Никита Маликов: «Вуз – это оглавление. Остальному надо учиться на практике»

В преддверии конференции «Открытый город» говорим с уроженцем Твери Никитой Маликовым, который специализируется на работе с проектами экономкласса в регионах, об архитектурном рынке и перспективах молодых специалистов.

Беседовала:
Оксана Надыкто

mainImg
ЖК «Премьер-парк»
Россия, Тверь

– 2014

Заказчик: «Премьер-девелопмент»
Жилой дом «Голландец»
Россия, Тверь

2015

Заказчик: «Премьер-девелопмент»
Никита, расскажите, как устроена профессия архитектора в регионах? Каково отношение к ней в обществе?

– Скажем откровенно, репутация профессии архитектора в регионах не впечатляет. В основном люди считают, что архитектор – это человек, который рисует красивые фасады. В профессиональной же среде архитектор – фрагмент процесса согласований. Многие игроки строительного рынка относятся к архитектору как к юридической необходимости, когда нужно получить нужную подпись на документации. В целом до 70% регионального рынка относится к архитектору так: он должен быть, должен уметь нарисовать картинку, согласовать и более-менее красиво построить.

Изначально само слово «архитектор» означало «главный строитель». Это свойство было утеряно. Сейчас архитектор – одна из многих штатных единиц в компании, которая осваивает деньги для проектирования стройки. Мало кто понимает, что архитектор – это не только фасады и планировки, а специалист, который генерирует идею территории, то, как и для кого это будет реализовано, как проект будет работать и развиваться дальше.

У нас в Твери есть дома, построенные вообще без архитектора. Прораб нарисовал что-то на листочке, проектировщики по этому рисунку что-то спроектировали, дом построили, вопросов ни у кого не возникло. Я думаю, что если бы сегодня действующее законодательство не требовало, в частности, проходить градостроительный совет, многие нынешние застройщики также отказались бы от услуг архитекторов.

Несмотря на все это, вы по-прежнему связываете свою профессиональную деятельность с регионами? Между тем, вы, наверное, один из самых известных архитекторов, который специализируется на эконом-классе и работает строго в регионах. Что дает вам такая стратегия? 

– Когда я начал работать самостоятельно, то думал – какой рынок освоить? В Москву мне не очень хотелось ехать, просто потому, что я считал себя недостаточно опытным. И я выбрал тактику «первого парня на деревне». Я стал работать в регионах, как правило, с экономклассом, показывая на своем примере, что жилой дом и в нижнем ценовом сегменте можно сделать более привлекательным практически без увеличения сметы.
Архитектор Никита Маликов. Фотография из личного архива архитектора
Жилой дом для молодых специалистов (экономкласс). Проект, 2014 год. Изображение предоставлено Никитой Маликовым
Это стало вашей «фишкой»?

– Да. Она сработала. Мне стали заказывать проекты для увеличения эстетической и, как следствие, финансовой привлекательности здания. Другой фактор успеха выбранной стратегии – настороженность заказчиков из регионов по отношению к архитекторам из Москвы, которые стоят дороже, нарисуют все красиво, но потом это невозможно построить по бюджету. А тут вроде бы есть архитектор, который хорошо рисует, предлагает не слишком фантастические идеи развития проекта, участвует во всех стадиях, вплоть до запуска здания, и всё это со знанием регионального рынка и без отрыва от реальности.

Со временем я разработал методологию работы с архитектурой экономкласса. В России практически отсутствуют хоть какие-либо методики или учебники на данную тему, все пришлось создавать с нуля. Это стало понемногу привлекать региональных застройщиков, желающих построить что-то большее, чем просто «коробку для сна». Речь не идет о Сибири или Урале, где созданы мощные архитектурные школы (и у них сильное лобби). Туда я пока не очень стремлюсь, хотя за последние два года количество «сибирских» заказов сильно выросло. «Моя» основная территория – Центральный и Приволжский федеральный округ, где имеет место дефицит грамотных и недорогих решений. Здесь заказов достаточно. Как эксперт в своей области я начал привлекать внимание московской профессиональной аудитории, СМИ. Их внимание я старался конвертировать в том числе и в новые заказы. Так я постепенно развивался.
Реконструкция бульвара Цанова в город Тверь. Проект, 2016 год © Архитектор Никита Маликов
Реконструкция бульвара Цанова в город Тверь. Проект, 2016 год. Изображение предоставлено Никитой Маликовым
Реконструкция бульвара Цанова в город Тверь. Изображение предоставлено Никитой Маликовым
Реконструкция бульвара Цанова в город Тверь. Изображение предоставлено Никитой Маликовым
Расскажите о вашей методологии. Какие «московские» технологии и решения не применимы в регионах? Какие из них можно адаптировать?

