Сергей Скуратов: «Клинкерная стена может заменить любую орнаментированную стену из эпохи классицизма»

Архитектор Сергей Скуратов, один из организаторов московского семинара Hagemeister, рассказал о фактурности клинкера, его способности восстанавливать утраченные исторические связи, задавать зданию главную или фоновую роль.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
– Вы часто используете клинкер в своих проектах. В чем заключается при этом «работа с материалом»?

– Во-первых, я работаю не только с клинкером, но и со множеством других материалов, но клинкер – это мой любимый материал, особенно в последние двадцать лет, и когда с клинкером работаешь, надо понимать, какие свойства этого материала ты привносишь в проект, как этот материал меняет твой проект, как он накладывает на него определенные обязательства. Что самое интересное в клинкере? Клинкер – это материал, который приносит в проект преемственность, традиции, долговечность, надежность, экологичность.
Этот материал, конечно, хорош тогда, когда есть в здании масса стены. Потому что если применять его только в качестве каких-то небольших элементов, когда там тонкие пилоны, то, конечно, он себя как бы не отработает.
Поэтому для меня клинкер это еще в каком-то смысле замена классических орнаментальных стен, потому что я не приемлю орнамент как таковой, как, собственно, Адольф Лоос в свое время написал, что орнамент – это преступление, а для меня клинкерная поверхность – это богатейшая поверхность с множеством фактур, элементов, выступов; он невозможно тактильно привлекательный и очень сложный, многообразный. Поэтому клинкерная стена может заменить любую орнаментированную стену из эпохи классицизма.




Сергей Скуратов
Фотография © АО «Фирма КИРИЛЛ»
Жилой комплекс «Садовые кварталы»
Фотография © Sergey Skuratov Architects. Предоставлено компанией Hagemeister
  • zooming
    1 / 2
    Жилой комплекс «Садовые кварталы»
    Фотография © Sergey Skuratov Architects. Предоставлено компанией Hagemeister
  • zooming
    2 / 2
    Жилой комплекс «Садовые кварталы»
    Фотография © Sergey Skuratov Architects. Предоставлено компанией Hagemeister
Жилой комплекс «Садовые кварталы»
Фотография © Sergey Skuratov Architects. Предоставлено компанией Hagemeister
– Как клинкер помогает создать полноценную городскую среду на месте бывших промзон?

Клинкер помогает, во-первых, реализовывать идею духа места, потому что промышленные территории – это, прежде всего, клинкер как раз XIX – начала XX века, хотя, в общем, это кирпич, но по своим свойствам он очень близок к клинкеру, он такой же прочный, такой же долговечный. Если вы когда-нибудь держали в руках кирпич, допустим, Валаамского монастыря 1895 года, вы понимаете, что этот кирпич переживет всех нас и еще несколько тысяч лет еще будет существовать.
Поэтому современный клинкер восстанавливает эти утерянные связи, он помогает создавать поверхности, близкие по своим ощущениям тем поверхностям и зданиям, которые существовали на месте промзон. Я вообще придерживаюсь такой точки зрения, что в промышленных зонах надо сохранить все то, что можно сохранить и восстановить, и реконструировать все то, что можно восстановить и реконструировать, и лишь аккуратно дополнить всю эту историю современными вкраплениями. Клинкер в зданиях, клинкер на благоустройстве позволяет выстраивать эти связи, наводить эти мосты и сшивать эту разорванную ткань.
Жилой комплекс «Садовые кварталы»
Фотография © Sergey Skuratov Architects. Предоставлено компанией Hagemeister
Жилой комплекс «Садовые кварталы»
Фотография © Sergey Skuratov Architects. Предоставлено компанией Hagemeister
Жилой комплекс «Садовые кварталы»
Фотография © Sergey Skuratov Architects. Предоставлено компанией Hagemeister
– Вы используете фасады из клинкера среди разнообразного архитектурного окружения – как нового, так и сложившегося: как вы оцениваете контекстуальность этого материала, восприятие человеком клинкера среди других зданий и их оштукатуренных, металлических, стеклянных поверхностей?

