Выразительные возможности клинкера в современной архитектуре

Перед вами несколько ярких московских построек из клинкера и комментарии их авторов, архитекторов Сергея Скуратова, Ильи Уткина и Андрея Романова, на тему любви к кирпичу.

author pht

Автор текста:
Лара Копылова

23 Июля 2020
Архитектура Партнерский материал
mainImg
Компaния:
представительство компании АО «Фирма «КИРИЛЛ» на Архи.ру
Контакты:
Тел.(495) 737 80 80 Москва, 2-ой Хорошевский пр-д, д.9, корп.2, офис 113
В СССР клинкера, как и секса, не было. Клинкерные заводы Российской империи после революции были закрыты из-за дороговизны и сложности производства. В постсоветской России интерес к клинкеру – к которому, перефразируя, стоит приложить триаду Витрувия об архитектуре в целом: прочность, долговечность, красота, – быстро возродился. К 2014 году оборот клинкера в нашей стране достигал 26 млн. штук. И он продолжает расти, хотя доля отечественного производства пока не велика, в основном кирпич импортируют из Германии и Голландии. Архитекторы – фанаты клинкера. Спрашивая их об этом виде кирпича, гарантированно услышишь восторг на грани высокой поэзии.
Живопись старых мастеров
Один из главных мастеров работы с клинкером среди современных российских архитекторов – Сергей Скуратов, президент Sergey Skuratov Architects. В своем знаменитом Арт-хаусе в Тессинском переулке Скуратов создал драгоценную «шкуру» из кирпича ручной работы с вулканическими вкраплениями, покрывающую все тело здания, включая крышу. Молодые архитекторы, вооруженные хорошей фототехникой, приходят поклониться этому дому выдающегося художественного и строительного качества. Арт-хаус получил множество премий и стал этапом в освоении клинкера в России.
  • zooming
    1 / 5
    Рельефный кирпич на фасадах «Арт Хауса»
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 5
    Рельефный кирпич на фасадах «Арт Хауса»
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 5
    Жилой дом «Арт Хаус»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    4 / 5
    Жилой дом «Арт Хаус»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    5 / 5
    Рельефный кирпич на фасадах «Арт Хауса»
    Фотография: Архи.ру

В другом знаковом городском ансамбле, «Садовых кварталах» Сергей Скуратов подошел к кирпичной кладке, по его собственным словам, уподобляя ее живописи старых мастеров с ее многослойностью, где под красной краской через кракелюры просвечивает черный или темно-зеленый слой. Красный клинкер на черной подложке растворного шва воспроизводит эту многослойность, причем сама поверхность кирпича также изобилует цветовыми переливами. Роль кирпича в комплексе огромна, его выгодно оттеняют белый камень и бирюзовая медь. В спроектированных Скуратовым кирпичных башнях использован специально для них созданный сорт Gent Gartenviertel компании Hagemeister.

zooming

Сергей Скуратов:
«Для «Садовых кварталов» мне важно было найти кирпич, во-первых, ассоциативно связанный с традиционным кирпичом Клейна, во-вторых, – сам по себе живописный. Этот кирпич при обжиге дает многообразие оттенков и поверхностей. В него намешана масса разных глин. Он сложносочиненный. В зависимости от того, в какой части находится кирпич, степень его обжига различна. Ближе к краям печи, где температура больше, он более темный. Где очаги огня точечные, он становится оплавленным, как карамель. Мне это дико нравится, держать этот кирпич в руках – удовольствие. Это произведение искусства». (цитата из журнала «Проект Россия» №82, М., 2017. С. 43).
  • zooming
    1 / 3
    ЖК «Садовые кварталы»
    Фотография © Михаил Розанов
  • zooming
    2 / 3
    ЖК «Садовые кварталы»
    Фотография © Михаил Розанов
  • zooming
    3 / 3
    ЖК «Садовые кварталы»
    Фотография © Михаил Розанов

Плодотворное сотрудничество продолжилось на других объектах архитектора. Для жилого дома на ул. Бурденко компания Hagemeister подготовила специальную сортировку клинкера, названную в честь данного объекта. Цвет кирпичей ручной работы меняется от вишневого до серовато-металлического и желто-охристого. Раскладка кирпичей прорисована в деталях для каждой части стены. К цветовому разнообразию добавляется рельефный рисунок кирпичей, выступающих из плоскости стены и создающих эффектную светотень.
  • zooming
    1 / 4
    Сергей Скуратов ARCHITECTS. Жилой дом на ул. Бурденко
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 4
    Сергей Скуратов ARCHITECTS. Жилой дом на ул. Бурденко
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 4
    Сергей Скуратов ARCHITECTS. Жилой дом на ул. Бурденко
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 4
    Сергей Скуратов ARCHITECTS. Жилой дом на ул. Бурденко
    Фотография: Архи.ру

