English version

Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное и поэтическое»

Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.

Лара Копылова

Беседовала:
Лара Копылова

mainImg
Архитектор:
Энди Сноу
Мастерская:
GENPRO http://genpro.ru/

0 Archi.ru:
Вы только что стали главным архитектором проектной компании GENPRO. Чего вы ожидаете от сотрудничества с компанией?
Энди Сноу (Andy Snow), главный архитектор компании GENPRO
© Andy Snow

Энди Сноу:
GENPRO – компания с очень интересным направлением деятельности. Впервые я столкнулся с ними, работая в составе AECOM, и был весьма впечатлен их техническим уровнем и профессиональным подходом к делу. Сфокусировавшись на роли генпроектировщика, компания GENPRO показала быстрый рост в последние три года и выстроила прочные отношения с ведущими девелоперами Москвы. До сих пор компания как правило привлекала известных международных архитекторов для разработки архитектурной концепции, но сейчас GENPRO намеревается расширить свой архитектурно-концептуальный отдел и учредить свой архитектурный бренд вдобавок к уже существующему бренду генпроектировщика. Ну, а меня пригласили возглавить архитектурную команду. Считаю, что архитектурное направление усилит позиции компании. Что касается меня, то мне уже приходилось работать в междисциплинарных командах. Лично я вижу большую пользу в работе бок о бок с инженерами и собираюсь продолжать и развивать междисциплинарный подход к проектированию.

Прежде чем спросить, как вы оказались в Москве, хотелось бы услышать несколько слов о вашем бэкграунде. Где вы родились и почему решили стать архитектором?

Я родился и вырос в сельской Англии, в маленьком городке внутри Национального природного парка, в чрезвычайно живописном окружении, далеком от гигантских урбанистических масштабов такого города, как Москва. В архитектуру я пошел, потому что мне хорошо давались математика и рисование, – в тот момент у меня еще не было реального понимания архитектуры как профессии, которая служит творческим посредником между другими областями деятельности. Эту наивность я сохранял примерно до середины обучения.

В каком университете вы учились? Кто ваши архитектурные учителя?

Я закончил с отличием Университет Джона Моорса (John Moores University) в Ливерпуле. Моим обучением руководил профессор Дуг Клелленд (Doug Clellend), ученик Луиса Кана.

Как бы вы определили свою собственную манеру в архитектуре?

Конечно, мой собственный стиль подвержен различным современным влияниям, но глубоко в своем сердце я модернист. Я прежде всего считаю, что здание должно быть выражением ясной и рациональной программы, и в меньшей степени чувствую себя обязанным следовать новейшим трендам или фасадным стилям.

В чем вы видите свою архитектурную миссию? Можно ли ее сформулировать в двух-трех предложениях?

Я стремлюсь соединить в архитектуре рациональное и поэтическое, грубое и утонченное. Сила архитектуры простирается дальше измерений индивидуального здания. Мы верим, что архитектура меняет жизнь к лучшему.

Какие параметры для вас главные в архитектурном проектировании?

Мои проекты рождаются из уникальности места. Проект должен начинаться с простой диаграммы: с задания заказчика, с рационализации планировочного решения. Но, разумеется, хорошая архитектура – больше, чем ответ на бриф заказчика. Она улучшает жизнь людей, как в здании, так и вокруг него, в городской среде. Фасад – результат работы над планом. Форма следует функции. Что касается материалов, здесь для меня существенным стал опыт работы у Джона Мак Аслана. Там я научился достигать элегантности в применении материалов.

Какая архитектура, историческая и современная, вам нравится, служит для вас примером?

Мне нравится хорошая архитектура, я уверен, что любое здание, историческое или современное, в потенциале может быть хорошим и плохим; и считаю, что здание надо судить по его собственным критериям, в соответствии со временем, когда оно построено, и с качеством проекта, который оно в себе сохраняет.

Что для вас источник вдохновения?

Это вера в то, что архитектура улучшает жизнь людей и атмосферу городов, в которых они живут. Уникальность каждого места, поиск рационального и ясного решения в ответ на вызовы, содержащиеся в задании. Создание некоей дополнительной ценности, которая больше, чем просто выполнение технической задачи.

Расскажите, пожалуйста, о ваших английских проектах. Какие из них были наиболее важными в вашей архитектурной карьере?

Первая компания, в которой я начал работать после института, Hodder and Partners, была небольшой, однако же она стала лауреатом ежегодной премии Стирлинга – очень престижной в Великобритании (Стивен Ходдер получил премию Стирлинга за «Столетнее здание» в университете Солфорда в 1996 году, – прим. ред.).

