Рестораны вместо лучших реставраторов страны?

Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
Причиной внезапного и скоростного выселения Центральных научно-реставрационных проектных мастерских из зданий на Школьной улице стало завершенное в 2019 году благоустройство Школьной улицы. Улица стала пешеходной, а осматривая работы по благоустройству в августе, Сергей Собянин сказал, что в улицу необходимо «вдохнуть жизнь», «чтобы помещения на первых этажах превратились в ресторанчики, кафе».
Благоустройство на Школьной улице. Справа здания ЦНРПМ, 02.2020
Фотография: Архи.ру

В декабре реставраторы получили предписание Минкульта о переселении в два раздельных здания: на Гончарной 16с1 и Яузской 1/15с1, – очень красивые здания, памятники, но их суммарная площадь вчетверо меньше, чем у пяти зданий, которые занимает ЦНРПМ сейчас. Кроме того предложенные министерством здания заняты арендаторами, а переехать предписано с 10 февраля до 1 марта, то есть меньше чем за месяц (sic!). Мастерским же требуется перевезти: сотрудников (которые, судя по всему, не уместятся, поскольку помещения много меньше), компьютеры и сети, химическую лабораторию, библиотеку и, что важно, архив, в котором более 250 000 единиц хранения.

Коротко говоря, это грозит развалом организации, которая с момента ее создания в 1947 году занималась самыми ценными памятниками страны, в том числе древними. Более того, именно специалисты ЦНРПМ в конце 1980-х реставрировали, фактически – сохранили Школьную улицу: тогда предполагалось, что всю ее в верхних этажах займут различные реставрационные мастерские, а нижние этажи (уже тогда) были предназначены для общественных пространств. Сейчас из всех мастерских, которые поселились на Школьной в конце 1980-х, сохранились только ЦНРПМ, самая весомая и профессиональная организация в своей сфере.
Покровский собор (храм Василия Блаженного) на Красной площади в Москве. Отреставрирован ЦНРПМ
Фотография: Архи.ру

Сотрудники ЦНРПМ и их коллеги, специалисты в области охраны памятников и реставрации, направили письмо в адрес министра культуры Ольги Любимовой – с просьбой «найти возможность компромисса между планами городских властей и возможностью сохранения Центральных научно-реставрационных проектных мастерских в занимаемых ими помещениях на Школьной улице». В письме перечисляются самые известные памятники, с которыми работали ЦНРПМ, среди них Большой Кремлевский дворец, дом Пашкова, храм Василия Блаженного, Архангельское и Кусково, Троице-Сергиева лавра и Кирилло-Белозерский монастырь, и многие другие. ЦНРПМ по праву считается создателем и хранителем российской научно-реставрационной школы, только здесь издают сборник по специальности, проводят конференции. В конце концов, ЦНРПМ прямо сейчас ведет проекты в Кремле, Новодевичьем монастыре, Соловках и по всей стране, травматический переезд в меньшую площадь и грозит полной остановкой работы и многими потерями. На change.org также опубликована петиция, которую можно подписать. Публикуем письмо:
  • zooming
    1 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    2 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    3 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    4 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    5 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    6 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    7 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ

Ниже – комментарии специалистов: доктора искусствоведения Андрея Баталова, главного архитектора ЦНРПМ Сергея Куликова, реставратора высшей категории Сергея Демидова.


zooming
Андрей Баталов,
профессор, доктор искусствоведения, член президиума Научно-методического совета при Министерстве культуры и руководитель секции Памятники архитектуры, заместитель генерального директора Музеев Московского Кремля по научной работе:

«Центральные научно-производственные реставрационные мастерские, которые наследуют ВПНРК, – это главная архитектурная организация Москвы, которая на протяжении 75 лет занималась реставрацией. Вся ее деятельность связана с работой реставраторов, которые определили развитие профессии, начиная от Льва Аркадьевича Петрова, который был директором ЦНРПМ в годы его расцвета. В ЦНРПМ работали Леон Артурович Давид, Сергей Сергеевич Подъяпольский, Борис Львович Альтшуллер, Георгий Алексеевич Макаров, Николай Сергеевич Романов, Юрий Петрович Мосунов – это только те, кого застал я. Сейчас в ЦНРПМ работают их ученики, многие из них – реставраторы высшей категории. Это головная организация, которая занимается реставрацией древнейших и ценнейших памятников, сохраняя преемственность школы и подхода, основанного на научном исследовании памятника. Методика российской реставрации была написана людьми, которые составляли ядро этой организации.

