Шесть измерений

Перевод эссе Шимона Матковски, партнера бюро «Blank Architects», посвященного «теории шести измерений», отвечающих за хорошую архитектуру. Полезно молодым архитекторам; главный совет – думать головой.

23 Ноября 2017
mainImg
zooming
zooming
Шимон Матковски
партнер, главный архитектор в Blank Architects
 
Это эссе заключает в себе мое видение того, как должен работать архитектор, достигая заданных целей.

Я называю это проектированием в шести измерениях. Каждое измерение является отдельным вызовом. Каждая часть должна рассматриваться наравне с другими, и только в сочетании друг с другом они позволят создать полноценный проект.

Три базовые измерения это X, Y и Z.

Следующие три измерения это:
Конструкция, Инженерия, Безопасность
Инвестиции, Законодательство, Жизнь объекта
Эмоции

X, Y, Z
На архитектора, как правило, смотрят как на мастера работы с пространством. Он лучше других людей понимает форму вещей, то, как и откуда они появляются.
zooming

Так что любому архитектору несложно работать с тремя основными измерениями и контролировать их. Архитектор владеет инструментами для компоновки и презентации пространства.

Ограничения, связанные с программами, бумагой, карандашом и даже 3D-принтером – влияют на воображение и дают неправильное понимание идеи.

К примеру, программы 2D и 3D CAD (Autodesk AutoCad и Revit) – очень помогают в процессе проектирования, но также позволяют специалистам быть невнимательными, доверяя результат компьютерной программе. Первая всего лишь компьютерный вариант бумаги и карандаша, вторая – 3D-программа, здесь вы можете смотреть сквозь модель и видеть пространство, которое создаете.

Нет никаких сомнений в том, что данные инструменты полезны. Но на новые технологии также необходимо смотреть критически, поскольку с ними приходят привычки и способы решения задач, которые затем становятся «правилом», мешают смотреть на процесс проектирования свежим взглядом. Возникает ощущение, что программное обеспечение способно все делать за архитектора. Но разве может компьютер мыслить? Он – всего лишь инструмент, как молоток или грабли, всего лишь более сложный.

Нередко графика превалирует сама по себе, превращаясь в кучу линий или объектов в пространстве без реального смысла. Трехмерное моделирование тем более рискованно потому, что оно сглаживает противоречия – на первый взгляд кажется, что все сделано хорошо.

Мы имеем хорошо нарисованные линии, прекрасную графику. Затем появляется третье измерение и оказывается, что стена стоит под балкой, а проход уже 2 метра. (Еще одна типичная ошибка в моделировании: отсутствие в модели восприятия эргономики пространства «для человека», дающей понимание верной шкалы).

Затем добавляются инженерные системы, дизайн интерьера – все это необходимо разместить в пространстве без коллизий в пересечениях, что опять ведет к очередной проверке человеком. Таким образом, все необходимо проверять.

Вышесказанное приводит к одному важному выводу. Каждая линия впоследствии проверяется реальностью. Каждая неточность – проблема, которая останавливает строительство и стоит дополнительных денег. Денег, которые заплатит тот, кто ошибся.

Цель этой части – привлечь ваше внимание к тому, что программное обеспечение – это не более, чем инструмент и умный архитектор никогда не будет использовать его для того, чтобы что-то придумать. Он будет использовать свою голову.

Конструкция, инженерия, безопасность
Предположим, вы нарисовали отличную форму, прекрасный дизайн. Форме нужны кости и нервная система.
zooming

Понимание того, как построено здание – необходимо для того, чтобы провести ваш проект от первой эскизной концепции до реализации. Если вы забыли о различных «силах», действующих на здание – идеи будут уничтожены математикой инженеров. Вам придется еще и еще раз пересматривать и полировать ваши замечательные идеи, в конечном итоге получая просто правильный проект, но главный замысел архитектора будет утерян. Конструкция определяет «кости» здания. Кости помогают ему выстоять против различных «сил» и погоды. Как архитектор вы также должны помнить, что невесомых материалов не существует, а люди не летают. Если вы забудете, какая именно функция располагается в той или иной части здания – то столкнетесь с дополнительными объемными элементами, которые нарушат функциональность объекта и визуальную гармонию.

