Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения

Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.

18 Января 2020
mainImg
Очаровательная Тереза Иароччи Мавика, в ноябре назначенная комиссаром павильона России на биеннале, и выбранный ею куратор экспозиции 2020 года Ипполито Пестелини Лапарелли, партнер ОМА/АМО [UPD: из ОМА он уходит и будет работать как самостоятельный куратор, на сайте конкурса сказано, что Лапарелли работал в ОМА в 2007-2019, – прим. ред.], два часа непринужденно говорили о пространстве павильона и вокруг него, кросс-дисциплинарности, свежем взгляде молодых архитекторов и о конкурсе, объявленном в начале декабря. Зал ММОМА, где проходил разговор, был полон, как шутливо отметила Тереза Мавика, несмотря на политические события. Через некоторое время после начала общения к комиссару и куратору присоединился Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы, человек опытный в деле организации выставок на биеннале: он трижды выступал в роли куратора и сокуратора российского павильона, и еще один раз делал в Венеции выставку параллельной программы и теперь тоже планирует нечто смелое в рамках collaterale. В зале – по приглашению Мавики и Лапарелли – присутствовал Евгений Асс, куратор российского павильона 2004 года, который раскритиковал программу сразу после ее объявления. Евгений Асс – единственный куратор, который проводил в павильоне вокршоп, мероприятие, подобное тому, которое задумано сейчас. Только тогда студенты делали проекты для Венеции, теперь молодые архитекторы будут размышлять о судьбе павильона. 

Павильон и его реставрация
Как ни крути, а Терезу Мавику назначили комиссаром с конкретной задачей: реставрировать павильон.
Павильон России на биеннале, 1914
Слайд из презентации, показанной Ипполито Лапарелли

Он построен в 1914 году по проекту Алексея Щусева и пережил, как известно, серию реконструкций, одну из существенных – в 1968 году. В 2009 чинили крышу, которой удалось протечь в 2008 в день открытия выставки, тогда шел сильный дождь. Впрочем участники разговора сошлись в том, что текущая крыша – уже практически мем, Евгений Асс подтвердил, что и в 2004 она текла.

На наш вопрос, почему именно сейчас возникла необходимость реставрации павильона, который вроде бы сравнительно недавно чинили, комиссар Тереза Мавика ответила не то чтобы исчерпывающе: «Причин много. Есть много старых проблем. Во время последних выставок новый гипсокартон стравили перед старым, а между ними складывали мусор. Заканчиваются сертификаты по электричеству и другие разрешения. Возникают проверки внутри самой биеннале. Сейчас мы ищем документацию, и нам хотелось бы, чтобы ситуация с ней тоже была прозрачной: чтобы был, к примеру, портал, где можно было бы посмотреть все детали, в том числе технические. Конечно, можно было закрыть павильон на время ремонта, но мы решили, что можем одновременно реконструировать здание и саму идею павильона».

Что, однако, важно знать о павильоне. Он имеет статус памятника, перестраивать его, «надстраивать третий этаж», нельзя. Венецианское охранное законодательство, по словам Терезы Мавики, много страшнее московского. Одна из любимых идей комиссара – сделать доступным балкон на лагуну, сейчас его часто закрывают, поскольку нет уверенности в том, что конструкции выдержат много человек. Заниматься реставрацией надо будет совместно с итальянскими коллегами, что, опять же, требование законодательства. Реставрация или ремонт павильона – обязательная часть программы.
Тереза Иароччи Мавика, комиссар павильона России на биеннале в Венеции
Фотография: Архи.ру

В принципе неудивительно, что Терезу Мавику назначили комиссаром павильона с задачей его реставрировать. Хотя она прежде всего – опытный продюсер и куратор современного искусства, в роли главы фонда V-A-C Мавике уже пришлось заниматься реконструкциями минимум двух зданий: ГЭС-2 по проекту Ренцо Пьяно и здания V-A-C в Венеции на набережной Дзаттере.

Но задача по ремонту, конечно, выглядит мелкой и технической, как на нее ни смотреть. Поэтому комиссар и куратор расширяют ее «до небес», превращая в размышление о характере выставок, призывая в коллеги молодое поколение, предлагая рассматривать реконструкцию павильона как переосмысление собственно институции представительства нашей страны на биеннале. Ситуацию меняет то, что хотя комиссар назначен до 2021, а куратор, как обычно, на год, компания SmartArt будет заниматься управлением еще 10 лет – что в итоге определяет горизонт планирования и специфику задачи, которая стоит и перед конкурсантами, и перед инициаторами.
Планируемый хронометраж павильона
Слайд из презентации, показанной Ипполито Лапарелли
 