Столь же художественный поход к кирпичу характерен для ЖК «Эгодом». Специально для ЖК «Эгодом» компания Hagemeister по эскизам Сергея Скуратова произвела сорт EGODOM, включающий сорта Gent BU и Lubeck GT. В общей сложности для ЖК «Эгодом» компания Hagemeister изготовила, а фирма «КИРИЛЛ» поставила на стройку восемь видов кирпича, в частности: полнотелый кирпич с тремя лицевыми сторонами, кирпич с лицевой «постелью», и ряд нестандартных кирпичей по чертежам бюро Сергея Скуратова.
  • zooming
    1 / 3
    ЖК «Эгодом»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    2 / 3
    ЖК «Эгодом»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    3 / 3
    ЖК «Эгодом»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Сергей Скуратов участвует в европейских архитектурных семинарах Hagemeister, а в 2019 году в его бюро, на территории Садовых кварталов, фирма «КИРИЛЛ» с компанией Hagemeister провели свой первый совместный российский семинар по клинкеру. В апреле 2021 года семинар планируется провести в павильоне «Руина» Государственного Музея архитектуры им. Щусева.
Цвет, пластика, рельеф
Андрей Романов, глава ADM, утверждает, что в кирпиче возможно всё. В клубных домах Maison Rouge и на Ордынке он добился, благодаря применению клинкера, изысканного рельефного рисунка фасада, а красота и долговечность и, следовательно, экологичность зданий, которые обеспечивает клинкер – это искомые качества в современном городе. Спустя пятьдесят и сто лет здание должно выглядеть так же хорошо, как при постройке, тогда его будут беречь. В ЖК «Ривер-парк» и ЖК “Vitality” – другой подход к кирпичу, основанный на крупной пластике. В любом случае применение клинкера дает архитектору гибкие выразительные средства.

zooming

Андрей Романов, генеральный директор ADM:
«Нам нравится работать с клинкером, потому что это один из лучших материалов, он обладает очень богатой текстурой. Это так называемый мелкоштучный материал, он состоит из многих элементов, каждый их которых – если это продукция хорошего производителя – обладает своим оттенком и своей фактурой. Особенно важно это для современной архитектуры, так как, в отличие от классической, в ней нет большого количества деталей, например наличников, балясин и т.д. Она лаконична, а значит – материал обязательно должен быть интересным. Клинкер даже при лаконичном рисунке создает убедительный художественный образ.

Роль кирпича в современном городе состоит в том, что с его помощью можно создать художественный образ не только для эстетов, но и для широкой публики. Человеку для психологического комфорта важно визуальное разнообразие, подобное тому, что есть в природе. Это «зашитая» в нас физиология. Мы не можем долго находиться в слишком рафинированной среде без фактур и деталей, без разнообразных поверхностей и оттенков. Кирпич прекрасно восполняет эту нашу потребность. Это очень человечный материал.
  • zooming
    1 / 3
    Жилой дом на Малой Ордынке. ADM
    Фотография © Ярослав Лукьянченко / предоставлено ADM
  • zooming
    2 / 3
    Жилой дом на Малой Ордынке. ADM
    Фотография © Ярослав Лукьянченко / предоставлено ADM
  • zooming
    3 / 3
    Жилой дом на Малой Ордынке. ADM
    Фотография © Ярослав Лукьянченко / предоставлено ADM

Можно ли создать новое в таком старом материале как кирпич? Да, безусловно. Кирпич – один из самых пластичных материалов, у него масса выразительных возможностей. Первое, что дает клинкер, – это цвет. Цветом очень многое можно сделать. Правильно выбранный цвет – это существенная часть хорошо сделанного проекта. Творческий процесс в архитектуре, по крайней мере в нашем случае, устроен так, что мысли о цвете материала приходят одновременно с мыслями о композиции и о рисунке фасада.в каждом случае возникает совершенно уникальный образ. В Ривер-парк и Vitality мы создали смеси из клинкера марки Hagemeister, которые вы не найдете ни в каком другом проекте. Они даже получили собственные названия.
  • zooming
    1 / 3
    ЖК «Ривер-парк». ADM
    © ADM
  • zooming
    2 / 3
    ЖК «Ривер-парк». ADM
    © ADM
  • zooming
    3 / 3
    ЖК «Ривер-парк». ADM
    © ADM

