Никита Маликов: «Вуз – это оглавление. Остальному надо учиться на практике»

В преддверии конференции «Открытый город» говорим с уроженцем Твери Никитой Маликовым, который специализируется на работе с проектами экономкласса в регионах, об архитектурном рынке и перспективах молодых специалистов.

Беседовала:
Оксана Надыкто

mainImg

Архитектор:

Никита Маликов
ЖК «Премьер-парк»
Россия, Тверь

– 2014

Заказчик: «Премьер-девелопмент»
Жилой дом «Голландец»
Россия, Тверь

2015

Заказчик: «Премьер-девелопмент»
Никита, расскажите, как устроена профессия архитектора в регионах? Каково отношение к ней в обществе?

– Скажем откровенно, репутация профессии архитектора в регионах не впечатляет. В основном люди считают, что архитектор – это человек, который рисует красивые фасады. В профессиональной же среде архитектор – фрагмент процесса согласований. Многие игроки строительного рынка относятся к архитектору как к юридической необходимости, когда нужно получить нужную подпись на документации. В целом до 70% регионального рынка относится к архитектору так: он должен быть, должен уметь нарисовать картинку, согласовать и более-менее красиво построить.

Изначально само слово «архитектор» означало «главный строитель». Это свойство было утеряно. Сейчас архитектор – одна из многих штатных единиц в компании, которая осваивает деньги для проектирования стройки. Мало кто понимает, что архитектор – это не только фасады и планировки, а специалист, который генерирует идею территории, то, как и для кого это будет реализовано, как проект будет работать и развиваться дальше.

У нас в Твери есть дома, построенные вообще без архитектора. Прораб нарисовал что-то на листочке, проектировщики по этому рисунку что-то спроектировали, дом построили, вопросов ни у кого не возникло. Я думаю, что если бы сегодня действующее законодательство не требовало, в частности, проходить градостроительный совет, многие нынешние застройщики также отказались бы от услуг архитекторов.

Несмотря на все это, вы по-прежнему связываете свою профессиональную деятельность с регионами? Между тем, вы, наверное, один из самых известных архитекторов, который специализируется на эконом-классе и работает строго в регионах. Что дает вам такая стратегия? 

– Когда я начал работать самостоятельно, то думал – какой рынок освоить? В Москву мне не очень хотелось ехать, просто потому, что я считал себя недостаточно опытным. И я выбрал тактику «первого парня на деревне». Я стал работать в регионах, как правило, с экономклассом, показывая на своем примере, что жилой дом и в нижнем ценовом сегменте можно сделать более привлекательным практически без увеличения сметы.
Архитектор Никита Маликов. Фотография из личного архива архитектора
Жилой дом для молодых специалистов (экономкласс). Проект, 2014 год. Изображение предоставлено Никитой Маликовым

Это стало вашей «фишкой»?

– Да. Она сработала. Мне стали заказывать проекты для увеличения эстетической и, как следствие, финансовой привлекательности здания. Другой фактор успеха выбранной стратегии – настороженность заказчиков из регионов по отношению к архитекторам из Москвы, которые стоят дороже, нарисуют все красиво, но потом это невозможно построить по бюджету. А тут вроде бы есть архитектор, который хорошо рисует, предлагает не слишком фантастические идеи развития проекта, участвует во всех стадиях, вплоть до запуска здания, и всё это со знанием регионального рынка и без отрыва от реальности.

Со временем я разработал методологию работы с архитектурой экономкласса. В России практически отсутствуют хоть какие-либо методики или учебники на данную тему, все пришлось создавать с нуля. Это стало понемногу привлекать региональных застройщиков, желающих построить что-то большее, чем просто «коробку для сна». Речь не идет о Сибири или Урале, где созданы мощные архитектурные школы (и у них сильное лобби). Туда я пока не очень стремлюсь, хотя за последние два года количество «сибирских» заказов сильно выросло. «Моя» основная территория – Центральный и Приволжский федеральный округ, где имеет место дефицит грамотных и недорогих решений. Здесь заказов достаточно. Как эксперт в своей области я начал привлекать внимание московской профессиональной аудитории, СМИ. Их внимание я старался конвертировать в том числе и в новые заказы. Так я постепенно развивался.
Реконструкция бульвара Цанова в город Тверь. Проект, 2016 год © Архитектор Никита Маликов
Реконструкция бульвара Цанова в город Тверь. Проект, 2016 год. Изображение предоставлено Никитой Маликовым
Реконструкция бульвара Цанова в город Тверь. Изображение предоставлено Никитой Маликовым
Реконструкция бульвара Цанова в город Тверь. Изображение предоставлено Никитой Маликовым

Расскажите о вашей методологии. Какие «московские» технологии и решения не применимы в регионах? Какие из них можно адаптировать?