Сейчас, когда за последние 30 лет школа практически уничтожена и критерии реставрации становятся все более размытыми, ЦНРПМ – единственная организация, которая сохраняет традицию и профессионализм. Не случайно Научно-методический совет Министерства культуры на две трети состоит или из действующих сотрудников этой организации, или из долго, по 50 лет, работавших там.

Понятно, что сейчас разговор не идет о прямом уничтожении этой организации, хотя, как любой ФГУП, согласно президентскому указу теперь она должна быть акционирована, что тоже ставит ее под удар. Но акционирование – решаемая задача, а переезд ЦНРПМ это удар по всей его деятельности. Они только в Кремле ведут многие важные проекты: Успенский собор, Архангельский собор, самая блестящая реставрация последних десятилетий – Благовещенский собор, Грановитая палата, стены и башни Кремля; сейчас начата разработка проекта реставрации здания Оружейной палаты. Новодевичий монастырь реставрируют они же. Все древнейшие храмы Новгорода, также как и сравнительно недавняя реставрация Евфимиевой палаты в новгородском Кремле. Какой важнейший объект не возьмем – все это работа реставраторов ЦНРПМ. Поставить их сейчас под угрозу переезда – значит блокировать ведение работ в самых важных точках страны.
Успенский собор Московского Кремля. Реставрируется архитекторами ЦНРПМ (фотография 08.2018)
Фотография: Архи.ру

Кроме того здание, из которого сейчас планируют выселить ЦНРПМ, реставраторы обустраивали и оборудовали на свои деньги, на деньги, заработанные организацией. Там созданы условия для эффективной работы, в частности для того, чтобы люди работали без отрыва от своего архива, потому что архив для реставрации – самое главное. Если сотни тысяч единиц хранения архива будут в одном месте, а архитекторы в другом, это парализует работу.
Здания ЦНРПМ на Школьной улице, №18-22, 02.2020
Фотография: Архи.ру

Меня потрясает сама постановка вопроса: почему это на Школьной улице не должна находиться старейшая реставрационная организация страны? Что, на ее месте должны появиться арендаторы, бутики, ресторанчики? Это решение демонстрирует сдвиги в сознании и в культуре: торговля и развлечения ставятся выше, чем сохранение отечественных памятников. В таком случае все разговоры о примате культуры, о сохранении наследия, – это всё просто демагогия и фарисейство. Поскольку в итоге оказывается, что можно выкинуть самую главную реставрационную организацию на улицу. Акционировать ее, разбросать по куче неприспособленных для нее маленьких зданий. И чем это закончится? Люди начнут уходить.

Если эту организацию сейчас вот так выбросить, разорить, то про научную реставрацию в нашей стране можно будет забыть».


zooming
Сергей Куликов,
главный архитектор ЦНРПМ,
архитектор-реставратор высшей категории, председатель Технического комитета «Культурное наследие» Росстандарта РФ:


«Во-первых, эти здания на Школьной улице фактически alma mater для нескольких поколений реставраторов. Во-вторых, ЦНРПМ системная организация в области реставрации , возникшая ещё в середине прошлого века и хранящая традиции отечественной реставрационной школы, несмотря на то, что нравится это кому-то или нет. Еще в 2009 году таких организаций было одиннадцать, то сейчас мы последние. Это место встречи, дискуссий, круглых столов, конференций, и прежде всего ежегодных «Давидовских чтений», место работы Техсовета Минкультуры России и Техкомитета Росстандарта. Последнее публичное пространство, полностью связанное с профессией реставратора.

Третий момент – в 1987 году мы создали это пространство сами, своими силами и деньгами – как комплекс зданий, полностью приспособленных для работы научно-реставрационного проектного института. Здесь оборудованы лаборатории, мастерские, хранится научно-технический архив реставрационной документации, библиотека и так далее – все это необходимые подразделения, они входят в технологическую цепочку проектирования. Всё это – часть системы, которая работает, как и во всех подобных институтах в Италии, во Франции, в Испании, – так устроены реставрационные институции во всем мире.

Мы сейчас ведем множество проектов, реставрируем Новодевичий монастырь, объекты Соловецкого архипелага, Московский Кремль, в конце концов. Проектируем инновационные культурные центры по всей стране. Исследования и проектные работы Если технологическая цепочка в нашей работе будет разорвана, вся деятельность остановится, – а нам предлагают именно это, переместится в два здания, чья площадь в четыре раза меньше той, которую мы сейчас занимаем, да ещё ко всему прочему, находящиеся по разным адресам. Ведь и той площади, которая есть сейчас у нас есть, должен признать, нам не хватает, особенно архиву, он занимает 700 м2 и этого недостаточно, в нем более 250 000 единиц хранения.