– Я хочу сказать, что не все делает материал. Не все взаимоотношения с окружающими зданиями подвластны материалу. Все-таки архитектура, надо признать, делается не только материалом. Она делается формой, размером, композицией, наличием стеклянных поверхностей и т.д. Конечно, это все работает вместе. Клинкер помогает выстраивать мосты или создавать яркие здания или фоновые, в зависимости от той задачи, которой ты наделяешь это здание, потому что, если по соседству есть какие-то исторические здания, сделанные из кирпича, и ты понимаешь, что в этом месте, условно говоря, кирпичный провал, то, конечно, здание из кирпича эту ситуацию сбалансирует и восстановит. Если вокруг множество бетонных, алюминиевых, оштукатуренных каменных зданий, и тебе надо добавить акцент в это место, то ты применяешь клинкер на фасадах или на благоустройстве и т.д.
Но если вокруг множество зданий из клинкерного кирпича, то, может, в этом месте и не надо делать такой дом, может, в этом месте надо что-то сделать из стекла или камня или меди. Поэтому, в общем, клинкер не панацея для решения всех вопросов. Он лишь инструмент для того, чтобы выстроить мостик между внешним контекстом и внутренним, твоей собственной работой, твоей мыслью души, твоего творческого поиска.
Жилой комплекс «Садовые кварталы»
Фотография © Sergey Skuratov Architects. Предоставлено компанией Hagemeister
Жилой комплекс «Садовые кварталы»
Фотография © Sergey Skuratov Architects. Предоставлено компанией Hagemeister
– Вы очень внимательны к выбору сортировки клинкера, вы создавали вместе со специалистами Hagemeister собственные сортировки. Возможно, вы расскажете подробней, как происходит этот выбор для нового проекта, как вы видите этот будущий фасад?

– Выбор цвета: мы же все прекрасно знаем, что человеческий глаз реагирует на цвет очень эмоционально. Темные цвета вызывают одни чувства, светлые – другие, контрастные – третьи. Поэтому бывают разные сочетания цветов, разные цвета глобально «цвета кирпича». Это происходит как раз на основе того, что я сказал по поводу вашего предыдущего вопроса. Все-таки в первую очередь решается определенная эстетическая и художественная задача. Когда мы делаем очень большой дом, то, конечно, его размер, его давление, его воздействие на пространство каким-то образом надо немного нейтрализовать. Наверное, высокие дома не следует делать из темного кирпича, потому что они и так большие, и они могут влиять как масса скалы, масса кирпича, камня на человека.
Поэтому, наверное, лучше выбирать более светлые оттенки и тональности. Но, в любом случае, я всегда выбираю микст кирпича, микст камня для того, чтобы создать многообразие оттенков и сделать стену более привлекательной, более живой. Мы вот как раз снимаем сейчас интервью на фоне такой стены – вот, посмотрите, сколько в ней оттенков, сколько в ней фактур, хотя это в общем-то один и тот же кирпич на самом деле. Просто он настолько живой и настолько выразительный, что больше ничего и не нужно. А в тех случаях, когда мы позволяем себе некую вольность и делаем стены с выступающим кирпичом, очень внимательно относимся к толщине и цвету шва, его заглублению и так далее, это тоже серьезная работа с качеством поверхности и с ее воздействием на человеческий глаз. Это продолжение образа здания.
Если мы хотим здание сделать таким нежным, неагрессивным, очень скромным, то тогда, конечно, мы работаем с поверхностью как с листом бумаги, я имею в виду, что она ровная. А когда нам надо создать какой-то характер здания, то появляются выступы, появляются фрагменты сколотых кирпичей, стена начинает дышать, она начинает реагировать на окружающее пространство. Но это все жизнь. Это даже та жизнь, которая иногда даже не подвластна архитектору. В общем, все очень сложно, хотя, в общем, одновременно и просто.

06 Сентября 2019

author pht

Беседовала:

Нина Фролова

Поставщики, технологии

АО «Фирма «КИРИЛЛ» АО «Фирма «КИРИЛЛ» – генеральный партнер заводов Hagemeister в России. С 1996 г. поставляет кирпич на городские многоэтажные дома и комплексы, загородные масштабные и частные проекты. Клинкер, клинкерная плитка, кирпич ручной формовки более 1000 видов.
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.

Сейчас на главной

Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.