Рестораны вместо лучших реставраторов страны?

Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
Причиной внезапного и скоростного выселения Центральных научно-реставрационных проектных мастерских из зданий на Школьной улице стало завершенное в 2019 году благоустройство Школьной улицы. Улица стала пешеходной, а осматривая работы по благоустройству в августе, Сергей Собянин сказал, что в улицу необходимо «вдохнуть жизнь», «чтобы помещения на первых этажах превратились в ресторанчики, кафе».
Благоустройство на Школьной улице. Справа здания ЦНРПМ, 02.2020
Фотография: Архи.ру

В декабре реставраторы получили предписание Минкульта о переселении в два раздельных здания: на Гончарной 16с1 и Яузской 1/15с1, – очень красивые здания, памятники, но их суммарная площадь вчетверо меньше, чем у пяти зданий, которые занимает ЦНРПМ сейчас. Кроме того предложенные министерством здания заняты арендаторами, а переехать предписано с 10 февраля до 1 марта, то есть меньше чем за месяц (sic!). Мастерским же требуется перевезти: сотрудников (которые, судя по всему, не уместятся, поскольку помещения много меньше), компьютеры и сети, химическую лабораторию, библиотеку и, что важно, архив, в котором более 250 000 единиц хранения.

Коротко говоря, это грозит развалом организации, которая с момента ее создания в 1947 году занималась самыми ценными памятниками страны, в том числе древними. Более того, именно специалисты ЦНРПМ в конце 1980-х реставрировали, фактически – сохранили Школьную улицу: тогда предполагалось, что всю ее в верхних этажах займут различные реставрационные мастерские, а нижние этажи (уже тогда) были предназначены для общественных пространств. Сейчас из всех мастерских, которые поселились на Школьной в конце 1980-х, сохранились только ЦНРПМ, самая весомая и профессиональная организация в своей сфере.
Покровский собор (храм Василия Блаженного) на Красной площади в Москве. Отреставрирован ЦНРПМ
Фотография: Архи.ру

Сотрудники ЦНРПМ и их коллеги, специалисты в области охраны памятников и реставрации, направили письмо в адрес министра культуры Ольги Любимовой – с просьбой «найти возможность компромисса между планами городских властей и возможностью сохранения Центральных научно-реставрационных проектных мастерских в занимаемых ими помещениях на Школьной улице». В письме перечисляются самые известные памятники, с которыми работали ЦНРПМ, среди них Большой Кремлевский дворец, дом Пашкова, храм Василия Блаженного, Архангельское и Кусково, Троице-Сергиева лавра и Кирилло-Белозерский монастырь, и многие другие. ЦНРПМ по праву считается создателем и хранителем российской научно-реставрационной школы, только здесь издают сборник по специальности, проводят конференции. В конце концов, ЦНРПМ прямо сейчас ведет проекты в Кремле, Новодевичьем монастыре, Соловках и по всей стране, травматический переезд в меньшую площадь и грозит полной остановкой работы и многими потерями. На change.org также опубликована петиция, которую можно подписать. Публикуем письмо:
  • zooming
    1 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    2 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    3 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    4 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    5 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    6 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    7 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ

Ниже – комментарии специалистов: доктора искусствоведения Андрея Баталова, главного архитектора ЦНРПМ Сергея Куликова, реставратора высшей категории Сергея Демидова.


zooming
Андрей Баталов,
профессор, доктор искусствоведения, член президиума Научно-методического совета при Министерстве культуры и руководитель секции Памятники архитектуры, заместитель генерального директора Музеев Московского Кремля по научной работе:

«Центральные научно-производственные реставрационные мастерские, которые наследуют ВПНРК, – это главная архитектурная организация Москвы, которая на протяжении 75 занималась реставрацией. Вся ее деятельность связана с работой реставраторов, которые определили развитие профессии, начиная от Льва Аркадьевича Петрова, который был директором ЦНРПМ в годы его расцвета. В ЦНРПМ работали Леон Артурович Давид, Сергей Сергеевич Подъяпольский, Борис Львович Альтшуллер, Георгий Алексеевич Макаров, Николай Сергеевич Романов, Юрий Петрович Мосунов – это только те, кого застал я. Сейчас в ЦНРПМ работают их ученики, многие из них – реставраторы высшей категории. Это головная организация, которая занимается реставрацией древнейших и ценнейших памятников, сохраняя преемственность школы и подхода, основанного на научном исследовании памятника. Методика российской реставрации была написана людьми, которые составляли ядро этой организации.

