English version

Ржевские ворота

В конкурсе на дизайн новых станций Третьего пересадочного контура бюро Blank Architects участвовало с тремя предложениями. Два из них вошли в шорт-листы, одно, на концепцию станции «Ржевская», заняло первое место. Представляем проект-победитель.

Автор текста:
Лилия Аронова

mainImg
Мастерская:
Blank Architects http://blankarchitects.ru/
Проект:
Станция метро «Ржевская»
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Магда Кмита, Магда Чихонь, Лукаш Качмарчик, Шимон Матковски, Татьяна Леонтьева, Александра Разина, Алена Панфилова, Сергей Мешалкин, Полина Балыш, Надежда Ярмолюк

2017 — 2017

3D-визуализации и рендеры: компании Element и ArchiRost
Проект освещения: компанию AF Lighting
Станция «Ржевская», получившая свое название от одноименной железнодорожной станции, откроется на Рижской площади, между вокзалом и метро «Рижская», с которой она будет связана подземным переходом. Место это историческое и в каком-то смысле знаковое: когда-то здесь, на Крестовской заставе, располагался один из въездов в Москву. Теперь вместо Камер-Коллежского вала площадь пересекает Третье кольцо, но разница между внутренней и внешней его стороной все еще хорошо видна: с одной стороны – старая Москва: Марьина Роща, Сущевский Вал, улица Гиляровского, с другой – железнодорожные пути, промышленные здания, вылетная магистраль проспекта Мира, переходящая в Ярославское шоссе. Давно снесены стоявшие здесь до 1930-х годов краснокирпичные водонапорные башни архитектора Максима Геппенера с ажурным мостиком между ними, но и сейчас въезд на внутреннюю часть проспекта Мира обрамляют башни сталинских зданий, стоящих по обе стороны улицы. Так что концепция, выбранная бюро Blank Architects как основа для проекта, – «Ворота в город» – и в исторический, и в географический контекст вписывается абсолютно логично.
Станция метро «Ржевская» © Blank Architects
zooming
Станция метро «Ржевская» © Blank Architects

Материальное воплощение эта концепция получила в виде одного из древнейших архитектурных архетипов, совершенного и универсального в своей простоте, – арки. Даже Арки: применительно к проекту Blank Architects это слово действительно хочется писать с большой буквы. Символ входа, приглашения, приветствия, этот элемент многократно повторяется в интерьерах платформ и вестибюлей, ритмизирует пространство и замыкает на себе львиную долю внутреннего дизайна. Форма для арки, если рассматривать ее в боковом разрезе, выбрана достаточно сложная, криволинейная. «С одной стороны, мы хотели сделать ее высокой, выразительной, – объясняет один из авторов проекта Татьяна Леонтьева, – с другой, нам нужно было подстроиться под существующий конструктив: высота прохода между платформами не может превышать 2,5 метров». Поэтому к платформам арки обращены монументальными порталами – повыше к центральной, пониже к боковым, – а между ними помещается плавный изгиб, яркую выразительность которого зритель сможет оценить только на улице, где та же форма заключена в стеклянную коробку наземного павильона, словно музейный экспонат, городская скульптура, каковой, в сущности, и является.
Станция метро «Ржевская» © Blank Architects

С проектированием на глубине шестидесяти метров под землей, как и вообще с жанром транспортной архитектуры, бюро Blank Architects сталкивается впервые. И это стало для них серьезным вызовом и интересным опытом. «За это мы и любим конкурсы, – говорит партнер бюро и один из авторов проекта Магда Кмита. – Они позволяют попробовать себя в совершенно новых для нас форматах архитектуры – отели, школы, музеи или вот метро». К делу подошли серьезно – прочитали уйму специальной литературы, проехались чуть ли не по всем станциям московского метро, основательно изучили мировой опыт. С точки зрения технологий какие-то вещи удалось успешно освоить, какие-то – например, вышеупомянутое ограничение по высоте прохода между платформами – подтолкнули к неожиданным решениям, какие-то так и остались досадными ограничениями. Авторы проекта до сих пор сожалеют, например, что из-за сложности эксплуатации невозможно оказалось как-то оформить стены и потолки эскалаторных групп, хотя с точки зрения времени нахождения там пассажиров эта зона представляется одной из наиболее привлекательных. Что же касается дизайна интерьеров, то было сразу же решено сделать его минималистичным, практически без декора. Если в данном случае можно говорить о каких-то источниках вдохновения, то для Магды Кмиты любимая станция московского метро – «Кропоткинская» с ее монументальной «древнеегипетской» колоннадой, а Татьяна Леонтьева добавляет к списку «образцовых» «Сокол» и «Аэропорт». «Их все объединяет очень простой дизайн без излишней декоративности, но с повторением и усилением какого-то одного архитектурного элемента, красиво подсвеченного и создающего ритм, – объясняет она. – Этого же эффекта стремились добиться и мы в своем проекте».
zooming
Станция метро «Ржевская» © Blank Architects

