Андрей Асадов: «Архитектор – ответственная профессия. Ты физически влияешь сразу на многих людей»

О влиянии среды обитания на развитие человека.

Беседовала:
Павел Маковецкий

12 Августа 2020
mainImg
Оказавшись запертыми в своих квартирах, мы особенно остро ощутили несовершенство планировок и общественных пространств. Как дом, квартира и пространство, в котором мы живем, может помогать нам в развитии? И что для этого должно измениться в городах?

Об этом с руководителем Архитектурного бюро Асадова и сооснователем национальной инициативы «Живые города» Андреем Асадовым побеседовал автор проекта Рroразвитие, общественный деятель Николай Данн.
zooming

Николай Данн:
Как, на твой взгляд, архитектура формирует сознание человека?

Андрей Асадов:
Начну с себя. Задача архитектора – думать о пространстве в целом и закладывать в проекты сильные приемы, которые позволяют добиться нового качества среды, трансформирующей человека. И это, в каком-то смысле, алхимия. То, с чем мне приходится работать ежедневно. В каком пространстве находится человек, такой у него формируется образ мысли и действий.
 
Приведи конкретный пример, чтобы было понятно. Если ты живешь в квадратном доме, то у тебя, условно, мысли квадратные или как?

Когда я еще учился в архитектурном институте, у нас был факультативный курс «Биоэнергетическое влияние архитектурных форм». Уже тогда я осознал, что архитектор – это очень ответственная профессия, когда ты физически влияешь на большое количество людей. В этом смысле есть традиционные формы, например, русская изба с прямоугольными конструкциями, которые исходят из природы материала. И нельзя сказать, что в этом есть что-то ужасное.

С другой стороны, есть сакральные храмовые сооружения: русские и готические соборы. Эта архитектура с нерациональной высотой поднимает сознание человека. Находясь внутри, ты чувствуешь себя частью чего-то большего.

Но в городах важно наличие человеческого масштаба. В комплексе «Москва-Сити», например, его сильно не хватает. Хотя в том же Нью-Йорке, несмотря на огромные масштабы небоскребов, присутствуют элементы благоустройства, такие как арт-объекты и другие решения, которые не дают жителю чувствовать себя песчинкой и быть подавленным от этого.

То есть на уровне первого этажа должны быть объекты, дающие ощущение, что город заботится о тебе?

Да, это важные элементы комфортного общественного пространства. Та самая тема, которая в нашей стране мощно развивается в последнее время. И это очень здорово. Одно дело здания, другое – сама городская ткань, которая все связывает и придает разрозненным объектам общий смысл.

Давай еще немного поговорим о высотках, хрущевках и жилых комплексах, так называемых человейниках. Какой модельный ряд они запускают в сознании жителей? Я разговаривал с одним строителем, который штампует микрорайоны, он рассказывал, что пролетая над своими домами, сам увидел в них образ крестов. То есть сравнил свои произведения с кладбищем. 

Не будем забывать, что в свое время у этих объектов была важная роль. Хрущевки были построены для расселения коммуналок, когда вообще из нечеловеческих условий большое количество людей удалось разместить в отдельном жилье.

Согласись, что развитие движется постепенно. Сейчас мы видим, что индустриальный формат жизни не соответствует современности. Города переходят к индивидуальной среде. И архитектура – мощный инструмент для этого. Используя даже внешние, фасадные решения, можно создать более приятный, легкий, не довлеющий и даже вдохновляющий облик жилой среды.

В периоде недавней изоляции мы все ощутили нехватку уличных пространств: балконов и лоджий, которые хоть частично связаны с внешним миром.

Что, на твой взгляд, является достижением архитектуры за последние 20 лет? 

Как ни странно, это возврат к человеческому масштабу средневекового города – своеобразная слобода XXI века. Историческое развитие всегда идет циклами. И сейчас мы переживаем возвращение к более уютной, квартальной, традиционной, индивидуальной застройке, к жилой среде с человеческим лицом.
«Русская Европа». Эко-квартал в Калининграде
© Архитектурное бюро ASADOV

В ряде проектов мы отрабатывали эти принципы, например, заявляя на московскую реновацию проект «Неспальный район». В отличие от традиционной застройки, это фрагмент полноценной, самодостаточной городской среды, где кроме жилой и спальной функций есть рабочие, образовательные, культурные, спортивные и общественные пространства, то есть любые составляющие, которыми управляют и которые инициируют сами жители. Эта среда поощряет развитие микро-бизнеса и частного предпринимательства, а значит пространство уже способно инициировать социальный эффект. И вот создание таких микрогородов, самодостаточных жилых комплексов, я думаю, и есть веяние и достижение нового времени. Начало ему, кстати, было положено в 1990-х годах прошлого века с элитных жилых комплексов со встроенной инфраструктурой.