– Все упирается в разницу бюджетов. Возьмем, например, любые фасадные решения, которые разрабатывают московские архитекторы, и которые публикуются в самых известных журналах. Их нереально скопировать и применить в провинции. У нас просто нет бюджета, чтобы клинкерным кирпичом сделать интересную кладку или окна – в пол. Штукатурка, классические окна – это лучшее, с чем у нас можно иметь дело. Далее начинается игра в рамках предложенных обстоятельств: как подобрать нужный оттенок штукатурки, как сочетать его, что делать с первыми этажами. Может быть, поменять пропорции окон, чтобы площадь остекления осталась та же, но дом выглядел интереснее.

Провинция – это совершенно другой потребительский рынок. Я сам сталкиваюсь с таким вот описанием в техническом задании: «Нарисовать цветные фасадики, потому что они нравятся молодым семьям». Никто не собирается разбираться, почему именно цветные фасады, кто эти молодые семьи. В случае, если заказ хороший, выгодный, приходится самому заниматься анализом потенциальных покупательских предпочтений, убеждать заказчика, что, дескать, давайте разобьем квартиры на 4-5 типов разных семей, или что цветные фасады – это не всегда хорошо. В целом рынок очень консервативен, любые подвижки и изменения проходят с большим трудом. Самая распространенная фраза от заказчика на начальном этапе переговоров: «в Москве могут что угодно строить за свои бюджеты, а ты давай нам типовое рисуй и не напрягайся…».

Хотя я обязательно должен сказать и об обратном явлении. В Твери и других регионах есть застройщики и девелоперы, которые очень хорошо понимают, что и для кого создают, и сознательно, а часто жестко требуют от всех исполнителей максимально качественный продукт.
Жилой дом в городе Тверь – «Премьер-парк» (комфорт класс). Постройка, 2012 год. Заказчик «Премьер-девелопмент». Фотография © Сергей Терехов
zooming
Жилой дом в городе Тверь – «Премьер-парк» (комфорт класс). Постройка, 2012 год. Заказчик «Премьер-девелопмент». Фотография © Сергей Терехов

Возможно, бренд «первого парня на деревне» позволяет вам настаивать на своем в переговорах с заказчиком?

– Заказчики бывают разные. Есть люди, которые заказывают жилые дома, а есть те, кто заказывает жилую среду. Вторые уже понимают, что такое человек, чего он хочет. Растет число заказчиков, которые сами просят сделать что-то оригинальное и правильное. С ними интересно работать и приятно общаться даже после реализации проекта, потому что они – любопытные собеседники, со своим мировоззрением.

Другой тип заказчиков – это примерно так: «Мне нужно 150 000 м2 на 6 гектарах». Больше их ничего не волнует. Если у заказчика в придачу есть еще и собственный кирпичный заводик, значит, все архитектурно-строительные решения должны быть именно из этого материала. Переубедить практически невозможно.
Госпиталь «Новейшие технологии». Проект, 2010 год. Совместный проект с инвесторами из США. Изображение предоставлено Никитой Маликовым
Госпиталь «Новейшие технологии». Проект, 2010 год. Совместный проект с инвесторами из США. Изображение предоставлено Никитой Маликовым
Госпиталь «Новейшие технологии». Проект, 2010 год. Совместный проект с инвесторами из США. Изображение предоставлено Никитой Маликовым

– Что для вас в профессии предмет гордости и что – разочарования?

– Ответ на этот вопрос начинается со следующего понимания: то, чему учат в университете, и то, с чем ты сталкиваешься в реальной жизни – это совершенно разные картины мира. В вузе тебя учат, что ты – художник. В реальности ты просто пытаешься выжать максимум из тех возможностей и ограничений, из которых состоит проект.

Для меня возможность бороться с трудностями реального рынка и стройки, и несмотря на все, пытаться создавать что-то функциональное, рентабельное и красивое – и есть предмет гордости и профессионального удовлетворения. Ведь на практике получается, что ты не просто создал красивый проект, а преодолел кучу препятствий на пути его создания. Это и есть – самое интересное в этой профессии.

И это одновременно есть самое больше разочарование, потому что иногда ограничения в работе настолько ужасны, что ничего нельзя с этим сделать. Ты понимаешь, что создаешь ужас, но если ты этого не сделаешь, то придет кто-то другой и сделает ужас в десять раз хуже.
Жилой дом «Голландец». Проект, 2015 год. Заказчик «Премьер-девелопмент». Изображение предоставлено Никитой Маликовым
Жилой дом «Голландец». Проект, 2015 год. Заказчик «Премьер-девелопмент». Изображение предоставлено Никитой Маликовым
Жилой дом «Голландец». Проект, 2015 года. Заказчик «Премьер-девелопмент». Изображение предоставлено Никитой Маликовым

Вы одновременно преподаете в профильном вузе. Чем отличаются современные студенты? Что вы можете им дать, а они – вам?

– Большинство студентов меня расстраивают, а меньшинство – радует. Но так в любой сфере. Многие ребята сегодня идут в университет, потому что так надо, полагая, что вуз снабдит их необходимыми навыками. У них нет мотивации узнавать что-то, выходящее за рамки обучающего процесса.

