Пространственная чувствительность

В Палаццо делле Эспозициони в саду Джардини собраны меньшие по масштабу, но не по значению проекты главной выставки венецианской биеннале «Люди встречаются в архитектуре».

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Речь идет о бывшем павильоне Италии, самом старом выставочном пространстве биеннале: этот корпус был превращен к художественной биеннале 2009 в «Дворец выставок» и получил при этом новые кафе и книжный магазин; в этом году к этим пространствам прибавилась библиотека. Но функция постройки изменилась при этом незначительно: уже достаточно давно павильон был итальянским почти номинально, на самом деле являясь пространством для главной кураторской экспозиции, дополняющим Арсенал.
Aranda\Lasch и Island Planning Corporation. Объект из серии «Современные примитивы». Фотографии Нины Фроловой
raumlabor_berlin. Проект Kitchen Monument. Фотография Юлии Тарабариной

Рядом с ним немецкое бюро raumlabor_berlin возвело свой уже не раз опробованный Kitchen Monument – многофункциональное надувное сооружение из прозрачного пластика, которое стало местом проведения семинаров и симпозиумов. В качестве сидений архитекторы предложили использовать удобные, трансформируемые и легкие деревянные стулья, из которых они также выстроили перед Палаццо эффектный «трельяж». Эти стулья постепенно рассредоточились по всему Джардини, как и было задумано авторами: они составляют основную часть их другого проекта, Generator: кроме стульев raumlabor_berlin предложили посетителям биеннале верстаки, инструменты и деревянные модули, из которых можно собрать также столы и стеллажи.
raumlabor_berlin. Проект Kitchen Monument

Подобное активное участие человека в оформлении окружающего его пространства вполне укладывается в рамки, заданные организаторами биеннале. Девиз выставки этого года толкуется ими как отсылка к проблеме пространства (поэтому Седзима и дала каждому из участников полную свободу на доверенном им «участке»), а также к проблеме его качества. По их мысли, каждый человек должен развивать в себе «чувствительность» к окружающей его архитектурной среде, размышлять о том, как можно ее улучшить (а возможности для оптимизации есть всегда) и стремиться к воплощению своих идей. Поэтому непривычные для «традиционной» архитектурной экспозиции проекты призваны, помимо прочего, стимулировать такое обостренное восприятие, не показывая или рассказывая, а вызывая у зрителя те или иные ощущения.
Керит Вин Эванс. «Джоанна (Глава первая)»

У входа в «Дворец выставок» также расставлены объекты из серии «Современные примитивы» американских студий Aranda\Lasch и Island Planning Corporation. В этих черных и белых кристаллических объемах воплощены параллели между архитектурным формообразованием и принципами мироздания. Но возможностей для интерпретации у каждой инсталляции, что не раз подчеркивала куратор Кадзуо Седзима, должно быть много, поэтому эти многогранные «скульптуры» вполне можно воспринять как дополнение/контраст к безликому фасаду Палаццо делле Эспозициони.
В его первом, затемненном зале помещена работа британского художника-концептуалиста Керита Вин Эванса (Cerith Wyn Evans) «Джоанна (Глава первая)» – написанное неоновыми буквами начало стихотворения американского поэта Джеймса Меррилла. Этот проницаемый светящийся текст представляется комментарием к вопросу о пространственном воплощении смысла и, учитывая модернистский характер первоисточника, о его однозначности или многообразии.
Andrés Jaque Arquitectos. Объект Fray Foam Home

Мадридская мастерская Andrés Jaque Arquitectos, напротив, обратилась к конкретике: их объект Fray Foam Home, легкая структура из проволоки с подцепленными к ней пластиковыми фруктами, бумажными «зонтиками» для коктейлей и прочими символами повседневной жизни посвящен «политическим» конфликтам, которые происходят каждый день в квартирах обычных людей. Решение принять душ связано с затратой дефицитного продукта – питьевой воды – и с использованием инфраструктуры, то же самое касается вопросов питания, использования электричества, и так далее. Авторы инсталляции также предлагают варианты решения таких конфликтов, но они лежат скорее в области идей, чем реальности.
«Карузо Сент-Джон» и Томас Деманд. Проект Nagelhaus
«Карузо Сент-Джон» и Томас Деманд. Проект Nagelhaus

