Рестораны вместо лучших реставраторов страны?

Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
Причиной внезапного и скоростного выселения Центральных научно-реставрационных проектных мастерских из зданий на Школьной улице стало завершенное в 2019 году благоустройство Школьной улицы. Улица стала пешеходной, а осматривая работы по благоустройству в августе, Сергей Собянин сказал, что в улицу необходимо «вдохнуть жизнь», «чтобы помещения на первых этажах превратились в ресторанчики, кафе».
Благоустройство на Школьной улице. Справа здания ЦНРПМ, 02.2020
Фотография: Архи.ру

В декабре реставраторы получили предписание Минкульта о переселении в два раздельных здания: на Гончарной 16с1 и Яузской 1/15с1, – очень красивые здания, памятники, но их суммарная площадь вчетверо меньше, чем у пяти зданий, которые занимает ЦНРПМ сейчас. Кроме того предложенные министерством здания заняты арендаторами, а переехать предписано с 10 февраля до 1 марта, то есть меньше чем за месяц (sic!). Мастерским же требуется перевезти: сотрудников (которые, судя по всему, не уместятся, поскольку помещения много меньше), компьютеры и сети, химическую лабораторию, библиотеку и, что важно, архив, в котором более 250 000 единиц хранения.

Коротко говоря, это грозит развалом организации, которая с момента ее создания в 1947 году занималась самыми ценными памятниками страны, в том числе древними. Более того, именно специалисты ЦНРПМ в конце 1980-х реставрировали, фактически – сохранили Школьную улицу: тогда предполагалось, что всю ее в верхних этажах займут различные реставрационные мастерские, а нижние этажи (уже тогда) были предназначены для общественных пространств. Сейчас из всех мастерских, которые поселились на Школьной в конце 1980-х, сохранились только ЦНРПМ, самая весомая и профессиональная организация в своей сфере.
Покровский собор (храм Василия Блаженного) на Красной площади в Москве. Отреставрирован ЦНРПМ
Фотография: Архи.ру

Сотрудники ЦНРПМ и их коллеги, специалисты в области охраны памятников и реставрации, направили письмо в адрес министра культуры Ольги Любимовой – с просьбой «найти возможность компромисса между планами городских властей и возможностью сохранения Центральных научно-реставрационных проектных мастерских в занимаемых ими помещениях на Школьной улице». В письме перечисляются самые известные памятники, с которыми работали ЦНРПМ, среди них Большой Кремлевский дворец, дом Пашкова, храм Василия Блаженного, Архангельское и Кусково, Троице-Сергиева лавра и Кирилло-Белозерский монастырь, и многие другие. ЦНРПМ по праву считается создателем и хранителем российской научно-реставрационной школы, только здесь издают сборник по специальности, проводят конференции. В конце концов, ЦНРПМ прямо сейчас ведет проекты в Кремле, Новодевичьем монастыре, Соловках и по всей стране, травматический переезд в меньшую площадь и грозит полной остановкой работы и многими потерями. На change.org также опубликована петиция, которую можно подписать. Публикуем письмо:
  • zooming
    1 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    2 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    3 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    4 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    5 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    6 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    7 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ

Ниже – комментарии специалистов: доктора искусствоведения Андрея Баталова, главного архитектора ЦНРПМ Сергея Куликова, реставратора высшей категории Сергея Демидова.


zooming
Андрей Баталов,
профессор, доктор искусствоведения, член президиума Научно-методического совета при Министерстве культуры и руководитель секции Памятники архитектуры, заместитель генерального директора Музеев Московского Кремля по научной работе:

«Центральные научно-производственные реставрационные мастерские, которые наследуют ВПНРК, – это главная архитектурная организация Москвы, которая на протяжении 75 занималась реставрацией. Вся ее деятельность связана с работой реставраторов, которые определили развитие профессии, начиная от Льва Аркадьевича Петрова, который был директором ЦНРПМ в годы его расцвета. В ЦНРПМ работали Леон Артурович Давид, Сергей Сергеевич Подъяпольский, Борис Львович Альтшуллер, Георгий Алексеевич Макаров, Николай Сергеевич Романов, Юрий Петрович Мосунов – это только те, кого застал я. Сейчас в ЦНРПМ работают их ученики, многие из них – реставраторы высшей категории. Это головная организация, которая занимается реставрацией древнейших и ценнейших памятников, сохраняя преемственность школы и подхода, основанного на научном исследовании памятника. Методика российской реставрации была написана людьми, которые составляли ядро этой организации.