Очень важной для старта моей карьеры архитектора стала работа над расширением колледжа Святой Екатерины в Оксфорде; здание, построенное Арне Якобсеном в 1957–1963 годах, стало во многом культовым, оно «плоть от плоти шестидесятых», и речь не только в стиле, а о чем-то более глубоком. Якобсен продумал, как известно, буквально все: от мастерплана до дверной ручки. Все решено очень строго, если говорить о планировке и формах вневременного модернистского подхода, но в деталях и материалах – предельно тонко. Например, в жилых зданиях было применено дерево в облицовке. Это чистый, вдумчивый модернизм, где важны детали и план. Мы занимались расширением колледжа в 2005 году, колледж получил дополнительные семинарские аудитории, 132 спальни для студентов в трех новых зданиях вокруг нового двора; наши объемы продолжили горизонтальное развитие зданий Якобсена в части студенческих общежитий. Проект расширения, как и ранее само здание колледжа, был отмечен несколькими профессиональными наградами, в том числе – премией RIBA и премией Оксфорда за сохранение наследия.

Колледж Святой Екатерины был исключительно важным на первой, формирующей и «форматирующей», стадии моей карьеры.
  • zooming
    1 / 3
    Колледж Св. Катерины в Оксфорде, расширение, 2005
    Предоставлено: Andy Snow
  • zooming
    2 / 3
    Колледж Св. Катерины в Оксфорде, расширение, 2005
    Предоставлено: Andy Snow
  • zooming
    3 / 3
    Колледж Св. Катерины в Оксфорде, расширение, 2005
    Предоставлено: Andy Snow

Затем в команде John McAslan+Partners я проектировал жилой комплекс «Остров Св. Джорджа» в Манчестере. Он назван островом, потому что расположен на очень узком участке между железной дорогой и другой застройкой. Надо было придумать, как изобретательно разместить жилые корпуса. А в Ланкастерском университете мы сделали маленький проект расширения факультета. Требовалось помещение для преподавателей и администрации на втором уровне и учебные помещения внизу. Внешне простые стеклянные фасады дают доступ дневному свету в здание и предусматривают естественную вентиляцию.

Когда и почему вы решили переехать в Россию?

Если быть честным, изначально я переехал, потому что была возможность работать в компании John McAslan + Partners. Мы заканчивали английский проект, когда мне предложили участие в московском проекте Джона МакАслана на хорошей позиции. И я согласился. Мы работали над проектом «Фабрика Станиславского», который объединяет в себе эффективный бизнес-центр, учреждения культуры и жилье. Это благоустроенное пространство очень высокого качества, включающее реконструированные исторические здания и современную архитектуру. Я возглавлял архитектурный отдел и моя роль также была связана с техническим надзором за строительством. Затем я работал в компании AECOM. Я тружусь в России уже десять лет, окончательно поселился здесь, начав сотрудничать с GENPRO.
  • zooming
    1 / 4
    Многофункциональный центр «Фабрика Станиславский»
    © McAslan + Partners
  • zooming
    2 / 4
    Многофункциональный центр «Фабрика Станиславский»
    Фотография © Юрий Пальмин
  • zooming
    3 / 4
    Многофункциональный центр «Фабрика Станиславский»
    Фотография © Юрий Пальмин
  • zooming
    4 / 4
    Фотография © Юрий Пальмин

Вы сделали в Москве несколько проектов. Сравните, пожалуйста, архитектурное проектирование в России и Великобритании. Есть ли здесь какие-то отличия, трудности или, наоборот, дополнительные возможности?

В Москве так много потенциальных возможностей, что это создает динамичную и вдохновляющую среду, работа в которой приносит невероятную отдачу. Что касается работы, есть три серьезных различия: это степень обязательности устойчивого строительства, так называемой sustainability; влияние стоимости на проектирование; применение современных строительных технологий.

Тема sustainability понемногу внедряется в процесс проектирования и строительства в России, но пока ограничена небольшим количеством зданий, получивших экологические сертификаты LEED и BREEAM. В то время как в Соединенном королевстве практически все проекты обязаны быть устойчивыми и получать сертификаты. Это первое отличие.

Второе отличие: проектный процесс в Великобритании характеризуется большей прозрачностью и управлением расходами, в процессе проектирования есть возможность что-то менять, принимать позитивные решения, влияющие на конечное качество объекта. В России в тех проектах, где я участвовал, стоимость не обсуждалась и не являлась частью процесса проектирования.

Третье отличие: в Соединенном Королевстве в последнее время происходит серьезный рост применения модульных конструкций. Недавно я работал на строительстве башни в Лондоне. Это самое высокое в мире модульное здание высотой 35 этажей. Выгода от прихода в Москву этих модульных конструкций могла бы быть колоссальной, но пока здесь приходится ждать испытания и адаптации новых технологий. Главное преимущество для девелопера этих новых конструкций – скорость и качество на всех этапах строительства. Проектирование занимает столько же времени, сколько и раньше, но время строительства сокращается примерно на две трети. Для площадок в центре города, где пространство ограничено, строительство из предварительно собранных на заводе модулей имеет огромные выгоды с точки зрения времени, стоимости и качества.