Немецкий фотохудожник Томас Деманд (Thomas Demand) и британские архитекторы «Карузо Сент-Джон» представили уже получивший известность проект для Цюриха, причем в масштабе 1:1 – «Дом-гвоздь» представляет собой два «муляжных» и поэтому абстрактных дома, которые планируется расположить под эстакадой на одной из наименее ухоженных площадей города. Эти две постройки должны напоминать как о располагавшейся там когда-то улице, так и о прославившемся на весь мир домике жителя китайского города Чунцин: застройщик полностью сносил район традиционной застройки, но этот горожанин переезжать отказался, и вскоре его жилище очутилось на островке посреди огромного котлована.
Кадзуо Седзима. Комплекс художественных галерей на острове Инудзима. Проект

Сама куратор показала в Палаццо делле Эспозициони свой проект комплекса художественных галерей для небольшого острова Инудзима, а также проект музея для другого острова, Тесима, авторства ее партнера по SANAA Рюэ Нисидзава. Обе работы построены на взаимодействии здания и ландшафта – на самом, пожалуй, прямом понимании темы пространства, поэтому они представлены в виде огромных макетов прилегающей местности; сами будущие постройки занимают на них минимальную площадь.
Кристиан Керец. Модель конструкции музея современного искусства в Варшаве

Швейцарский архитектор Кристиан Керец (Christian Kerez), лучше всего известный широкой публике благодаря своему художественному музею Лихтенштейна в Вадуце, получил в свое распоряжение целых два зала, где продолжил «традиционную линию» и разместил макеты своих последних проектов и их фрагментов.
Лина Бо Барди. Общественный центр SESC Pompéia в Сан-Паулу. 1982. Фото © Nelson Kon

Нашлось также место и для обращения к истории: подробно представлен комплекс SESC Pompéia в Сан-Паулу (1982) – реконструированная фабрика – общественный центр Лины Бо Барди (Lina Bo Bardi), замечательного бразильского архитектора итальянского происхождения (1914-1992). В этой работе она разместила рестораны, бальные и выставочные залы, помещения для занятий лепкой и т. д. в существующих корпусах, оттенив их монументальный масштаб продуманно организованным общественным пространством вокруг. В итоге возник комплекс, где четкость планировки сочетается с активным взаимодействием между людьми.
Седрик Прайс. «Веселый дворец». 1960-61

Как и в творчестве Бо Барди, Седзима нашла родственные себе черты в работах британского архитектора Седрика Прайса (Cedric Price) (1934-2003), повлиявшего своими «бумажными» проектами и идеями трансформируемой, «зеленой», кинетической и «веселой» архитектуры на направление хай-тек, на Рема Колхаса и на многих других деятелей современной архитектурной сцены. Наследие Прайса представлено в Палаццо делле Эспозициони в виде рисунков и видео его выступлений.
Том Сакс. «Лучезарный город»

Также «взглядом в прошлое» можно назвать подборку работ нью-йоркского художника Тома Сакса (Tom Sachs), который создал скульптуры-макеты на тему различных работ Ле Корбюзье, ставящие под сомнение актуальность и даже ценность его наследия.
dePaor architects. Инсталляция «4 часа утра»

Как более «материальную» трактовку темы пространства можно рассматривать инсталляцию ирландского бюро dePaor architects, создавших небольшое сооружение из ткани на деревянном каркасе под названием «4 часа утра»; его узкие лестницы должны напоминать о «пограничном домашнем пространстве»; использованные также стеклянная лампа и куски известняка – отсылка к гравюре Альбрехта Дюрера «Меланхолия», хотя подобную аллюзию уловить без подсказки почти невозможно.
AMID (Cero9). Центр для празднования дня вишни в долине Херте

Бюро AMID (Cero9) представило в подчеркнуто китчевом ключе свой уже известный публике проект центра для празднования дня вишни в испанской провинции Касерес, а португальцы Aires Mateus e Associados продемонстрировали в виде макетов зданий и соседствующих с ними таких же объемов, но «вынутых» из плоскости, свои размышления о сущности и связи формы и пространства.
Aires Mateus e Associados. Проект Voids
Со Фудзимото. Павильон в Шато ля Кост (Франция)

