Шесть измерений

Перевод эссе Шимона Матковски, партнера бюро «Blank Architects», посвященного «теории шести измерений», отвечающих за хорошую архитектуру. Полезно молодым архитекторам; главный совет – думать головой.

23 Ноября 2017
mainImg
0
zooming
zooming
Шимон Матковски
партнер, главный архитектор в Blank Architects
 
Это эссе заключает в себе мое видение того, как должен работать архитектор, достигая заданных целей.

Я называю это проектированием в шести измерениях. Каждое измерение является отдельным вызовом. Каждая часть должна рассматриваться наравне с другими, и только в сочетании друг с другом они позволят создать полноценный проект.

Три базовые измерения это X, Y и Z.

Следующие три измерения это:
Конструкция, Инженерия, Безопасность
Инвестиции, Законодательство, Жизнь объекта
Эмоции

X, Y, Z
На архитектора, как правило, смотрят как на мастера работы с пространством. Он лучше других людей понимает форму вещей, то, как и откуда они появляются.
zooming

Так что любому архитектору несложно работать с тремя основными измерениями и контролировать их. Архитектор владеет инструментами для компоновки и презентации пространства.

Ограничения, связанные с программами, бумагой, карандашом и даже 3D-принтером – влияют на воображение и дают неправильное понимание идеи.

К примеру, программы 2D и 3D CAD (Autodesk AutoCad и Revit) – очень помогают в процессе проектирования, но также позволяют специалистам быть невнимательными, доверяя результат компьютерной программе. Первая всего лишь компьютерный вариант бумаги и карандаша, вторая – 3D-программа, здесь вы можете смотреть сквозь модель и видеть пространство, которое создаете.

Нет никаких сомнений в том, что данные инструменты полезны. Но на новые технологии также необходимо смотреть критически, поскольку с ними приходят привычки и способы решения задач, которые затем становятся «правилом», мешают смотреть на процесс проектирования свежим взглядом. Возникает ощущение, что программное обеспечение способно все делать за архитектора. Но разве может компьютер мыслить? Он – всего лишь инструмент, как молоток или грабли, всего лишь более сложный.

Нередко графика превалирует сама по себе, превращаясь в кучу линий или объектов в пространстве без реального смысла. Трехмерное моделирование тем более рискованно потому, что оно сглаживает противоречия – на первый взгляд кажется, что все сделано хорошо.

Мы имеем хорошо нарисованные линии, прекрасную графику. Затем появляется третье измерение и оказывается, что стена стоит под балкой, а проход уже 2 метра. (Еще одна типичная ошибка в моделировании: отсутствие в модели восприятия эргономики пространства «для человека», дающей понимание верной шкалы).

Затем добавляются инженерные системы, дизайн интерьера – все это необходимо разместить в пространстве без коллизий в пересечениях, что опять ведет к очередной проверке человеком. Таким образом, все необходимо проверять.

Вышесказанное приводит к одному важному выводу. Каждая линия впоследствии проверяется реальностью. Каждая неточность – проблема, которая останавливает строительство и стоит дополнительных денег. Денег, которые заплатит тот, кто ошибся.

Цель этой части – привлечь ваше внимание к тому, что программное обеспечение – это не более, чем инструмент и умный архитектор никогда не будет использовать его для того, чтобы что-то придумать. Он будет использовать свою голову.

Конструкция, инженерия, безопасность
Предположим, вы нарисовали отличную форму, прекрасный дизайн. Форме нужны кости и нервная система.
zooming

Понимание того, как построено здание – необходимо для того, чтобы провести ваш проект от первой эскизной концепции до реализации. Если вы забыли о различных «силах», действующих на здание – идеи будут уничтожены математикой инженеров. Вам придется еще и еще раз пересматривать и полировать ваши замечательные идеи, в конечном итоге получая просто правильный проект, но главный замысел архитектора будет утерян. Конструкция определяет «кости» здания. Кости помогают ему выстоять против различных «сил» и погоды. Как архитектор вы также должны помнить, что невесомых материалов не существует, а люди не летают. Если вы забудете, какая именно функция располагается в той или иной части здания – то столкнетесь с дополнительными объемными элементами, которые нарушат функциональность объекта и визуальную гармонию.