В парадигме вопросов
Тереза Мавика начала с того, что назначение комиссаром павильона было для нее неожиданным: «я начала задавать себе вопросы, много вопросов. И сейчас я хочу задавать вопросы, – даже не искать ответы, а скорее понять, правильны ли эти вопросы. Кто такой комиссар? Для чего он нужен? Что такое биеннале? Что такое национальный павильон в 2020 году? Все эти вопросы я мечтала задать Сергею Кузнецову, который делал выставки в Венеции уже четыре раза. У меня создалось впечатление, что в павильоне все время делались «отчётные» проекты, за исключением проекта Евгения Асса. Может быть наступило время, когда от выставочного модуса надо перейти к тому, чтобы что-то делать. Мне интересно понять, как мы можем пользоваться культурной институцией, чтобы каждый из вас, приехав в Венецию, почувствовал, что павильон часть вас. Сделать так, чтобы павильон работал».
Тереза Мавика, Ипполито Лапарелли, Сергей Кузнецов
Фотография: Архи.ру
 

Переосмысление павильона как институции
Суть позиции Терезы Мавики, по ее словам, заключается в том, чтобы понять «ремонт, реконструкцию, реновацию» павильона как «rebuilding самой институции... Мне интересно понять, каким мы хотим видеть павильон в будущем. Тема биеннале – как мы будем жить вместе. Поэтому я не могла не вспомнить об Ипполито Лапарелли, с которым мы в 2018 году в Палермо занимались той же темой [тема Манифесты 2018 – «Земной сад. Культивирование сосуществования», – действительно очень близка к теме биеннале 2020 года, – прим. авт.]. У меня был выбор: просто закрыть павильон и реставрировать его – или, наоборот, открыть его полностью, открыть иностранному куратору, открыть междисциплинарный диалог, открыть молодым архитекторам, философам. Начать разговор на тему, что такое сегодня архитектура, какие задачи она сегодня решает». Павильон будет открыт на время разработки концепции, чем планируется заняться в режиме live прямо на биеннале. Собственно работы по реставрации планируют начать осенью, после биеннале. Поэтому программа павильона называется OPEN! – его не закрыли на реконструкцию, а открыли, причем как буквально, так и фигурально, для осмысления. Наверное, наиболее точным определением для поставленной задачи будет – переосмыслить павильон.

Мавика также ставит перед собой задачу «декомиссаризовать павильон», избавить его от диктата одного человека. К слову, «Манифеста», где Тереза Мавика входит в экспертный совет, уже проходит под руководством нескольких кураторов.
Создан международный художественный комитет, курирующий павильон. В него вошли: художники Эмилия Кабакова и Вадим Захаров, куратор Франческо Бонами, директор музея современного искусства M KHA в Антверпене Барт де Баре и директор ГМИИ им А.С. Пушкина в Москве Марина Лошак.

Парк, лагуна, новый вход
Среди предложений, связанных с переосмыслением павильона, вскоре от комиссара прозвучало: открыть и переосмыслить террасу, возможно даже выход к лагуне – открыть вход в павильон со стороны набережной. Российский павильон единственный, который расположен так близко к лагуне – и, может быть, это позволит сделать его активным не только в течение всей биеннале, но и вообще в течение всего года, даже после биеннале. По словам Терезы Мавики, сейчас идея отдельного входа обсуждается с руководством фестиваля. Ипполито Лапарелли вспомнил в своей презентации о проекте Ильи и Эмилии Кабаковых с красным павильоном в парке перед террасой.

А то ведь, действительно, бурная жизнь происходит только в течение дней превью, потом, как правило, наступает тишина. Так не активировать ли павильон на всё время? Если договориться с оргкомитетом биеннале? «Надо будет открыть свой вход и пускать на биеннале со скидкой, так мы окупим расходы», – пошутил Сергей Кузнецов. Шутки шутками, но надо признать, что, при всей открытости, появление нового входа к российскому павильону будет, наверное, очень сложной задачей: всё же на биеннале вход платный, о чем, конечно, участники разговора сразу вспомнили. Добавим, что КПП всего два, один для Джардини и один для Арсенала. Сравнительно недавнее появление нового выхода (но не входа) с территории Арсенала в сторону улицы Гарибальди было анонсировано оргкомитетом фестиваля как очень важный шаг в сторону удобства посетителей выставки. Выход и впрямь удобен, но был бы уместен там же и вход, между тем его нет, что, надо думать, говорит о сложности задачи. 

Больше, чем Лев
Еще более смелой представляется идея Терезы Мавики о русском кураторе всей биеннале: подать за следующие 10 лет русский павильон так, чтобы администрации биеннале пришло в голову назначить русского куратора. «Для меня это намного больший вызов, чем Золотой лев. Я бы стремилась к этому. Чтобы наш голос был услышан», – сказала Тереза Мавика.