Основные части конструкции просты: колонны, балки, перекрытия. Архитектору надо помнить о размерах базовых элементов. Я не говорю, что надо сразу определять все до сантиметра, но наличие общих представлений позволит избежать сюрпризов. Вы должны знать, что невозможно сделать 10-метровую консоль с серьезной нагрузкой без специальных опорных конструкций. Более продвинутое представление о конструкции включает понимание направления основных напряжений конструкции, также как и того, каким образом бетон, сталь и дерево работают вместе. Не забывайте, что здание состоит из материалов с физическими свойствами – в числе прочего архитектор должен особенно следить за температурным расширением элементов. Лучший выход – обсудить ваши идеи с инженером-конструктором – он может помочь их развить.

Нет «живого здания» без технических помещений. Необходимо предусмотреть место для них. 

К инженерным коммуникациям следует относиться с тем же уважением, что и к конструкции. Они конечно более гибки и мобильны, чем тяжелый бетон, но они намного сильнее влияют на жизнь людей внутри – на гостей вашего здания.

Инженерные системы влияют на то, как люди чувствуют себя внутри вашего здания. Люди видят, чувствуют запахи, дышат. Им иногда нужно ходить в туалет и принимать душ. Иногда им нужно пользоваться техникой, вызвать такси или отправить e-mail.

Вам надо представить себе базовые действия для каждой зоны и затем объяснить задачу инженеру, обеспечив, таким образом, требуемую функциональность. Инженерные коммуникации это нервная система здания – они обеспечивают связь между различными техническими средствами и конечным пользователем. Архитектор должен не только принимать во внимание потребности людей, но – также исследовать и знать базовые размеры технических помещений, без которых здание не может существовать. Вы обязаны найти для них место.

Мероприятия во время чрезвычайных ситуаций (наиболее вероятная из которых – пожар) также очень важны для проекта. Фактически большая часть максимальных параметров здания рассчитывается не для ежедневных нужд, а для чрезвычайных ситуаций. Это сильнейшим образом влияет на архитектуру, инженерию и конструкцию. Вы рисуете коридоры в расчете на максимальное количество людей, на случай эвакуации – в нормальных условиях это никогда не пригодится, но оказывает сильнейшее воздействие на ваш замысел. Начиная со стадии концепции важно продумать все основные пути эвакуации и отсеки здания, устойчивые к пожарам / землетрясениям. Существуют разные способы выполнить эти требования, но любой архитектор должен учитывать ограничения правил безопасности и те угрозы, которые они несут в себе для геометрии здания в целом.

Инвестиции, законодательство, жизнь объекта
Инвестиции клиента – это то, о чем большинство архитекторов не желает даже слышать. Они утверждают, что этот фактор ограничивает хорошие идеи. Для клиента же хороший дизайн – это то, что принесет ему престиж и доход. Эстетику проекта несложно контролировать: вы видите, плох проект или хорош. Понимание инвестиций заказчика не дается архитектору так же просто, а в этом следует разбираться. Вы должны понимать принцип инвестиций клиента, чтобы спроектировать здание, которое сможете потом построить. Каждый раз, когда вы рисуете линию – она стоит денег. Иногда 2 доллара, иногда 10 миллионов. Вам надо помнить о том, сколько стоят ваши нарисованные линии. Конечно, не цену каждого элемента по отдельности, но – порядок цен. Тогда в процессе проектирования не придется менять благородный рустованный фасад на дешевые сэндвич-панели.
zooming

Понимание бюджета строительства – всего лишь часть денежного вопроса. Вторая часть столь же важна – но нередко проектировщики о ней забывают – они-то приходят, делают свою работу, и уходят. Правильный подход – совместно с клиентом разработать стоимость последующего функционирования здания. Грамотный проект должен учитывать эксплуатационные расходы и расходные материалы. Чем ниже стоимость – тем лучше. Любой проект оптимизируют – это обычная практика, и чем хуже проект, тем больше приходится менять. И конечно же главная вина здесь – архитектора, так как он главный человек в проекте.

Помимо денег, серьезный вызов – необходимость изучить законодательные ограничения, наложенные местными и федеральными властями, также как и документацию, предоставленную заказчиком. Клиенту надо представить анализ всех ограничений, возможных действий и выгод для концепции. Часть ограничений, если вникнуть в них, можно обсудить с властями и скорректировать: вести процесс проектирования, минимизируя ущерб для концепции – тоже задача архитектора. На стадии проектирования и даже строительства можно оптимизировать воздействие законодательных ограничений, но это всегда должно происходить в присутствии архитектора, только он может оценить возможные изменения.