(Прим. ред. – По проекту архитекторов Ольги Демченко и Дарьи Дзюбы компания GENPRO сейчас строит дом по модульной технологии в городе Меса в Аризоне: первый этаж с паркингом и рестораном монолитный, шесть жилых этажей выше – модульные).
Модульный дом в городе Меса, США. Архитекторы Ольга Демченко и Дарья Дзюба, GENPRO
© GENPRO

Хотелось бы узнать подробности ваших недавних российских проектов, которые сейчас реализуются.

Это, прежде всего, крупный жилой комплекс iLove недалеко от станции метро Алексеевская, которым я занимался в составе AECOM в качестве ведущего проектировщика и технического директора. Мы разрабатывали концепцию мастерплана и дизайн-код, а также спроектировали 5-й корпус. Это жилой комплекс с очень большой плотностью (43 000 м2 на га) на месте бывшей промзоны. И эта плотность стала своего рода вызовом. Мы задумали создать очень успешный жилой район со своей идентификацией. Несмотря на большое количество башен, нам удалось, благодаря разновысотной застройке, добиться человеческого масштаба, потому что мы спроектировали улицы и площади, озелененные общественные пространства, окруженные зданиями высотой 8-9 этажей, и эта застройка соотнесена с человеком. А высотные вертикали становятся лендмарком района. Работая над iLove, я и познакомился со специалистами GENPRO, которые занимались разработкой документации стадии П для 5 корпуса.
  • zooming
    1 / 3
    ЖК iLove на ул. Бочкова. Авторы Мастерплана и дизайн-кода AECOM, генпроектирование 5 корпуса AECOM.
    © AECOM
  • zooming
    2 / 3
    ЖК iLove на ул. Бочкова/ ЖК iLove на ул. Бочкова. Авторы Мастерплана и дизайн-кода AECOM, генпроектирование 5 корпуса AECOM.
    © AECOM
  • zooming
    3 / 3
    ЖК iLove на ул. Бочкова/ ЖК iLove на ул. Бочкова. Авторы Мастерплана и дизайн-кода AECOM, генпроектирование 5 корпуса AECOM.
    © AECOM

Еще один проект, который я вел в составе AECOM как технический директор и генпроектировщик, – бизнес-центр класса А+ AFI2B для AFI Development на 2-й Брестской, 50. Здание сейчас строится. Расположенное на тесном участке в центре города, это здание должно было встроиться между невысокими историческими постройками и не загородить им солнце. Поэтому в проекте появились уступы и в плане, и в объемной композиции. Стеклянные фасады ориентированы на юг, из них открываются виды на историческую часть Москвы, а к улице обращены более закрытые фасады.
  • zooming
    1 / 3
    Бизнес-центр AFI2B на 2-й Брестской
    © AECOM
  • zooming
    2 / 3
    Бизнес-центр AFI2B на 2-й Брестской
    © AECOM
  • zooming
    3 / 3
    Бизнес-центр AFI2B на 2-й Брестской
    © AECOM

Какие проекты вы планируете с GENPRO?

С компанией GENPRO я сотрудничаю в течение последних трех лет. Я занимался генеральным проектированием, контактировал с девелоперами и местными архитекторами, осуществлял техническую сдачу объектов. Но теперь архитектурный отдел концептуального проектирования в компании расширен и усилен; с конца 2020 года я возглавляю этот отдел. У нас сейчас в работе четыре проекта в Москве и два проекта в США.
Архитектор:
Энди Сноу
Мастерская:
GENPRO http://genpro.ru/

07 Апреля 2021

Лара Копылова

Беседовала:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Технологии и материалы
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
Сейчас на главной
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
Эконом-вилла
Доступный, просторный и эстетичный каркасный дом от бюро ISAEV architects предназначен для отдыха от города и созерцания природы.
Солнце встает над Амуром
В компактном и эффективном с точки зрения планировок аэропорту Хабаровска немецкое бюро WP|ARC обыгрывает тему речной волны и света и добавляет капельку иронии в виде белого медведя.
Звезды для Черемушек
Победитель закрытого конкурса на ЖК Кржижановского, 31, «звездное» голландское бюро UNStudio, был объявлен 9 ноября. Мы попросили у организаторов дополнительные материалы и рассказываем о проекте несколько подробнее, чем это было сделано ранее. С планами и схемами.
Нюансы сохранения
Как взаимодействуют фандрайзинг и помощь благотворительных фондов при сохранении наследия – рассказывает Роман Ушаков, координатор фонда «Внимание», спикер фестиваля архитектурного образования и карьеры «Открытый город 2021», организованного Москомархитектурой.