Никита Маликов: «Вуз – это оглавление. Остальному надо учиться на практике»

В преддверии конференции «Открытый город» говорим с уроженцем Твери Никитой Маликовым, который специализируется на работе с проектами экономкласса в регионах, об архитектурном рынке и перспективах молодых специалистов.

Беседовала:
Оксана Надыкто

mainImg

Архитектор:

Никита Маликов

Проект:

Жилой дом «Голландец»
Россия, Тверь

2015

Заказчик: «Премьер-девелопмент»
ЖК «Премьер-парк»
Россия, Тверь

– 2014

Заказчик: «Премьер-девелопмент»
Никита, расскажите, как устроена профессия архитектора в регионах? Каково отношение к ней в обществе?

– Скажем откровенно, репутация профессии архитектора в регионах не впечатляет. В основном люди считают, что архитектор – это человек, который рисует красивые фасады. В профессиональной же среде архитектор – фрагмент процесса согласований. Многие игроки строительного рынка относятся к архитектору как к юридической необходимости, когда нужно получить нужную подпись на документации. В целом до 70% регионального рынка относится к архитектору так: он должен быть, должен уметь нарисовать картинку, согласовать и более-менее красиво построить.

Изначально само слово «архитектор» означало «главный строитель». Это свойство было утеряно. Сейчас архитектор – одна из многих штатных единиц в компании, которая осваивает деньги для проектирования стройки. Мало кто понимает, что архитектор – это не только фасады и планировки, а специалист, который генерирует идею территории, то, как и для кого это будет реализовано, как проект будет работать и развиваться дальше.

У нас в Твери есть дома, построенные вообще без архитектора. Прораб нарисовал что-то на листочке, проектировщики по этому рисунку что-то спроектировали, дом построили, вопросов ни у кого не возникло. Я думаю, что если бы сегодня действующее законодательство не требовало, в частности, проходить градостроительный совет, многие нынешние застройщики также отказались бы от услуг архитекторов.

Несмотря на все это, вы по-прежнему связываете свою профессиональную деятельность с регионами? Между тем, вы, наверное, один из самых известных архитекторов, который специализируется на эконом-классе и работает строго в регионах. Что дает вам такая стратегия? 

– Когда я начал работать самостоятельно, то думал – какой рынок освоить? В Москву мне не очень хотелось ехать, просто потому, что я считал себя недостаточно опытным. И я выбрал тактику «первого парня на деревне». Я стал работать в регионах, как правило, с экономклассом, показывая на своем примере, что жилой дом и в нижнем ценовом сегменте можно сделать более привлекательным практически без увеличения сметы.
Архитектор Никита Маликов. Фотография из личного архива архитектора
Жилой дом для молодых специалистов (экономкласс). Проект, 2014 год. Изображение предоставлено Никитой Маликовым

Это стало вашей «фишкой»?

– Да. Она сработала. Мне стали заказывать проекты для увеличения эстетической и, как следствие, финансовой привлекательности здания. Другой фактор успеха выбранной стратегии – настороженность заказчиков из регионов по отношению к архитекторам из Москвы, которые стоят дороже, нарисуют все красиво, но потом это невозможно построить по бюджету. А тут вроде бы есть архитектор, который хорошо рисует, предлагает не слишком фантастические идеи развития проекта, участвует во всех стадиях, вплоть до запуска здания, и всё это со знанием регионального рынка и без отрыва от реальности.

Со временем я разработал методологию работы с архитектурой экономкласса. В России практически отсутствуют хоть какие-либо методики или учебники на данную тему, все пришлось создавать с нуля. Это стало понемногу привлекать региональных застройщиков, желающих построить что-то большее, чем просто «коробку для сна». Речь не идет о Сибири или Урале, где созданы мощные архитектурные школы (и у них сильное лобби). Туда я пока не очень стремлюсь, хотя за последние два года количество «сибирских» заказов сильно выросло. «Моя» основная территория – Центральный и Приволжский федеральный округ, где имеет место дефицит грамотных и недорогих решений. Здесь заказов достаточно. Как эксперт в своей области я начал привлекать внимание московской профессиональной аудитории, СМИ. Их внимание я старался конвертировать в том числе и в новые заказы. Так я постепенно развивался.
Реконструкция бульвара Цанова в город Тверь. Проект, 2016 год © Архитектор Никита Маликов
Реконструкция бульвара Цанова в город Тверь. Проект, 2016 год. Изображение предоставлено Никитой Маликовым
Реконструкция бульвара Цанова в город Тверь. Изображение предоставлено Никитой Маликовым
Реконструкция бульвара Цанова в город Тверь. Изображение предоставлено Никитой Маликовым

Расскажите о вашей методологии. Какие «московские» технологии и решения не применимы в регионах? Какие из них можно адаптировать?