Сейчас, когда за последние 30 лет школа практически уничтожена и критерии реставрации становятся все более размытыми, ЦНРПМ – единственная организация, которая сохраняет традицию и профессионализм. Не случайно Научно-методический совет Министерства культуры на две трети состоит или из действующих сотрудников этой организации, или из долго, по 50 лет, работавших там.

Понятно, что сейчас разговор не идет о прямом уничтожении этой организации, хотя, как любой ФГУП, согласно президентскому указу теперь она должна быть акционирована, что тоже ставит ее под удар. Но акционирование – решаемая задача, а переезд ЦНРПМ это удар по всей его деятельности. Они только в Кремле ведут многие важные проекты: Успенский собор, Архангельский собор, самая блестящая реставрация последних десятилетий – Благовещенский собор, Грановитая палата, стены и башни Кремля; сейчас начата разработка проекта реставрации здания Оружейной палаты. Новодевичий монастырь реставрируют они же. Все древнейшие храмы Новгорода, также как и сравнительно недавняя реставрация Евфимиевой палаты в новгородском Кремле. Какой важнейший объект не возьмем – все это работа реставраторов ЦНРПМ. Поставить их сейчас под угрозу переезда – значит блокировать ведение работ в самых важных точках страны.
Успенский собор Московского Кремля. Реставрируется архитекторами ЦНРПМ (фотография 08.2018)
Фотография: Архи.ру

Кроме того здание, из которого сейчас планируют выселить ЦНРПМ, реставраторы обустраивали и оборудовали на свои деньги, на деньги, заработанные организацией. Там созданы условия для эффективной работы, в частности для того, чтобы люди работали без отрыва от своего архива, потому что архив для реставрации – самое главное. Если сотни тысяч единиц хранения архива будут в одном месте, а архитекторы в другом, это парализует работу.
Здания ЦНРПМ на Школьной улице, №18-22, 02.2020
Фотография: Архи.ру

Меня потрясает сама постановка вопроса: почему это на Школьной улице не должна находиться старейшая реставрационная организация страны? Что, на ее месте должны появиться арендаторы, бутики, ресторанчики? Это решение демонстрирует сдвиги в сознании и в культуре: торговля и развлечения ставятся выше, чем сохранение отечественных памятников. В таком случае все разговоры о примате культуры, о сохранении наследия, – это всё просто демагогия и фарисейство. Поскольку в итоге оказывается, что можно выкинуть самую главную реставрационную организацию на улицу. Акционировать ее, разбросать по куче неприспособленных для нее маленьких зданий. И чем это закончится? Люди начнут уходить.

Если эту организацию сейчас вот так выбросить, разорить, то про научную реставрацию в нашей стране можно будет забыть».


zooming
Сергей Куликов,
главный архитектор ЦНРПМ,
архитектор-реставратор высшей категории, председатель Технического комитета «Культурное наследие» Росстандарта РФ:


«Во-первых, эти здания на Школьной улице фактически alma mater для нескольких поколений реставраторов. Во-вторых, ЦНРПМ системная организация в области реставрации , возникшая ещё в середине прошлого века и хранящая традиции отечественной реставрационной школы, несмотря на то, что нравится это кому-то или нет. Еще в 2009 году таких организаций было одиннадцать, то сейчас мы последние. Это место встречи, дискуссий, круглых столов, конференций, и прежде всего ежегодных «Давидовских чтений», место работы Техсовета Минкультуры России и Техкомитета Росстандарта. Последнее публичное пространство, полностью связанное с профессией реставратора.

Третий момент – в 1987 году мы создали это пространство сами, своими силами и деньгами – как комплекс зданий, полностью приспособленных для работы научно-реставрационного проектного института. Здесь оборудованы лаборатории, мастерские, хранится научно-технический архив реставрационной документации, библиотека и так далее – все это необходимые подразделения, они входят в технологическую цепочку проектирования. Всё это – часть системы, которая работает, как и во всех подобных институтах в Италии, во Франции, в Испании, – так устроены реставрационные институции во всем мире.

Мы сейчас ведем множество проектов, реставрируем Новодевичий монастырь, объекты Соловецкого архипелага, Московский Кремль, в конце концов. Проектируем инновационные культурные центры по всей стране. Исследования и проектные работы Если технологическая цепочка в нашей работе будет разорвана, вся деятельность остановится, – а нам предлагают именно это, переместится в два здания, чья площадь в четыре раза меньше той, которую мы сейчас занимаем, да ещё ко всему прочему, находящиеся по разным адресам. Ведь и той площади, которая есть сейчас у нас есть, должен признать, нам не хватает, особенно архиву, он занимает 700 м2 и этого недостаточно, в нем более 250 000 единиц хранения.