Главной теме проекта вторит, перекликаясь и переплетаясь с ней, мотив путешествия, навеянный стоящим на площади железнодорожным вокзалом. Стены вдоль рельсовых путей архитекторы предлагают расписать изображениями пейзажей, но нечеткими, размытыми – такими, какими они видятся из окон быстро идущего поезда. Тему пути поддерживают линии на полу в вестибюлях, напоминающие о железнодорожных рельсах и одновременно служащие инструментом навигации. Удобная навигация – то, чего все еще не хватает московскому метро, считают авторы «Ржевской». Этому вопросу в своем проекте они уделили особое внимание, причем наряду с очевидными вещами – табло, надписями, инфопойнтами – большая роль отводится интуитивной навигации. Поэтому, скажем, выходы с основной платформы оформлены по-разному. Западный, через который осуществляется выход в город, то есть к вокзалу, отмечен большим, во всю стену, интерактивным мультимедиа-экраном, напоминающим о расписании движения поездов. Противоположный же торец светится теплым желтым светом – это переход на станцию метро «Рижская» с ее «янтарными» пилонами, расположенной к тому же на оранжевой ветке.
zooming
Станция метро «Ржевская» © Blank Architects

При программной лаконичности декора особая роль, в том числе и в функциональном плане, отводится световому дизайну. И здесь тоже ставка на интуитивные реакции: например, авторы проекта предлагают менять интенсивность освещенности арок на платформах по мере того, как поезд метро въезжает на станцию. Благодаря этому еще на эскалаторе пассажир поймет, что ему следует поспешить, – так, как сейчас мы ориентируемся на нарастающий звук, только более надежно, потому что ясно, с какой стороны приближается поезд. А приехавшие на станцию пассажиры, поднимаясь по эскалатору, будут постепенно попадать во все более светлое пространство: этот прием подчеркивает, что мы движемся по направлению к улице, к дневному свету. В подземных вестибюлях направление движения подскажет разворот арок, через которые пассажиры выходят, относительно направления движения входящих: благодаря этому потоки будут четко разделены.
Станция метро «Ржевская». Аксонометрия © Blank Architects

Обладая большим опытом строительства торговых центров, архитекторы бюро Blank Architects знают, как привлечь людей в свои объекты и заинтересовать их, чтобы задержать как можно дольше. У станции метро, конечно, задачи другие, чтобы не сказать противоположные, – здесь нужно, наоборот, максимально оптимизировать трафик. Тем не менее авторы проекта сделали все для того, чтобы те несколько минут, которые человек проведет на станции «Ржевская», были не только комфортными, но и эмоционально насыщенными. Разглядывая размытые пейзажи за окнами-арками, следуя за развязками «железнодорожных путей» на полу, следя за сменой цифр на медиаэкране, даже вечно спешащий утренний пассажир сможет ненадолго отрешиться от забот. По словам Магды Кмиты, это было для них важно – сделать так, чтобы даже человек, который пользуется этой станцией ежедневно, мог каждый раз открывать для себя что-то новое, чтобы каждая поездка становилась для него маленьким путешествием.
zooming
Станция метро «Ржевская» © Blank Architects
Станция метро «Ржевская» © Blank Architects