Вторая сильная сторона клинкера – его пластичность. Он позволяет очень активно работать с пластикой фасада. Мы можем придумывать очень сложные элементы и клинкер позволит их реализовать . Как например треугольные в плане пилоны в проекте ЖК Vitality или изогнутые, увеличивающиеся кверху эркеры в ЖК Ривер-парк. Кроме того мы можем придавать глубокую пластику непосредственно кладке, создавая рельефные карнизы или поворачивая кирпич под углом, как на фасадах ЖК «Ордынка 19» или клубного дома Maison Rouge. Такие приемы создают сложную светотень и делают фасад намного выразительнее. Ну, и, разумеется, клинкерный кирпич удобнее любого другого на криволинейных участках фасада».
  • zooming
    1 / 3
    Клубный дом Vitality. ADM
    © ADM
  • zooming
    2 / 3
    Клубный дом Vitality. ADM
    © ADM
  • zooming
    3 / 3
    Клубный дом Vitality. ADM
    © ADM
Венеция и Византия в Москве
Образ фасадов ЖК “The Residences Mandarin Oriental” на Софийской набережной, созданных Ильей Уткиным совместно с генпроектировщиками – АБ Сергей Скуратов architects, которые взяли на себя все согласования и нешуточную борьбу за качество в «декоративно-классицистической», итоговой версии фасадов, – основан на диалоге клинкера с мраморовидным известняком.

Сочетание красного кирпича и белого камня часто встречается в исторических городах: в Москве, начиная с башен Кремля, Амстердаме, Лондоне, Бостоне, далее – везде. Надо пояснить, при чем тут Венеция. Дело в том, что архитектор Илья Уткин хотел не просто воспроизвести в отделке фасадов московский колорит, он украсил фасады византийскими узорами. В конце концов, Москва – наследница Константинополя, да и много у нас византийского: от икон до стиля управления. А Венецианская республика в XV веке также мыслила себя выгодоприобретательницей угасавшей Византии, византийские мастера там работали, и не только на строительстве собора Сан-Марко. И уткинские фасады с высокого качества клинкером и беломраморным геометричным «кружевом» ближе венецианской роскоши и колориту, чем московскому белокаменному обиходу.

zooming

Илья Уткин:
«Современный кирпич привлекает, прежде всего, разнообразием фактуры и цвета! Есть у кирпича, и в частности клинкера, особое качество – масштабная фактура: он дает детализацию поверхности, столь необходимую человеческому глазу. Кроме того, у человека есть психологическое доверие к этому материалу как проверенному временем! Клинкер условно вечен!

В ЖК на Софийской набережной, где я проектировал только фасады, а весь проект делал Сергей Скуратов, мы старались достойно вписаться в окружающую застройку. Северный фасад корпуса №3, который виден со стороны Кремля, где исторически была малоэтажная застройка, архитектурно решён в виде композиции разноэтажных жилых домов. Сочетание кирпича и камня помогают нам в этом решении. Визуально читаются два разноэтажных здания. Каменный дом немного у́же кирпичного. Трёхэтажная часть дома выступает вперёд, образуя террасу для верхнего этажа четырёхэтажной части. Кирпичный фасад отделён уступами от каменного. Эта пространственная композиция объединена единым цоколем и поясами единообразных бордюров.
  • zooming
    1 / 2
    Фасад корпуса № 3 ЖК на Софийской набережной. Илья Уткин и Сергей Скуратов architects
    Фотография: Илья Уткин
  • zooming
    2 / 2
    Фасады ЖК на Софийской набережной. АИлья Уткин и Сергей Скуратов architects
    Фотография: Илья Уткин

Композиция западного фасада третьего корпуса тоже построена на сочетании камня и кирпича. Нижняя цокольная часть фасада выполнена из мраморовидного известняка. Верхняя часть фасада выполнена из коричневого лицевого кирпича и каменных архитектурных деталей. Этот кирпич сам по себе имеет богатую фактуру в простой кладке. Но мы еще больше усложняем рисунок кладки для достижения максимального богатства формы. Сначала кирпичные пилоны выкладываются рустом, потом чередуются с бордюрами, а на месте стыка с карнизом декорируются каменной резной вкладкой. Кирпичный карниз выполнен из разных горизонтальных кирпичных бордюрных наборов. Сочетание крупного бордюрного рисунка с мелким, ступенчатые выступы плоскостями и углами дают богатый рисунок общей формы завершающего карниза».
***

Эти три примера показывают, что клинкер хорош в разных стилях. Что он сам по себе дает зданию гарантию качества и долголетия. Можно сказать, пожалуй, что для архитектуры уместен лозунг «красивый кирпич – и больше ничего не надо», ведь мы ценим и сохраняем сегодня промышленные постройки XIX-XX века из кирпича, которые современники считали рядовыми, не в последнюю очередь из-за материала. А если за клинкер берутся еще и талантливые авторы, рождаются истинные шедевры.

Поставщики, технологии

23 Июля 2020

author pht

Автор текста:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
Сейчас на главной
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля, а также изначального «Шереметеьево-2», ныне терминала F, в Москве.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту Berger + Parkkinen и Querkraft в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.