Made in Italy: эко-социализм, легкая промышленность, архитектура

Экспозиция итальянского павильона на XIII биеннале архитектуры в Венеции напоминает о том, какую роль сыграла архитектура для экономики малых предприятий, а малые предприятия — для страны, и предлагает возможные перспективы их совместного развития.

Автор текста:
Анна Вяземцева

06 Сентября 2012
mainImg
Италия 2012 года с безликим «техническим» правительством, борющимся с экономическим кризисом, пытается преодолеть кризис идей и вспоминает свои сильные стороны, среди которых: активные малые предприятия и частная инициатива, экономичное производство, особое внимание к эстетике, ландшафту и экологии – то есть содержание пока еще о многом говорящего лейбла Made in Italy.

zooming
Павильон Италии в Арсенале. Фото: Giulio Squillacciotti. Предоставлено Biennale di Venezia
Вид экспозиции «Итальянский лес» (бюро OSA architettura e paesaggio) павильона Италии. Фото Анны Вяземцевой
В помещении павильона Италии в Арсенале зрителя встречает лес из 5000 папоротников, из-за необходимой для его выживания влажности и темноты напоминающий доисторические дебри. Среди зелени расположены экраны, демонстрирующие один – виды итальянской природы, другой – тематические интервью. За ним следует «содержательный» зал, посвященный собственно архитектуре. Экспозиция там поделена на секции, названные «Четыре сезона», что, по-видимому, объединяет классическую традицию (которая тоже, по сути, есть Made in Italy прошлых веков) с экологической составляющей и намеком на ожидание начала «нового цикла».

Детский сад в Борго Оливетти. Луиджи Фиджини, Джино Поллини, 1939 - 1941. Фото предоставлено Biennale di Venezia
zooming
Западный жилой квартал в Ивреа для рабочих Olivetti. Роберто Габетти, Аимаро Изола. 1968-1971. Фото предоставлено Biennale di Venezia
Куратором павильона выступил Луки Дзеви – сын великого критика Бруно Дзеви, открывшего миру в послевоенные годы итальянский модернизм. По его мнению, первый из «Четырех сезонов» архитектуры под лейблом «сделано в Италии» определила деятельность Адриано Оливетти в середине 20 столетия. Этот коммерсант привлек к производству офисного оборудования ведущих дизайнеров, чем вошел в историю не только техники, но и искусства: печатные машинки Lettera 22 Марчелло Ниццоли (1950) или Praxis 48 Этторе Соттсаса (1963) присутствуют в коллекции многих музеев, в том числе и нью-йоркского МоМА. Однако кроме реализации функционалистских, но также и почти витрувианских идей о сочетании пользы с красотой в товарах своей фабрики в североитальянском регионе Валь Д'Аоста, Оливетти со 2-й половины 1930-х занимался там крупномасштабным строительством.

Вид экспозиции павильона Италии. Фото Анны Вяземцевой
zooming
Заводская столовая Olivetti. Иньяцио Гарделла, 1955-1961. Фото предоставлено Biennale di Venezia
Он возводил жилые кварталы и санатории для рабочих по проектам архитекторов модернистского толка – будущих архитектурных «звезд» Made in Italy 1950-1960-х Луиджи Фиджини, Джино Поллини, BBPR, спонсировал первый в Италии региональный генплан, а в послевоенные годы основал и возглавил техно-социалистическое движение “Movimento Comunità”, призванное стать некой третьей силой между «правыми» христианскими демократами и «левыми», представляемыми тогда компартией. Организация активно действовала вплоть до смерти своего идеолога в 1958. Вся эта история представлена в экспозиции павильона материалами из архива Оливетти (макетами, генпланами, журналами, книгами и, конечно, печатными машинками) и является наиболее разработанной и легко читаемой ее частью.

zooming
Производственные и административные корпуса Benetton в Кастретто ди Веллорба, Тревизо. Афра и Тобиа Скарпа. 1980-2011. Фото предоставлено Biennale di Venezia
«Второй сезон» представляет нам эпоху расцвета малого производства в Италии в 1970-1980-е, когда сложился современный рисунок итальянского ландшафта. Именно в эти годы промышленное производство начало уходить из больших городов на итальянские холмы и равнины, дополняя до сих пор узнаваемые по ренессансным полотнам пейзажи индустриальными комплексами компактных и элегантных пропорций: мебельными фабриками в Венето, швейными мастерскими в Ломбардии, заводами по консервированию помидор в Эмилии, предприятиями по производству макарон – по всему Полуострову.