Основные части конструкции просты: колонны, балки, перекрытия. Архитектору надо помнить о размерах базовых элементов. Я не говорю, что надо сразу определять все до сантиметра, но наличие общих представлений позволит избежать сюрпризов. Вы должны знать, что невозможно сделать 10-метровую консоль с серьезной нагрузкой без специальных опорных конструкций. Более продвинутое представление о конструкции включает понимание направления основных напряжений конструкции, также как и того, каким образом бетон, сталь и дерево работают вместе. Не забывайте, что здание состоит из материалов с физическими свойствами – в числе прочего архитектор должен особенно следить за температурным расширением элементов. Лучший выход – обсудить ваши идеи с инженером-конструктором – он может помочь их развить.

Нет «живого здания» без технических помещений. Необходимо предусмотреть место для них. 

К инженерным коммуникациям следует относиться с тем же уважением, что и к конструкции. Они конечно более гибки и мобильны, чем тяжелый бетон, но они намного сильнее влияют на жизнь людей внутри – на гостей вашего здания.

Инженерные системы влияют на то, как люди чувствуют себя внутри вашего здания. Люди видят, чувствуют запахи, дышат. Им иногда нужно ходить в туалет и принимать душ. Иногда им нужно пользоваться техникой, вызвать такси или отправить e-mail.

Вам надо представить себе базовые действия для каждой зоны и затем объяснить задачу инженеру, обеспечив, таким образом, требуемую функциональность. Инженерные коммуникации это нервная система здания – они обеспечивают связь между различными техническими средствами и конечным пользователем. Архитектор должен не только принимать во внимание потребности людей, но – также исследовать и знать базовые размеры технических помещений, без которых здание не может существовать. Вы обязаны найти для них место.

Мероприятия во время чрезвычайных ситуаций (наиболее вероятная из которых – пожар) также очень важны для проекта. Фактически большая часть максимальных параметров здания рассчитывается не для ежедневных нужд, а для чрезвычайных ситуаций. Это сильнейшим образом влияет на архитектуру, инженерию и конструкцию. Вы рисуете коридоры в расчете на максимальное количество людей, на случай эвакуации – в нормальных условиях это никогда не пригодится, но оказывает сильнейшее воздействие на ваш замысел. Начиная со стадии концепции важно продумать все основные пути эвакуации и отсеки здания, устойчивые к пожарам / землетрясениям. Существуют разные способы выполнить эти требования, но любой архитектор должен учитывать ограничения правил безопасности и те угрозы, которые они несут в себе для геометрии здания в целом.

Инвестиции, законодательство, жизнь объекта
Инвестиции клиента – это то, о чем большинство архитекторов не желает даже слышать. Они утверждают, что этот фактор ограничивает хорошие идеи. Для клиента же хороший дизайн – это то, что принесет ему престиж и доход. Эстетику проекта несложно контролировать: вы видите, плох проект или хорош. Понимание инвестиций заказчика не дается архитектору так же просто, а в этом следует разбираться. Вы должны понимать принцип инвестиций клиента, чтобы спроектировать здание, которое сможете потом построить. Каждый раз, когда вы рисуете линию – она стоит денег. Иногда 2 доллара, иногда 10 миллионов. Вам надо помнить о том, сколько стоят ваши нарисованные линии. Конечно, не цену каждого элемента по отдельности, но – порядок цен. Тогда в процессе проектирования не придется менять благородный рустованный фасад на дешевые сэндвич-панели.
zooming

Понимание бюджета строительства – всего лишь часть денежного вопроса. Вторая часть столь же важна – но нередко проектировщики о ней забывают – они-то приходят, делают свою работу, и уходят. Правильный подход – совместно с клиентом разработать стоимость последующего функционирования здания. Грамотный проект должен учитывать эксплуатационные расходы и расходные материалы. Чем ниже стоимость – тем лучше. Любой проект оптимизируют – это обычная практика, и чем хуже проект, тем больше приходится менять. И конечно же главная вина здесь – архитектора, так как он главный человек в проекте.

Помимо денег, серьезный вызов – необходимость изучить законодательные ограничения, наложенные местными и федеральными властями, также как и документацию, предоставленную заказчиком. Клиенту надо представить анализ всех ограничений, возможных действий и выгод для концепции. Часть ограничений, если вникнуть в них, можно обсудить с властями и скорректировать: вести процесс проектирования, минимизируя ущерб для концепции – тоже задача архитектора. На стадии проектирования и даже строительства можно оптимизировать воздействие законодательных ограничений, но это всегда должно происходить в присутствии архитектора, только он может оценить возможные изменения.

