Магда Чихонь: «Мы жили этим полтора года»

Работа кураторов венецианской биеннале чаще всего остается за кадром – многочисленные журналисты об этом не пишут. Об изнанке нынешней биеннале рассказывает Магда Чихонь, управляющий партнер и главный архитектор бюро BlankArchitects, которая знает, как это было, из первых рук.

Беседовала:
Марина Новикова

mainImg

Мастерская:

Blank Architects
Магда, спасибо, что согласились рассказать нам о секретах работы кураторов. Всегда интересно, как творческие люди приходят к определенному результату.

Это не секрет, а скорее некая семейная история. Дело в том, что я наполовину ирландка, и в ирландской части нашей семьи тоже есть архитекторы. Ирландия – маленькая страна, она практически вся сосредоточена в Дублине, и кураторы биеннале этого года – ирландские архитекторы Шелли Макнамара и Ивонн Фарелл пригласили двух членов моей семьи участвовать в создании биеннале. Они и рассказывали мне о том, как все происходило, и мы жили этим полтора года.

Мне как архитектору интересно, как была сделана кураторская работа и какой эффект, какой результат получился. Наверное поэтому павильоны стран для меня не так интересны, и всем архитекторам, с которыми говорю про биеннале, советую обратить внимание на павильоны кураторов.

Имена Шелли Макнамара и Ивонн Фарелл до биеннале были не очень известными широкой публике, да и специалистам тоже. Как получилось, что их выбрали кураторами?

Да, они не из числа звезд, селебрити из мира международной архитектуры. При этом Шелли Макнамара и Ивонн Фарелл – очень хорошие архитекторы. Они обучают архитектуре в разных университетах, у них много побед и призов в конкурсах, и они делают хорошую архитектуру. И видимо поэтому на них обратили внимание организаторы биеннале и пригласили стать кураторами.

Кураторы сделали в Венеции две экспозиции – в Арсенале и Джардини. Как они работали в Арсенале?

Некоторые здания в Арсенале датируются XII веком. Это очень старые многослойные постройки. Когда-то ими пользовались военные, теперь здесь проходят выставки – архитектурные чередуются с биеннале современного искусства. И каждый год в здании происходят изменения: для арт-событий создают искусственное пространство, а архитектурные живут по другим законам.
zooming
Магда Чихонь, управляющий партнер и главный архитектор бюро Blank Architects © Blank Architects
Кураторская экспозиция в Арсенале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Кураторская экспозиция в Арсенале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Кураторская экспозиция в Арсенале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Работая с пространством Арсенала, Шелли Макнамара и Ивонн Фарелл провели очень большую работу, чтобы запустить внутрь солнце. Сначала были открыты все окна и двери, даже те, про существование которых давно забыли. Они сделали все, чтобы освободить здания. И мне, как архитектору, понятно их желание увидеть пространство.

А после началось изучение, как этот новый свет и внешние эффекты будут работать с выставкой. Как будут влиять на выставку блики от воды из канала, который идет вдоль одного из боковых фасадов Арсенала. И только, когда были изучены все детали, кураторы стали думать, как в существующее пространство, с уважением к нему, вживить работы архитекторов.

Организаторы биеннале не понимали, как будет работать выставка, когда в здании столько дневного света. По правилам на выставках должен быть холодный свет, а солнечный – теплый. Кураторы настояли на своем и дальше уже смешивали теплый свет с холодным. И эта игра получилась интересной.
Кураторская экспозиция в Арсенале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Кураторская экспозиция в Арсенале. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
В Арсенале размещаются работы приглашенных архитекторов. Какими были критерии отбора участников этой экспозиции? 

Эта вторая часть работы кураторов была связана с темой фестиваля FreeSpace. И здесь интересен подход кураторов к выбору архитекторов. Это должны были быть те, кто работают с искусством архитектуры, погружаются в архитектуру, обучают студентов. Еще один критерий – больше архитекторов из разных стран, в том числе развивающихся стран Азии и Африки, о которых раньше не слышали. Рассматривались портфолио кандидатов – что они внесли в архитектуру за время своей практики, какие новые темы охватили. Так что эта биеннале открывает много новых имен. Конечно, пригласили и известных архитекторов – бюро BIG и Петера Цумтора.

