14.05.2018

Сергей Скуратов: «Будет именно так, как я хочу»

Интервью Сергея Скуратова Владимиру Белоголовскому.

информация:

 
Москва, 4 апреля, 2018
 
– Среди ваших сегодняшних проектов какой вы считаете наиболее важным и интересным? 

– Мне важно и интересно все, над чем я работаю. Сейчас это несколько проектов – от крупных градостроительных комплексов до совсем небольших зданий, и все они в какой-то степени дополняют друг друга. В каждом проекте удается реализовать лишь часть некой глобальной профессиональной мечты. В одних случаях речь идет об амбициозной градостроительной задаче. К примеру, сейчас я проектирую самое высокое здание в Европе, в виде клинка или скошенной пирамиды высотой 404 метра (выше ста этажей) в Москва-Сити. В других решаются более камерные задачи, но эстетически и профессионально не менее сложные. Из таких я бы назвал проект собственного дома, который уже переходит в стадию строительства.
404 М, небоскреб в Сити © Sergey Skuratov architects
404 М, небоскреб в Сити © Sergey Skuratov architectsоткрыть большое изображение
404 М, небоскреб в Сити © Sergey Skuratov architects
404 М, небоскреб в Сити © Sergey Skuratov architectsоткрыть большое изображение
404 М, небоскреб в Сити © Sergey Skuratov architects
404 М, небоскреб в Сити © Sergey Skuratov architectsоткрыть большое изображение

– Этот проект давно в работе?

– Несколько лет. За эти годы я брался за него несколько раз и каждый раз откладывал.

– А заказчик у этого проекта есть или это тот самый проект-мечта, когда все решаете вы сами?

– Заказчиком выступает моя жена. [Смеется]

– Она знает, каким должен быть ваш дом?

– Конечно. И профессионально, и с точки зрения системы ценностей мы единомышленники. Она знает в каком доме нам будет комфортно.

– Но разве ваш дом будет об этом?

– В том числе… Я слышу в вашем вопросе оттенок разочарования – «Как?! Известный архитектор и думает о пресловутом удобстве?» Да, именно так. Нет ничего легче, чем принести удобство жилья в жертву концептуальному манифесту. Но моя ответственность как архитектора за правильное устройство жизни в пространстве – это базовая профессиональная позиция.

– И все?

– Нет, конечно же. [Смеется] Это только одна из задач, которые я берусь решать в проекте.

– И какую задачу вы перед собой поставили?

– Сэкономить, конечно. И уговаривал семью пригласить другого архитектора. [Смеется].
Собственный дом Сергея Скуратова, проект © Sergey Skuratov architects
Собственный дом Сергея Скуратова, проект © Sergey Skuratov architectsоткрыть большое изображение
Собственный дом Сергея Скуратова, проект © Sergey Skuratov architects
Собственный дом Сергея Скуратова, проект © Sergey Skuratov architectsоткрыть большое изображение
Собственный дом Сергея Скуратова, проект © Sergey Skuratov architects
Собственный дом Сергея Скуратова, проект © Sergey Skuratov architectsоткрыть большое изображение

– Вы знаете, Кензо Танге построил для своей первой семьи выдающийся дом, который широко опубликован. Тем не менее, он разрушил его собственными руками, дабы тот не напоминал о прошлой семейной жизни. После такого личного опыта, Танге даже советовал архитекторам не браться за создание собственного дома, потому что в случае каких-либо просчетов, все домашние будут жаловаться, а архитектору пожаловаться будет некому. Эту историю мне рассказал его сын от второго брака архитектор Поль Танге. Со второй семьей Танге жил в обычной высотке.

– Ну, будут жаловаться… Архитектор будет всегда нести ответственность, это часть профессии. Я бы, конечно, никогда никому не отдал проект собственного дома. Идея нанять другого архитектора – не больше чем шутка.

В этом проекте у меня особенная ситуация. Возможность передумать и поменять ранее найденное решение есть далеко не всегда. Для этого нужны время и доверие заказчика. В истории с собственным домом есть и то, и другое.

– Вы бы хотели, чтобы этот дом встал в один ряд с другими скуратовскими проектами?

– Конечно. Я хотел сделать профессиональное высказывание, которое бы не уступало моим другим проектам. В результате, я надеюсь, получится мое, авторское здание. Для меня это важно. И хотя архитектурное проектирование – это сложно организованный коллективный труд, но в мастерской, носящей мое имя, мы делаем мою архитектуру. И работа над своим домом ничем не отличается в этом смысле от других проектов. Мое слово здесь главное, для меня это важно и с точки зрения ответственности за результат, и с точки зрения цельности профессионального высказывания.