Со Фудзимото показал населенную множеством человечков прозрачную модель своего павильона в Шато ля Кост (вероятно, для того же заказчика, что и работа обладателя «Золотого льва» Дзунья Исигами): сооружение состоит из панелей, расположенных с интервалом 35 см друг от друга: таким образом, их можно использовать как стулья (высота 35 см), столы (35 см Х 2), крыши, ступени, полы и т. д.
Atelier Bow-Wow. Вид экспозиции «Бихевиоральная архитектура»

Эксперимент другого типа – «поведенческий» – представило бюро Atelier Bow-Wow: они выставили макеты своих домов для разных заказчиков: мастера чайной церемонии, семейной пары журналистов, собирающейся на пенсию женщины – владелицы пони – предоставив зрителю самому провести связи между архитектурой и поведением владельцев зданий. Впрочем, это сделать затруднительно в связи с отсутствием пояснительных надписей на европейских языках.
То Хо Су и Suh Architects. Проект Blueprint

Идею жилища и его восприятия также исследуют скульптор То Хо Су (Do-Ho Suh) и южнокорейское бюро Suh Architects: первый выполнил из ткани трехмерную модель фасада своего нью-йоркского таунхауса и подвесил ее параллельно полу, а архитекторы (в их числе – родной брат скульптора) создали ее «отражение» на полу, где контуры американского дома Су сливаются с очертаниями дома в Корее, где тот родился и вырос, а также традиционной итальянской виллы. Проект назван Blueprint, и его синий цвет – отсылка к прямому переводу этого слова: (чертеж)-синька.
Pezo Von Ellrichshausen Architects. Проект Detached

Молодые чилийские архитекторы Pezo Von Ellrichshausen Architects обратились к вопросу пространства-среды. Они показали в виде макетов и крупноформатных фотографий два почти одинаковых проекта дома: один – для пустынного берега океана, другой – для пригорода. Оба сооружения теряются среди подробно изображенной панорамы своего «контекста».
Андреа Бранци. «К новой Афинской хартии». Макет «Жилое сельское хозяйство»

Итальянские дизайнеры и архитекторы, представители реакции против модернизма – участник объединения Archizoom Андреа Бранци (Andrea Branzi) и член группы «Мемфис» Альдо Чибик (Aldo Cibic) – оба показали градостроительные проекты. Бранци вновь обратился к критике модернизма, предложив вниманию публики «Новую Афинскую хартию», включающую такие положения, как «город как хай-тек фавела» и «город как живой планктон», а также более реалистичное «сооружать обратимые и легкие инфраструктуры». Они проиллюстрированы 12 фантастическими макетами городских пространств и интерьеров, которые не рассчитаны на реализацию и могут существовать только в идеальном пространстве человеческого сознания.
Альдо Чибик. Проект «Новый поход к счастью»

Чибик разработал «Новый поход к счастью», ответ на экономические и экологические катастрофы: 4 новые градостроительные схемы, включающие «кампус среди полей», агротехническую долину для Венето и «сельский урбанизм» с чертами городской и загородной застройки.

Все представленные проекты, как и экспоненты в Арсенале, выбраны куратором по принципу важности потенциального вклада в общую тему и конгениальности творчества их авторов работам самой Седзимы. Важно отметить, что практически все они – за исключением Рема Колхаса, о выставке которого в Палаццо делле Эспозициони мы расскажем позже – нечастые гости на крупных выставках и далеки от одержимого саморекламой типа архитектора-«звезды». Поэтому настроение экспозиции в небольших залах лабиринтообразного, многократно перестраивавшегося павильона далеко от бравурности PR-презентаций. Некоторое замешательство, которое вызывает это собрание во всем отличающихся друг от друга работ, возможно, служит напоминанием о превалирующей случайности встреч объектов в пространстве.