– Все упирается в разницу бюджетов. Возьмем, например, любые фасадные решения, которые разрабатывают московские архитекторы, и которые публикуются в самых известных журналах. Их нереально скопировать и применить в провинции. У нас просто нет бюджета, чтобы клинкерным кирпичом сделать интересную кладку или окна – в пол. Штукатурка, классические окна – это лучшее, с чем у нас можно иметь дело. Далее начинается игра в рамках предложенных обстоятельств: как подобрать нужный оттенок штукатурки, как сочетать его, что делать с первыми этажами. Может быть, поменять пропорции окон, чтобы площадь остекления осталась та же, но дом выглядел интереснее.

Провинция – это совершенно другой потребительский рынок. Я сам сталкиваюсь с таким вот описанием в техническом задании: «Нарисовать цветные фасадики, потому что они нравятся молодым семьям». Никто не собирается разбираться, почему именно цветные фасады, кто эти молодые семьи. В случае, если заказ хороший, выгодный, приходится самому заниматься анализом потенциальных покупательских предпочтений, убеждать заказчика, что, дескать, давайте разобьем квартиры на 4-5 типов разных семей, или что цветные фасады – это не всегда хорошо. В целом рынок очень консервативен, любые подвижки и изменения проходят с большим трудом. Самая распространенная фраза от заказчика на начальном этапе переговоров: «в Москве могут что угодно строить за свои бюджеты, а ты давай нам типовое рисуй и не напрягайся…».

Хотя я обязательно должен сказать и об обратном явлении. В Твери и других регионах есть застройщики и девелоперы, которые очень хорошо понимают, что и для кого создают, и сознательно, а часто жестко требуют от всех исполнителей максимально качественный продукт.
Жилой дом в городе Тверь – «Премьер-парк» (комфорт класс). Постройка, 2012 год. Заказчик «Премьер-девелопмент». Фотография © Сергей Терехов
zooming
Жилой дом в городе Тверь – «Премьер-парк» (комфорт класс). Постройка, 2012 год. Заказчик «Премьер-девелопмент». Фотография © Сергей Терехов
Возможно, бренд «первого парня на деревне» позволяет вам настаивать на своем в переговорах с заказчиком?

– Заказчики бывают разные. Есть люди, которые заказывают жилые дома, а есть те, кто заказывает жилую среду. Вторые уже понимают, что такое человек, чего он хочет. Растет число заказчиков, которые сами просят сделать что-то оригинальное и правильное. С ними интересно работать и приятно общаться даже после реализации проекта, потому что они – любопытные собеседники, со своим мировоззрением.

Другой тип заказчиков – это примерно так: «Мне нужно 150 000 м2 на 6 гектарах». Больше их ничего не волнует. Если у заказчика в придачу есть еще и собственный кирпичный заводик, значит, все архитектурно-строительные решения должны быть именно из этого материала. Переубедить практически невозможно.
Госпиталь «Новейшие технологии». Проект, 2010 год. Совместный проект с инвесторами из США. Изображение предоставлено Никитой Маликовым
Госпиталь «Новейшие технологии». Проект, 2010 год. Совместный проект с инвесторами из США. Изображение предоставлено Никитой Маликовым
Госпиталь «Новейшие технологии». Проект, 2010 год. Совместный проект с инвесторами из США. Изображение предоставлено Никитой Маликовым
– Что для вас в профессии предмет гордости и что – разочарования?

– Ответ на этот вопрос начинается со следующего понимания: то, чему учат в университете, и то, с чем ты сталкиваешься в реальной жизни – это совершенно разные картины мира. В вузе тебя учат, что ты – художник. В реальности ты просто пытаешься выжать максимум из тех возможностей и ограничений, из которых состоит проект.

Для меня возможность бороться с трудностями реального рынка и стройки, и несмотря на все, пытаться создавать что-то функциональное, рентабельное и красивое – и есть предмет гордости и профессионального удовлетворения. Ведь на практике получается, что ты не просто создал красивый проект, а преодолел кучу препятствий на пути его создания. Это и есть – самое интересное в этой профессии.

И это одновременно есть самое больше разочарование, потому что иногда ограничения в работе настолько ужасны, что ничего нельзя с этим сделать. Ты понимаешь, что создаешь ужас, но если ты этого не сделаешь, то придет кто-то другой и сделает ужас в десять раз хуже.
Жилой дом «Голландец». Проект, 2015 год. Заказчик «Премьер-девелопмент». Изображение предоставлено Никитой Маликовым
Жилой дом «Голландец». Проект, 2015 год. Заказчик «Премьер-девелопмент». Изображение предоставлено Никитой Маликовым
Жилой дом «Голландец». Проект, 2015 года. Заказчик «Премьер-девелопмент». Изображение предоставлено Никитой Маликовым
Вы одновременно преподаете в профильном вузе. Чем отличаются современные студенты? Что вы можете им дать, а они – вам?

– Большинство студентов меня расстраивают, а меньшинство – радует. Но так в любой сфере. Многие ребята сегодня идут в университет, потому что так надо, полагая, что вуз снабдит их необходимыми навыками. У них нет мотивации узнавать что-то, выходящее за рамки обучающего процесса.