Архитектор должен также смотреть в будущее. Он должен уметь оценить ожидаемый срок службы здания и его срок. Когда нужно будет менять фасады, делать ремонт? Будет ли образ здания актуальным и современным через 5, 10, 25, 50 лет? Что потребуется от заказчика для того, чтобы сохранить главную идею, улучшая свою недвижимую инвестицию с помощью небольших вторжений, поддерживающих основную мысль архитектора? В противном случае ваш проект – даже если он выглядит хорошо – рискует быть искаженным до неузнаваемости, ваше решение исчезнет. Это касается не только фасадов, но и функции, и даже материалов, из которых построено здание.

Эмоции
Архитектор творит для людей. Именно о людях он должен думать в первую очередь. Люди никогда не должны проходить мимо вашего здания, не испытывая никаких чувств. Используйте воображение, формируйте те эмоции, которые вы хотите вызвать. Представьте себя внутри своего здания. Что вы видите, куда можете пойти, что делать; какое поведение вы предвидите?


Меняя пространство, меняйте людей.

Для того чтобы создать хорошее архитектурное произведение вы должны понимать, как ваше здание будет влиять на людей и на весь окружающий район (что особенно важно, когда вы проектируете рядом с историческими зданиями). Иными словами – каким образом ваше здание изменит людей. Вам надо руководствоваться не только очевидными измерениями: все перечисленное выше есть инструменты влияния на людей. Архитектор решает, какие пропорции использовать и как; но на мой взгляд, надо учитывать все названные факторы. Частая ошибка архитекторов – думать, что люди восхитятся лишь геометрической схемой и некими световыми эффектами, например.

Заключение
У вас есть множество инструментов для того, чтобы достичь искомого эффекта. Вы можете использовать их, исходя из своих представлений. Запомните, архитектору многое доверяют. Это большая ответственность, но она же дает вам власть изменять. Менять мир и людей. Думайте головой, не потеряйте это доверие.

Шимон Матковски
партнер, главный архитектор, и глава подразделения Качества Дизайна в Blank architects

 

23 Ноября 2017

comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Победа прагматиков? Хроники уничтожения НИИТИАГа
НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства сопротивляется реорганизации уже почти полгода. Сейчас, в августе, институт, похоже, почти погиб. В недавнем письме президенту РФ ученые просят перенести Институт из безразличного к фундаментальной науке Минстроя в ведение Минобрнауки, а дирекция говорит о решимости защищать коллектив до конца. Причем в «обстановке, приближенной к боевой» в институте продолжает идти научная работа: проводят конференции, готовят сборники, пишут статьи и монографии.
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Пять вредных вопросов
Интернет-издание Fast Company попыталось выяснить, какие вопросы лучше не задавать самому себе, чтобы не растерять свой творческий потенциал. К разговору о проблеме подключились специалисты, которые исследуют творчество или работу мозга.
Сергей Кузнецов: «Архитектура – мягкая сила для продвижения...
О карьере молодых архитекторов, том, как развивать новый профессиональный ландшафт и о главных препятствиях при реализации проектов главный архитектор Москвы рассказал на лекции, прошедшей в рамках образовательного проекта «Открытый город» на площадке МИТУ-МАСИ. На лекции собралось более 300 студентов из разных профильных вузов и архитектурных факультетов столицы.
Уже не избушки
Сформирован шорт-лист премии АРХИWOOD-2018. Сегодня стартует «народное» голосование премии. О номинантах рассказывает куратор премии Николай Малинин.
Городские сады
В проекте реновации кварталов в районе Хорошево-Мневники архитекторы UNK project использовали принцип подобия, в меньшем масштабе повторяя композиционное и функциональное построение, характерное для всей Москвы
Заметки о двадцати
Мы достаточно подробно – настолько, насколько это возможно сейчас, рассказали о конкурсных проектах пилотных площадок реновации, теперь можно немного и порассуждать.
Леон Крие
Публикуем остроумный очерк об одном из самых противоречивых архитекторов наших дней – Леоне Крие – из книги Деяна Суджича «B как Bauhaus: Азбука современного мира», выпущенной издательством Strelka Press.
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Технологии и материалы
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Сейчас на главной
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы» на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATHARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.