А вот то студенческое меньшинство, которое радует, ведет себя совершенно иначе. Они рано взрослеют и рано входят в профессию. Встречаются молодые люди 16-17 лет, которые имеют твердую цель и понимание, чего они хотят от жизни. Если еще лет пять назад я боялся к себе на работу молодого специалиста сразу после вуза брать, то сейчас у меня, например, работает замечательная талантливая девушка, которая еще учится на последних курсах. И таких примеров становится все больше.

Для меня преподавание как раз и стало тем механизмом, который позволяет находить талантливых ребят, обучать их, вдохновлять не останавливаться на достигнутых результатах, а в последствии при наличии общего интереса приглашать их к себе на стажировку и работу.
Экономреновация здания бывшего АБК под многофункциональный центр. Существующее положение. Реализация, 2016 год. Фотография предоставлена Никитой Маликовым
Экономреновация здания бывшего АБК под многофункциональный центр. После реновации. Реализация, 2016 год. Фотография предоставлена Никитой Маликовым

Для вас это стало способом решения кадровых вопросов?

– В какой-то мере. Тверь находится недалеко от Москвы. У нас принято, что все талантливые архитекторы уезжают в столицу за более высокими зарплатами и теоретической возможностью стать знаменитым. А это очень плохо для моего города (и любого другого рядом с Москвой). Вот я и пытаюсь предлагать молодым специалистам альтернативу профессиональной реализации, которую они не получат в Москве. Ведь не каждому стажеру, когда он приходит в компанию, могут поручить самостоятельный проект, который впоследствии построят, а он с гордостью положит его в свое портфолио.

Какие навыки и инструменты нужны молодому архитектору в меняющемся мире?

– Нужно приучить себя в регулярном режиме просматривать, анализировать профессиональные издания, журналы, сборники работ архитекторов из разных стран, на разных языках, понимать, что происходит в отрасли, куда эволюционирует профессия архитектора. Целесообразно, начиная уже с 3 курса организовывать для будущих архитекторов ознакомительные поездки по разным странам. Нужно изучать современные программы, поскольку профессия стремительно «оцифровывается», а я не встречал ни одного российского вуза, где бы качественно обучали работе с «софтом». Если сравнивать образовательный процесс с учебником, то вуз – это оглавление. Всему остальному нужно учиться на практике.
zooming
Экономреновация бывшего здания пожарной части (частично разрушенного) под офисный центр. Существующее положение. Реализация, 2016 год. Фотография предоставлена Никитой Маликовым
Экономреновация бывшего здания пожарной части (частично разрушенного) под офисный центр. После реновации. Реализация, 2016 год. Фотография предоставлена Никитой Маликовым

Выгодно ли быть архитектором?

– Зарабатывать в этой профессии в регионах очень сложно. Для рядового архитектора с опытом работы до 3 лет зарплата в 35 тысяч рублей в месяц – это удача. Зарплата главного архитектора проекта – 50 тысяч рублей, если очень повезет, то доходит до 60 тысяч. В связи с этим многие молодые архитекторы уходят в визуализацию или дизайн, там пока зарплаты выше.

Единственный выход для провинциального архитектора – зарабатывать на объемах. И вот здесь у меня противоречивая информация. Я знаю специалистов, которые говорят, что работы нет вообще, и знаю их коллег, которые завалены заказами. Профессиональный уровень их примерно одинаковый. Какой вывод из этого можно сделать? Наверное, такой: работа есть, но пиар или связи решают все.

В целом я несколько пессимистично отношусь к будущему рынка провинциальной архитектуры. Я считаю, что на данный момент выжить можно только в Москве или крупнейших федеральных городах, и то недолго, потому что на рынке сейчас много специалистов, которые демпингуют цены на свои услуги. И эта тенденция только усиливается. Московские заказчики архитектурных услуг также нередко размещают свои заказы в провинции, зачастую в ущерб качеству, зато дешевле. К счастью, у московского рынка есть защита в виде Архитектурного совета и выдающегося главного архитектора, которые защищают столицу от потока некачественных проектов.

Сам я собираюсь в среднесрочной перспективе, через два-три года, изменить масштаб своего бизнеса: создать сеть архитектурно-проектных бюро, специализирующихся на предоставлении услуг определенного уровня качества.
Проект остановочного павильона в городе Тверь. Проект, 2015 год. Фотография предоставлена Никитой Маликовым
***

Конференция «Открытый город» пройдет в Москве 28–29 сентября. В программе воркшопы ведущих архитектурных бюро, сессии по актуальнейшим вопросам российского архитектурного образования, презентация исследования «Профессиональное развитие в России и за рубежом: традиционные модели и альтернативные практики», ярмарка дополнительных образовательных программ, Portfolio Review – презентация студенческих портфолио перед ведущими архитекторами и девелоперами Москвы и другое.

Архитектор:

Никита Маликов
ЖК «Премьер-парк»
Россия, Тверь

– 2014

Заказчик: «Премьер-девелопмент»
Жилой дом «Голландец»
Россия, Тверь

2015

Заказчик: «Премьер-девелопмент»

24 Августа 2017

Беседовала:

Оксана Надыкто
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».