Всего было выбрано 100 архитекторов. Этот список поделили по алфавиту между двумя архитекторами, и каждой досталось по 50 архитекторов, очень разных, с разным подходом к работе. Были и такие, кто сказал, что будут делать свою инсталляцию на месте.

В конце Арсенала построен бамбуковый павильон над водой, куда все попадают, чтобы отдохнуть, обсудить увиденное, поразмышлять. Его авторы, ребята из Вьетнама, приехали и сказали: «Мы не делаем проектов под такие павильоны. Искусство у нас в руках. Есть материал и мы будем создавать инсталляцию здесь и сейчас». Это так отличается от привычного нам подхода, когда сначала рисунки, проект, а уже потом реализация.

Каким был подход кураторов к сбору экспозиции: места для работ 100 архитекторов-участников были определены заранее или экспозиция собиралась как пазл?

Кураторы хотели собрать экспозицию, учитывая, как работает здание: как попадают в окна свет и блики, и как будет происходить наращивание темы. Работы были размещены так, чтобы зрители могли погрузиться в тему, а затем иметь возможность отдохнуть: концентрация темы переходит к некоторому ее разрежению.

В итоге в Арсенале получилась экспозиция, которая читается очень легко, и за два дня можно посмотреть все 100 работ архитекторов, и от всех остается впечатление.

Что кураторам удалось сделать в Джардини?

Экспозиция павильона в Джардини построена на цепочке past-present-future. Здесь, на мой взгляд, наиболее интересно кураторы поработали с историей архитектуры. Мы, архитекторы, чертим очень много, и нам важно, что идет в стройку. А во времена Ле Корбюзье, Луиса Кана и Фрэнка Ллойда Райта, сколько было сделано проектов, которые не пошли в реализацию. Про эти проекты мало говорят, и кураторы подняли и показали эти старые проекты. Тогда архитектура была больше искусством, чем сейчас. Все рисовалось руками. По-другому происходила коммуникация архитектора и заказчика – в письмах и телеграммах. Это показано на примере проекта японцев, сделанного для Венеции. Это сейчас проектные материалы по почте или даже вотсап доставляются мгновенно. А тогда архитектор посылал лист и ждал ответ, корректировал, отправлял и снова ждал ответ. И так многие месяцы. Наверное, это хорошо, что все происходило так неспешно. Сегодня в архитектуре все решается слишком быстро.
Часть кураторской работы в павильоне биеннале: pfl 13 Лакатон Вассаль. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Тему past кураторы раскрывают и через инсталляции, которые выполнили лучшие на сегодня архитектурные студии Ирландии. Кураторы попросили подобрать любимые объекты из построенных с начала прошлого века до 1930-х годов и представить работу архитекторов этих зданий через инсталляции, посмотрев на них глазами современных архитекторов.
Часть кураторской работы в павильоне биеннале: фильмы freespace. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

И хотя в фокусе нашего разговора кураторская работа, невозможно не спросить о павильонах стран. Какой вам оказался ближе и почему? 

Для себя я выделила павильон Скандинавских стран, где Швеция, Норвегия и Финляндия создали многослойную экспозицию с биоорганической темой, читающейся не сразу.
Кураторская экспозиция в павильоне биеннале: «Встречис замечательными зданиями», фрагмент. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
Это изначально правильная работа с пространством, светом и воздухом. И я задаю себе вопрос, ведь в этих странах много хороших архитекторов, как же они смогли договориться, чтобы рассказать всего об одной теме. В этом сдержанность и скромность, и достоинство, то что по-английски звучит как humble. Вот этот humble-подход чувствуется и в работе кураторов биеннале.
Павильон Скандинавских стран. Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру


Мастерская:

Blank Architects

06 Июля 2018

Беседовала:

Марина Новикова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.