Фактически это развал, остановка организации, часть людей при таком раскладе пойдутна улицу, неясно, где размещать архив… Здания не подготовлены. Более того, в зданиях, которые нам предложены для переселения, сейчас еще работают другие люди, иными словами, чтобы разместить там нас, надо еще выгнать их.
 
Одно из двух зданий, предложенное ЦНРПМ для переезда, расположено на Яузских воротах (см. ниже в центре панорамы), другое в Котельниках. Между ними 10 минут пешком [прим. ред.]


Словом, вся эта ситуация, отдающая волюнтаризмом, совершенно не подготовленная или кем-то специально спровоцированная, не опирается на реальную оценку потребностей организации и её структуры. Если бы нам сказали – вас там ждет подходящий для работы реставрационный дворец, где вы нормально разместитесь, в организованном порядке туда переедете и будете нормально работать – мы бы, может быть, и рады были. А переехать за 1-2 месяца просто невозможно. Причем я не очень понимаю смысл такого переселения – мы эффективная организация, мы никогда ни у кого не просили денег, сами себе зарабатывали в советское время, и зарабатываем сейчас, участвуем в конкурсах, делаем проекты и исследования, ведем работы. Все вещи, связанные с общественной, издательской, просветительской деятельностью мы тоже делали за свой счет, за свои, заработанные деньги. На свои деньги мы издаем ежегодный сборник «Реставрация и исследования памятников культуры», насколько мне известно, последний отраслевой сборник. Зачем все это рушить, кому это надо, какой в этом смысл?

Тем более мы можем включиться в общественную зону Школьной улицы как часть целого, что и предполагалось проектом ее реставрации 1987 года. Тогда было запланировано, что это будет «город мастеров», где, с одной стороны, работают люди, а с другой – существуют книжные магазинчики, кафе, рестораны. В том и был смысл. Большие окна в нижних этажах и предназначались для общественных пространств; где-то это и было реализовано, насколько я помню, в 42 доме, в 48, где возникла гостиница. Было сделано функциональное зонирование, Школьная лица была выделена в отдельный подраздел внутри большого проекта под названием район №1.

Впрочем, следует упомянуть и то, что место, в котором мы находимся – не «мекка» для туристов, и не торный путь даже для китайских туристов. Школьная улица заполняется утром и вечером, когда люди идут с работы и на работу. Здесь нет большого количества жаждущих сидеть в ресторанчиках и кафе, как в итальянских и испанских приморских городах.
Благоустройство Школьной улицы, 02.2020
Фотография: Архи.ру

Насколько я понимаю, ЦНРПМ переехали на Школьную из Андроникова монастыря в 1987-1988 годах. Но сейчас также говорится о переезде из Новоспасского монастыря в 1990 году. Кто переезжал оттуда? 

В Новоспасском монастыре находилось руководство объединения «Союзреставрация», химико-технологическая лаборатория, и отдельные производственные мастерские объединения, которую выселили также в конце 1980-х. Кстати там же располагался и ГосНИИР.

При переселении лаборатории на Школьную улицу часть оборудования погибло, потому что помещения не были готовы и монтаж его не было возможности провести, но и тогда власть не услышала нас и очень спешили передать РПЦ, так как тогда тогда этот процесс курировала Раиса Максимовна Горбачёва, и по обыкновению чиновники брали под козырёк и времени просто не дали.

Почему Школьная улица не заработала в 1980-е, когда ее создавали?

