Андрей Асадов: «Архитектор – ответственная профессия. Ты физически влияешь сразу на многих людей»

О влиянии среды обитания на развитие человека.

Беседовала:
Павел Маковецкий

12 Августа 2020
mainImg
Оказавшись запертыми в своих квартирах, мы особенно остро ощутили несовершенство планировок и общественных пространств. Как дом, квартира и пространство, в котором мы живем, может помогать нам в развитии? И что для этого должно измениться в городах?

Об этом с руководителем Архитектурного бюро Асадова и сооснователем национальной инициативы «Живые города» Андреем Асадовым побеседовал автор проекта Рroразвитие, общественный деятель Николай Данн.
zooming

Николай Данн:
Как, на твой взгляд, архитектура формирует сознание человека?

Андрей Асадов:
Начну с себя. Задача архитектора – думать о пространстве в целом и закладывать в проекты сильные приемы, которые позволяют добиться нового качества среды, трансформирующей человека. И это, в каком-то смысле, алхимия. То, с чем мне приходится работать ежедневно. В каком пространстве находится человек, такой у него формируется образ мысли и действий.
 
Приведи конкретный пример, чтобы было понятно. Если ты живешь в квадратном доме, то у тебя, условно, мысли квадратные или как?

Когда я еще учился в архитектурном институте, у нас был факультативный курс «Биоэнергетическое влияние архитектурных форм». Уже тогда я осознал, что архитектор – это очень ответственная профессия, когда ты физически влияешь на большое количество людей. В этом смысле есть традиционные формы, например, русская изба с прямоугольными конструкциями, которые исходят из природы материала. И нельзя сказать, что в этом есть что-то ужасное.

С другой стороны, есть сакральные храмовые сооружения: русские и готические соборы. Эта архитектура с нерациональной высотой поднимает сознание человека. Находясь внутри, ты чувствуешь себя частью чего-то большего.

Но в городах важно наличие человеческого масштаба. В комплексе «Москва-Сити», например, его сильно не хватает. Хотя в том же Нью-Йорке, несмотря на огромные масштабы небоскребов, присутствуют элементы благоустройства, такие как арт-объекты и другие решения, которые не дают жителю чувствовать себя песчинкой и быть подавленным от этого.

То есть на уровне первого этажа должны быть объекты, дающие ощущение, что город заботится о тебе?

Да, это важные элементы комфортного общественного пространства. Та самая тема, которая в нашей стране мощно развивается в последнее время. И это очень здорово. Одно дело здания, другое – сама городская ткань, которая все связывает и придает разрозненным объектам общий смысл.

Давай еще немного поговорим о высотках, хрущевках и жилых комплексах, так называемых человейниках. Какой модельный ряд они запускают в сознании жителей? Я разговаривал с одним строителем, который штампует микрорайоны, он рассказывал, что пролетая над своими домами, сам увидел в них образ крестов. То есть сравнил свои произведения с кладбищем. 

Не будем забывать, что в свое время у этих объектов была важная роль. Хрущевки были построены для расселения коммуналок, когда вообще из нечеловеческих условий большое количество людей удалось разместить в отдельном жилье.

Согласись, что развитие движется постепенно. Сейчас мы видим, что индустриальный формат жизни не соответствует современности. Города переходят к индивидуальной среде. И архитектура – мощный инструмент для этого. Используя даже внешние, фасадные решения, можно создать более приятный, легкий, не довлеющий и даже вдохновляющий облик жилой среды.

В периоде недавней изоляции мы все ощутили нехватку уличных пространств: балконов и лоджий, которые хоть частично связаны с внешним миром.

Что, на твой взгляд, является достижением архитектуры за последние 20 лет? 

Как ни странно, это возврат к человеческому масштабу средневекового города – своеобразная слобода XXI века. Историческое развитие всегда идет циклами. И сейчас мы переживаем возвращение к более уютной, квартальной, традиционной, индивидуальной застройке, к жилой среде с человеческим лицом.
«Русская Европа». Эко-квартал в Калининграде
© Архитектурное бюро ASADOV

В ряде проектов мы отрабатывали эти принципы, например, заявляя на московскую реновацию проект «Неспальный район». В отличие от традиционной застройки, это фрагмент полноценной, самодостаточной городской среды, где кроме жилой и спальной функций есть рабочие, образовательные, культурные, спортивные и общественные пространства, то есть любые составляющие, которыми управляют и которые инициируют сами жители. Эта среда поощряет развитие микро-бизнеса и частного предпринимательства, а значит пространство уже способно инициировать социальный эффект. И вот создание таких микрогородов, самодостаточных жилых комплексов, я думаю, и есть веяние и достижение нового времени. Начало ему, кстати, было положено в 1990-х годах прошлого века с элитных жилых комплексов со встроенной инфраструктурой.

