Андрей Асадов: «Архитектор – ответственная профессия. Ты физически влияешь сразу на многих людей»

О влиянии среды обитания на развитие человека.

Беседовала:
Павел Маковецкий

12 Августа 2020
mainImg
0 Оказавшись запертыми в своих квартирах, мы особенно остро ощутили несовершенство планировок и общественных пространств. Как дом, квартира и пространство, в котором мы живем, может помогать нам в развитии? И что для этого должно измениться в городах?

Об этом с руководителем Архитектурного бюро Асадова и сооснователем национальной инициативы «Живые города» Андреем Асадовым побеседовал автор проекта Рroразвитие, общественный деятель Николай Данн.
zooming

Николай Данн:
Как, на твой взгляд, архитектура формирует сознание человека?

Андрей Асадов:
Начну с себя. Задача архитектора – думать о пространстве в целом и закладывать в проекты сильные приемы, которые позволяют добиться нового качества среды, трансформирующей человека. И это, в каком-то смысле, алхимия. То, с чем мне приходится работать ежедневно. В каком пространстве находится человек, такой у него формируется образ мысли и действий.
 
Приведи конкретный пример, чтобы было понятно. Если ты живешь в квадратном доме, то у тебя, условно, мысли квадратные или как?

Когда я еще учился в архитектурном институте, у нас был факультативный курс «Биоэнергетическое влияние архитектурных форм». Уже тогда я осознал, что архитектор – это очень ответственная профессия, когда ты физически влияешь на большое количество людей. В этом смысле есть традиционные формы, например, русская изба с прямоугольными конструкциями, которые исходят из природы материала. И нельзя сказать, что в этом есть что-то ужасное.

С другой стороны, есть сакральные храмовые сооружения: русские и готические соборы. Эта архитектура с нерациональной высотой поднимает сознание человека. Находясь внутри, ты чувствуешь себя частью чего-то большего.

Но в городах важно наличие человеческого масштаба. В комплексе «Москва-Сити», например, его сильно не хватает. Хотя в том же Нью-Йорке, несмотря на огромные масштабы небоскребов, присутствуют элементы благоустройства, такие как арт-объекты и другие решения, которые не дают жителю чувствовать себя песчинкой и быть подавленным от этого.

То есть на уровне первого этажа должны быть объекты, дающие ощущение, что город заботится о тебе?

Да, это важные элементы комфортного общественного пространства. Та самая тема, которая в нашей стране мощно развивается в последнее время. И это очень здорово. Одно дело здания, другое – сама городская ткань, которая все связывает и придает разрозненным объектам общий смысл.

Давай еще немного поговорим о высотках, хрущевках и жилых комплексах, так называемых человейниках. Какой модельный ряд они запускают в сознании жителей? Я разговаривал с одним строителем, который штампует микрорайоны, он рассказывал, что пролетая над своими домами, сам увидел в них образ крестов. То есть сравнил свои произведения с кладбищем. 

Не будем забывать, что в свое время у этих объектов была важная роль. Хрущевки были построены для расселения коммуналок, когда вообще из нечеловеческих условий большое количество людей удалось разместить в отдельном жилье.

Согласись, что развитие движется постепенно. Сейчас мы видим, что индустриальный формат жизни не соответствует современности. Города переходят к индивидуальной среде. И архитектура – мощный инструмент для этого. Используя даже внешние, фасадные решения, можно создать более приятный, легкий, не довлеющий и даже вдохновляющий облик жилой среды.

В периоде недавней изоляции мы все ощутили нехватку уличных пространств: балконов и лоджий, которые хоть частично связаны с внешним миром.

Что, на твой взгляд, является достижением архитектуры за последние 20 лет? 

Как ни странно, это возврат к человеческому масштабу средневекового города – своеобразная слобода XXI века. Историческое развитие всегда идет циклами. И сейчас мы переживаем возвращение к более уютной, квартальной, традиционной, индивидуальной застройке, к жилой среде с человеческим лицом.
«Русская Европа». Эко-квартал в Калининграде
© Архитектурное бюро ASADOV

В ряде проектов мы отрабатывали эти принципы, например, заявляя на московскую реновацию проект «Неспальный район». В отличие от традиционной застройки, это фрагмент полноценной, самодостаточной городской среды, где кроме жилой и спальной функций есть рабочие, образовательные, культурные, спортивные и общественные пространства, то есть любые составляющие, которыми управляют и которые инициируют сами жители. Эта среда поощряет развитие микро-бизнеса и частного предпринимательства, а значит пространство уже способно инициировать социальный эффект. И вот создание таких микрогородов, самодостаточных жилых комплексов, я думаю, и есть веяние и достижение нового времени. Начало ему, кстати, было положено в 1990-х годах прошлого века с элитных жилых комплексов со встроенной инфраструктурой.

Сейчас и в жилье бизнес-класса, и в комфортном сегменте появляется разнообразная инфраструктура.

А давай посмотрим на сам дом или квартиру. Какой элемент, на твой взгляд, должен быть внутри, чтобы человек понял, что он точно развивается благодаря этому?