Дело в том, что при назначении нового комиссара со стороны министерства прозвучало: неплохо бы теперь павильону принести своей стране «Золотого Льва». До сих пор, напомним, павильон получал «львов», но это были не совсем львы, а специальные упоминания жюри – special mention. Их удостоились: выставка фотографий Ильи Уткина «Ностальгия» при кураторе Григории Ревзине, выставка Сергея Чобана, где в пространстве купола, составленного из светящихся QR-кодов, показывали проекты иннограда Сколково, и выставка Стрелки Fair Enough, решенная в духе коммерческой ярмарки, где вместо продукции презентовали смыслы, привнесенные русской культурой в мировую. Три special mention-a – тоже немало, но теперь требуется, по-видимому, сам Золотой лев, главная награда, что, прямо скажем, маловероятно [будем рады ошибиться, – прим. авт].
Тереза Иароччи Мавика, комиссар павильона России на биеннале в Венеции
Фотография: Архи.ру

Поэтому неудивительно, что комиссар Тереза Мавика предпочла переформулировать этот вопрос совсем парадоксально – стремиться надо к большему, что нам Лев, нам пора задуматься о том, почему нет русских кураторов? Постановка вопроса, конечно же – а мы теперь ведь оперируем вопросами – звучит исключительно амбициозно. Сложно даже сказать, что смелее и сложнее: третий вход на биеннале через русский павильон, или русский куратор всего фестиваля. А что, ведь мог бы к примеру стать таким куратором кто-нибудь из наших знаменитых «бумажных архитекторов». Можно ведь и помечтать?

Но если взять за рамки трудноосуществимое, в остальном разговор был посвящен конкурсу: от потенциальных участников ожидали как вопросов, так и вообще – активного участия в обсуждении.
Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы, куратор и сокуратор четырех проектов в Венеции
Фотография: Архи.ру

Без победителя? Или все-таки с? 
Первой темой, вызывавшей, по-видимому, некоторое удивление аудитории, стало заявление куратора и комиссара об отсутствии у конкурса победителя как такового: «...это предполагает, что кто-то должен быть лучше других. Мы же начинаем переосмылять идею институции. Для этого нужно как можно больше людей». Куратор и комиссар неоднократно подчеркнули, что наградой будут не деньги – а поездка в Венецию, опыт работы и знания. И – «это круто, быть причастным к этой истории». Впрочем, так или иначе, а победитель будет – во всяком случае Иполлито Лапарелли сказал, что хотел бы работать с одной командой, ну... может быть с несколькими, если их взгляды совпадут.

Не известен или не объявлен и состав жюри. По словам Терезы Мавики, помимо художественного совета сейчас создается рабочая группа, «куда вошли молодые люди, такие же ребята как вы, которым есть что сказать. <...> Жюри предполагает, что есть кто-то, кто знает, как должно быть. Но мы не будем оценивать проект реконструкции, мы будем оценивать, как говорит Ипполито, attitude». И даже – «вы должны забыть о работе над результатом, вы должны работать над процессом» (Тереза Мавика).

Дорогу молодым
В конкурсе заявлен возрастной ценз – не старше 40 лет. Что несколько расстроило Сергея Кузнецова, который в шутливой форме высказал желание поучаствовать в соревновании, поскольку идеи относительно павильона у него есть, но что получил достаточно твердый ответ: нет, и – «надо бы ввести правило для русского павильона, что куратором можно быть не больше двух раз подряд», – прокомментировала Тереза Мавика. Лапарелли в самом начале своего выступления высказал надежду, что поколение его сверстников, а куратору 39 лет, и людей моложе, «вероятно, имеет свое особенное видение практики, международных отношений, обмена, и особенно – свой взгляд на дисциплину архитектуры. Они могут изменить статус-кво».
Ипполито Пестеллини Лапарелли, куратор павильона России на биеннале в Венеции
Фотография: Архи.ру

Конкурс по расширению горизонтов
Делая попытку суммировать довольно длинный разговор куратора, комиссара и аудитории о задачах и границах конкурса, скажем, что они намеренно заявлены максимально широко, если не сказать расплывчато. Нужно: выходящее за рамки, перформативное, кроссдисциплинарное, подвижное, сосредоточенное не на объекте, а на действии и взаимодействии, между собой и с аудиторией – примерно так. Архитектура – только оболочка. Нужно подумать о наполнении, возможно о временных инсталляциях, но лучше размышлять в длительной темпоральности, то есть рассчитывать на долгий срок, поскольку, как нам показывает пример выставки визуальных искусств Документа, долгий срок позволяет добиться лучшего.
Слайд из презентации, показанной Ипполито Лапарелли

Ни в коем случае, по словам Ипполито Лапарелли, нельзя ограничиваться только архитектурой, нужна коллаборация со множеством дисциплин: «архитектуры никогда не достаточно, ни для поиска ответов, ни для того, чтобы рассказать всю историю целиком». Чем шире взгляд, чем больше входов и выходов, связности внешнего и внутреннего, течений, потоков, тем лучше. Необходимо уделить внимание взаимодействию с аудиторией и даже «интерференции» с ней – при этом на слайдах горки-амфитеатры. Павильон – не застывший объект, а архитектуру надо мыслить не как проект, а как перформанс.
Слайд из презентации, показанной Ипполито Лапарелли

По словам Терезы Мавики, сейчас нам также надо обдумать саму суть выставки: нужно ли нам сейчас делать выставки, привозить экспонаты куда-то далеко и за дорого. «Может быть стоит развивать более сознательное отношение ко всему этому?»

