Ржевские ворота

В конкурсе на дизайн новых станций Третьего пересадочного контура бюро Blank Architects участвовало с тремя предложениями. Два из них вошли в шорт-листы, одно, на концепцию станции «Ржевская», заняло первое место. Представляем проект-победитель.

Автор текста:
Лилия Аронова

mainImg

Мастерская:

Blank Architects

Проект:

Станция метро «Ржевская»
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Магда Кмита, Магда Чихонь, Лукаш Качмарчик, Шимон Матковски, Татьяна Леонтьева, Александра Разина, Алена Панфилова, Сергей Мешалкин, Полина Балыш, Надежда Ярмолюк

2017

3D-визуализации и рендеры: компании Element и ArchiRost
Проект освещения: компанию AF Lighting
Станция «Ржевская», получившая свое название от одноименной железнодорожной станции, откроется на Рижской площади, между вокзалом и метро «Рижская», с которой она будет связана подземным переходом. Место это историческое и в каком-то смысле знаковое: когда-то здесь, на Крестовской заставе, располагался один из въездов в Москву. Теперь вместо Камер-Коллежского вала площадь пересекает Третье кольцо, но разница между внутренней и внешней его стороной все еще хорошо видна: с одной стороны – старая Москва: Марьина Роща, Сущевский Вал, улица Гиляровского, с другой – железнодорожные пути, промышленные здания, вылетная магистраль проспекта Мира, переходящая в Ярославское шоссе. Давно снесены стоявшие здесь до 1930-х годов краснокирпичные водонапорные башни архитектора Максима Геппенера с ажурным мостиком между ними, но и сейчас въезд на внутреннюю часть проспекта Мира обрамляют башни сталинских зданий, стоящих по обе стороны улицы. Так что концепция, выбранная бюро Blank Architects как основа для проекта, – «Ворота в город» – и в исторический, и в географический контекст вписывается абсолютно логично.
Станция метро «Ржевская» © Blank Architects
zooming
Станция метро «Ржевская» © Blank Architects

Материальное воплощение эта концепция получила в виде одного из древнейших архитектурных архетипов, совершенного и универсального в своей простоте, – арки. Даже Арки: применительно к проекту Blank Architects это слово действительно хочется писать с большой буквы. Символ входа, приглашения, приветствия, этот элемент многократно повторяется в интерьерах платформ и вестибюлей, ритмизирует пространство и замыкает на себе львиную долю внутреннего дизайна. Форма для арки, если рассматривать ее в боковом разрезе, выбрана достаточно сложная, криволинейная. «С одной стороны, мы хотели сделать ее высокой, выразительной, – объясняет один из авторов проекта Татьяна Леонтьева, – с другой, нам нужно было подстроиться под существующий конструктив: высота прохода между платформами не может превышать 2,5 метров». Поэтому к платформам арки обращены монументальными порталами – повыше к центральной, пониже к боковым, – а между ними помещается плавный изгиб, яркую выразительность которого зритель сможет оценить только на улице, где та же форма заключена в стеклянную коробку наземного павильона, словно музейный экспонат, городская скульптура, каковой, в сущности, и является.
Станция метро «Ржевская» © Blank Architects

С проектированием на глубине шестидесяти метров под землей, как и вообще с жанром транспортной архитектуры, бюро Blank Architects сталкивается впервые. И это стало для них серьезным вызовом и интересным опытом. «За это мы и любим конкурсы, – говорит партнер бюро и один из авторов проекта Магда Кмита. – Они позволяют попробовать себя в совершенно новых для нас форматах архитектуры – отели, школы, музеи или вот метро». К делу подошли серьезно – прочитали уйму специальной литературы, проехались чуть ли не по всем станциям московского метро, основательно изучили мировой опыт. С точки зрения технологий какие-то вещи удалось успешно освоить, какие-то – например, вышеупомянутое ограничение по высоте прохода между платформами – подтолкнули к неожиданным решениям, какие-то так и остались досадными ограничениями. Авторы проекта до сих пор сожалеют, например, что из-за сложности эксплуатации невозможно оказалось как-то оформить стены и потолки эскалаторных групп, хотя с точки зрения времени нахождения там пассажиров эта зона представляется одной из наиболее привлекательных. Что же касается дизайна интерьеров, то было сразу же решено сделать его минималистичным, практически без декора. Если в данном случае можно говорить о каких-то источниках вдохновения, то для Магды Кмиты любимая станция московского метро – «Кропоткинская» с ее монументальной «древнеегипетской» колоннадой, а Татьяна Леонтьева добавляет к списку «образцовых» «Сокол» и «Аэропорт». «Их все объединяет очень простой дизайн без излишней декоративности, но с повторением и усилением какого-то одного архитектурного элемента, красиво подсвеченного и создающего ритм, – объясняет она. – Этого же эффекта стремились добиться и мы в своем проекте».
zooming
Станция метро «Ржевская» © Blank Architects