Фабрика Dolce & Gabbana в Валь Д’Арно. PiùArch, 2001. Фото предоставлено Biennale di Venezia
Но только в «Третий сезон» – с 1990-х и до наших дней – небольшие фабрики, отражающие «врожденное чувство формы», стали обретать имена ведущих архитекторов, а торговые бренды – «архитектурную» коннотацию. Одной из первых стала марка одежды Benetton, фабрики для которой проектировали Тадао Андо, Тобиа Скарпа (сын Карло Скарпа) и его партнер и супруга Афра Скарпа. Расцвет «высокой» архитектуры промышленных предприятий пришелся на рубеж столетий, когда работали Марио Кучинелла для производителя светильников iGuzzini (2002), ABDR для мебельной фабрики Martinelli (2003), Гвидо Канали для Prada (1999 – 2001), PiùArch (известные у нас петербургским комплексом Quattro Corti) для Dolce & Gabbana (2001), и Ренцо Пьяно для Ferrari (1998) – если назвать лишь часть.

zooming
Винодельня Collemassari в Чиниджано, Гроссето. Эдоардо Милези, 2005. Фото предоставлено Biennale di Venezia
Особо выделены винодельческие и прочие аграрные хозяйства, уже по назначению своему тесно связанные с природой и традицией. Древность ремесла не сдерживает здесь эксперименты с архитектурной формой, напротив, самые смелые решения удивительно органично встраиваются и даже подчеркивают красоту ландшафта. Немало в экспозиции и работ последних лет, среди которых – штаб-квартира Lavazza (2010) Чино Дзукки и его же производственный центр Salewa (2011), а также здание Жана Нувеля – опять же для Ferrari (2009). Все объекты представлены цифровыми слайд-шоу и сопровождены интервью авторов, расслышать которые, увы, едва удается.

zooming
Винное производство в Меццакорона, Тренто. Cechetto&Associati, 2004. Фото предоставлено Biennale di Venezia
«Четвертый сезон» заявляет актуальную тему «Питать планету». Он посвящен будущему, в том числе и весьма близкому – предвещая миланскую Экспо-2015 на ту же тему. Раздел иллюстрирует видеоинсталляция Italian Landstories Моники Маджони и Дарио Куратоло, сделанная на базе исследования Мауро Аньолетти и рассказывающая о том, как пейзаж может быть не только природным ресурсом, но и исторической и культурной идентификацией местности. Основной «месседж» раздела состоит в возможности преодоления противоречия между природой и человеком посредством «восстановления» ландшафта, пострадавшего от индустриальной активности, и организации экологического производства. В дополнение к теме – проект Watt Pedalati Оскара Сантили на выходе из павильона: «вдвойне» экологичные велосипеды, которые не только являются бестопливным видом транспорта, но и производят электричество: покрутив их педали, можно подзарядить мобильный телефон.

zooming
Микеланджело Пистолетто. Объект Recycled Italy. Фото предоставлено Biennale di Venezia
Тему развивает инсталляция Recycled Italy в соседствующем с итальянским павильоном саду Делле Верджини одного из ярчайших мастеров Arte Povera Микеланджело Пистолетто. Маэстро видит причину сегодняшнего непростого положения в слепой погоне за финансовой выгодой.  Двадцатое столетие, уверен мастер, было Средними веками, и за ними последует новый Ренессанс...

zooming
Административный корпус Archimede Solar Energy в Масса Мартана, Перуджа. Maryfil Architecture, 2011. Фото предоставлено Biennale di Venezia
Хочется искренне пожелать Италии нового Возрождения, тем более что ее сдержанный и элегантный павильон вполне позволяет надеяться на его скорое наступление. Но, как ни приятно быть оптимистами, очень красноречив пример фирмы Olivetti, запустившей в производство компактные персональные компьютеры еще в 1960-е годы (!), а в 1990-е проданной из-за нерентабельности производства. Хотя созданный в прошлом году OliPad превосходит аналоги не только эстетически, но и технически – кто об этом знает? Но очень хотелось бы, чтобы за «Четвертым сезоном» наступил настоящий Новый год, чтобы замечательные итальянские начинания вышли за пределы архитектурных студий, городских стен, межей владений и пересекли Альпы не только в качестве эксклюзивного экспорта в поисках платежеспособного покупателя.
zooming
Цех завода Ferrari в Маранелло, Модена. Жан Нувель, 2009. Фото предоставлено Biennale di Venezia


Павильон Италии на XIII Архитектурной биеннале в Венеции
Куратор: Лука Дзеви
Оформление павильона: Марио Бурраскано, Мария Луиза Палумбо, Джампьеро Сангуиньи.
Фабрика Prada в Террануова Браччолини, Ареццо. Гвидо Канали, 2001. Фото предоставлено Biennale di Venezia
zooming
Фабрика Prada в Террануова Браччолини, Ареццо. Гвидо Канали, 2001. Фото предоставлено Biennale di Venezia

06 Сентября 2012

Автор текста:

Анна Вяземцева
comments powered by HyperComments
Пресса: Пейзаж по сути
В лофт Rizzordi art foundation всего на несколько дней привезли выставку из итальянского павильона на XIII Венецианской биеннале архитектуры. Лука Дзеви, куратор павильона, рассказал в нем историю итальянской промышленной архитектуры, начиная от фабрики Адриано Оливетти и заканчивая последними постройками Жана Нувеля. В интервью ART1 он рассуждает о национальных традициях архитектурного пейзажа.
Made in Italy: эко-социализм, легкая промышленность, архитектура
Экспозиция итальянского павильона на XIII биеннале архитектуры в Венеции напоминает о том, какую роль сыграла архитектура для экономики малых предприятий, а малые предприятия — для страны, и предлагает возможные перспективы их совместного развития.
Пресса: Ирония, инновации и сараи: Чему были посвящены российские...
«Всё самое интересное рано или поздно оказывается в Венеции», — написал культуролог Антон Кальгаев, объясняя, зачем ехать на архитектурную биеннале, даже не будучи архитектором. Как и любая другая биеннале, она чем-то напоминает спид-дейтинг и аттракцион из хитро придуманных павильонов разных стран, объединённых одной темой. В этом году кураторы, соосновательницы ирландского бюро Grafton Architects Ивонн Фаррелл и Шелли Макнамара, призывали участников привезти в Венецию собственное видение «свободного пространства». Российский павильон, который откроется 26 мая, носит название «Железнодорожная станция Россия» — с залами ожидания, камерами хранения, депо и бесконечностью рефлексий на тему российских железных дорог. Strelka Magazine решил напомнить о том, как выглядели предыдущие проекты России последних лет.
Пресса: Четыре сезона в "Новом Манеже"
О взаимовлиянии между экономикой, архитектурой и экологией предлагают задуматься итальянские архитекторы. Выставка "Четыре сезона", которая открылась в "Новом Манеже", знакомит столичных зрителей с главными экспонатами прошедшей в Венеции XIII архитектурной биеннале. Рассказывают "Новости культуры".
Пресса: Сиротский год
В этом году не только урбанистическая, но и архитектурная деятельность в России продемонстрировала свою бессмысленность. Не обошлось и без курьезов.
След русского авангарда
Этой осенью вклад России в культурную жизнь Венеции не исчерпывался национальным павильоном на 13-й биеннале архитектуры. В городе были показаны две выставки, организованные университетом Ка’ Фоскари и МГХПА им. С.Г. Строганова: «Профессор Родченко. Фотографии из ВХУТЕМАСа» и «Артефакты. Франциско Инфантэ и Нонна Горюнова».
Пресса: О венецианском призе
На Венецианской архитектурной биеннале проект "Сколково" представляет Россию. "Золотого льва" биеннале получила Япония, а Россия получила вторую премию, разделив ее с США. Биеннале продлится до 25 ноября. О венецианском павильоне и Сколково — специальный корреспондент "Ъ" Григорий Ревзин, исполнявший в этом году обязанности комиссара павильона.
Пресса: Обобщение архитектуры
Common Ground, слайд-шоу Нормана Фостера, самодеятельное благоустройство в Америке и QR-коды Сколково на XIII Архитектурной биеннале в Венеции.
Пресса: «У вас жесткий климат и невыносимое автомобильное...
Что такое человеческий масштаб в организации городской среды? Может ли мегаполис в принципе быть комфортным для жизни? На эти и другие градостроительные темы французский архитектор Жан Пистр размышляет в интервью «Газете.Ru».
Пресса: Города будущего на Архбиеннале в Венеции
Снаружи - классический особняк начала 20 века, построенный в 1914 году по проекту Алексея Щусева, а внутри - инновационный город будущего. Преобразование возможно только при помощи ай-пэда. Планшетники при входе получают все посетители российского павильона. На 13-ой Архитектурной биеннале в Венеции он был признан одним из лучших и отмечен специальным призом жюри.
Архитектурное вторсырье
На 13-й Венецианской биеннале актуальной оказалась тема реконструкции «новой» архитектуры: ей посвятили выставки в своих павильонах немцы и эстонцы.
Пресса: Своим путем на биеннале
На 13-й архитектурной биеннале в Венеции российскому павильону, пространство которого стало великолепной метафорой современной России, достался специальный приз жюри.
Пресса: Биеннале архитектуры. Что было на главном архитектурном...
Как искали «общие основания», почему в павильоне Америки оказался партизанский урбанизм, за что Израиль назвали «авианосцем» и заслужила ли Россия «специальное упоминание» жюри — корреспондент «Афиши» побывал на 13-й Биеннале архитектуры в Венеции.
Пресса: О происхождении понтов
Я думаю, что одним из главных бизнесов, которые существуют в России, является как раз бизнес по продаже идеалов. Идеалы у нас получается продавать лучше всего, потому что продавать их мы начали раньше, чем что-либо другое, и они не были в дефиците.
Пресса: Код в помощь. XIII Архитектурная биеннале
Развитие общественных пространств, новые взаимоотношения архитектора и общества, реабилитация неоклассики — мировая повестка дня, как можно судить по XIII Архитектурной биеннале.
Пресса: Дружба просит кирпича
Архитектурная биеннале в Венеции доказывает, что архитектура способна объединить людей, страны, эпохи
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.