Фактически это развал, остановка организации, часть людей при таком раскладе пойдутна улицу, неясно, где размещать архив… Здания не подготовлены. Более того, в зданиях, которые нам предложены для переселения, сейчас еще работают другие люди, иными словами, чтобы разместить там нас, надо еще выгнать их.
 
Одно из двух зданий, предложенное ЦНРПМ для переезда, расположено на Яузских воротах (см. ниже в центре панорамы), другое в Котельниках. Между ними 10 минут пешком [прим. ред.]


Словом, вся эта ситуация, отдающая волюнтаризмом, совершенно не подготовленная или кем-то специально спровоцированная, не опирается на реальную оценку потребностей организации и её структуры. Если бы нам сказали – вас там ждет подходящий для работы реставрационный дворец, где вы нормально разместитесь, в организованном порядке туда переедете и будете нормально работать – мы бы, может быть, и рады были. А переехать за 1-2 месяца просто невозможно. Причем я не очень понимаю смысл такого переселения – мы эффективная организация, мы никогда ни у кого не просили денег, сами себе зарабатывали в советское время, и зарабатываем сейчас, участвуем в конкурсах, делаем проекты и исследования, ведем работы. Все вещи, связанные с общественной, издательской, просветительской деятельностью мы тоже делали за свой счет, за свои, заработанные деньги. На свои деньги мы издаем ежегодный сборник «Реставрация и исследования памятников культуры», насколько мне известно, последний отраслевой сборник. Зачем все это рушить, кому это надо, какой в этом смысл?

Тем более мы можем включиться в общественную зону Школьной улицы как часть целого, что и предполагалось проектом ее реставрации 1987 года. Тогда было запланировано, что это будет «город мастеров», где, с одной стороны, работают люди, а с другой – существуют книжные магазинчики, кафе, рестораны. В том и был смысл. Большие окна в нижних этажах и предназначались для общественных пространств; где-то это и было реализовано, насколько я помню, в 42 доме, в 48, где возникла гостиница. Было сделано функциональное зонирование, Школьная лица была выделена в отдельный подраздел внутри большого проекта под названием район №1.

Впрочем, следует упомянуть и то, что место, в котором мы находимся – не «мекка» для туристов, и не торный путь даже для китайских туристов. Школьная улица заполняется утром и вечером, когда люди идут с работы и на работу. Здесь нет большого количества жаждущих сидеть в ресторанчиках и кафе, как в итальянских и испанских приморских городах.
Благоустройство Школьной улицы, 02.2020
Фотография: Архи.ру

Насколько я понимаю, ЦНРПМ переехали на Школьную из Андроникова монастыря в 1987-1988 годах. Но сейчас также говорится о переезде из Новоспасского монастыря в 1990 году. Кто переезжал оттуда? 

В Новоспасском монастыре находилось руководство объединения «Союзреставрация», химико-технологическая лаборатория, и отдельные производственные мастерские объединения, которую выселили также в конце 1980-х. Кстати там же располагался и ГосНИИР.

При переселении лаборатории на Школьную улицу часть оборудования погибло, потому что помещения не были готовы и монтаж его не было возможности провести, но и тогда власть не услышала нас и очень спешили передать РПЦ, так как тогда тогда этот процесс курировала Раиса Максимовна Горбачёва, и по обыкновению чиновники брали под козырёк и времени просто не дали.

Почему Школьная улица не заработала в 1980-е, когда ее создавали?