Сейчас и в жилье бизнес-класса, и в комфортном сегменте появляется разнообразная инфраструктура.

А давай посмотрим на сам дом или квартиру. Какой элемент, на твой взгляд, должен быть внутри, чтобы человек понял, что он точно развивается благодаря этому?

Я убежден, что жилое пространство должно быть максимально нейтральным, чтобы на тебя ничего не давило. Оно должно гармонизировать человека, приводить его в состояние умиротворения и соединения с самим собой. Поэтому я советую выбирать легкость и свет. Сама квартира или дом - это образ города в миниатюре. Там должны быть условная городская площадь для встреч и общения – это гостиная, рыночная площадь – это кухня, и обязательно тихие жилые районы в идеале для каждого члена семьи. Это не всегда достижимо в условиях городской застройки, поэтому важно выделить хотя бы место для уединения, которым будут пользоваться все по очереди.

Зонировать пространство можно средствами архитектуры и мебели, но в идеале все начинается с грамотной планировки. Поэтому даже в таком миниатюрном масштабе важно советоваться со специалистами.

В народе говорят, что мужчина должен построить дом, вырастить сына и посадить дерево. Каким должен быть дом с точки зрения профессионала, и что он значит для тебя?

Тело – это ведь тоже дом, для духа. Ты его поддерживаешь в форме и облагораживаешь. Дом в плане жилища – это уже следующая оболочка, как матрешка: тело, дом, район, город, страна, планета.

Куда идут тенденции в архитектуре домов?

Я думаю, они в общем и не прекращали идти к развитию личности. Речь идет о свободе самовыражения, гибкости и трансформации пространства, потому что это уже непреложный элемент любого современного здания с любой функцией быстро адаптироваться под разные задачи.

Еще одна важная черта современной архитектуры – это попытка гармоничного взаимодействия с естественной природной средой. Отсюда пошло целое направление – органической архитектуры, когда пространство искусственно воспроизводит природные элементы, например, холмы, горы, пещеры, необычные пространства.
Гостиничный комплекс Amber Residence
© Архитектурное бюро ASADOV

Современные технологии практически убирают границы возможного, только законы гравитации и ориентации еще удерживают нас в неких рамках. Сейчас пол может свободно перетекать в стены и затем в потолок, создавая непрерывное органическое пространство.

Также интересна технология медиафасадов, когда на всю поверхность стен создается сетка из мелких светодиодов, которые на определенном расстоянии образуют гигантский экран. За счет этого архитектура города оживает. Но важно применять это в меру и не переусердствовать.

Одна из новейших задач архитектуры – примириться с природой, впустить ее внутрь городов, чтобы из бетонных мешков превращать их в островки естественного пространства. Администрации городов начинают понимать, что для конкурентности и привлекательности важно иметь зоны для общения и взаимодействия людей друг с другом.
Набережная Марка Шагала
© Архитектурное бюро ASADOV, Институт Генплана Москвы

В Москве есть наглядный пример – парк Зарядье. Он расположен в сердце города как полноценный заповедный уголок. Это одно из моих любимых мест, в которое приятно прийти и раствориться. Я называю это живой архитектурой. Недавно для себя я сформулировал 7 ее принципов.

Давай их назовем, это будет такой подарок нашим читателям?

Первое – это многофункциональное и самодостаточное пространство. Это город в городе, в котором есть все, что необходимо для жизни и полноценного развития.

Второе – это органическая геометрия. Городам и зданиям совершенно необязательно быть прямоугольными. Свободные органические пространства подпитывают человека и раскрывают в нем иррациональное начало.
 
Третье – это промежуточные пространства: террасы, балконы, лоджии. Это жизненно необходимая связь человека с внешней, природной средой.
Аэропорт «Гагарин» в Саратове
© Архитектурное бюро ASADOV
Четвертое – это образ. Каждое здание, особенно общественно значимое, может обладать своей душой. Это та составляющая, которая будет цениться и будет передана потомкам. Такое здание захочется сохранить и отреставрировать.

Пятое – это гибкость и трансформация. Образ жизни людей меняется гораздо быстрее, чем срок службы здания, поэтому оно, как и сам человек, должно уметь быстро адаптироваться. События последнего года показывают, что без способности к трансформации нет шансов выжить.

Шестое – это здоровая живая среда. В здании должны применяться современные технологии для здорового микроклимата, с большим количеством дневного света и теплосбережением.

Седьмое – это интеграция с естественной природной средой. Архитектура как искусственная среда обитания обязательно должна быть в балансе с природой и в идеале становиться ее продолжением.
***
 
Ниже – полная версия этого разговора:


Беседовать о городской среде эксперты сообщества «Живые города» продолжат 13 августа на тематическом дне «Городской дизайн и коммуникации» VII Форума Живых городов «Время созидателей». Подробности здесь>>>

12 Августа 2020

Беседовала:

Павел Маковецкий
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.