Рестораны вместо лучших реставраторов страны?

Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
Причиной внезапного и скоростного выселения Центральных научно-реставрационных проектных мастерских из зданий на Школьной улице стало завершенное в 2019 году благоустройство Школьной улицы. Улица стала пешеходной, а осматривая работы по благоустройству в августе, Сергей Собянин сказал, что в улицу необходимо «вдохнуть жизнь», «чтобы помещения на первых этажах превратились в ресторанчики, кафе».
Благоустройство на Школьной улице. Справа здания ЦНРПМ, 02.2020
Фотография: Архи.ру

В декабре реставраторы получили предписание Минкульта о переселении в два раздельных здания: на Гончарной 16с1 и Яузской 1/15с1, – очень красивые здания, памятники, но их суммарная площадь вчетверо меньше, чем у пяти зданий, которые занимает ЦНРПМ сейчас. Кроме того предложенные министерством здания заняты арендаторами, а переехать предписано с 10 февраля до 1 марта, то есть меньше чем за месяц (sic!). Мастерским же требуется перевезти: сотрудников (которые, судя по всему, не уместятся, поскольку помещения много меньше), компьютеры и сети, химическую лабораторию, библиотеку и, что важно, архив, в котором более 250 000 единиц хранения.

Коротко говоря, это грозит развалом организации, которая с момента ее создания в 1947 году занималась самыми ценными памятниками страны, в том числе древними. Более того, именно специалисты ЦНРПМ в конце 1980-х реставрировали, фактически – сохранили Школьную улицу: тогда предполагалось, что всю ее в верхних этажах займут различные реставрационные мастерские, а нижние этажи (уже тогда) были предназначены для общественных пространств. Сейчас из всех мастерских, которые поселились на Школьной в конце 1980-х, сохранились только ЦНРПМ, самая весомая и профессиональная организация в своей сфере.
Покровский собор (храм Василия Блаженного) на Красной площади в Москве. Отреставрирован ЦНРПМ
Фотография: Архи.ру

Сотрудники ЦНРПМ и их коллеги, специалисты в области охраны памятников и реставрации, направили письмо в адрес министра культуры Ольги Любимовой – с просьбой «найти возможность компромисса между планами городских властей и возможностью сохранения Центральных научно-реставрационных проектных мастерских в занимаемых ими помещениях на Школьной улице». В письме перечисляются самые известные памятники, с которыми работали ЦНРПМ, среди них Большой Кремлевский дворец, дом Пашкова, храм Василия Блаженного, Архангельское и Кусково, Троице-Сергиева лавра и Кирилло-Белозерский монастырь, и многие другие. ЦНРПМ по праву считается создателем и хранителем российской научно-реставрационной школы, только здесь издают сборник по специальности, проводят конференции. В конце концов, ЦНРПМ прямо сейчас ведет проекты в Кремле, Новодевичьем монастыре, Соловках и по всей стране, травматический переезд в меньшую площадь и грозит полной остановкой работы и многими потерями. На change.org также опубликована петиция, которую можно подписать. Публикуем письмо:
  • zooming
    1 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    2 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    3 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    4 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    5 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    6 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ
  • zooming
    7 / 7
    Открытое письмо сотрудников ЦНРПМ главе Минкульта О.Б. Любимовой, 05.02.2020
    Предоставлено ЦНРПМ

Ниже – комментарии специалистов: доктора искусствоведения Андрея Баталова, главного архитектора ЦНРПМ Сергея Куликова, реставратора высшей категории Сергея Демидова.


zooming
Андрей Баталов,
профессор, доктор искусствоведения, член президиума Научно-методического совета при Министерстве культуры и руководитель секции Памятники архитектуры, заместитель генерального директора Музеев Московского Кремля по научной работе:

«Центральные научно-производственные реставрационные мастерские, которые наследуют ВПНРК, – это главная архитектурная организация Москвы, которая на протяжении 75 лет занималась реставрацией. Вся ее деятельность связана с работой реставраторов, которые определили развитие профессии, начиная от Льва Аркадьевича Петрова, который был директором ЦНРПМ в годы его расцвета. В ЦНРПМ работали Леон Артурович Давид, Сергей Сергеевич Подъяпольский, Борис Львович Альтшуллер, Георгий Алексеевич Макаров, Николай Сергеевич Романов, Юрий Петрович Мосунов – это только те, кого застал я. Сейчас в ЦНРПМ работают их ученики, многие из них – реставраторы высшей категории. Это головная организация, которая занимается реставрацией древнейших и ценнейших памятников, сохраняя преемственность школы и подхода, основанного на научном исследовании памятника. Методика российской реставрации была написана людьми, которые составляли ядро этой организации.