Мы завершали проект в 1987-1988 годах, это время пришлось на слом эпох. Тогда все дома по Школьной улице занимало всесоюзное объединение «Союзреставрация» которое подчинялось еще союзному министерству. Затем, в начале 90-х, объединение распалось, а из всех входивших в него организаций в конечном счете выжили только мы, проектный институт. Производственные мастерские, которые занимали все остальное пространство по Школьной улице, перестали существовать. Мы же занимаем только часть, от 16 до 30 дома; здания до 48 дома по нашей стороне занимают другие организации, в том числе и министерство культуры. Вторая сторона, где сидели производственные мастерские, давно пересдана в аренду. Девяностые годы были непростым периодом. Мы ходили на работу за свой счёт, чтобы место сохранить, чтобы встретиться и пообщаться, А занимались тем, чем можно было заработать. Я например, главный архитектор проекта тогда, занимался с друзьями восстановлением искусственного мрамора по заказам в отдельных церквях. Потом в конце 90-х, в начале 2000-е годы мы начали восстановление, и шаг за шагом воссоздали институт, возросла численность сотрудников. Собственно Школьную улицу стала использовать уже местная префектура, устраивать рынки выходного дня, еще какие-то ярмарки, довольно симпатичные. Она уже тогда работала, как общественное пространство. Но сейчас после того, как на длину 780 м уложили гранит, поставили фонари, скамейки, какие-т малые формы, возникло видимо достаточно пафосное желание продолжить преобразования и дальше, вероятно придать инфраструктурный блеск в виде некой экономической модели улицы оправдывающий понесённые затраты, внедрив рестораны, магазины, и т.д. Но здесь нет достаточного количества клиентуры, не то место. Многие рестораны на наших глазах здесь открывались и вскоре закрывались. Был здесь даже цыганский театр. Урбанистика – это, простите меня, не фонари и лавки, это прежде всего экономика городской среды и расчёт потенциального ресурса места.

Вам известна причина предполагаемого переселения?

Вероятно, по крайней это следует из его интервью, причиной стало посещение мэром Сергеем Собяниным во время осмотра завершенного нового благоустройства Школьной улицы. Тогда прозвучала фраза: а теперь мы ее оживим, насытим инфраструктурой в интересах горожан. Мэр задал вопрос: а кто сидит в этих зданиях? Ему ответили сопровождающие чиновники: какие-то различные мелкие конторки сидят. Так и возникла идея всех переселить, сделать, так сказать, «всё по-взрослому», широко и с размахом. Затем произошло, видимо, какое-то обсуждение на межведомственном уровне, и вот мы получили предписание выселяться. Хотя нас пытались выселять и раньше, неоднократно, с 2000-х годов, и муниципалы, и префектура. Всем нравятся красивые домики в городе, которые мы все эти годы отстаивали, в которых работали на благо нашего города и страны, и фактически, ставшего нашим домом. И уход отсюда, это уход организации в никуда, при этом конечно у каждого нашего специалиста выбор есть и надеюсь на это, но вот у ЦНРПМ его похоже не осталось».


zooming
Сергей Демидов,
архитектор-реставратор высшей категории, член Научно-методического совета МК РФ, стаж работы по специальности 50 лет:

«Во-первых, некуда съезжать, здания, которые нам предлагают, заняты. Во-вторых, они значительно меньше по площади, чем нам нужно. В-третьих, там нет никакой необходимой нам инфраструктуры. Когда мы въезжали на Школьную, все было готово, а сейчас нам предлагают только коридоры и лестницы.

Должен отметить, что наша мастерская с момента организации, с 1947 года полностью находится на хозрасчете. Мы ни копейки не брали от государства на свое содержание, что сами зарабатывали, что и получали.

ЦНРПМ хранит огромный архив, более 250 000 единиц, бесценные материалы – обмеры, исторические справки по львиной доле российских памятников. Архив собирали с 1947 года, больше семидесяти лет. Кроме того в каждой мастерской хранятся коллекции, связанные с реставрированными объектами, своего рода мини-музеи: изразцы, другие находки… У меня хранится прекрасная коллекция старинных подзоров с объектов, которые я реставрировал. Все это надо где-то размещать.
Благоустройство Школьной улицы, 02.2020
Фотография: Архи.ру

К слову сказать, раньше в Андрониковом монастыре у нас был свой музей, который полностью пропал при переезде на Школьную. Там были изразцы, какие-то детали, все пропало. Что теперь может пропасть? Никто не знает.

У нас была задумка сделать что-то подобное методическому кабинету на Школьной улице, собрать все вещи вместе, но, к сожалению, до этого дело не дошло, помещений не хватает. Нам сейчас не хватает места, а нам предлагают вчетверо меньше.

А ведь если понимать Школьную улицу как общественное пространство, музей там был бы как раз уместен… 

Вся улица – памятник, реставрировали ее наши специалисты, у нас хранится документация в том числе и по ней. Думаю, мы даже могли бы освободить какие-то помещения в первых этажах, показывать и вещи, и чертежи – это было бы очень интересно для Москвы, но сейчас, как видите, напротив, ставится вопрос о нашем полном выселении».

 

06 Февраля 2020

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.