Шесть измерений

Перевод эссе Шимона Матковски, партнера бюро «Blank Architects», посвященного «теории шести измерений», отвечающих за хорошую архитектуру. Полезно молодым архитекторам; главный совет – думать головой.

23 Ноября 2017
mainImg
zooming
zooming
Шимон Матковски
партнер, главный архитектор в Blank Architects
 
Это эссе заключает в себе мое видение того, как должен работать архитектор, достигая заданных целей.

Я называю это проектированием в шести измерениях. Каждое измерение является отдельным вызовом. Каждая часть должна рассматриваться наравне с другими, и только в сочетании друг с другом они позволят создать полноценный проект.

Три базовые измерения это X, Y и Z.

Следующие три измерения это:
Конструкция, Инженерия, Безопасность
Инвестиции, Законодательство, Жизнь объекта
Эмоции

X, Y, Z
На архитектора, как правило, смотрят как на мастера работы с пространством. Он лучше других людей понимает форму вещей, то, как и откуда они появляются.
zooming
Так что любому архитектору несложно работать с тремя основными измерениями и контролировать их. Архитектор владеет инструментами для компоновки и презентации пространства.

Ограничения, связанные с программами, бумагой, карандашом и даже 3D-принтером – влияют на воображение и дают неправильное понимание идеи.

К примеру, программы 2D и 3D CAD (Autodesk AutoCad и Revit) – очень помогают в процессе проектирования, но также позволяют специалистам быть невнимательными, доверяя результат компьютерной программе. Первая всего лишь компьютерный вариант бумаги и карандаша, вторая – 3D-программа, здесь вы можете смотреть сквозь модель и видеть пространство, которое создаете.

Нет никаких сомнений в том, что данные инструменты полезны. Но на новые технологии также необходимо смотреть критически, поскольку с ними приходят привычки и способы решения задач, которые затем становятся «правилом», мешают смотреть на процесс проектирования свежим взглядом. Возникает ощущение, что программное обеспечение способно все делать за архитектора. Но разве может компьютер мыслить? Он – всего лишь инструмент, как молоток или грабли, всего лишь более сложный.

Нередко графика превалирует сама по себе, превращаясь в кучу линий или объектов в пространстве без реального смысла. Трехмерное моделирование тем более рискованно потому, что оно сглаживает противоречия – на первый взгляд кажется, что все сделано хорошо.

Мы имеем хорошо нарисованные линии, прекрасную графику. Затем появляется третье измерение и оказывается, что стена стоит под балкой, а проход уже 2 метра. (Еще одна типичная ошибка в моделировании: отсутствие в модели восприятия эргономики пространства «для человека», дающей понимание верной шкалы).

Затем добавляются инженерные системы, дизайн интерьера – все это необходимо разместить в пространстве без коллизий в пересечениях, что опять ведет к очередной проверке человеком. Таким образом, все необходимо проверять.

Вышесказанное приводит к одному важному выводу. Каждая линия впоследствии проверяется реальностью. Каждая неточность – проблема, которая останавливает строительство и стоит дополнительных денег. Денег, которые заплатит тот, кто ошибся.

Цель этой части – привлечь ваше внимание к тому, что программное обеспечение – это не более, чем инструмент и умный архитектор никогда не будет использовать его для того, чтобы что-то придумать. Он будет использовать свою голову.

Конструкция, инженерия, безопасность
Предположим, вы нарисовали отличную форму, прекрасный дизайн. Форме нужны кости и нервная система.
zooming
Понимание того, как построено здание – необходимо для того, чтобы провести ваш проект от первой эскизной концепции до реализации. Если вы забыли о различных «силах», действующих на здание – идеи будут уничтожены математикой инженеров. Вам придется еще и еще раз пересматривать и полировать ваши замечательные идеи, в конечном итоге получая просто правильный проект, но главный замысел архитектора будет утерян. Конструкция определяет «кости» здания. Кости помогают ему выстоять против различных «сил» и погоды. Как архитектор вы также должны помнить, что невесомых материалов не существует, а люди не летают. Если вы забудете, какая именно функция располагается в той или иной части здания – то столкнетесь с дополнительными объемными элементами, которые нарушат функциональность объекта и визуальную гармонию.

Основные части конструкции просты: колонны, балки, перекрытия. Архитектору надо помнить о размерах базовых элементов. Я не говорю, что надо сразу определять все до сантиметра, но наличие общих представлений позволит избежать сюрпризов. Вы должны знать, что невозможно сделать 10-метровую консоль с серьезной нагрузкой без специальных опорных конструкций. Более продвинутое представление о конструкции включает понимание направления основных напряжений конструкции, также как и того, каким образом бетон, сталь и дерево работают вместе. Не забывайте, что здание состоит из материалов с физическими свойствами – в числе прочего архитектор должен особенно следить за температурным расширением элементов. Лучший выход – обсудить ваши идеи с инженером-конструктором – он может помочь их развить.

Нет «живого здания» без технических помещений. Необходимо предусмотреть место для них. 

К инженерным коммуникациям следует относиться с тем же уважением, что и к конструкции. Они конечно более гибки и мобильны, чем тяжелый бетон, но они намного сильнее влияют на жизнь людей внутри – на гостей вашего здания.

Инженерные системы влияют на то, как люди чувствуют себя внутри вашего здания. Люди видят, чувствуют запахи, дышат. Им иногда нужно ходить в туалет и принимать душ. Иногда им нужно пользоваться техникой, вызвать такси или отправить e-mail.