Я убежден, что жилое пространство должно быть максимально нейтральным, чтобы на тебя ничего не давило. Оно должно гармонизировать человека, приводить его в состояние умиротворения и соединения с самим собой. Поэтому я советую выбирать легкость и свет. Сама квартира или дом - это образ города в миниатюре. Там должны быть условная городская площадь для встреч и общения – это гостиная, рыночная площадь – это кухня, и обязательно тихие жилые районы в идеале для каждого члена семьи. Это не всегда достижимо в условиях городской застройки, поэтому важно выделить хотя бы место для уединения, которым будут пользоваться все по очереди.

Зонировать пространство можно средствами архитектуры и мебели, но в идеале все начинается с грамотной планировки. Поэтому даже в таком миниатюрном масштабе важно советоваться со специалистами.

В народе говорят, что мужчина должен построить дом, вырастить сына и посадить дерево. Каким должен быть дом с точки зрения профессионала, и что он значит для тебя?

Тело – это ведь тоже дом, для духа. Ты его поддерживаешь в форме и облагораживаешь. Дом в плане жилища – это уже следующая оболочка, как матрешка: тело, дом, район, город, страна, планета.

Куда идут тенденции в архитектуре домов?

Я думаю, они в общем и не прекращали идти к развитию личности. Речь идет о свободе самовыражения, гибкости и трансформации пространства, потому что это уже непреложный элемент любого современного здания с любой функцией быстро адаптироваться под разные задачи.

Еще одна важная черта современной архитектуры – это попытка гармоничного взаимодействия с естественной природной средой. Отсюда пошло целое направление – органической архитектуры, когда пространство искусственно воспроизводит природные элементы, например, холмы, горы, пещеры, необычные пространства.
Гостиничный комплекс Amber Residence
© Архитектурное бюро ASADOV

Современные технологии практически убирают границы возможного, только законы гравитации и ориентации еще удерживают нас в неких рамках. Сейчас пол может свободно перетекать в стены и затем в потолок, создавая непрерывное органическое пространство.

Также интересна технология медиафасадов, когда на всю поверхность стен создается сетка из мелких светодиодов, которые на определенном расстоянии образуют гигантский экран. За счет этого архитектура города оживает. Но важно применять это в меру и не переусердствовать.

Одна из новейших задач архитектуры – примириться с природой, впустить ее внутрь городов, чтобы из бетонных мешков превращать их в островки естественного пространства. Администрации городов начинают понимать, что для конкурентности и привлекательности важно иметь зоны для общения и взаимодействия людей друг с другом.
Набережная Марка Шагала
© Архитектурное бюро ASADOV, Институт Генплана Москвы

В Москве есть наглядный пример – парк Зарядье. Он расположен в сердце города как полноценный заповедный уголок. Это одно из моих любимых мест, в которое приятно прийти и раствориться. Я называю это живой архитектурой. Недавно для себя я сформулировал 7 ее принципов.

Давай их назовем, это будет такой подарок нашим читателям?

Первое – это многофункциональное и самодостаточное пространство. Это город в городе, в котором есть все, что необходимо для жизни и полноценного развития.

Второе – это органическая геометрия. Городам и зданиям совершенно необязательно быть прямоугольными. Свободные органические пространства подпитывают человека и раскрывают в нем иррациональное начало.
 
Третье – это промежуточные пространства: террасы, балконы, лоджии. Это жизненно необходимая связь человека с внешней, природной средой.
Аэропорт «Гагарин» в Саратове
© Архитектурное бюро ASADOV
Четвертое – это образ. Каждое здание, особенно общественно значимое, может обладать своей душой. Это та составляющая, которая будет цениться и будет передана потомкам. Такое здание захочется сохранить и отреставрировать.

Пятое – это гибкость и трансформация. Образ жизни людей меняется гораздо быстрее, чем срок службы здания, поэтому оно, как и сам человек, должно уметь быстро адаптироваться. События последнего года показывают, что без способности к трансформации нет шансов выжить.

Шестое – это здоровая живая среда. В здании должны применяться современные технологии для здорового микроклимата, с большим количеством дневного света и теплосбережением.

Седьмое – это интеграция с естественной природной средой. Архитектура как искусственная среда обитания обязательно должна быть в балансе с природой и в идеале становиться ее продолжением.
***
 
Ниже – полная версия этого разговора:


Беседовать о городской среде эксперты сообщества «Живые города» продолжат 13 августа на тематическом дне «Городской дизайн и коммуникации» VII Форума Живых городов «Время созидателей». Подробности здесь>>>

12 Августа 2020

Беседовала:

Павел Маковецкий
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Технологии и материалы
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Сейчас на главной
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Культ цикличности
На плато Гиза в рамках биеннале современного искусства в Египте 2021 реализована инсталляция Александра Пономарева Уроборос.
Удар крученым
Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.
Урбанизированное междуречье
Проект-победитель конкурса Малых городов для Сызрани от творческой мастерской ТМ продолжает развитие кремлевской набережной, раскрывает живописные панорамы и способствует очищению рек.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.