Сейчас, когда за последние 30 лет школа практически уничтожена и критерии реставрации становятся все более размытыми, ЦНРПМ – единственная организация, которая сохраняет традицию и профессионализм. Не случайно Научно-методический совет Министерства культуры на две трети состоит или из действующих сотрудников этой организации, или из долго, по 50 лет, работавших там.

Понятно, что сейчас разговор не идет о прямом уничтожении этой организации, хотя, как любой ФГУП, согласно президентскому указу теперь она должна быть акционирована, что тоже ставит ее под удар. Но акционирование – решаемая задача, а переезд ЦНРПМ это удар по всей его деятельности. Они только в Кремле ведут многие важные проекты: Успенский собор, Архангельский собор, самая блестящая реставрация последних десятилетий – Благовещенский собор, Грановитая палата, стены и башни Кремля; сейчас начата разработка проекта реставрации здания Оружейной палаты. Новодевичий монастырь реставрируют они же. Все древнейшие храмы Новгорода, также как и сравнительно недавняя реставрация Евфимиевой палаты в новгородском Кремле. Какой важнейший объект не возьмем – все это работа реставраторов ЦНРПМ. Поставить их сейчас под угрозу переезда – значит блокировать ведение работ в самых важных точках страны.
Успенский собор Московского Кремля. Реставрируется архитекторами ЦНРПМ (фотография 08.2018)
Фотография: Архи.ру

Кроме того здание, из которого сейчас планируют выселить ЦНРПМ, реставраторы обустраивали и оборудовали на свои деньги, на деньги, заработанные организацией. Там созданы условия для эффективной работы, в частности для того, чтобы люди работали без отрыва от своего архива, потому что архив для реставрации – самое главное. Если сотни тысяч единиц хранения архива будут в одном месте, а архитекторы в другом, это парализует работу.
Здания ЦНРПМ на Школьной улице, №18-22, 02.2020
Фотография: Архи.ру

Меня потрясает сама постановка вопроса: почему это на Школьной улице не должна находиться старейшая реставрационная организация страны? Что, на ее месте должны появиться арендаторы, бутики, ресторанчики? Это решение демонстрирует сдвиги в сознании и в культуре: торговля и развлечения ставятся выше, чем сохранение отечественных памятников. В таком случае все разговоры о примате культуры, о сохранении наследия, – это всё просто демагогия и фарисейство. Поскольку в итоге оказывается, что можно выкинуть самую главную реставрационную организацию на улицу. Акционировать ее, разбросать по куче неприспособленных для нее маленьких зданий. И чем это закончится? Люди начнут уходить.

Если эту организацию сейчас вот так выбросить, разорить, то про научную реставрацию в нашей стране можно будет забыть».


zooming
Сергей Куликов,
главный архитектор ЦНРПМ,
архитектор-реставратор высшей категории, председатель Технического комитета «Культурное наследие» Росстандарта РФ:


«Во-первых, эти здания на Школьной улице фактически alma mater для нескольких поколений реставраторов. Во-вторых, ЦНРПМ системная организация в области реставрации , возникшая ещё в середине прошлого века и хранящая традиции отечественной реставрационной школы, несмотря на то, что нравится это кому-то или нет. Еще в 2009 году таких организаций было одиннадцать, то сейчас мы последние. Это место встречи, дискуссий, круглых столов, конференций, и прежде всего ежегодных «Давидовских чтений», место работы Техсовета Минкультуры России и Техкомитета Росстандарта. Последнее публичное пространство, полностью связанное с профессией реставратора.

Третий момент – в 1987 году мы создали это пространство сами, своими силами и деньгами – как комплекс зданий, полностью приспособленных для работы научно-реставрационного проектного института. Здесь оборудованы лаборатории, мастерские, хранится научно-технический архив реставрационной документации, библиотека и так далее – все это необходимые подразделения, они входят в технологическую цепочку проектирования. Всё это – часть системы, которая работает, как и во всех подобных институтах в Италии, во Франции, в Испании, – так устроены реставрационные институции во всем мире.

Мы сейчас ведем множество проектов, реставрируем Новодевичий монастырь, объекты Соловецкого архипелага, Московский Кремль, в конце концов. Проектируем инновационные культурные центры по всей стране. Исследования и проектные работы Если технологическая цепочка в нашей работе будет разорвана, вся деятельность остановится, – а нам предлагают именно это, переместится в два здания, чья площадь в четыре раза меньше той, которую мы сейчас занимаем, да ещё ко всему прочему, находящиеся по разным адресам. Ведь и той площади, которая есть сейчас у нас есть, должен признать, нам не хватает, особенно архиву, он занимает 700 м2 и этого недостаточно, в нем более 250 000 единиц хранения.