Основу цветовой гаммы станции составило изысканное сочетание серого мрамора стен и нержавейки, которой отделаны арки, с теплым оттенком «пепел розы» в гранитном покрытии пола. По условиям конкурса материалы для отделки должны были быть российского производства. Изначально это представляло некоторую трудность, но в конце концов и ее авторы проекта сумели обратить на пользу делу – они познакомились с новыми компаниями, изучили новые для себя возможности камня, чтобы выбрать в итоге максимально долговечные, устойчивые и антивандальные материалы, что в условиях оживленного трафика станции метро является абсолютной необходимостью.
zooming
Станция метро «Ржевская» © Blank Architects

Наземный павильон станции, который расположен на территории сквера, зажатого между двумя автомобильными дорогами, вписан в небольшой прямоугольник размером три на шесть метров. «Мы решили сделать стены абсолютно прозрачными, – объясняет Магда Кмита. – У нас так много разного типа архитектуры вокруг – и Рижский вокзал, и ротонда станции «Рижская», и сталинские здания на проспекте Мира, – что мы не хотели добавлять еще один сильный акцент. Поэтому мы как бы «растворили» павильон в пространстве, подчеркнув только нашу арку». Авторы проекта хотели бы и сам сквер, который сегодня почти не используется, сделать более оживленным, – в своем проекте они предлагают схему благоустройства с установкой скамеек, фонарей и посадкой дополнительной зелени по периметру. Правда, ни ТЗ, ни бюджет будущей станции благоустройства прилегающей территории не предусматривают, но Blank Architects всегда стараются смотреть на проект в целом, не ограничиваясь техническим заданием.
***

Недавно стало известно, что проект станции метро «Ржевская» от Blank Architects – как, кстати, и предложение по «Шереметьевской» – вошел в шорт-лист Всемирного фестиваля архитектуры WAF-2017. Ждем результатов, но важнее – что реализация проекта не за горами: если все пойдет по плану, первые поезда пройдут через станцию «Ржевская» уже в начале 2020 года.
 
Мастерская:
Blank Architects http://blankarchitects.ru/
Проект:
Станция метро «Ржевская»
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Магда Кмита, Магда Чихонь, Лукаш Качмарчик, Шимон Матковски, Татьяна Леонтьева, Александра Разина, Алена Панфилова, Сергей Мешалкин, Полина Балыш, Надежда Ярмолюк

2017 — 2017

3D-визуализации и рендеры: компании Element и ArchiRost
Проект освещения: компанию AF Lighting

07 Августа 2017

Автор текста:

Лилия Аронова
Blank Architects: другие проекты
Магда Чихонь: «Мы жили этим полтора года»
Работа кураторов венецианской биеннале чаще всего остается за кадром – многочисленные журналисты об этом не пишут. Об изнанке нынешней биеннале рассказывает Магда Чихонь, управляющий партнер и главный архитектор бюро BlankArchitects, которая знает, как это было, из первых рук.
Связующее звено
Мастерская Blank Architects переосмыслила внешний облик и внутреннее содержание торгового центра в Отрадном, превратив его в центр социальной жизни микрорайона.
Контур рыночной площади
Модернизация ТЦ «Пятая Авеню» по проекту Blank Architects включает ребрендинг, расширение набора функций и сервисов, также как и новый фасад, на котором, в верхнем этаже, отразится наличие рынка внутри.
WAF как зеркало тенденций
Десятый WAF в середине ноября выпустил манифест с десятью принципами. Анализируем тенденции, заявленные фестивалем, сопоставляем их с комментариями архитекторов, посетивших в этом году фестиваль.
Шесть измерений
Перевод эссе Шимона Матковски, партнера бюро «Blank Architects», посвященного «теории шести измерений», отвечающих за хорошую архитектуру. Полезно молодым архитекторам; главный совет – думать головой.
Blank Architects: «Нет оправданий, кроме архитектуры»
Бюро, созданное иностранными архитекторами в России, в мире воспринимают как «московское». Blank Architects принимает решения демократически, стремится создавать ответственные проекты, даже если это вступает в противоречие с российскими нормативами. А также ценит креативность, не признает оправданий и интересуется всем, что может повлиять на проекты.
Похожие статьи
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.