Сейчас, когда за последние 30 лет школа практически уничтожена и критерии реставрации становятся все более размытыми, ЦНРПМ – единственная организация, которая сохраняет традицию и профессионализм. Не случайно Научно-методический совет Министерства культуры на две трети состоит или из действующих сотрудников этой организации, или из долго, по 50 лет, работавших там.

Понятно, что сейчас разговор не идет о прямом уничтожении этой организации, хотя, как любой ФГУП, согласно президентскому указу теперь она должна быть акционирована, что тоже ставит ее под удар. Но акционирование – решаемая задача, а переезд ЦНРПМ это удар по всей его деятельности. Они только в Кремле ведут многие важные проекты: Успенский собор, Архангельский собор, самая блестящая реставрация последних десятилетий – Благовещенский собор, Грановитая палата, стены и башни Кремля; сейчас начата разработка проекта реставрации здания Оружейной палаты. Новодевичий монастырь реставрируют они же. Все древнейшие храмы Новгорода, также как и сравнительно недавняя реставрация Евфимиевой палаты в новгородском Кремле. Какой важнейший объект не возьмем – все это работа реставраторов ЦНРПМ. Поставить их сейчас под угрозу переезда – значит блокировать ведение работ в самых важных точках страны.
Успенский собор Московского Кремля. Реставрируется архитекторами ЦНРПМ (фотография 08.2018)
Фотография: Архи.ру

Кроме того здание, из которого сейчас планируют выселить ЦНРПМ, реставраторы обустраивали и оборудовали на свои деньги, на деньги, заработанные организацией. Там созданы условия для эффективной работы, в частности для того, чтобы люди работали без отрыва от своего архива, потому что архив для реставрации – самое главное. Если сотни тысяч единиц хранения архива будут в одном месте, а архитекторы в другом, это парализует работу.
Здания ЦНРПМ на Школьной улице, №18-22, 02.2020
Фотография: Архи.ру

Меня потрясает сама постановка вопроса: почему это на Школьной улице не должна находиться старейшая реставрационная организация страны? Что, на ее месте должны появиться арендаторы, бутики, ресторанчики? Это решение демонстрирует сдвиги в сознании и в культуре: торговля и развлечения ставятся выше, чем сохранение отечественных памятников. В таком случае все разговоры о примате культуры, о сохранении наследия, – это всё просто демагогия и фарисейство. Поскольку в итоге оказывается, что можно выкинуть самую главную реставрационную организацию на улицу. Акционировать ее, разбросать по куче неприспособленных для нее маленьких зданий. И чем это закончится? Люди начнут уходить.

Если эту организацию сейчас вот так выбросить, разорить, то про научную реставрацию в нашей стране можно будет забыть».


zooming
Сергей Куликов,
главный архитектор ЦНРПМ,
архитектор-реставратор высшей категории, председатель Технического комитета «Культурное наследие» Росстандарта РФ:


«Во-первых, эти здания на Школьной улице фактически alma mater для нескольких поколений реставраторов. Во-вторых, ЦНРПМ системная организация в области реставрации , возникшая ещё в середине прошлого века и хранящая традиции отечественной реставрационной школы, несмотря на то, что нравится это кому-то или нет. Еще в 2009 году таких организаций было одиннадцать, то сейчас мы последние. Это место встречи, дискуссий, круглых столов, конференций, и прежде всего ежегодных «Давидовских чтений», место работы Техсовета Минкультуры России и Техкомитета Росстандарта. Последнее публичное пространство, полностью связанное с профессией реставратора.

Третий момент – в 1987 году мы создали это пространство сами, своими силами и деньгами – как комплекс зданий, полностью приспособленных для работы научно-реставрационного проектного института. Здесь оборудованы лаборатории, мастерские, хранится научно-технический архив реставрационной документации, библиотека и так далее – все это необходимые подразделения, они входят в технологическую цепочку проектирования. Всё это – часть системы, которая работает, как и во всех подобных институтах в Италии, во Франции, в Испании, – так устроены реставрационные институции во всем мире.