А вот то студенческое меньшинство, которое радует, ведет себя совершенно иначе. Они рано взрослеют и рано входят в профессию. Встречаются молодые люди 16-17 лет, которые имеют твердую цель и понимание, чего они хотят от жизни. Если еще лет пять назад я боялся к себе на работу молодого специалиста сразу после вуза брать, то сейчас у меня, например, работает замечательная талантливая девушка, которая еще учится на последних курсах. И таких примеров становится все больше.

Для меня преподавание как раз и стало тем механизмом, который позволяет находить талантливых ребят, обучать их, вдохновлять не останавливаться на достигнутых результатах, а в последствии при наличии общего интереса приглашать их к себе на стажировку и работу.
Экономреновация здания бывшего АБК под многофункциональный центр. Существующее положение. Реализация, 2016 год. Фотография предоставлена Никитой Маликовым
Экономреновация здания бывшего АБК под многофункциональный центр. После реновации. Реализация, 2016 год. Фотография предоставлена Никитой Маликовым
Для вас это стало способом решения кадровых вопросов?

– В какой-то мере. Тверь находится недалеко от Москвы. У нас принято, что все талантливые архитекторы уезжают в столицу за более высокими зарплатами и теоретической возможностью стать знаменитым. А это очень плохо для моего города (и любого другого рядом с Москвой). Вот я и пытаюсь предлагать молодым специалистам альтернативу профессиональной реализации, которую они не получат в Москве. Ведь не каждому стажеру, когда он приходит в компанию, могут поручить самостоятельный проект, который впоследствии построят, а он с гордостью положит его в свое портфолио.

Какие навыки и инструменты нужны молодому архитектору в меняющемся мире?

– Нужно приучить себя в регулярном режиме просматривать, анализировать профессиональные издания, журналы, сборники работ архитекторов из разных стран, на разных языках, понимать, что происходит в отрасли, куда эволюционирует профессия архитектора. Целесообразно, начиная уже с 3 курса организовывать для будущих архитекторов ознакомительные поездки по разным странам. Нужно изучать современные программы, поскольку профессия стремительно «оцифровывается», а я не встречал ни одного российского вуза, где бы качественно обучали работе с «софтом». Если сравнивать образовательный процесс с учебником, то вуз – это оглавление. Всему остальному нужно учиться на практике.
zooming
Экономреновация бывшего здания пожарной части (частично разрушенного) под офисный центр. Существующее положение. Реализация, 2016 год. Фотография предоставлена Никитой Маликовым
Экономреновация бывшего здания пожарной части (частично разрушенного) под офисный центр. После реновации. Реализация, 2016 год. Фотография предоставлена Никитой Маликовым
Выгодно ли быть архитектором?

– Зарабатывать в этой профессии в регионах очень сложно. Для рядового архитектора с опытом работы до 3 лет зарплата в 35 тысяч рублей в месяц – это удача. Зарплата главного архитектора проекта – 50 тысяч рублей, если очень повезет, то доходит до 60 тысяч. В связи с этим многие молодые архитекторы уходят в визуализацию или дизайн, там пока зарплаты выше.

Единственный выход для провинциального архитектора – зарабатывать на объемах. И вот здесь у меня противоречивая информация. Я знаю специалистов, которые говорят, что работы нет вообще, и знаю их коллег, которые завалены заказами. Профессиональный уровень их примерно одинаковый. Какой вывод из этого можно сделать? Наверное, такой: работа есть, но пиар или связи решают все.

В целом я несколько пессимистично отношусь к будущему рынка провинциальной архитектуры. Я считаю, что на данный момент выжить можно только в Москве или крупнейших федеральных городах, и то недолго, потому что на рынке сейчас много специалистов, которые демпингуют цены на свои услуги. И эта тенденция только усиливается. Московские заказчики архитектурных услуг также нередко размещают свои заказы в провинции, зачастую в ущерб качеству, зато дешевле. К счастью, у московского рынка есть защита в виде Архитектурного совета и выдающегося главного архитектора, которые защищают столицу от потока некачественных проектов.

Сам я собираюсь в среднесрочной перспективе, через два-три года, изменить масштаб своего бизнеса: создать сеть архитектурно-проектных бюро, специализирующихся на предоставлении услуг определенного уровня качества.
Проект остановочного павильона в городе Тверь. Проект, 2015 год. Фотография предоставлена Никитой Маликовым
***

Конференция «Открытый город» пройдет в Москве 28–29 сентября. В программе воркшопы ведущих архитектурных бюро, сессии по актуальнейшим вопросам российского архитектурного образования, презентация исследования «Профессиональное развитие в России и за рубежом: традиционные модели и альтернативные практики», ярмарка дополнительных образовательных программ, Portfolio Review – презентация студенческих портфолио перед ведущими архитекторами и девелоперами Москвы и другое.

ЖК «Премьер-парк»
Россия, Тверь

– 2014

Заказчик: «Премьер-девелопмент»
Жилой дом «Голландец»
Россия, Тверь

2015

Заказчик: «Премьер-девелопмент»

24 Августа 2017

Беседовала:

Оксана Надыкто
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.