершенно выпала из сферы интересов современных архитекторов и, как напоминают организаторы выставки, впервые поднимается на биеннале со времен «Присутствия прошлого» Портогези — первой венецианской архитектурной выставки, состоявшейся в 1980.
Метаморфозы больше не в моде
Вчера в Венеции состоялось выступление Курта Форстера, куратора биеннале 2004 года. Форстер, предложивший шесть лет назад для главной архитектурной выставки мира тему «Метаморфозы», каялся и убеждал собравшихся в том, что за метамофозами на самом деле ничего нет, никакой пользы. Он призывал архитекторов заняться проблемами более насущными, чем формообразование – рассказывает обозреватель Архи.ру Анна Мартовицкая.
Архитектурные параллели
В «параллельную программу» венецианской биеннале вошли как проекты, имеющие к архитектуре самое опосредованное отношение, так и выставки, которым самое место — среди ее ключевых событий.
Люди встречаются
В заключение обзора российских проектов на биеннале – несколько слов о выставке «Кабинет директора» и несколько фотографий, сделанных в день открытия превью биннале, 26 августа.
Разум и чувства на архитектурном поле
Президент Венецианской биеннале Паоло Баратта заявил на открывшей выставку пресс-конференции, что главная задача любой экспозиции – вызывать в зрителе эмоции. Если исходить из этого немного неожиданного для руководителя такого интеллектуального мероприятия постулата, можно взглянуть на главную архитектурную выставку с неожиданной стороны.
Погружение в архитектуру
Вчера, 26 августа, венецианская биеннале архитектуры открылась для журналистов в режиме так называемого превью. Еще два дня выставку будут показывать прессе, в субботу раздадут «Золотых львов», и начиная с воскресенья она будет доступна для всех желающих. Публикуем первый, беглый обзор главной части выставки. Кураторскую экспозицию Арсенала Кадзуйо Сэдзима превратила в одно большое архитектурное произведение, посвященное творческому осмыслению пространства бывшей Кордери; массивные интерьеры ответили на эти заигрывания взаимностью и стали выглядеть как будто лучше, чем обычно.
Мост в мир высокой моды
Архитектурная мастерская SPEECH разработала концепцию регенерации вышневолоцкой швейной фабрики «Аэлита». Поскольку это действующее производство, архитекторы решили его не перепрофилировать, а наоборот поддержать, создав рядом с фабрикой outlet-центр.
Утопия в павильоне
26 августа состоялось открытие экспозиции павильона России на XII венецианской биеннале архитектуры. Проект «Фабрика Россия», посвященный возрождению промышленной архитектуры и шире – общественной жизни города Вышнего Волочка, проект, интриговавший архитектурную общественность более полугода, наконец представлен зрителям.
Ажурные узоры будущего
Архитектурной мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» в Вышнем Волочке досталась фабрика «Парижская коммуна». На ее территории архитекторы разместили конгресс-центр, отель, жилой дом и школу искусств.
В круге земном
ТПО «Резерв» было приглашено в проект для работы над образом одного из самых крупных и известных предприятий Вышнего Волочка – фабрикой Рябушинских. Бывшее текстильное производство архитекторы превратили в Музей познания мира и технико-развлекательный парк.
Обитаемый остров
Рассказом о концепции регенерации исторического центра Вышнего Волочка, разработанной бюро «Сергей Скуратов Architects», мы открываем серию публикаций о проектах участников экспозиции Российского павильона на XII Международной биеннале архитектуры в Венеции. Сергей Скуратов – единственный из участников «российской архитектурной сборной», кто в процессе работы над проектом переработал кураторское задание, поменяв и место расположения объекта, и его функциональное наполнение.
Лицом к большой воде
Архитектурная мастерская «Студия 44» в рамках проекта «Фабрика Россия» работала над концепцией регенерации хлопчатобумажного комбината «Пролетарский Авангард». Его территорию с водной системой Вышнего Волочка архитекторы связали с помощью нового канала, так что после реконструкции бывшее производство превратится в маленькую Венецию.

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.