Главной теме проекта вторит, перекликаясь и переплетаясь с ней, мотив путешествия, навеянный стоящим на площади железнодорожным вокзалом. Стены вдоль рельсовых путей архитекторы предлагают расписать изображениями пейзажей, но нечеткими, размытыми – такими, какими они видятся из окон быстро идущего поезда. Тему пути поддерживают линии на полу в вестибюлях, напоминающие о железнодорожных рельсах и одновременно служащие инструментом навигации. Удобная навигация – то, чего все еще не хватает московскому метро, считают авторы «Ржевской». Этому вопросу в своем проекте они уделили особое внимание, причем наряду с очевидными вещами – табло, надписями, инфопойнтами – большая роль отводится интуитивной навигации. Поэтому, скажем, выходы с основной платформы оформлены по-разному. Западный, через который осуществляется выход в город, то есть к вокзалу, отмечен большим, во всю стену, интерактивным мультимедиа-экраном, напоминающим о расписании движения поездов. Противоположный же торец светится теплым желтым светом – это переход на станцию метро «Рижская» с ее «янтарными» пилонами, расположенной к тому же на оранжевой ветке.
zooming
Станция метро «Ржевская» © Blank Architects

При программной лаконичности декора особая роль, в том числе и в функциональном плане, отводится световому дизайну. И здесь тоже ставка на интуитивные реакции: например, авторы проекта предлагают менять интенсивность освещенности арок на платформах по мере того, как поезд метро въезжает на станцию. Благодаря этому еще на эскалаторе пассажир поймет, что ему следует поспешить, – так, как сейчас мы ориентируемся на нарастающий звук, только более надежно, потому что ясно, с какой стороны приближается поезд. А приехавшие на станцию пассажиры, поднимаясь по эскалатору, будут постепенно попадать во все более светлое пространство: этот прием подчеркивает, что мы движемся по направлению к улице, к дневному свету. В подземных вестибюлях направление движения подскажет разворот арок, через которые пассажиры выходят, относительно направления движения входящих: благодаря этому потоки будут четко разделены.
Станция метро «Ржевская». Аксонометрия © Blank Architects

Обладая большим опытом строительства торговых центров, архитекторы бюро Blank Architects знают, как привлечь людей в свои объекты и заинтересовать их, чтобы задержать как можно дольше. У станции метро, конечно, задачи другие, чтобы не сказать противоположные, – здесь нужно, наоборот, максимально оптимизировать трафик. Тем не менее авторы проекта сделали все для того, чтобы те несколько минут, которые человек проведет на станции «Ржевская», были не только комфортными, но и эмоционально насыщенными. Разглядывая размытые пейзажи за окнами-арками, следуя за развязками «железнодорожных путей» на полу, следя за сменой цифр на медиаэкране, даже вечно спешащий утренний пассажир сможет ненадолго отрешиться от забот. По словам Магды Кмиты, это было для них важно – сделать так, чтобы даже человек, который пользуется этой станцией ежедневно, мог каждый раз открывать для себя что-то новое, чтобы каждая поездка становилась для него маленьким путешествием.
zooming
Станция метро «Ржевская» © Blank Architects
Станция метро «Ржевская» © Blank Architects

Основу цветовой гаммы станции составило изысканное сочетание серого мрамора стен и нержавейки, которой отделаны арки, с теплым оттенком «пепел розы» в гранитном покрытии пола. По условиям конкурса материалы для отделки должны были быть российского производства. Изначально это представляло некоторую трудность, но в конце концов и ее авторы проекта сумели обратить на пользу делу – они познакомились с новыми компаниями, изучили новые для себя возможности камня, чтобы выбрать в итоге максимально долговечные, устойчивые и антивандальные материалы, что в условиях оживленного трафика станции метро является абсолютной необходимостью.
zooming
Станция метро «Ржевская» © Blank Architects

Наземный павильон станции, который расположен на территории сквера, зажатого между двумя автомобильными дорогами, вписан в небольшой прямоугольник размером три на шесть метров. «Мы решили сделать стены абсолютно прозрачными, – объясняет Магда Кмита. – У нас так много разного типа архитектуры вокруг – и Рижский вокзал, и ротонда станции «Рижская», и сталинские здания на проспекте Мира, – что мы не хотели добавлять еще один сильный акцент. Поэтому мы как бы «растворили» павильон в пространстве, подчеркнув только нашу арку». Авторы проекта хотели бы и сам сквер, который сегодня почти не используется, сделать более оживленным, – в своем проекте они предлагают схему благоустройства с установкой скамеек, фонарей и посадкой дополнительной зелени по периметру. Правда, ни ТЗ, ни бюджет будущей станции благоустройства прилегающей территории не предусматривают, но Blank Architects всегда стараются смотреть на проект в целом, не ограничиваясь техническим заданием.
***

Недавно стало известно, что проект станции метро «Ржевская» от Blank Architects – как, кстати, и предложение по «Шереметьевской» – вошел в шорт-лист Всемирного фестиваля архитектуры WAF-2017. Ждем результатов, но важнее – что реализация проекта не за горами: если все пойдет по плану, первые поезда пройдут через станцию «Ржевская» уже в начале 2020 года.
 

Мастерская:

Blank Architects

Проект:

Станция метро «Ржевская»
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Магда Кмита, Магда Чихонь, Лукаш Качмарчик, Шимон Матковски, Татьяна Леонтьева, Александра Разина, Алена Панфилова, Сергей Мешалкин, Полина Балыш, Надежда Ярмолюк

2017

3D-визуализации и рендеры: компании Element и ArchiRost
Проект освещения: компанию AF Lighting

07 Августа 2017

Автор текста:

Лилия Аронова

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.

Сейчас на главной

Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.