– Все упирается в разницу бюджетов. Возьмем, например, любые фасадные решения, которые разрабатывают московские архитекторы, и которые публикуются в самых известных журналах. Их нереально скопировать и применить в провинции. У нас просто нет бюджета, чтобы клинкерным кирпичом сделать интересную кладку или окна – в пол. Штукатурка, классические окна – это лучшее, с чем у нас можно иметь дело. Далее начинается игра в рамках предложенных обстоятельств: как подобрать нужный оттенок штукатурки, как сочетать его, что делать с первыми этажами. Может быть, поменять пропорции окон, чтобы площадь остекления осталась та же, но дом выглядел интереснее.

Провинция – это совершенно другой потребительский рынок. Я сам сталкиваюсь с таким вот описанием в техническом задании: «Нарисовать цветные фасадики, потому что они нравятся молодым семьям». Никто не собирается разбираться, почему именно цветные фасады, кто эти молодые семьи. В случае, если заказ хороший, выгодный, приходится самому заниматься анализом потенциальных покупательских предпочтений, убеждать заказчика, что, дескать, давайте разобьем квартиры на 4-5 типов разных семей, или что цветные фасады – это не всегда хорошо. В целом рынок очень консервативен, любые подвижки и изменения проходят с большим трудом. Самая распространенная фраза от заказчика на начальном этапе переговоров: «в Москве могут что угодно строить за свои бюджеты, а ты давай нам типовое рисуй и не напрягайся…».

Хотя я обязательно должен сказать и об обратном явлении. В Твери и других регионах есть застройщики и девелоперы, которые очень хорошо понимают, что и для кого создают, и сознательно, а часто жестко требуют от всех исполнителей максимально качественный продукт.
Жилой дом в городе Тверь – «Премьер-парк» (комфорт класс). Постройка, 2012 год. Заказчик «Премьер-девелопмент». Фотография © Сергей Терехов
zooming
Жилой дом в городе Тверь – «Премьер-парк» (комфорт класс). Постройка, 2012 год. Заказчик «Премьер-девелопмент». Фотография © Сергей Терехов

Возможно, бренд «первого парня на деревне» позволяет вам настаивать на своем в переговорах с заказчиком?

– Заказчики бывают разные. Есть люди, которые заказывают жилые дома, а есть те, кто заказывает жилую среду. Вторые уже понимают, что такое человек, чего он хочет. Растет число заказчиков, которые сами просят сделать что-то оригинальное и правильное. С ними интересно работать и приятно общаться даже после реализации проекта, потому что они – любопытные собеседники, со своим мировоззрением.

Другой тип заказчиков – это примерно так: «Мне нужно 150 000 м2 на 6 гектарах». Больше их ничего не волнует. Если у заказчика в придачу есть еще и собственный кирпичный заводик, значит, все архитектурно-строительные решения должны быть именно из этого материала. Переубедить практически невозможно.
Госпиталь «Новейшие технологии». Проект, 2010 год. Совместный проект с инвесторами из США. Изображение предоставлено Никитой Маликовым
Госпиталь «Новейшие технологии». Проект, 2010 год. Совместный проект с инвесторами из США. Изображение предоставлено Никитой Маликовым
Госпиталь «Новейшие технологии». Проект, 2010 год. Совместный проект с инвесторами из США. Изображение предоставлено Никитой Маликовым

– Что для вас в профессии предмет гордости и что – разочарования?

– Ответ на этот вопрос начинается со следующего понимания: то, чему учат в университете, и то, с чем ты сталкиваешься в реальной жизни – это совершенно разные картины мира. В вузе тебя учат, что ты – художник. В реальности ты просто пытаешься выжать максимум из тех возможностей и ограничений, из которых состоит проект.

Для меня возможность бороться с трудностями реального рынка и стройки, и несмотря на все, пытаться создавать что-то функциональное, рентабельное и красивое – и есть предмет гордости и профессионального удовлетворения. Ведь на практике получается, что ты не просто создал красивый проект, а преодолел кучу препятствий на пути его создания. Это и есть – самое интересное в этой профессии.

И это одновременно есть самое больше разочарование, потому что иногда ограничения в работе настолько ужасны, что ничего нельзя с этим сделать. Ты понимаешь, что создаешь ужас, но если ты этого не сделаешь, то придет кто-то другой и сделает ужас в десять раз хуже.
Жилой дом «Голландец». Проект, 2015 год. Заказчик «Премьер-девелопмент». Изображение предоставлено Никитой Маликовым
Жилой дом «Голландец». Проект, 2015 год. Заказчик «Премьер-девелопмент». Изображение предоставлено Никитой Маликовым
Жилой дом «Голландец». Проект, 2015 года. Заказчик «Премьер-девелопмент». Изображение предоставлено Никитой Маликовым

Вы одновременно преподаете в профильном вузе. Чем отличаются современные студенты? Что вы можете им дать, а они – вам?

– Большинство студентов меня расстраивают, а меньшинство – радует. Но так в любой сфере. Многие ребята сегодня идут в университет, потому что так надо, полагая, что вуз снабдит их необходимыми навыками. У них нет мотивации узнавать что-то, выходящее за рамки обучающего процесса.