Мы сейчас ведем множество проектов, реставрируем Новодевичий монастырь, объекты Соловецкого архипелага, Московский Кремль, в конце концов. Проектируем инновационные культурные центры по всей стране. Исследования и проектные работы Если технологическая цепочка в нашей работе будет разорвана, вся деятельность остановится, – а нам предлагают именно это, переместится в два здания, чья площадь в четыре раза меньше той, которую мы сейчас занимаем, да ещё ко всему прочему, находящиеся по разным адресам. Ведь и той площади, которая есть сейчас у нас есть, должен признать, нам не хватает, особенно архиву, он занимает 700 м2 и этого недостаточно, в нем более 250 000 единиц хранения.

Фактически это развал, остановка организации, часть людей при таком раскладе пойдутна улицу, неясно, где размещать архив… Здания не подготовлены. Более того, в зданиях, которые нам предложены для переселения, сейчас еще работают другие люди, иными словами, чтобы разместить там нас, надо еще выгнать их.
 
Одно из двух зданий, предложенное ЦНРПМ для переезда, расположено на Яузских воротах (см. ниже в центре панорамы), другое в Котельниках. Между ними 10 минут пешком [прим. ред.]


Словом, вся эта ситуация, отдающая волюнтаризмом, совершенно не подготовленная или кем-то специально спровоцированная, не опирается на реальную оценку потребностей организации и её структуры. Если бы нам сказали – вас там ждет подходящий для работы реставрационный дворец, где вы нормально разместитесь, в организованном порядке туда переедете и будете нормально работать – мы бы, может быть, и рады были. А переехать за 1-2 месяца просто невозможно. Причем я не очень понимаю смысл такого переселения – мы эффективная организация, мы никогда ни у кого не просили денег, сами себе зарабатывали в советское время, и зарабатываем сейчас, участвуем в конкурсах, делаем проекты и исследования, ведем работы. Все вещи, связанные с общественной, издательской, просветительской деятельностью мы тоже делали за свой счет, за свои, заработанные деньги. На свои деньги мы издаем ежегодный сборник «Реставрация и исследования памятников культуры», насколько мне известно, последний отраслевой сборник. Зачем все это рушить, кому это надо, какой в этом смысл?

Тем более мы можем включиться в общественную зону Школьной улицы как часть целого, что и предполагалось проектом ее реставрации 1987 года. Тогда было запланировано, что это будет «город мастеров», где, с одной стороны, работают люди, а с другой – существуют книжные магазинчики, кафе, рестораны. В том и был смысл. Большие окна в нижних этажах и предназначались для общественных пространств; где-то это и было реализовано, насколько я помню, в 42 доме, в 48, где возникла гостиница. Было сделано функциональное зонирование, Школьная лица была выделена в отдельный подраздел внутри большого проекта под названием район №1.

Впрочем, следует упомянуть и то, что место, в котором мы находимся – не «мекка» для туристов, и не торный путь даже для китайских туристов. Школьная улица заполняется утром и вечером, когда люди идут с работы и на работу. Здесь нет большого количества жаждущих сидеть в ресторанчиках и кафе, как в итальянских и испанских приморских городах.
Благоустройство Школьной улицы, 02.2020
Фотография: Архи.ру

Насколько я понимаю, ЦНРПМ переехали на Школьную из Андроникова монастыря в 1987-1988 годах. Но сейчас также говорится о переезде из Новоспасского монастыря в 1990 году. Кто переезжал оттуда? 

В Новоспасском монастыре находилось руководство объединения «Союзреставрация», химико-технологическая лаборатория, и отдельные производственные мастерские объединения, которую выселили также в конце 1980-х. Кстати там же располагался и ГосНИИР.

При переселении лаборатории на Школьную улицу часть оборудования погибло, потому что помещения не были готовы и монтаж его не было возможности провести, но и тогда власть не услышала нас и очень спешили передать РПЦ, так как тогда тогда этот процесс курировала Раиса Максимовна Горбачёва, и по обыкновению чиновники брали под козырёк и времени просто не дали.

Почему Школьная улица не заработала в 1980-е, когда ее создавали?