Мы завершали проект в 1987-1988 годах, это время пришлось на слом эпох. Тогда все дома по Школьной улице занимало всесоюзное объединение «Союзреставрация» которое подчинялось еще союзному министерству. Затем, в начале 90-х, объединение распалось, а из всех входивших в него организаций в конечном счете выжили только мы, проектный институт. Производственные мастерские, которые занимали все остальное пространство по Школьной улице, перестали существовать. Мы же занимаем только часть, от 16 до 30 дома; здания до 48 дома по нашей стороне занимают другие организации, в том числе и министерство культуры. Вторая сторона, где сидели производственные мастерские, давно пересдана в аренду. Девяностые годы были непростым периодом. Мы ходили на работу за свой счёт, чтобы место сохранить, чтобы встретиться и пообщаться, А занимались тем, чем можно было заработать. Я например, главный архитектор проекта тогда, занимался с друзьями восстановлением искусственного мрамора по заказам в отдельных церквях. Потом в конце 90-х, в начале 2000-е годы мы начали восстановление, и шаг за шагом воссоздали институт, возросла численность сотрудников. Собственно Школьную улицу стала использовать уже местная префектура, устраивать рынки выходного дня, еще какие-то ярмарки, довольно симпатичные. Она уже тогда работала, как общественное пространство. Но сейчас после того, как на длину 780 м уложили гранит, поставили фонари, скамейки, какие-т малые формы, возникло видимо достаточно пафосное желание продолжить преобразования и дальше, вероятно придать инфраструктурный блеск в виде некой экономической модели улицы оправдывающий понесённые затраты, внедрив рестораны, магазины, и т.д. Но здесь нет достаточного количества клиентуры, не то место. Многие рестораны на наших глазах здесь открывались и вскоре закрывались. Был здесь даже цыганский театр. Урбанистика – это, простите меня, не фонари и лавки, это прежде всего экономика городской среды и расчёт потенциального ресурса места.

Вам известна причина предполагаемого переселения?

Вероятно, по крайней это следует из его интервью, причиной стало посещение мэром Сергеем Собяниным во время осмотра завершенного нового благоустройства Школьной улицы. Тогда прозвучала фраза: а теперь мы ее оживим, насытим инфраструктурой в интересах горожан. Мэр задал вопрос: а кто сидит в этих зданиях? Ему ответили сопровождающие чиновники: какие-то различные мелкие конторки сидят. Так и возникла идея всех переселить, сделать, так сказать, «всё по-взрослому», широко и с размахом. Затем произошло, видимо, какое-то обсуждение на межведомственном уровне, и вот мы получили предписание выселяться. Хотя нас пытались выселять и раньше, неоднократно, с 2000-х годов, и муниципалы, и префектура. Всем нравятся красивые домики в городе, которые мы все эти годы отстаивали, в которых работали на благо нашего города и страны, и фактически, ставшего нашим домом. И уход отсюда, это уход организации в никуда, при этом конечно у каждого нашего специалиста выбор есть и надеюсь на это, но вот у ЦНРПМ его похоже не осталось».


zooming
Сергей Демидов,
архитектор-реставратор высшей категории, член Научно-методического совета МК РФ, стаж работы по специальности 50 лет:

«Во-первых, некуда съезжать, здания, которые нам предлагают, заняты. Во-вторых, они значительно меньше по площади, чем нам нужно. В-третьих, там нет никакой необходимой нам инфраструктуры. Когда мы въезжали на Школьную, все было готово, а сейчас нам предлагают только коридоры и лестницы.

Должен отметить, что наша мастерская с момента организации, с 1947 года полностью находится на хозрасчете. Мы ни копейки не брали от государства на свое содержание, что сами зарабатывали, что и получали.

ЦНРПМ хранит огромный архив, более 250 000 единиц, бесценные материалы – обмеры, исторические справки по львиной доле российских памятников. Архив собирали с 1947 года, больше семидесяти лет. Кроме того в каждой мастерской хранятся коллекции, связанные с реставрированными объектами, своего рода мини-музеи: изразцы, другие находки… У меня хранится прекрасная коллекция старинных подзоров с объектов, которые я реставрировал. Все это надо где-то размещать.
Благоустройство Школьной улицы, 02.2020
Фотография: Архи.ру

К слову сказать, раньше в Андрониковом монастыре у нас был свой музей, который полностью пропал при переезде на Школьную. Там были изразцы, какие-то детали, все пропало. Что теперь может пропасть? Никто не знает.

У нас была задумка сделать что-то подобное методическому кабинету на Школьной улице, собрать все вещи вместе, но, к сожалению, до этого дело не дошло, помещений не хватает. Нам сейчас не хватает места, а нам предлагают вчетверо меньше.

А ведь если понимать Школьную улицу как общественное пространство, музей там был бы как раз уместен… 

Вся улица – памятник, реставрировали ее наши специалисты, у нас хранится документация в том числе и по ней. Думаю, мы даже могли бы освободить какие-то помещения в первых этажах, показывать и вещи, и чертежи – это было бы очень интересно для Москвы, но сейчас, как видите, напротив, ставится вопрос о нашем полном выселении».

 

06 Февраля 2020

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.