Японец на гребне современности. Присуждена 2-я Международная премия имени Якова Чернихова

На прошлой неделе в Доме архитектора объявили имена лауреатов Международной премии имени Якова Чернихова. Победителем стал японец – Дзюнья Исигами, предложивший по-модернистски простое решение дома-«ящика», потребовавшее от него в то же время немалой инженерной выдумки.

Автор текста:
Наталья Коряковская

mainImg

Несмотря на свою короткую историю, Премия Чернихова – это весьма уважаемая награда, вручаемая интернациональным жюри, уровень которого, не в пример другим «международным» премиям отечественного образца, высочайший. Достаточно сказать, что председателем жюри первого издания премии в 2006 году была Заха Хадид, а сейчас это - Риккардо Скофидио; помимо него судьями были Элизабет Диллер, Макото Сей Ватанабе, Бенедетта Тальябуэ, Тотан Кузембаев и другие мастера. Механизм отбора кандидатов тут тоже не совсем обычный: номинанты не сами выдвигают себя на премию – это за них делают международные эксперты, среди которых – такие лидеры современной архитектуры, как Питер Айзенманн, Томас Лизер и Тарек Нага. 

Не иначе как «звездным» состав судей не назовешь, поэтому и уровень претендующих на награду работ должен был оказаться соответствующим. Среди их авторов, действительно, есть громкие имена: талантливейший британский архитектор молодого поколения Дэвид Аджайе и главный лауреат нынешней венецианской Биеннале американец Грег Линн. Однако о большинстве номинантов члены жюри услышали впервые, что не удивительно: премия «описывает» текущую ситуацию в новейшей архитектуре и отличает лучших из тех молодых архитекторов, которые создают что-то новое именно сейчас и прославиться еще не успели.

zooming
Проект лаурета премии им. Якова Чернихова - Дзунья Исигами
Элизабет Диллер, Андрей Чернихов и Ирина Коробьина. Фото Натальи Коряковской

Судить работы было непросто, поскольку, как заметил Макото Сей Ватанабе на пресс-конференции в Доме архитектора, делать это приходилось вне номинаций. А как судить произведения заведомо разных жанров и выбирать, например, между реализованным проектом и архитектурной утопией? Добавим к этому и весьма расплывчатые критерии оценки, которые в кураторском манифесте Элизабет Диллер и Риккардо Скофидио обозначены как поиск «новой междисциплинарной формы архитектурной деятельности», и получим довольно неожиданный результат, отчасти интуитивный, отчасти вкусовой, которому, впрочем, хочется доверять из уважения к опыту судей. Заметим, что один победитель, безусловно, не мог бы вобрать в себя все представленные жанры, поэтому его дополняют 10 финалистов, проекты которых, по словам Ватанабе, воплощают «разнообразие направлений, которые мы выбрали».

Слева: Макота Сей Ватанабе, Элизабет Диллер, Андрей Чернихов, Ирина Коробьина, Рикардо Скофидио, Георги Станишев.


Ну и кто же победитель? Им стал 34-летний японский архитектор Дзюнья Исигами, достаточно известный на родине, о чем говорит тот факт, что ему доверили оформление павильона Японии на последней венецианской Биеннале архитектуры. Члены жюри признались, что не знакомы с работами Исигами, однако именно его проект, как назвала его Элизабет Диллер, «дом-ящик», абсолютно белый - в духе «классического» модернизма, простой по форме и новаторский с точки зрения использованных технологий, был выбран из множества ярких экспериментальных работ. По словам Диллер, «в работе Исигами есть серьезное понимание и интерпретация наследия модернизма, и все же она как-то превосходит его холодную логику. В каком-то смысле ее даже нельзя целиком понять, работа на первый взгляд кажется ясной, а потом вы видите эту волшебную недосказанность». Дзюнья Исигами создал простой кубический объем с очень тонким каркасом и множеством тончайших опор. 

Его мастерство инженера можно оценить также на примере одной дизайнерской работы – это минималистский стол с очень тонкой и в тоже время вытянутой столешницей. Эта конструкция, как пояснил соотечественник автора Макото Сей Ватанабе, не прогибается за счет того, что была сделана «преднапряженной», и, как только мы кладем на нее груз, плоскость столешницы выпрямляется.
Решение жюри подтвердило непреходящую актуальность минимализма в новейшей истории архитектуры: «Следование по пути  вычитания архитектурной формы, а не ее прибавления», как описал работу Исигами Риккардо Скофидио, всегда было сопряжено с благородством и чистотой образа. Этим японский архитектор и покорил судей: как заметил Скофидио, «архитектура становится более заметной, когда из нее вычитают». 

Безусловно, жаль, что из претендовавших на премию русских команд, среди которых был наш молодежный «авангард» – «Панаком», «Атриум», DNK, «Бюро Москва», Савинкин/Кузьмин, ни одна не вошла в шорт-лист. Будем надеяться, что историческая справедливость восторжествует в следующий раз, и в десятке лучших все-таки появятся наши соотечественники.

Тем не менее, премия имени выдающегося архитектора-авангардиста, оригинального мыслителя и мастера архитектурной утопии Якова Чернихова продолжает играть свою благородную роль, заключающуюся в открытии для мировой общественности имен конгениальных ему современных мастеров - архитекторов, работающих вне привычных рамок, людей с широким архитектурным кругозором и способностью к смелому экспериментаторству.



07 Октября 2008

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.
Живой дизайн для фасадов
Скучные однообразные фасадные решения уходят в прошлое с появлением новых дизайнерских решений от RHEINZINK: с разнообразием привлекательных вариантов дизайна любая поверхность теперь становится многомерным, несомненно, привлекающим внимание, зрелищем.

Сейчас на главной

Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.
Разворот к красоте
Первый приз конкурса Таллинской биеннале на концепцию ревитализации промышленной зоны получила команда российских архитекторов. Авторы разработали генплан, вдохновляясь железнодорожным поворотным кругом, и предложили застройку с «градиентом» приватных и общественных пространств.
Дорога к парку
«Братеевские телепортеры» – навес, который позволил оформить и защитить вход в одноименный парк, и получил недавно спецприз жюри АРХИWOOD. Рассматриваем проект и отчасти – дискуссию экспертов премии вокруг него.
Дом для друзей
Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.
На реке
Любопытный пример освоения «хипстерской» стилистки в ресторане-дебаркадере, расположенном в центре Ростова-на-Дону: сравнительно лаконичный фасад и крайне насыщенный интерьер.
Как в фотокамере
Недалеко от Осло по проекту BIG построен изогнутый музей-мост – в дополнение к самому крупному в Северной Европе парку скульптур.