Фактически это развал, остановка организации, часть людей при таком раскладе пойдутна улицу, неясно, где размещать архив… Здания не подготовлены. Более того, в зданиях, которые нам предложены для переселения, сейчас еще работают другие люди, иными словами, чтобы разместить там нас, надо еще выгнать их.
 
Одно из двух зданий, предложенное ЦНРПМ для переезда, расположено на Яузских воротах (см. ниже в центре панорамы), другое в Котельниках. Между ними 10 минут пешком [прим. ред.]


Словом, вся эта ситуация, отдающая волюнтаризмом, совершенно не подготовленная или кем-то специально спровоцированная, не опирается на реальную оценку потребностей организации и её структуры. Если бы нам сказали – вас там ждет подходящий для работы реставрационный дворец, где вы нормально разместитесь, в организованном порядке туда переедете и будете нормально работать – мы бы, может быть, и рады были. А переехать за 1-2 месяца просто невозможно. Причем я не очень понимаю смысл такого переселения – мы эффективная организация, мы никогда ни у кого не просили денег, сами себе зарабатывали в советское время, и зарабатываем сейчас, участвуем в конкурсах, делаем проекты и исследования, ведем работы. Все вещи, связанные с общественной, издательской, просветительской деятельностью мы тоже делали за свой счет, за свои, заработанные деньги. На свои деньги мы издаем ежегодный сборник «Реставрация и исследования памятников культуры», насколько мне известно, последний отраслевой сборник. Зачем все это рушить, кому это надо, какой в этом смысл?

Тем более мы можем включиться в общественную зону Школьной улицы как часть целого, что и предполагалось проектом ее реставрации 1987 года. Тогда было запланировано, что это будет «город мастеров», где, с одной стороны, работают люди, а с другой – существуют книжные магазинчики, кафе, рестораны. В том и был смысл. Большие окна в нижних этажах и предназначались для общественных пространств; где-то это и было реализовано, насколько я помню, в 42 доме, в 48, где возникла гостиница. Было сделано функциональное зонирование, Школьная лица была выделена в отдельный подраздел внутри большого проекта под названием район №1.

Впрочем, следует упомянуть и то, что место, в котором мы находимся – не «мекка» для туристов, и не торный путь даже для китайских туристов. Школьная улица заполняется утром и вечером, когда люди идут с работы и на работу. Здесь нет большого количества жаждущих сидеть в ресторанчиках и кафе, как в итальянских и испанских приморских городах.
Благоустройство Школьной улицы, 02.2020
Фотография: Архи.ру

Насколько я понимаю, ЦНРПМ переехали на Школьную из Андроникова монастыря в 1987-1988 годах. Но сейчас также говорится о переезде из Новоспасского монастыря в 1990 году. Кто переезжал оттуда? 

В Новоспасском монастыре находилось руководство объединения «Союзреставрация», химико-технологическая лаборатория, и отдельные производственные мастерские объединения, которую выселили также в конце 1980-х. Кстати там же располагался и ГосНИИР.

При переселении лаборатории на Школьную улицу часть оборудования погибло, потому что помещения не были готовы и монтаж его не было возможности провести, но и тогда власть не услышала нас и очень спешили передать РПЦ, так как тогда тогда этот процесс курировала Раиса Максимовна Горбачёва, и по обыкновению чиновники брали под козырёк и времени просто не дали.

Почему Школьная улица не заработала в 1980-е, когда ее создавали?

