Сергей Скуратов: «Клинкерная стена может заменить любую орнаментированную стену из эпохи классицизма»

Архитектор Сергей Скуратов, один из организаторов московского семинара Hagemeister, рассказал о фактурности клинкера, его способности восстанавливать утраченные исторические связи, задавать зданию главную или фоновую роль.

Нина Фролова

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
ЖК «Садовые кварталы» в Хамовниках
Россия, Москва, ул. Усачева, вл. 11, кварталы 1, 4

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива – С. Скуратов
Главный архитектор проекта – А. Панёв
1 квартал: Н. Асадов, С. Безверхий, И. Голубев, И. Ильин, М. Кирьянова, Н. Овсянникова, П. Шалимов, И. Щепетков
4 квартал: А. Алендеев, А. Горобец, Е. Гуськова, Я. Дегтярева, М. Кирьянова, Ю. Ковалева, А. Коньков, Н. Овсянникова, Е. Тирских

2006 — 2014 / 2013

Заказчик: «М-Девелопмент», ЗАО «Интеко»
Генподрядчик: ООО «Дивидаг»
Смежники: «Метроспецстрой-Девелопер», «АМ Групп»
Компaния:
представительство компании АО «Фирма «КИРИЛЛ» на Архи.ру
Контакты:
Тел.(495) 737 80 80 Москва, 2-ой Хорошевский пр-д, д.9, корп.2, офис 113
– Вы часто используете клинкер в своих проектах. В чем заключается при этом «работа с материалом»?

– Во-первых, я работаю не только с клинкером, но и со множеством других материалов, но клинкер – это мой любимый материал, особенно в последние двадцать лет, и когда с клинкером работаешь, надо понимать, какие свойства этого материала ты привносишь в проект, как этот материал меняет твой проект, как он накладывает на него определенные обязательства. Что самое интересное в клинкере? Клинкер – это материал, который приносит в проект преемственность, традиции, долговечность, надежность, экологичность.
Этот материал, конечно, хорош тогда, когда есть в здании масса стены. Потому что если применять его только в качестве каких-то небольших элементов, когда там тонкие пилоны, то, конечно, он себя как бы не отработает.
Поэтому для меня клинкер это еще в каком-то смысле замена классических орнаментальных стен, потому что я не приемлю орнамент как таковой, как, собственно, Адольф Лоос в свое время написал, что орнамент – это преступление, а для меня клинкерная поверхность – это богатейшая поверхность с множеством фактур, элементов, выступов; он невозможно тактильно привлекательный и очень сложный, многообразный. Поэтому клинкерная стена может заменить любую орнаментированную стену из эпохи классицизма.





Сергей Скуратов
Фотография © АО «Фирма КИРИЛЛ»
Жилой комплекс «Садовые кварталы»
Фотография © Sergey Skuratov Architects. Предоставлено компанией Hagemeister
  • zooming
    Жилой комплекс «Садовые кварталы»
    Фотография © Sergey Skuratov Architects. Предоставлено компанией Hagemeister
  • zooming
    Жилой комплекс «Садовые кварталы»
    Фотография © Sergey Skuratov Architects. Предоставлено компанией Hagemeister
Жилой комплекс «Садовые кварталы»
Фотография © Sergey Skuratov Architects. Предоставлено компанией Hagemeister

– Как клинкер помогает создать полноценную городскую среду на месте бывших промзон?

Клинкер помогает, во-первых, реализовывать идею духа места, потому что промышленные территории – это, прежде всего, клинкер как раз XIX – начала XX века, хотя, в общем, это кирпич, но по своим свойствам он очень близок к клинкеру, он такой же прочный, такой же долговечный. Если вы когда-нибудь держали в руках кирпич, допустим, Валаамского монастыря 1895 года, вы понимаете, что этот кирпич переживет всех нас и еще несколько тысяч лет еще будет существовать.
Поэтому современный клинкер восстанавливает эти утерянные связи, он помогает создавать поверхности, близкие по своим ощущениям тем поверхностям и зданиям, которые существовали на месте промзон. Я вообще придерживаюсь такой точки зрения, что в промышленных зонах надо сохранить все то, что можно сохранить и восстановить, и реконструировать все то, что можно восстановить и реконструировать, и лишь аккуратно дополнить всю эту историю современными вкраплениями. Клинкер в зданиях, клинкер на благоустройстве позволяет выстраивать эти связи, наводить эти мосты и сшивать эту разорванную ткань.
Жилой комплекс «Садовые кварталы»
Фотография © Sergey Skuratov Architects. Предоставлено компанией Hagemeister
Жилой комплекс «Садовые кварталы»
Фотография © Sergey Skuratov Architects. Предоставлено компанией Hagemeister
Жилой комплекс «Садовые кварталы»
Фотография © Sergey Skuratov Architects. Предоставлено компанией Hagemeister

– Вы используете фасады из клинкера среди разнообразного архитектурного окружения – как нового, так и сложившегося: как вы оцениваете контекстуальность этого материала, восприятие человеком клинкера среди других зданий и их оштукатуренных, металлических, стеклянных поверхностей?

