Размещено на портале Архи.ру (www.archi.ru)

07.10.2008

Японец на гребне современности. Присуждена 2-я Международная премия имени Якова Чернихова

Архитектор:
Дэвид Аджайе
Дзюнья Исигами
Грег Линн

На прошлой неделе в Доме архитектора объявили имена лауреатов Международной премии имени Якова Чернихова. Победителем стал японец – Дзюнья Исигами, предложивший по-модернистски простое решение дома-«ящика», потребовавшее от него в то же время немалой инженерной выдумки.

Проект лаурета премии им. Якова Чернихова - Дзунья Исигами
Проект лаурета премии им. Якова Чернихова - Дзунья Исигами

Несмотря на свою короткую историю, Премия Чернихова – это весьма уважаемая награда, вручаемая интернациональным жюри, уровень которого, не в пример другим «международным» премиям отечественного образца, высочайший. Достаточно сказать, что председателем жюри первого издания премии в 2006 году была Заха Хадид, а сейчас это - Риккардо Скофидио; помимо него судьями были Элизабет Диллер, Макото Сей Ватанабе, Бенедетта Тальябуэ, Тотан Кузембаев и другие мастера. Механизм отбора кандидатов тут тоже не совсем обычный: номинанты не сами выдвигают себя на премию – это за них делают международные эксперты, среди которых – такие лидеры современной архитектуры, как Питер Айзенманн, Томас Лизер и Тарек Нага. 

Не иначе как «звездным» состав судей не назовешь, поэтому и уровень претендующих на награду работ должен был оказаться соответствующим. Среди их авторов, действительно, есть громкие имена: талантливейший британский архитектор молодого поколения Дэвид Аджайе и главный лауреат нынешней венецианской Биеннале американец Грег Линн. Однако о большинстве номинантов члены жюри услышали впервые, что не удивительно: премия «описывает» текущую ситуацию в новейшей архитектуре и отличает лучших из тех молодых архитекторов, которые создают что-то новое именно сейчас и прославиться еще не успели.

Элизабет Диллер, Андрей Чернихов и Ирина Коробьина. Фото Натальи Коряковской
Элизабет Диллер, Андрей Чернихов и Ирина Коробьина. Фото Натальи Коряковской

Судить работы было непросто, поскольку, как заметил Макото Сей Ватанабе на пресс-конференции в Доме архитектора, делать это приходилось вне номинаций. А как судить произведения заведомо разных жанров и выбирать, например, между реализованным проектом и архитектурной утопией? Добавим к этому и весьма расплывчатые критерии оценки, которые в кураторском манифесте Элизабет Диллер и Риккардо Скофидио обозначены как поиск «новой междисциплинарной формы архитектурной деятельности», и получим довольно неожиданный результат, отчасти интуитивный, отчасти вкусовой, которому, впрочем, хочется доверять из уважения к опыту судей. Заметим, что один победитель, безусловно, не мог бы вобрать в себя все представленные жанры, поэтому его дополняют 10 финалистов, проекты которых, по словам Ватанабе, воплощают «разнообразие направлений, которые мы выбрали».

Слева: Макота Сей Ватанабе,  
Элизабет Диллер, Андрей Чернихов, Ирина Коробьина, Рикардо Скофидио, Георги Станишев.
Слева: Макота Сей Ватанабе, Элизабет Диллер, Андрей Чернихов, Ирина Коробьина, Рикардо Скофидио, Георги Станишев.


Ну и кто же победитель? Им стал 34-летний японский архитектор Дзюнья Исигами, достаточно известный на родине, о чем говорит тот факт, что ему доверили оформление павильона Японии на последней венецианской Биеннале архитектуры. Члены жюри признались, что не знакомы с работами Исигами, однако именно его проект, как назвала его Элизабет Диллер, «дом-ящик», абсолютно белый - в духе «классического» модернизма, простой по форме и новаторский с точки зрения использованных технологий, был выбран из множества ярких экспериментальных работ. По словам Диллер, «в работе Исигами есть серьезное понимание и интерпретация наследия модернизма, и все же она как-то превосходит его холодную логику. В каком-то смысле ее даже нельзя целиком понять, работа на первый взгляд кажется ясной, а потом вы видите эту волшебную недосказанность». Дзюнья Исигами создал простой кубический объем с очень тонким каркасом и множеством тончайших опор. 

Его мастерство инженера можно оценить также на примере одной дизайнерской работы – это минималистский стол с очень тонкой и в тоже время вытянутой столешницей. Эта конструкция, как пояснил соотечественник автора Макото Сей Ватанабе, не прогибается за счет того, что была сделана «преднапряженной», и, как только мы кладем на нее груз, плоскость столешницы выпрямляется.
Решение жюри подтвердило непреходящую актуальность минимализма в новейшей истории архитектуры: «Следование по пути  вычитания архитектурной формы, а не ее прибавления», как описал работу Исигами Риккардо Скофидио, всегда было сопряжено с благородством и чистотой образа. Этим японский архитектор и покорил судей: как заметил Скофидио, «архитектура становится более заметной, когда из нее вычитают». 

Безусловно, жаль, что из претендовавших на премию русских команд, среди которых был наш молодежный «авангард» – «Панаком», «Атриум», DNK, «Бюро Москва», Савинкин/Кузьмин, ни одна не вошла в шорт-лист. Будем надеяться, что историческая справедливость восторжествует в следующий раз, и в десятке лучших все-таки появятся наши соотечественники.

Тем не менее, премия имени выдающегося архитектора-авангардиста, оригинального мыслителя и мастера архитектурной утопии Якова Чернихова продолжает играть свою благородную роль, заключающуюся в открытии для мировой общественности имен конгениальных ему современных мастеров - архитекторов, работающих вне привычных рамок, людей с широким архитектурным кругозором и способностью к смелому экспериментаторству.