Мы завершали проект в 1987-1988 годах, это время пришлось на слом эпох. Тогда все дома по Школьной улице занимало всесоюзное объединение «Союзреставрация» которое подчинялось еще союзному министерству. Затем, в начале 90-х, объединение распалось, а из всех входивших в него организаций в конечном счете выжили только мы, проектный институт. Производственные мастерские, которые занимали все остальное пространство по Школьной улице, перестали существовать. Мы же занимаем только часть, от 16 до 30 дома; здания до 48 дома по нашей стороне занимают другие организации, в том числе и министерство культуры. Вторая сторона, где сидели производственные мастерские, давно пересдана в аренду. Девяностые годы были непростым периодом. Мы ходили на работу за свой счёт, чтобы место сохранить, чтобы встретиться и пообщаться, А занимались тем, чем можно было заработать. Я например, главный архитектор проекта тогда, занимался с друзьями восстановлением искусственного мрамора по заказам в отдельных церквях. Потом в конце 90-х, в начале 2000-е годы мы начали восстановление, и шаг за шагом воссоздали институт, возросла численность сотрудников. Собственно Школьную улицу стала использовать уже местная префектура, устраивать рынки выходного дня, еще какие-то ярмарки, довольно симпатичные. Она уже тогда работала, как общественное пространство. Но сейчас после того, как на длину 780 м уложили гранит, поставили фонари, скамейки, какие-т малые формы, возникло видимо достаточно пафосное желание продолжить преобразования и дальше, вероятно придать инфраструктурный блеск в виде некой экономической модели улицы оправдывающий понесённые затраты, внедрив рестораны, магазины, и т.д. Но здесь нет достаточного количества клиентуры, не то место. Многие рестораны на наших глазах здесь открывались и вскоре закрывались. Был здесь даже цыганский театр. Урбанистика – это, простите меня, не фонари и лавки, это прежде всего экономика городской среды и расчёт потенциального ресурса места.

Вам известна причина предполагаемого переселения?

Вероятно, по крайней это следует из его интервью, причиной стало посещение мэром Сергеем Собяниным во время осмотра завершенного нового благоустройства Школьной улицы. Тогда прозвучала фраза: а теперь мы ее оживим, насытим инфраструктурой в интересах горожан. Мэр задал вопрос: а кто сидит в этих зданиях? Ему ответили сопровождающие чиновники: какие-то различные мелкие конторки сидят. Так и возникла идея всех переселить, сделать, так сказать, «всё по-взрослому», широко и с размахом. Затем произошло, видимо, какое-то обсуждение на межведомственном уровне, и вот мы получили предписание выселяться. Хотя нас пытались выселять и раньше, неоднократно, с 2000-х годов, и муниципалы, и префектура. Всем нравятся красивые домики в городе, которые мы все эти годы отстаивали, в которых работали на благо нашего города и страны, и фактически, ставшего нашим домом. И уход отсюда, это уход организации в никуда, при этом конечно у каждого нашего специалиста выбор есть и надеюсь на это, но вот у ЦНРПМ его похоже не осталось».


zooming
Сергей Демидов,
архитектор-реставратор высшей категории, член Научно-методического совета МК РФ, стаж работы по специальности 50 лет:

«Во-первых, некуда съезжать, здания, которые нам предлагают, заняты. Во-вторых, они значительно меньше по площади, чем нам нужно. В-третьих, там нет никакой необходимой нам инфраструктуры. Когда мы въезжали на Школьную, все было готово, а сейчас нам предлагают только коридоры и лестницы.

Должен отметить, что наша мастерская с момента организации, с 1947 года полностью находится на хозрасчете. Мы ни копейки не брали от государства на свое содержание, что сами зарабатывали, что и получали.

ЦНРПМ хранит огромный архив, более 250 000 единиц, бесценные материалы – обмеры, исторические справки по львиной доле российских памятников. Архив собирали с 1947 года, больше семидесяти лет. Кроме того в каждой мастерской хранятся коллекции, связанные с реставрированными объектами, своего рода мини-музеи: изразцы, другие находки… У меня хранится прекрасная коллекция старинных подзоров с объектов, которые я реставрировал. Все это надо где-то размещать.
Благоустройство Школьной улицы, 02.2020
Фотография: Архи.ру

К слову сказать, раньше в Андрониковом монастыре у нас был свой музей, который полностью пропал при переезде на Школьную. Там были изразцы, какие-то детали, все пропало. Что теперь может пропасть? Никто не знает.

У нас была задумка сделать что-то подобное методическому кабинету на Школьной улице, собрать все вещи вместе, но, к сожалению, до этого дело не дошло, помещений не хватает. Нам сейчас не хватает места, а нам предлагают вчетверо меньше.

А ведь если понимать Школьную улицу как общественное пространство, музей там был бы как раз уместен… 

Вся улица – памятник, реставрировали ее наши специалисты, у нас хранится документация в том числе и по ней. Думаю, мы даже могли бы освободить какие-то помещения в первых этажах, показывать и вещи, и чертежи – это было бы очень интересно для Москвы, но сейчас, как видите, напротив, ставится вопрос о нашем полном выселении».

 

06 Февраля 2020

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.