– И архитекторы, которые здесь работают, а их более полусотни…

-- Они к этому привыкли. Я вникаю во все детали на всех стадиях проекта. К счастью, в мастерской достаточно высокопрофессиональных и талантливых архитекторов. Они в большей или меньшей степени амбициозны, но они не спорят со мной там, где я спорить не намерен. Они признают приоритет моих мнений и решений, и я искренне надеюсь, что не по формальным, а по сугубо профессиональным причинам.

– Другими словами, вам важно создавать личностную архитектуру. При том, что сегодня многие, особенно молодые архитекторы добровольно отказываются от авторства, предпочитая работать в коллективе и находить самые оптимальные решения. Художественность заменяется прагматикой, а на место личностного приходит оптимальное и эффективное.

– Мне кажется, это искусственное противоречие. Художественность и прагматика – не взаимоисключающие понятия. Выбор одного в ущерб другому происходит скорее от неумения решить комплексную задачу, чем в силу сознательного отказа от художественного качества в пользу функциональности или наоборот.

– В одном из ваших интервью, рассуждая о доставшемся вам проектном участке, вы сказали следующее, «Настолько хаотичной, отталкивающей была окружающая застройка. Было непонятно, можно ли ее как-то упорядочить, сделать хоть сколько-нибудь композиционно и стилистически осмысленной». Вы считаете, что в упорядочeнии среды и есть смысл архитектуры?

– Нет, конечно же. Вообще порядок – это весьма условное понятие. Порядок – это миф. Порядок может быть только на бумаге, а в городе полного порядка быть не может. Есть некие следы человеческой деятельности, множественность функций. Найти в этих следах определенную существующую логику или создать новую и есть некая фантастически сложная задача архитектора. Любой город – это скорее беспорядок, даже хаос. Задача архитектора в реализации собственных легенд, мифов и миров, которыми он грезит. Задача еще и в том, чтобы заразить своим азартом, интересом и убежденностью заказчика, городские власти, подрядчика и так далее, чтобы построить свой придуманный мир.
Дом на Мосфильмовской. Рисунок Сергея Скуратова
Дом на Мосфильмовской. Рисунок Сергея Скуратоваоткрыть большое изображение
Дом на Мосфильмовской. Фотография © Sergey Skuratov architects
Дом на Мосфильмовской. Фотография © Sergey Skuratov architectsоткрыть большое изображение
Дом на Мосфильмовской. Фотография © Sergey Skuratov architects
Дом на Мосфильмовской. Фотография © Sergey Skuratov architectsоткрыть большое изображение

– Возможно, самой яркой вашей реализацией можно назвать Дом на Мосфильмовской. Я знаю, что ваш заказчик поставил перед вами задачу построить такое здание, которое еще никто никогда не строил. Причем не только в России, но и во всем мире. Перед вами часто ставят подобные задачи и стремитесь ли вы сами к изобретению такой архитектуры, которой раньше не было?

– Могу сказать, что во время этого проекта мы с заказчиком, Максимом Блажко, напоминали двух мальчишек, играющих в будущее. Мы оба были очень увлечены проектом и многое нам удалось реализовать. С таким же настроением творческого вызова и азарта я делал Copper House на Остоженке и Art House на Яузе. Именно тогда я старался переосмыслить работу с кирпичом, взаимодействие кирпича с металлом. Мне интересна была тема перерождения земли и глины в кирпич, использование кирпича с разными поверхностями и кривизной, идея скульптурности целого объекта и его поверхностей. Эти размышления были навеяны посещением старинных русских монастырей на Соловках, в Пскове, лондонского Кенсингтона и Болоньи. Это было новое высказывание после более декоративного Copper House. А Art House – это уже некая сущность, вещь, можно сказать, организм. Его даже можно сравнить с живым существом и, когда я проезжаю мимо, я всегда воображаю этот дом как нечто живое.
Жилой Комплекс «Арт хаус» © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой Комплекс «Арт хаус» © Сергей Скуратов ARCHITECTSоткрыть большое изображение
Жилой Комплекс «Арт хаус» © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой Комплекс «Арт хаус» © Сергей Скуратов ARCHITECTSоткрыть большое изображение
Жилой Комплекс «Арт хаус» © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой Комплекс «Арт хаус» © Сергей Скуратов ARCHITECTSоткрыть большое изображение
Многофункциональный жилой комплекс «Садовые кварталы» в Хамовниках. Фотография © Михаил Розанов
Многофункциональный жилой комплекс «Садовые кварталы» в Хамовниках. Фотография © Михаил Розановоткрыть большое изображение
Многофункциональный жилой комплекс «Садовые кварталы» в Хамовниках. Фотография © Михаил Розанов
Многофункциональный жилой комплекс «Садовые кварталы» в Хамовниках. Фотография © Михаил Розановоткрыть большое изображение
Многофункциональный жилой комплекс «Садовые кварталы» в Хамовниках. Фотография © Михаил Розанов
Многофункциональный жилой комплекс «Садовые кварталы» в Хамовниках. Фотография © Михаил Розановоткрыть большое изображение
Многофункциональный жилой комплекс «Садовые кварталы» в Хамовниках. Фотография предоставлена бюро “Сергей Скуратов ARCHITECTS”
Многофункциональный жилой комплекс «Садовые кварталы» в Хамовниках. Фотография предоставлена бюро “Сергей Скуратов ARCHITECTS”открыть большое изображение