Мы завершали проект в 1987-1988 годах, это время пришлось на слом эпох. Тогда все дома по Школьной улице занимало всесоюзное объединение «Союзреставрация» которое подчинялось еще союзному министерству. Затем, в начале 90-х, объединение распалось, а из всех входивших в него организаций в конечном счете выжили только мы, проектный институт. Производственные мастерские, которые занимали все остальное пространство по Школьной улице, перестали существовать. Мы же занимаем только часть, от 16 до 30 дома; здания до 48 дома по нашей стороне занимают другие организации, в том числе и министерство культуры. Вторая сторона, где сидели производственные мастерские, давно пересдана в аренду. Девяностые годы были непростым периодом. Мы ходили на работу за свой счёт, чтобы место сохранить, чтобы встретиться и пообщаться, А занимались тем, чем можно было заработать. Я например, главный архитектор проекта тогда, занимался с друзьями восстановлением искусственного мрамора по заказам в отдельных церквях. Потом в конце 90-х, в начале 2000-е годы мы начали восстановление, и шаг за шагом воссоздали институт, возросла численность сотрудников. Собственно Школьную улицу стала использовать уже местная префектура, устраивать рынки выходного дня, еще какие-то ярмарки, довольно симпатичные. Она уже тогда работала, как общественное пространство. Но сейчас после того, как на длину 780 м уложили гранит, поставили фонари, скамейки, какие-т малые формы, возникло видимо достаточно пафосное желание продолжить преобразования и дальше, вероятно придать инфраструктурный блеск в виде некой экономической модели улицы оправдывающий понесённые затраты, внедрив рестораны, магазины, и т.д. Но здесь нет достаточного количества клиентуры, не то место. Многие рестораны на наших глазах здесь открывались и вскоре закрывались. Был здесь даже цыганский театр. Урбанистика – это, простите меня, не фонари и лавки, это прежде всего экономика городской среды и расчёт потенциального ресурса места.

Вам известна причина предполагаемого переселения?

Вероятно, по крайней это следует из его интервью, причиной стало посещение мэром Сергеем Собяниным во время осмотра завершенного нового благоустройства Школьной улицы. Тогда прозвучала фраза: а теперь мы ее оживим, насытим инфраструктурой в интересах горожан. Мэр задал вопрос: а кто сидит в этих зданиях? Ему ответили сопровождающие чиновники: какие-то различные мелкие конторки сидят. Так и возникла идея всех переселить, сделать, так сказать, «всё по-взрослому», широко и с размахом. Затем произошло, видимо, какое-то обсуждение на межведомственном уровне, и вот мы получили предписание выселяться. Хотя нас пытались выселять и раньше, неоднократно, с 2000-х годов, и муниципалы, и префектура. Всем нравятся красивые домики в городе, которые мы все эти годы отстаивали, в которых работали на благо нашего города и страны, и фактически, ставшего нашим домом. И уход отсюда, это уход организации в никуда, при этом конечно у каждого нашего специалиста выбор есть и надеюсь на это, но вот у ЦНРПМ его похоже не осталось».


zooming
Сергей Демидов,
архитектор-реставратор высшей категории, член Научно-методического совета МК РФ, стаж работы по специальности 50 лет:

«Во-первых, некуда съезжать, здания, которые нам предлагают, заняты. Во-вторых, они значительно меньше по площади, чем нам нужно. В-третьих, там нет никакой необходимой нам инфраструктуры. Когда мы въезжали на Школьную, все было готово, а сейчас нам предлагают только коридоры и лестницы.

Должен отметить, что наша мастерская с момента организации, с 1947 года полностью находится на хозрасчете. Мы ни копейки не брали от государства на свое содержание, что сами зарабатывали, что и получали.

ЦНРПМ хранит огромный архив, более 250 000 единиц, бесценные материалы – обмеры, исторические справки по львиной доле российских памятников. Архив собирали с 1947 года, больше семидесяти лет. Кроме того в каждой мастерской хранятся коллекции, связанные с реставрированными объектами, своего рода мини-музеи: изразцы, другие находки… У меня хранится прекрасная коллекция старинных подзоров с объектов, которые я реставрировал. Все это надо где-то размещать.
Благоустройство Школьной улицы, 02.2020
Фотография: Архи.ру

К слову сказать, раньше в Андрониковом монастыре у нас был свой музей, который полностью пропал при переезде на Школьную. Там были изразцы, какие-то детали, все пропало. Что теперь может пропасть? Никто не знает.

У нас была задумка сделать что-то подобное методическому кабинету на Школьной улице, собрать все вещи вместе, но, к сожалению, до этого дело не дошло, помещений не хватает. Нам сейчас не хватает места, а нам предлагают вчетверо меньше.

А ведь если понимать Школьную улицу как общественное пространство, музей там был бы как раз уместен… 

Вся улица – памятник, реставрировали ее наши специалисты, у нас хранится документация в том числе и по ней. Думаю, мы даже могли бы освободить какие-то помещения в первых этажах, показывать и вещи, и чертежи – это было бы очень интересно для Москвы, но сейчас, как видите, напротив, ставится вопрос о нашем полном выселении».

 

0

06 Февраля 2020

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.