Архитектор должен также смотреть в будущее. Он должен уметь оценить ожидаемый срок службы здания и его срок. Когда нужно будет менять фасады, делать ремонт? Будет ли образ здания актуальным и современным через 5, 10, 25, 50 лет? Что потребуется от заказчика для того, чтобы сохранить главную идею, улучшая свою недвижимую инвестицию с помощью небольших вторжений, поддерживающих основную мысль архитектора? В противном случае ваш проект – даже если он выглядит хорошо – рискует быть искаженным до неузнаваемости, ваше решение исчезнет. Это касается не только фасадов, но и функции, и даже материалов, из которых построено здание.

Эмоции
Архитектор творит для людей. Именно о людях он должен думать в первую очередь. Люди никогда не должны проходить мимо вашего здания, не испытывая никаких чувств. Используйте воображение, формируйте те эмоции, которые вы хотите вызвать. Представьте себя внутри своего здания. Что вы видите, куда можете пойти, что делать; какое поведение вы предвидите?


Меняя пространство, меняйте людей.

Для того чтобы создать хорошее архитектурное произведение вы должны понимать, как ваше здание будет влиять на людей и на весь окружающий район (что особенно важно, когда вы проектируете рядом с историческими зданиями). Иными словами – каким образом ваше здание изменит людей. Вам надо руководствоваться не только очевидными измерениями: все перечисленное выше есть инструменты влияния на людей. Архитектор решает, какие пропорции использовать и как; но на мой взгляд, надо учитывать все названные факторы. Частая ошибка архитекторов – думать, что люди восхитятся лишь геометрической схемой и некими световыми эффектами, например.

Заключение
У вас есть множество инструментов для того, чтобы достичь искомого эффекта. Вы можете использовать их, исходя из своих представлений. Запомните, архитектору многое доверяют. Это большая ответственность, но она же дает вам власть изменять. Менять мир и людей. Думайте головой, не потеряйте это доверие.

Шимон Матковски
партнер, главный архитектор, и глава подразделения Качества Дизайна в Blank architects

 

23 Ноября 2017

comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Пять вредных вопросов
Интернет-издание Fast Company попыталось выяснить, какие вопросы лучше не задавать самому себе, чтобы не растерять свой творческий потенциал. К разговору о проблеме подключились специалисты, которые исследуют творчество или работу мозга.
Сергей Кузнецов: «Архитектура – мягкая сила для продвижения...
О карьере молодых архитекторов, том, как развивать новый профессиональный ландшафт и о главных препятствиях при реализации проектов главный архитектор Москвы рассказал на лекции, прошедшей в рамках образовательного проекта «Открытый город» на площадке МИТУ-МАСИ. На лекции собралось более 300 студентов из разных профильных вузов и архитектурных факультетов столицы.
Уже не избушки
Сформирован шорт-лист премии АРХИWOOD-2018. Сегодня стартует «народное» голосование премии. О номинантах рассказывает куратор премии Николай Малинин.
Городские сады
В проекте реновации кварталов в районе Хорошево-Мневники архитекторы UNK project использовали принцип подобия, в меньшем масштабе повторяя композиционное и функциональное построение, характерное для всей Москвы
Заметки о двадцати
Мы достаточно подробно – настолько, насколько это возможно сейчас, рассказали о конкурсных проектах пилотных площадок реновации, теперь можно немного и порассуждать.
Леон Крие
Публикуем остроумный очерк об одном из самых противоречивых архитекторов наших дней – Леоне Крие – из книги Деяна Суджича «B как Bauhaus: Азбука современного мира», выпущенной издательством Strelka Press.
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Поиск героя
В галерее на Шаболовке до 10 сентября открыта выставка «Степан Липгарт. Семнадцатая утопия. Архитектурные проекты 2007 – 2017».
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
В Пермском Политехе обучили искусственный интеллект...
В Пермском Политехе разработали интеллектуальную систему обработки изображений зданий, которая может определять цветовые закономерности архитектурных объектов. Технология поможет застройщикам многоквартирных домов эффективнее встраивать проекты в городское пространство.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.