Сейчас и в жилье бизнес-класса, и в комфортном сегменте появляется разнообразная инфраструктура.

А давай посмотрим на сам дом или квартиру. Какой элемент, на твой взгляд, должен быть внутри, чтобы человек понял, что он точно развивается благодаря этому?

Я убежден, что жилое пространство должно быть максимально нейтральным, чтобы на тебя ничего не давило. Оно должно гармонизировать человека, приводить его в состояние умиротворения и соединения с самим собой. Поэтому я советую выбирать легкость и свет. Сама квартира или дом - это образ города в миниатюре. Там должны быть условная городская площадь для встреч и общения – это гостиная, рыночная площадь – это кухня, и обязательно тихие жилые районы в идеале для каждого члена семьи. Это не всегда достижимо в условиях городской застройки, поэтому важно выделить хотя бы место для уединения, которым будут пользоваться все по очереди.

Зонировать пространство можно средствами архитектуры и мебели, но в идеале все начинается с грамотной планировки. Поэтому даже в таком миниатюрном масштабе важно советоваться со специалистами.

В народе говорят, что мужчина должен построить дом, вырастить сына и посадить дерево. Каким должен быть дом с точки зрения профессионала, и что он значит для тебя?

Тело – это ведь тоже дом, для духа. Ты его поддерживаешь в форме и облагораживаешь. Дом в плане жилища – это уже следующая оболочка, как матрешка: тело, дом, район, город, страна, планета.

Куда идут тенденции в архитектуре домов?

Я думаю, они в общем и не прекращали идти к развитию личности. Речь идет о свободе самовыражения, гибкости и трансформации пространства, потому что это уже непреложный элемент любого современного здания с любой функцией быстро адаптироваться под разные задачи.

Еще одна важная черта современной архитектуры – это попытка гармоничного взаимодействия с естественной природной средой. Отсюда пошло целое направление – органической архитектуры, когда пространство искусственно воспроизводит природные элементы, например, холмы, горы, пещеры, необычные пространства.
Гостиничный комплекс Amber Residence
© Архитектурное бюро ASADOV

Современные технологии практически убирают границы возможного, только законы гравитации и ориентации еще удерживают нас в неких рамках. Сейчас пол может свободно перетекать в стены и затем в потолок, создавая непрерывное органическое пространство.

Также интересна технология медиафасадов, когда на всю поверхность стен создается сетка из мелких светодиодов, которые на определенном расстоянии образуют гигантский экран. За счет этого архитектура города оживает. Но важно применять это в меру и не переусердствовать.

Одна из новейших задач архитектуры – примириться с природой, впустить ее внутрь городов, чтобы из бетонных мешков превращать их в островки естественного пространства. Администрации городов начинают понимать, что для конкурентности и привлекательности важно иметь зоны для общения и взаимодействия людей друг с другом.
Набережная Марка Шагала
© Архитектурное бюро ASADOV, Институт Генплана Москвы

В Москве есть наглядный пример – парк Зарядье. Он расположен в сердце города как полноценный заповедный уголок. Это одно из моих любимых мест, в которое приятно прийти и раствориться. Я называю это живой архитектурой. Недавно для себя я сформулировал 7 ее принципов.

Давай их назовем, это будет такой подарок нашим читателям?

Первое – это многофункциональное и самодостаточное пространство. Это город в городе, в котором есть все, что необходимо для жизни и полноценного развития.

Второе – это органическая геометрия. Городам и зданиям совершенно необязательно быть прямоугольными. Свободные органические пространства подпитывают человека и раскрывают в нем иррациональное начало.
 
Третье – это промежуточные пространства: террасы, балконы, лоджии. Это жизненно необходимая связь человека с внешней, природной средой.
Аэропорт «Гагарин» в Саратове
© Архитектурное бюро ASADOV
Четвертое – это образ. Каждое здание, особенно общественно значимое, может обладать своей душой. Это та составляющая, которая будет цениться и будет передана потомкам. Такое здание захочется сохранить и отреставрировать.

Пятое – это гибкость и трансформация. Образ жизни людей меняется гораздо быстрее, чем срок службы здания, поэтому оно, как и сам человек, должно уметь быстро адаптироваться. События последнего года показывают, что без способности к трансформации нет шансов выжить.

Шестое – это здоровая живая среда. В здании должны применяться современные технологии для здорового микроклимата, с большим количеством дневного света и теплосбережением.

Седьмое – это интеграция с естественной природной средой. Архитектура как искусственная среда обитания обязательно должна быть в балансе с природой и в идеале становиться ее продолжением.
***
 
Ниже – полная версия этого разговора:


Беседовать о городской среде эксперты сообщества «Живые города» продолжат 13 августа на тематическом дне «Городской дизайн и коммуникации» VII Форума Живых городов «Время созидателей». Подробности здесь>>>

12 Августа 2020

Беседовала:

Павел Маковецкий
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.