Размещено на портале Архи.ру (www.archi.ru)

24.09.2010

Главный принцип: оригинальность

Мастерская:
Studio Zhu-Pei

Быть непохожим на других — очевидный принцип работы кураторов национальных павильонов на венецианской биеннале.

Павильон Хорватии в порту Риеки. Фото предоставлено организаторами
Павильон Хорватии в порту Риеки. Фото предоставлено организаторами

Самый необычный ход придумали хорваты, и чрезвычайно жаль, что он не удался. 14 видным архитекторам — в их числе Саша Бегович (Saša Begović), Перо Вукович (Pero Vuković), Марко Дабрович (Marko Dabrović) — было поручено проектирование плавучего павильона: получилась конструкция из 30 т проволочной сетки Q-385, сложная структура которой заметна только на просвет. Она была сооружена на барже и отправлена на ней в Венецию, где должна была находиться в дни вернисажа.

Павильон Хорватии в порту Риеки. Фото предоставлено организаторами
Павильон Хорватии в порту Риеки. Фото предоставлено организаторами
К сожалению, за время пути через Адриатику павильон частично обрушился, поэтому по прибытии в Италию почти сразу же был отправлен обратно. В результате посетителям пришлось удовольствоваться небольшой экспозицией Хорватии в Арсенале, рассказывающей об этом замечательном проекте. Впрочем, организаторы обещают вернуться в Венецию с восстановленным павильоном: в конце концов, время ещё есть — биеннале продлится до конца осени.
Павильон Бельгии. Фото Нины Фроловой
Павильон Бельгии. Фото Нины Фроловой
Бельгийские участники посвятили свою экспозицию теме износа в архитектуре и ннтерьере: материалов, предметов обихода, разнообразной фурнитуры. Следы, оставшиеся от использования множеством людей на протяжении долгого времени, придают пространству человечность, делают его уникальным. Кураторы расположили куски коврового покрытия, фанеры, лестничные перила, резиновые коврики в минималистических интерьерах своего павильона как требующие уважительного внимания экспонаты: в результате, стало явным разительное сходство выставки с музеем современного искусства — своего рода второй смысловой слой в замысле организаторов.
Пэй Чжу. Инсталляция «Сад И» перед павильоном КНР. Фото Нины Фроловой
Пэй Чжу. Инсталляция «Сад И» перед павильоном КНР. Фото Нины Фроловой

Впрочем, и без псевдо-актуального искусства на архитектурной биеннале было немало «художественных» участников. Это особенно справедливо для павильона КНР, где «встреча в архитектуре» толковалась как «деловое свидание» между людьми с их нуждами, устремлениями и желаниями, и постройками, влияющими через свою функциональную программу на поведение человека.
Фань Юэ и Ван Чаогэ. Инсталляция «Стена / ветер» в павильоне КНР. Фото Нины Фроловой
Фань Юэ и Ван Чаогэ. Инсталляция «Стена / ветер» в павильоне КНР. Фото Нины Фроловой
Несмотря на небольшой раздел, посвященный пространствам и проектам, главное место заняли скульптуры и инсталляции, в том числе — созданные архитектором Пэем Чжу. Самой эффектной среди них была работа «Стена / ветер» Фаня Юэ и Вана Чаогэ с прозрачными пластиковыми птицами, порхающими над «воздушным занавесом».
Павильон Египта. Фото Нины Фроловой
Павильон Египта. Фото Нины Фроловой
В павильоне Египта, несмотря на номинальное участие архитекторов, главное место заняла огромная золотая инсталляция, имеющая вид морской волны, исписанной арабской вязью, и накрывающая мумиеобразную фигуру. Ее дополнили видео-арт и живопись. Темой экспозиции было выбрано «Спасение», понимаемое как взаимодействие с сакральным текстом.
Павильон Польши. Фото Нины Фроловой
Павильон Польши. Фото Нины Фроловой
Польские участники представили не менее концептуальный проект — «Запасной выход». Эта подсвеченная неоном и погруженная в искусственный туман («облака») конструкция из птичьих клеток по замыслу кураторов павильона должна служить символом «небезопасных» городских пространств, где человек выходит за пределы поля действия регулирующих его благополучие правил и запретов. Это могут быть развалины, крыши домов, черные рынки — потенциальные места несчастных случаев и даже катастроф, но также и территория свободы.
Павильон Люксембурга. Фото Нины Фроловой
Павильон Люксембурга. Фото Нины Фроловой