Можно было бы тут вспомнить «пойди туда, не знаю куда» русских сказок, – если бы эта направленность на выход за рамки во все стороны не была бы в целом характерной чертой прогрессивной риторики современности. В какой-то степени эта погоня за отблеском будущего, самым свежим, самым новым, напоминает популярную в 1980-е пьесу Михаила Шатрова, где Ильич [Владимир Ильич, поясним для молодых участников, прим. авт.] в самом конце говорит: «Надо идти дальше… дальше… дальше!». На конкурс, собственно, и зовут тех, кто готов идти дальше-дальше.

С другой стороны, неопределенность может происходить еще и от того, что нынешний конкурс – предварительный сюжет, он должен выбрать тех, кто будет затем в Венеции, в режиме реального времени придумывать новое будущее на 10 лет для российского павильона, начиная от реконструкции текущей крыши и заканчивая новым подходом к экспонированию вообще. И придумают только к концу осени. Мы сейчас наблюдаем очень предварительные рассуждения и поиск тех, кто готов рассуждать на таком уровне и в такой степени неопределенности. Надо ли что-то показывать, или надо показывать сам павильон? Или танцевать там балет в течение всей биеннале, как сказал Евгений Асс?

Евгений Асс
Евгений Асс, «на правах патриарха», вспомнил, как работал в павильоне в качестве художника в 1995 году – именно он заменил тогда буквы USSR на Russia. Тогда же «была заделана дырка в полу с первого на второй этаж, которую Сергей Кузнецов потом через 20 лет заново пробил». В 2004 году Евгений Асс провел в павильоне тот самый воркшоп для ста студентов, который перекликается с нынешней идеей работы архитекторов в павильоне: «Это было довольно увлекательное зрелище, не получившее никаких наград, но получилось несколько удачных браков, несколько удачных карьер».
Евгений Асс, ректор школы МАРШ, куратор павильона России 2004 года
Фотография: Архи.ру

Так что ректор МАРШ начал с того, что ему неловко выступать, потому что он находится в «конкурентном отношении» к нынешнему проекту. А на дискуссию он пришел, чтобы «прояснить ситуацию», что, по его словам, пока не очень удалось: «Не очень понятна задача соревнования, не очень понятно само бытование павильона в течение биеннале. Сама проблема переосмысления институции не лежит в области архитектуры. Архитекторы, привыкшие решать проблемы, непосредственно связанные с реконструкцией и реновацией, вряд ли могут предложить серьезные решения на всю перспективу, на 10 лет бытования павильона <...> Я чувствую по настроению зала и по вопросам студентов – они не понимают, что делать? Чего они хотят от нас? Хочется узнать точно и без всяких метафор, что вы хотите получить от этого конкурса. Я не вижу сейчас архитектурной проблематики, драматичной, такой, которая была бы возбуждающе аттрактивна. Мне кажется, еще не поздно прояснить этот вопрос».

Ипполито Лапарелли ответил в том смысле, что он не стремится к драматической архитектуре: «разве вы хотите, чтобы каждый проект был драматичным?» – и вспомнил свой, самый любимый, по словам архитектора, кураторский проект в Палермо, где 90 участников работали вместе «над очень маленькими изменениями: архитектура совсем не была драматичной, она была устойчивой, она была минимальной, дружественной, лечащей [healing device]. <...> Конкурс требует другого, он требует решать задачи на другом уровне. Для старшего поколения это сложно, у них определенный склад ума и им сложно понять, в чем тут ценность. Но ценность в том, что мы излечиваем замечательное пространство, которое мы не можем сейчас использовать как офис или как-то еще, но мы можем вернуть это обратно. С точки зрения архитектуры в узком смысле это звучит расплывчато. Но мне кажется, что пора пересоздать модель архитектуры как дисциплины. И может быть архитекторы не будут большими авторами, подписывающими большой эскиз, и я надеюсь, тут нет таких, потому что мы ищем партнеров».

Сразу после завершения встречи Евгений Асс и Тереза Мавика обнялись, провозгласив таким образом отсутствие разногласий. 
***

Результаты конкурса обещают объявить 14 февраля. 

18 Января 2020

Наталья Володина Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Наталья Володина, Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни