Made in Italy: эко-социализм, легкая промышленность, архитектура

Экспозиция итальянского павильона на XIII биеннале архитектуры в Венеции напоминает о том, какую роль сыграла архитектура для экономики малых предприятий, а малые предприятия — для страны, и предлагает возможные перспективы их совместного развития.

Автор текста:
Анна Вяземцева

06 Сентября 2012
mainImg
Италия 2012 года с безликим «техническим» правительством, борющимся с экономическим кризисом, пытается преодолеть кризис идей и вспоминает свои сильные стороны, среди которых: активные малые предприятия и частная инициатива, экономичное производство, особое внимание к эстетике, ландшафту и экологии – то есть содержание пока еще о многом говорящего лейбла Made in Italy.

zooming
Павильон Италии в Арсенале. Фото: Giulio Squillacciotti. Предоставлено Biennale di Venezia
Вид экспозиции «Итальянский лес» (бюро OSA architettura e paesaggio) павильона Италии. Фото Анны Вяземцевой
В помещении павильона Италии в Арсенале зрителя встречает лес из 5000 папоротников, из-за необходимой для его выживания влажности и темноты напоминающий доисторические дебри. Среди зелени расположены экраны, демонстрирующие один – виды итальянской природы, другой – тематические интервью. За ним следует «содержательный» зал, посвященный собственно архитектуре. Экспозиция там поделена на секции, названные «Четыре сезона», что, по-видимому, объединяет классическую традицию (которая тоже, по сути, есть Made in Italy прошлых веков) с экологической составляющей и намеком на ожидание начала «нового цикла».

Детский сад в Борго Оливетти. Луиджи Фиджини, Джино Поллини, 1939 - 1941. Фото предоставлено Biennale di Venezia
zooming
Западный жилой квартал в Ивреа для рабочих Olivetti. Роберто Габетти, Аимаро Изола. 1968-1971. Фото предоставлено Biennale di Venezia
Куратором павильона выступил Луки Дзеви – сын великого критика Бруно Дзеви, открывшего миру в послевоенные годы итальянский модернизм. По его мнению, первый из «Четырех сезонов» архитектуры под лейблом «сделано в Италии» определила деятельность Адриано Оливетти в середине 20 столетия. Этот коммерсант привлек к производству офисного оборудования ведущих дизайнеров, чем вошел в историю не только техники, но и искусства: печатные машинки Lettera 22 Марчелло Ниццоли (1950) или Praxis 48 Этторе Соттсаса (1963) присутствуют в коллекции многих музеев, в том числе и нью-йоркского МоМА. Однако кроме реализации функционалистских, но также и почти витрувианских идей о сочетании пользы с красотой в товарах своей фабрики в североитальянском регионе Валь Д'Аоста, Оливетти со 2-й половины 1930-х занимался там крупномасштабным строительством.

Вид экспозиции павильона Италии. Фото Анны Вяземцевой
zooming
Заводская столовая Olivetti. Иньяцио Гарделла, 1955-1961. Фото предоставлено Biennale di Venezia
Он возводил жилые кварталы и санатории для рабочих по проектам архитекторов модернистского толка – будущих архитектурных «звезд» Made in Italy 1950-1960-х Луиджи Фиджини, Джино Поллини, BBPR, спонсировал первый в Италии региональный генплан, а в послевоенные годы основал и возглавил техно-социалистическое движение “Movimento Comunità”, призванное стать некой третьей силой между «правыми» христианскими демократами и «левыми», представляемыми тогда компартией. Организация активно действовала вплоть до смерти своего идеолога в 1958. Вся эта история представлена в экспозиции павильона материалами из архива Оливетти (макетами, генпланами, журналами, книгами и, конечно, печатными машинками) и является наиболее разработанной и легко читаемой ее частью.

zooming
Производственные и административные корпуса Benetton в Кастретто ди Веллорба, Тревизо. Афра и Тобиа Скарпа. 1980-2011. Фото предоставлено Biennale di Venezia
«Второй сезон» представляет нам эпоху расцвета малого производства в Италии в 1970-1980-е, когда сложился современный рисунок итальянского ландшафта. Именно в эти годы промышленное производство начало уходить из больших городов на итальянские холмы и равнины, дополняя до сих пор узнаваемые по ренессансным полотнам пейзажи индустриальными комплексами компактных и элегантных пропорций: мебельными фабриками в Венето, швейными мастерскими в Ломбардии, заводами по консервированию помидор в Эмилии, предприятиями по производству макарон – по всему Полуострову.

Фабрика Dolce & Gabbana в Валь Д’Арно. PiùArch, 2001. Фото предоставлено Biennale di Venezia
Но только в «Третий сезон» – с 1990-х и до наших дней – небольшие фабрики, отражающие «врожденное чувство формы», стали обретать имена ведущих архитекторов, а торговые бренды – «архитектурную» коннотацию. Одной из первых стала марка одежды Benetton, фабрики для которой проектировали Тадао Андо, Тобиа Скарпа (сын Карло Скарпа) и его партнер и супруга Афра Скарпа. Расцвет «высокой» архитектуры промышленных предприятий пришелся на рубеж столетий, когда работали Марио Кучинелла для производителя светильников iGuzzini (2002), ABDR для мебельной фабрики Martinelli (2003), Гвидо Канали для Prada (1999 – 2001), PiùArch (известные у нас петербургским комплексом Quattro Corti) для Dolce & Gabbana (2001), и Ренцо Пьяно для Ferrari (1998) – если назвать лишь часть.

zooming
Винодельня Collemassari в Чиниджано, Гроссето. Эдоардо Милези, 2005. Фото предоставлено Biennale di Venezia
Особо выделены винодельческие и прочие аграрные хозяйства, уже по назначению своему тесно связанные с природой и традицией. Древность ремесла не сдерживает здесь эксперименты с архитектурной формой, напротив, самые смелые решения удивительно органично встраиваются и даже подчеркивают красоту ландшафта. Немало в экспозиции и работ последних лет, среди которых – штаб-квартира Lavazza (2010) Чино Дзукки и его же производственный центр Salewa (2011), а также здание Жана Нувеля – опять же для Ferrari (2009). Все объекты представлены цифровыми слайд-шоу и сопровождены интервью авторов, расслышать которые, увы, едва удается.

zooming
Винное производство в Меццакорона, Тренто. Cechetto&Associati, 2004. Фото предоставлено Biennale di Venezia
«Четвертый сезон» заявляет актуальную тему «Питать планету». Он посвящен будущему, в том числе и весьма близкому – предвещая миланскую Экспо-2015 на ту же тему. Раздел иллюстрирует видеоинсталляция Italian Landstories Моники Маджони и Дарио Куратоло, сделанная на базе исследования Мауро Аньолетти и рассказывающая о том, как пейзаж может быть не только природным ресурсом, но и исторической и культурной идентификацией местности. Основной «месседж» раздела состоит в возможности преодоления противоречия между природой и человеком посредством «восстановления» ландшафта, пострадавшего от индустриальной активности, и организации экологического производства. В дополнение к теме – проект Watt Pedalati Оскара Сантили на выходе из павильона: «вдвойне» экологичные велосипеды, которые не только являются бестопливным видом транспорта, но и производят электричество: покрутив их педали, можно подзарядить мобильный телефон.

zooming
Микеланджело Пистолетто. Объект Recycled Italy. Фото предоставлено Biennale di Venezia
Тему развивает инсталляция Recycled Italy в соседствующем с итальянским павильоном саду Делле Верджини одного из ярчайших мастеров Arte Povera Микеланджело Пистолетто. Маэстро видит причину сегодняшнего непростого положения в слепой погоне за финансовой выгодой.  Двадцатое столетие, уверен мастер, было Средними веками, и за ними последует новый Ренессанс...

zooming
Административный корпус Archimede Solar Energy в Масса Мартана, Перуджа. Maryfil Architecture, 2011. Фото предоставлено Biennale di Venezia
Хочется искренне пожелать Италии нового Возрождения, тем более что ее сдержанный и элегантный павильон вполне позволяет надеяться на его скорое наступление. Но, как ни приятно быть оптимистами, очень красноречив пример фирмы Olivetti, запустившей в производство компактные персональные компьютеры еще в 1960-е годы (!), а в 1990-е проданной из-за нерентабельности производства. Хотя созданный в прошлом году OliPad превосходит аналоги не только эстетически, но и технически – кто об этом знает? Но очень хотелось бы, чтобы за «Четвертым сезоном» наступил настоящий Новый год, чтобы замечательные итальянские начинания вышли за пределы архитектурных студий, городских стен, межей владений и пересекли Альпы не только в качестве эксклюзивного экспорта в поисках платежеспособного покупателя.
zooming
Цех завода Ferrari в Маранелло, Модена. Жан Нувель, 2009. Фото предоставлено Biennale di Venezia