– Тема живого существа очень показательна и в вашем доме на Мосфильмовской. Именно в этом кроется причина легкого разворота здания, которое напоминает оборачивающееся назад существо.

– Конечно. В то время меня волновала тема создания свежей композиции для высотных зданий, которая бы отличалась от сложившейся типологии. Я не хотел просто поставить очередную башню. Поэтому я придумал композицию из двух соединенных разновысотных зданиий, посаженных на множество как бы передвигающихся ножек. Мне важно было создать ощущение какой-то внутренней жизни, антропоморфизма, движения, напряжения, расслабления, и так далее. Во время проектирования я пытался прочувствовать это здание и буквально общался с ним как с живым. Мне близка идея очеловечивания архитектуры. Формирование образа, возникновение странных метаморфоз для меня важно. Пластика фасада и силуэта – важнейшие инструменты архитектуры. На этом же языке сделаны комплекс на Новоданиловской, дом на Бурденко. Я могу сказать, что добился определенного удовлетворения такими постройками и теперь ищу новые пути для выражения того, чего я не делал раньше.

Сегодня меня привлекают простота и цельность. Мне хочется построить что-то необычайно чистое, элегантное. Именно такой проект у меня сейчас в работе. Это три башни на Краснопресненской набережной рядом с Москва Сити. Все башни немного разные, но их объединяет общая простота формы, фактуры, единый ритм композиции. В них много воздуха и прозрачности, начиная с холлов первых этажей, достигающих 30-метровой высоты.
ЖК с подземной автостоянкой на Краснопресненской набережной © Сергей Скуратов ARCHITECTS
ЖК с подземной автостоянкой на Краснопресненской набережной © Сергей Скуратов ARCHITECTSоткрыть большое изображение
ЖК с подземной автостоянкой на Краснопресненской набережной © Сергей Скуратов ARCHITECTS
ЖК с подземной автостоянкой на Краснопресненской набережной © Сергей Скуратов ARCHITECTSоткрыть большое изображение
ЖК с подземной автостоянкой на Краснопресненской набережной © Сергей Скуратов ARCHITECTS
ЖК с подземной автостоянкой на Краснопресненской набережной © Сергей Скуратов ARCHITECTSоткрыть большое изображение

– Где вы черпаете свои идеи, откуда они берутся? Я читал, что вы просматриваете много профессиональных публикаций.

– Я считаю, что овладевание архитектурным мастерством сродни изучению иностранного языка. Чтобы свободно говорить на любом языке, нужно знать много слов, возможностей их взаимодействия. Так и в архитектуре.

– Какие слова наиболее точно могли бы описать вашу архитектуру?

– Разум и чувство. Но разве слова смогут описать архитектуру?

– Мне важно понять, что для вас самое главное. А у вас бывают сомнения? Нет страха за то, что может что-то не получиться?

Нет. Никогда. Я не боюсь. Я знаю, что у меня получится. Иногда мне нужно испробовать множество вариантов, но за себя я уверен с самого начала. И я принимаю каждый проект очень близко к сердцу, искренне и глубоко погружаясь в процесс поиска решения каждой задачи. Я должен найти свое собственное решение. А найдя его, я уже не колеблюсь. С этой минуты будет именно так, как я хочу. «Знаю, хочу и могу» – думаю, что гармоничное равновесие этих факторов лежит в основе моего профессионального счастья. Многое из всего, что я делаю, продиктовано словом «хочу».