А вот то студенческое меньшинство, которое радует, ведет себя совершенно иначе. Они рано взрослеют и рано входят в профессию. Встречаются молодые люди 16-17 лет, которые имеют твердую цель и понимание, чего они хотят от жизни. Если еще лет пять назад я боялся к себе на работу молодого специалиста сразу после вуза брать, то сейчас у меня, например, работает замечательная талантливая девушка, которая еще учится на последних курсах. И таких примеров становится все больше.

Для меня преподавание как раз и стало тем механизмом, который позволяет находить талантливых ребят, обучать их, вдохновлять не останавливаться на достигнутых результатах, а в последствии при наличии общего интереса приглашать их к себе на стажировку и работу.
Экономреновация здания бывшего АБК под многофункциональный центр. Существующее положение. Реализация, 2016 год. Фотография предоставлена Никитой Маликовым
Экономреновация здания бывшего АБК под многофункциональный центр. После реновации. Реализация, 2016 год. Фотография предоставлена Никитой Маликовым

Для вас это стало способом решения кадровых вопросов?

– В какой-то мере. Тверь находится недалеко от Москвы. У нас принято, что все талантливые архитекторы уезжают в столицу за более высокими зарплатами и теоретической возможностью стать знаменитым. А это очень плохо для моего города (и любого другого рядом с Москвой). Вот я и пытаюсь предлагать молодым специалистам альтернативу профессиональной реализации, которую они не получат в Москве. Ведь не каждому стажеру, когда он приходит в компанию, могут поручить самостоятельный проект, который впоследствии построят, а он с гордостью положит его в свое портфолио.

Какие навыки и инструменты нужны молодому архитектору в меняющемся мире?

– Нужно приучить себя в регулярном режиме просматривать, анализировать профессиональные издания, журналы, сборники работ архитекторов из разных стран, на разных языках, понимать, что происходит в отрасли, куда эволюционирует профессия архитектора. Целесообразно, начиная уже с 3 курса организовывать для будущих архитекторов ознакомительные поездки по разным странам. Нужно изучать современные программы, поскольку профессия стремительно «оцифровывается», а я не встречал ни одного российского вуза, где бы качественно обучали работе с «софтом». Если сравнивать образовательный процесс с учебником, то вуз – это оглавление. Всему остальному нужно учиться на практике.
zooming
Экономреновация бывшего здания пожарной части (частично разрушенного) под офисный центр. Существующее положение. Реализация, 2016 год. Фотография предоставлена Никитой Маликовым
Экономреновация бывшего здания пожарной части (частично разрушенного) под офисный центр. После реновации. Реализация, 2016 год. Фотография предоставлена Никитой Маликовым

Выгодно ли быть архитектором?

– Зарабатывать в этой профессии в регионах очень сложно. Для рядового архитектора с опытом работы до 3 лет зарплата в 35 тысяч рублей в месяц – это удача. Зарплата главного архитектора проекта – 50 тысяч рублей, если очень повезет, то доходит до 60 тысяч. В связи с этим многие молодые архитекторы уходят в визуализацию или дизайн, там пока зарплаты выше.

Единственный выход для провинциального архитектора – зарабатывать на объемах. И вот здесь у меня противоречивая информация. Я знаю специалистов, которые говорят, что работы нет вообще, и знаю их коллег, которые завалены заказами. Профессиональный уровень их примерно одинаковый. Какой вывод из этого можно сделать? Наверное, такой: работа есть, но пиар или связи решают все.

В целом я несколько пессимистично отношусь к будущему рынка провинциальной архитектуры. Я считаю, что на данный момент выжить можно только в Москве или крупнейших федеральных городах, и то недолго, потому что на рынке сейчас много специалистов, которые демпингуют цены на свои услуги. И эта тенденция только усиливается. Московские заказчики архитектурных услуг также нередко размещают свои заказы в провинции, зачастую в ущерб качеству, зато дешевле. К счастью, у московского рынка есть защита в виде Архитектурного совета и выдающегося главного архитектора, которые защищают столицу от потока некачественных проектов.

Сам я собираюсь в среднесрочной перспективе, через два-три года, изменить масштаб своего бизнеса: создать сеть архитектурно-проектных бюро, специализирующихся на предоставлении услуг определенного уровня качества.
Проект остановочного павильона в городе Тверь. Проект, 2015 год. Фотография предоставлена Никитой Маликовым
***

Конференция «Открытый город» пройдет в Москве 28–29 сентября. В программе воркшопы ведущих архитектурных бюро, сессии по актуальнейшим вопросам российского архитектурного образования, презентация исследования «Профессиональное развитие в России и за рубежом: традиционные модели и альтернативные практики», ярмарка дополнительных образовательных программ, Portfolio Review – презентация студенческих портфолио перед ведущими архитекторами и девелоперами Москвы и другое.

Архитектор:

Никита Маликов

Проект:

Жилой дом «Голландец»
Россия, Тверь

2015

Заказчик: «Премьер-девелопмент»
ЖК «Премьер-парк»
Россия, Тверь

– 2014

Заказчик: «Премьер-девелопмент»

24 Августа 2017

Беседовала:

Оксана Надыкто
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

Сейчас на главной

Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: Мы учились у Пиранези и Палладио
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».