– Я хочу сказать, что не все делает материал. Не все взаимоотношения с окружающими зданиями подвластны материалу. Все-таки архитектура, надо признать, делается не только материалом. Она делается формой, размером, композицией, наличием стеклянных поверхностей и т.д. Конечно, это все работает вместе. Клинкер помогает выстраивать мосты или создавать яркие здания или фоновые, в зависимости от той задачи, которой ты наделяешь это здание, потому что, если по соседству есть какие-то исторические здания, сделанные из кирпича, и ты понимаешь, что в этом месте, условно говоря, кирпичный провал, то, конечно, здание из кирпича эту ситуацию сбалансирует и восстановит. Если вокруг множество бетонных, алюминиевых, оштукатуренных каменных зданий, и тебе надо добавить акцент в это место, то ты применяешь клинкер на фасадах или на благоустройстве и т.д.
Но если вокруг множество зданий из клинкерного кирпича, то, может, в этом месте и не надо делать такой дом, может, в этом месте надо что-то сделать из стекла или камня или меди. Поэтому, в общем, клинкер не панацея для решения всех вопросов. Он лишь инструмент для того, чтобы выстроить мостик между внешним контекстом и внутренним, твоей собственной работой, твоей мыслью души, твоего творческого поиска.
Жилой комплекс «Садовые кварталы»
Фотография © Sergey Skuratov Architects. Предоставлено компанией Hagemeister
Жилой комплекс «Садовые кварталы»
Фотография © Sergey Skuratov Architects. Предоставлено компанией Hagemeister

– Вы очень внимательны к выбору сортировки клинкера, вы создавали вместе со специалистами Hagemeister собственные сортировки. Возможно, вы расскажете подробней, как происходит этот выбор для нового проекта, как вы видите этот будущий фасад?

– Выбор цвета: мы же все прекрасно знаем, что человеческий глаз реагирует на цвет очень эмоционально. Темные цвета вызывают одни чувства, светлые – другие, контрастные – третьи. Поэтому бывают разные сочетания цветов, разные цвета глобально «цвета кирпича». Это происходит как раз на основе того, что я сказал по поводу вашего предыдущего вопроса. Все-таки в первую очередь решается определенная эстетическая и художественная задача. Когда мы делаем очень большой дом, то, конечно, его размер, его давление, его воздействие на пространство каким-то образом надо немного нейтрализовать. Наверное, высокие дома не следует делать из темного кирпича, потому что они и так большие, и они могут влиять как масса скалы, масса кирпича, камня на человека.
Поэтому, наверное, лучше выбирать более светлые оттенки и тональности. Но, в любом случае, я всегда выбираю микст кирпича, микст камня для того, чтобы создать многообразие оттенков и сделать стену более привлекательной, более живой. Мы вот как раз снимаем сейчас интервью на фоне такой стены – вот, посмотрите, сколько в ней оттенков, сколько в ней фактур, хотя это в общем-то один и тот же кирпич на самом деле. Просто он настолько живой и настолько выразительный, что больше ничего и не нужно. А в тех случаях, когда мы позволяем себе некую вольность и делаем стены с выступающим кирпичом, очень внимательно относимся к толщине и цвету шва, его заглублению и так далее, это тоже серьезная работа с качеством поверхности и с ее воздействием на человеческий глаз. Это продолжение образа здания.
Если мы хотим здание сделать таким нежным, неагрессивным, очень скромным, то тогда, конечно, мы работаем с поверхностью как с листом бумаги, я имею в виду, что она ровная. А когда нам надо создать какой-то характер здания, то появляются выступы, появляются фрагменты сколотых кирпичей, стена начинает дышать, она начинает реагировать на окружающее пространство. Но это все жизнь. Это даже та жизнь, которая иногда даже не подвластна архитектору. В общем, все очень сложно, хотя, в общем, одновременно и просто.

Поставщики, технологии

Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
ЖК «Садовые кварталы» в Хамовниках
Россия, Москва, ул. Усачева, вл. 11, кварталы 1, 4

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива – С. Скуратов
Главный архитектор проекта – А. Панёв
1 квартал: Н. Асадов, С. Безверхий, И. Голубев, И. Ильин, М. Кирьянова, Н. Овсянникова, П. Шалимов, И. Щепетков
4 квартал: А. Алендеев, А. Горобец, Е. Гуськова, Я. Дегтярева, М. Кирьянова, Ю. Ковалева, А. Коньков, Н. Овсянникова, Е. Тирских

2006 — 2014 / 2013

Заказчик: «М-Девелопмент», ЗАО «Интеко»
Генподрядчик: ООО «Дивидаг»
Смежники: «Метроспецстрой-Девелопер», «АМ Групп»

06 Сентября 2019

Нина Фролова

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.