Павильон Италии на XIII Архитектурной биеннале в Венеции
Куратор: Лука Дзеви
Оформление павильона: Марио Бурраскано, Мария Луиза Палумбо, Джампьеро Сангуиньи.
Фабрика Prada в Террануова Браччолини, Ареццо. Гвидо Канали, 2001. Фото предоставлено Biennale di Venezia
zooming
Фабрика Prada в Террануова Браччолини, Ареццо. Гвидо Канали, 2001. Фото предоставлено Biennale di Venezia


06 Сентября 2012

Автор текста:

Анна Вяземцева
comments powered by HyperComments
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Четыре сезона в "Новом Манеже"
О взаимовлиянии между экономикой, архитектурой и экологией предлагают задуматься итальянские архитекторы. Выставка "Четыре сезона", которая открылась в "Новом Манеже", знакомит столичных зрителей с главными экспонатами прошедшей в Венеции XIII архитектурной биеннале. Рассказывают "Новости культуры".
Пресса: Сиротский год
В этом году не только урбанистическая, но и архитектурная деятельность в России продемонстрировала свою бессмысленность. Не обошлось и без курьезов.
След русского авангарда
Этой осенью вклад России в культурную жизнь Венеции не исчерпывался национальным павильоном на 13-й биеннале архитектуры. В городе были показаны две выставки, организованные университетом Ка’ Фоскари и МГХПА им. С.Г. Строганова: «Профессор Родченко. Фотографии из ВХУТЕМАСа» и «Артефакты. Франциско Инфантэ и Нонна Горюнова».
Пресса: О венецианском призе
На Венецианской архитектурной биеннале проект "Сколково" представляет Россию. "Золотого льва" биеннале получила Япония, а Россия получила вторую премию, разделив ее с США. Биеннале продлится до 25 ноября. О венецианском павильоне и Сколково — специальный корреспондент "Ъ" Григорий Ревзин, исполнявший в этом году обязанности комиссара павильона.
Пресса: Обобщение архитектуры
Common Ground, слайд-шоу Нормана Фостера, самодеятельное благоустройство в Америке и QR-коды Сколково на XIII Архитектурной биеннале в Венеции.
Пресса: «У вас жесткий климат и невыносимое автомобильное...
Что такое человеческий масштаб в организации городской среды? Может ли мегаполис в принципе быть комфортным для жизни? На эти и другие градостроительные темы французский архитектор Жан Пистр размышляет в интервью «Газете.Ru».
Пресса: Города будущего на Архбиеннале в Венеции
Снаружи - классический особняк начала 20 века, построенный в 1914 году по проекту Алексея Щусева, а внутри - инновационный город будущего. Преобразование возможно только при помощи ай-пэда. Планшетники при входе получают все посетители российского павильона. На 13-ой Архитектурной биеннале в Венеции он был признан одним из лучших и отмечен специальным призом жюри.
Архитектурное вторсырье
На 13-й Венецианской биеннале актуальной оказалась тема реконструкции «новой» архитектуры: ей посвятили выставки в своих павильонах немцы и эстонцы.
Пресса: Своим путем на биеннале
На 13-й архитектурной биеннале в Венеции российскому павильону, пространство которого стало великолепной метафорой современной России, достался специальный приз жюри.
Пресса: Биеннале архитектуры. Что было на главном архитектурном...
Как искали «общие основания», почему в павильоне Америки оказался партизанский урбанизм, за что Израиль назвали «авианосцем» и заслужила ли Россия «специальное упоминание» жюри — корреспондент «Афиши» побывал на 13-й Биеннале архитектуры в Венеции.
Made in Italy: эко-социализм, легкая промышленность, архитектура
Экспозиция итальянского павильона на XIII биеннале архитектуры в Венеции напоминает о том, какую роль сыграла архитектура для экономики малых предприятий, а малые предприятия — для страны, и предлагает возможные перспективы их совместного развития.
Пресса: О происхождении понтов
Я думаю, что одним из главных бизнесов, которые существуют в России, является как раз бизнес по продаже идеалов. Идеалы у нас получается продавать лучше всего, потому что продавать их мы начали раньше, чем что-либо другое, и они не были в дефиците.
Пресса: Код в помощь. XIII Архитектурная биеннале
Развитие общественных пространств, новые взаимоотношения архитектора и общества, реабилитация неоклассики — мировая повестка дня, как можно судить по XIII Архитектурной биеннале.
Пресса: Дружба просит кирпича
Архитектурная биеннале в Венеции доказывает, что архитектура способна объединить людей, страны, эпохи
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.