08 Сентября 2010

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Надо ли все приводить к общему знаменателю? С XII Венецианского...
Благодаря неуемной активности archi.ru – как в инициировании первичных материалов, так и в аккумулировании вторичных – о фактической стороне прошедшего Венецианского Биеннале не ведает только ленивый. Поэтому мы ограничились сугубо субъективными впечатлениями и оценками, ни в коей мере не претендуя хоть на какую-либо целостность, а тем более полноту представления материала.
Пресса: Венеция: место встречи
На днях завершила свою работу архитектурная биеннале в Венеции. Организаторы рапортуют: архитектурную выставку посетило на треть больше зрителей, чем два года назад, всего 170 тысяч.
Пресса: Оптимистическое завтра. Об экспозиции Российского...
Архитектура – древнее искусство, но архитекторы, похоже, никогда не договорятся о том, как лучше обустроить нашу жизнь. Раз в два года лучшие профессионалы слетаются в застывшую во времени Венецию, чтобы подискутировать об архитектуре прошлого, настоящего и будущего.
Пресса: Воспитание лифтом и лестницей. Можно ли с помощью...
О плачевном состоянии российской провинции вроде бы знают все, но конкретных предложений по его улучшению не было до тех пор, пока не появился проект спасения города Вышний Волочек в Тверской области. Этот проект, разработанный архитектором Сергеем Чобаном и его коллегами, был представлен на 12-й Архитектурной биеннале в Венеции.
Эффект в пространстве
Биеннале прошла, похваставшись 170 тысячами посетителей; воспоминания и фотографии остались. Предлагаем еще раз вспомнить про биеннале и посмотреть на картинки с выставки.
Пресса: Венецианские впечатления. В Венеции
Архитектурная биеннале 2010 года проходит под девизом «Люди встречаются в архитектуре». Сама эта фраза уже подразумевает смещение акцента с визуальной репрезентации объекта к функционально определенной реальности встречи, общения и взаимопроникновения идей и образов
Сохранение изменений и изменение сохранения
Экспозицией венецианской биеннале, привлекшей особое внимание публики в этом году, стала выставка Cronocaos от обладателя «Золотого Льва» Рема Колхаса и его бюро ОМА. Ее тема — проблема сохранения наследия, которая, несмотря на свою актуальность, совершенно выпала из сферы интересов современных архитекторов и, как напоминают организаторы выставки, впервые поднимается на биеннале со времен «Присутствия прошлого» Портогези — первой венецианской архитектурной выставки, состоявшейся в 1980.
Метаморфозы больше не в моде
Вчера в Венеции состоялось выступление Курта Форстера, куратора биеннале 2004 года. Форстер, предложивший шесть лет назад для главной архитектурной выставки мира тему «Метаморфозы», каялся и убеждал собравшихся в том, что за метамофозами на самом деле ничего нет, никакой пользы. Он призывал архитекторов заняться проблемами более насущными, чем формообразование – рассказывает обозреватель Архи.ру Анна Мартовицкая.
Пресса: Светлый аватар
Григорий Ревзин обнаружил кризис футуристических идей в западной архитектуре.
Пресса: Гонка сооружений
Милена Орлова о мечтателях, практиках и философах на Венецианской архитектурной биеннале
Пресса: Люди встречаются и без архитектуры
Бернхард Шульц смог разглядеть на Венецианской биеннале то, из-за чего архитекторам впору грустить, но за что жюри давало «Золотых львов».
Пресса: Мрак по-итальянски
В Венеции продолжается 12-я Архитектурная биеннале. Ее куратор японка Казуо Седжима определила тему Биеннале как "Люди встречаются в архитектуре". Однако в большинстве случаев посетители не в силах понять, с чем же они тут встречаются.
Архитектурные параллели
В «параллельную программу» венецианской биеннале вошли как проекты, имеющие к архитектуре самое опосредованное отношение, так и выставки, которым самое место — среди ее ключевых событий.
Пресса: Юрий Аввакумов: «Фантазия — единственное, что осталось...
Каковы впечатления от нынешней биеннале в целом? Если сравнить с предыдущими? Насколько важно для России участвовать в таких международных выставках? Насколько сильно, по ощущению, кризис ударил по архитектуре и начинает ли она приходить в себя? Изменил ли кризис лицо архитектуры?
Технологии и материалы
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.