Вам надо представить себе базовые действия для каждой зоны и затем объяснить задачу инженеру, обеспечив, таким образом, требуемую функциональность. Инженерные коммуникации это нервная система здания – они обеспечивают связь между различными техническими средствами и конечным пользователем. Архитектор должен не только принимать во внимание потребности людей, но – также исследовать и знать базовые размеры технических помещений, без которых здание не может существовать. Вы обязаны найти для них место.

Мероприятия во время чрезвычайных ситуаций (наиболее вероятная из которых – пожар) также очень важны для проекта. Фактически большая часть максимальных параметров здания рассчитывается не для ежедневных нужд, а для чрезвычайных ситуаций. Это сильнейшим образом влияет на архитектуру, инженерию и конструкцию. Вы рисуете коридоры в расчете на максимальное количество людей, на случай эвакуации – в нормальных условиях это никогда не пригодится, но оказывает сильнейшее воздействие на ваш замысел. Начиная со стадии концепции важно продумать все основные пути эвакуации и отсеки здания, устойчивые к пожарам / землетрясениям. Существуют разные способы выполнить эти требования, но любой архитектор должен учитывать ограничения правил безопасности и те угрозы, которые они несут в себе для геометрии здания в целом.

Инвестиции, законодательство, жизнь объекта
Инвестиции клиента – это то, о чем большинство архитекторов не желает даже слышать. Они утверждают, что этот фактор ограничивает хорошие идеи. Для клиента же хороший дизайн – это то, что принесет ему престиж и доход. Эстетику проекта несложно контролировать: вы видите, плох проект или хорош. Понимание инвестиций заказчика не дается архитектору так же просто, а в этом следует разбираться. Вы должны понимать принцип инвестиций клиента, чтобы спроектировать здание, которое сможете потом построить. Каждый раз, когда вы рисуете линию – она стоит денег. Иногда 2 доллара, иногда 10 миллионов. Вам надо помнить о том, сколько стоят ваши нарисованные линии. Конечно, не цену каждого элемента по отдельности, но – порядок цен. Тогда в процессе проектирования не придется менять благородный рустованный фасад на дешевые сэндвич-панели.
zooming
Понимание бюджета строительства – всего лишь часть денежного вопроса. Вторая часть столь же важна – но нередко проектировщики о ней забывают – они-то приходят, делают свою работу, и уходят. Правильный подход – совместно с клиентом разработать стоимость последующего функционирования здания. Грамотный проект должен учитывать эксплуатационные расходы и расходные материалы. Чем ниже стоимость – тем лучше. Любой проект оптимизируют – это обычная практика, и чем хуже проект, тем больше приходится менять. И конечно же главная вина здесь – архитектора, так как он главный человек в проекте.

Помимо денег, серьезный вызов – необходимость изучить законодательные ограничения, наложенные местными и федеральными властями, также как и документацию, предоставленную заказчиком. Клиенту надо представить анализ всех ограничений, возможных действий и выгод для концепции. Часть ограничений, если вникнуть в них, можно обсудить с властями и скорректировать: вести процесс проектирования, минимизируя ущерб для концепции – тоже задача архитектора. На стадии проектирования и даже строительства можно оптимизировать воздействие законодательных ограничений, но это всегда должно происходить в присутствии архитектора, только он может оценить возможные изменения.

Архитектор должен также смотреть в будущее. Он должен уметь оценить ожидаемый срок службы здания и его срок. Когда нужно будет менять фасады, делать ремонт? Будет ли образ здания актуальным и современным через 5, 10, 25, 50 лет? Что потребуется от заказчика для того, чтобы сохранить главную идею, улучшая свою недвижимую инвестицию с помощью небольших вторжений, поддерживающих основную мысль архитектора? В противном случае ваш проект – даже если он выглядит хорошо – рискует быть искаженным до неузнаваемости, ваше решение исчезнет. Это касается не только фасадов, но и функции, и даже материалов, из которых построено здание.

Эмоции
Архитектор творит для людей. Именно о людях он должен думать в первую очередь. Люди никогда не должны проходить мимо вашего здания, не испытывая никаких чувств. Используйте воображение, формируйте те эмоции, которые вы хотите вызвать. Представьте себя внутри своего здания. Что вы видите, куда можете пойти, что делать; какое поведение вы предвидите?
Меняя пространство, меняйте людей.

Для того чтобы создать хорошее архитектурное произведение вы должны понимать, как ваше здание будет влиять на людей и на весь окружающий район (что особенно важно, когда вы проектируете рядом с историческими зданиями). Иными словами – каким образом ваше здание изменит людей. Вам надо руководствоваться не только очевидными измерениями: все перечисленное выше есть инструменты влияния на людей. Архитектор решает, какие пропорции использовать и как; но на мой взгляд, надо учитывать все названные факторы. Частая ошибка архитекторов – думать, что люди восхитятся лишь геометрической схемой и некими световыми эффектами, например.

Заключение
У вас есть множество инструментов для того, чтобы достичь искомого эффекта. Вы можете использовать их, исходя из своих представлений. Запомните, архитектору многое доверяют. Это большая ответственность, но она же дает вам власть изменять. Менять мир и людей. Думайте головой, не потеряйте это доверие.

Шимон Матковски
партнер, главный архитектор, и глава подразделения Качества Дизайна в Blank architects

 

23 Ноября 2017

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт...
Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.
Пресса: Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая...
Вчера не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.