– Но вы же не скажете это заказчику.

– Конечно, скажу. Безусловно, мы можем спорить. Но я пытаюсь убедить заказчика, город, своих сотрудников. Если меня не понимают, я бьюсь, не боясь потерять заказ. Мне важен результат. 

Комментарии
comments powered by HyperComments

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Алексей Гинзбург
  • Наталья Сидорова
  • Александра Кузьмина
  • Олег Шапиро
  • Никита Токарев
  • Алексей Курков
  • Екатерина Грень
  • Екатерина Кузнецова
  • Евгений Герасимов
  • Дмитрий Ликин
  • Сергей Кузнецов
  • Антон Ладыгин
  • Валерия Преображенская
  • Илья Уткин
  • Тотан Кузембаев
  • Владимир Плоткин
  • Сергей Сенкевич
  • Никита Явейн
  • Сергей Труханов
  • Арсений Леонович
  • Левон Айрапетов
  • Сергей Орешкин
  • Антон Лукомский
  • Станислав Белых
  • Никита Бирюков
  • Антон Яр-Скрябин
  • Иван Кожин
  • Дмитрий Селивохин
  • Павел Андреев
  • Олег Мединский
  • Владимир Ковалёв
  • Дмитрий Васильев
  • Александр Асадов
  • Антон Бондаренко
  • Татьяна Зульхарнеева
  • Зураб Басария
  • Сергей Скуратов
  • Александр Попов
  • Наталия Шилова
  • Михаил Канунников
  • Константин Ходнев
  • Полина Воеводина
  • Антон Барклянский
  • Александр Скокан
  • Андрей Асадов
  • Игорь Шварцман
  • Роман Леонидов
  • Сергей Чобан
  • Василий Крапивин
  • Валерий Лукомский
  • Карен Сапричян
  • Юрий Сафронов
  • Анатолий Столярчук
  • Александр Бровкин
  • Даниил Лоренц
  • Владимир Биндеман
  • Николай Миловидов
  • Всеволод Медведев
  • Андрей Гнездилов
  • Илья Машков
  • Вера Бутко
  • Наталия Зайченко
  • Олег Карлсон
  • Антон Надточий
  • Марк Сафронов
  • Юлия Тряскина
  • Андрей Романов
  • Юлий Борисов
  • Рустам Керимов

Постройки и проекты (новые записи):

  • Проект остановки общественного транспорта
  • Гимназия А+
  • Реконструкция здания на Зубовской площади
  • Свердловская филармония
  • Международный терминал Ватерлоо
  • Здание офиса продаж ЖК «Селигер Сити»
  • Жилой комплекс WhiteLines
  • Редевелопмент территории мукомольного комбината
  • Гостиница на площади Советской Армии

Технологии:

12.10.2018

Европейские системы ограждений «ZABOR–MODERN.RU» для России

Новый взгляд нa привычные вещи. Забор, как визитная карточка дома.
Zabor Modern
10.10.2018

Русский авангард в интерьерах нового терминала аэропорта Шереметьево

Когда появляется желание сделать что-то абсолютно новое или индивидуальное или воссоздать что-то историческое и гениальное, даже большой палитры стандартных декоров FunderMax может не хватить для полета фантазии архитектора или дизайнера. И тут на помощь приходит FunderMax Individual.
ООО «Декотек Инжиниринг»
01.10.2018

Капремонт системы отопления без сварки

Инновационные решения от Viega Megapress: впервые в России ремонт системы отопления многоэтажного дома проведен полностью без применения сварки, методом холодной опрессовки.
Viega
01.10.2018

Пространства для создания инноваций и почему они важны для всех компаний

Креативность и новые идеи становятся новым ключевым параметром деятельности компаний, без которого не обходится ни один лидер рынка. Но чтобы процесс создания инноваций действительно работал, необходимо создать для сотрудников подходящие рабочие условия, в которых они будут максимально креативными. По материалам исследования Ideation Group, Haworth Inc.
HAWORTH
25.09.2018

Пространство без границ

Современные архитектурные решения предполагают размытие границы между внутренней и внешней средой. Новые защитные ограждения системы «Реалит» RPE 35 и RPI 23 расширяют пространство, превращая стекло в огромный световоздушный экран.
Архитектурные системы «Реалит»
другие статьи