Авторы экспозиции павильона Люксембурга обратились к метафизическим понятиям, которые определяют бытие архитектора и его творений: хрупкости (обозначаемой с помощью гири и стеклянной вазы), рутины повседневной жизни (множество чашек кофе с подвешенным над каждой из них кусочком сахара) и ее неуловимой ценности (уютный салон, где посетители могут пообщаться), а также общества потребления, культурной среды и многого другого.
Павильон Люксембурга. Фото Нины Фроловой
Павильон Люксембурга. Фото Нины Фроловой
Впрочем, кураторы, в отличие от многих их коллег из других стран, откровенно заявляют, что это не архитектурная выставка.
Павильон Словении. Фото предоставлено организаторами
Павильон Словении. Фото предоставлено организаторами
Напротив, вполне архитектурной оказывается при ближайшем рассмотрении экспозиция павильона Словении, посвященная работам двух ландшафтных бюро, AKKA и studiobotas. Однако подробную информацию о них, а также многочисленные эссе на тему встречи города, человека и природы (выставка названа «Все оттенки зеленого»), рассуждения о качестве и сущности пространства, перемежаемые прекрасными фотографиями Петера Коштруна (Peter Koštrun) и цитатами из Маргерит Юрсенар, Габриэля Гарсия Маркеса, Александра Колдера — все это можно найти только на страницах каталога. В скромные помещения павильона уместилась лишь малая часть, и она больше похожа на набор арт-объектов, чем на архитектурную выставку макетов и планов. Игрой с привычными архитектурными образами увлеклись также и кипрские кураторы: они «склеили» из фотографий построек последних лет не существующие в реальности панорамы. Помещенные в витрины-лайтбоксы, эти изображения трактуются авторами как «архитектурный художественный фильм». При этом речь идет не только о встрече зрителя с архитектурой и посетителей между собой, но и неожиданной «встрече» разных зданий в пространстве «фальшивого» фотоснимка.
Павильон Уругвая. Фото Нины Фроловой
Павильон Уругвая. Фото Нины Фроловой
Если многие участники биеннале обратились — вместо или наряду с архитектурой — к сфере визуальных искусств, павильон Уругвая больше связан с литературой. Его экспозиция «5 рассказов, 5 зданий» посвящена 5 знаковым постройкам XIX-XX веков, а именно: плотине, бойне, жилому дому в Монтевидео, бывшему на протяжении 7 лет самым высоким зданием Латинской Америки, стадиону первого чемпионата мира по футболу и одной из ранних модернистских построек в Уругвае. Они представлены в виде посвященных им стихотворений, цитат выдающихся людей и т. д., а также в форме коротких фильмов. Впрочем, центральное место в зале занимает ковер из шкуры черно-белой коровы, копия ковра, подаренного Ле Корбюзье в 1929 Викторией Окампо во время его визита в Буэнос-Айрес и замененного по мере износа на другой такой же, присланный другими его друзьями из Аргентины. Этот ковер, история которого изложена в виде цитат из писем великого архитектора, завершает экспозицию как «место для ничегонеделанья».
Павильон Португалии. Фото Нины Фроловой
Павильон Португалии. Фото Нины Фроловой
Португалия целиком положилась на силу кинематографа. Четыре режиссера сняли для биеннале по короткометражному фильму про жилой дом одного из четырех авторов: Алваро Сизы (Álvaro Siza Vieira), бюро Мануэла и Франсишку Айрешей Матеушей (Manuel and Francisco Aires Mateus), Жуана Луиша Каррилью да Граса (João Luís Carrilho da Graça) и Рикарду Бака Гордона (Ricardo Bak Gordon). Это все – совершенно разные постройки: три из них — частные резиденции в городе и в сельской местности, четвертая — социальное жилье, построенная Сизой в 1970-е и расширенное несколько лет назад, поэтому и рассказы про них получились совершенно разными. Больше всего привлекает лента о приморской «вилле» Айрешей Матеушей, состоящей из четырех примитивных домиков с песчаным полом: в ней речь идет о молодом человеке, добирающемся туда летним вечером на машине местного жителя, и приглашающего затем этого старика поужинать в своем доме; лента завершается видом закатного неба и звуками аккордеона. Пожалуй, это один из наиболее удачных примеров передачи архитектурного образа на всей биеннале. Но если говорить об успехах, необходимо сказать и о неудачах: разочарование вызывает национальная экспозиция Ирана, который в этом году впервые участвует в венецианской биеннале. Она посвящена садово-парковому искусству и состоит из небольшого числа низкокачественных фотографий лучших средневековых иранских садов, дополненных примитивной инсталляцией на тему архетипического сада.
Скандинавский павильон. Фото предоставлено организаторами
Скандинавский павильон. Фото предоставлено организаторами
Неоднозначное впечатление оставляет скандинавский павильон: он частично посвящен проблеме общественного пространства (планшеты с лучшими национальными проектами, отобранными архитектурными музеями Финляндии, Норвегии и Швеции, рамещены на стенах), но зал по сути не занят больше ничем.
Скандинавский павильон. Фото предоставлено организаторами
Скандинавский павильон. Фото предоставлено организаторами
В нем по очереди будут работать 12 начинающих мастерских из трех стран, каждая из которых создаст там собственное пространство для творчества.
Павильон Ирландии. Фото Нины Фроловой
Павильон Ирландии. Фото Нины Фроловой
Ирландские участники подготовили не совсем практичную и наглядную, но, безусловно, элегантную выставку: они показали в Венеции архив заслуженного бюро de Blacam and Meagher в виде крупноформатных копий 9 000 листов, собранных в пять огромных стопок в интерьере церкви Сан Галло рядом с площадью Сан Марко. Посетители могут забрать понравившиеся листы с собой, свернув их в рулон и закрепив специально подготовленным для этого кольцом. Эта, — скорее инсталляция, чем выставка воплощает идею архива и его роли в творчестве архитектора.
Экспозиция США. Фото Нины Фроловой
Экспозиция США. Фото Нины Фроловой
Немного сумбурными представляются павильоны США и Гонконга. Первый более организован: в нем показаны на примере 7 мастерских разные методы работы в городском пространстве, которые объединяет практичность и даже прагматичность. Это очень разные бюро: например, строители гостиниц John Portman & Associates — и почти теоретики Terreform, так что их соединение в одной экспозиции кажется немного надуманным.
Экспозиция Гонконга. Фото Нины Фроловой
Экспозиция Гонконга. Фото Нины Фроловой
Выставка Гонконга расположена прямо напротив входа в Арсенала. Ее название звучит недвусмысленно: Architetture quotidiane: Hong Kong a Venezia. Это переводится приблизительно как «повседневная архитектура»; в английской версии архитектура звучит во множественном числе и его можно понять как «будни разных архитектур». В павильоне собрано целых 12 проектов, разделенных на функциональные сектора (образование, одежда, еда, отдых и т. д.). Тринадцатая часть самая звучная: это конкурсные проекты «Района культуры Западный Коулун», разработанные Ремом Колхасом, Норманом Фостером и Рокко Имом.
Экспозиция Гонконга. Фото Нины Фроловой
Экспозиция Гонконга. Фото Нины Фроловой
Отдельные части экспозиции очень удачны, как, например, фотоколлаж из множества снимков типичных гонконгских квартир, поражающих своей теснотой и следующей из нее захламленностью, или совмещение фотографий и макетов в проекте, посвященном «урбанистическо-сельской экологии», но в остальном от такой чрезмерной «наполненности» экспозиция значительно теряет в смысле.