Пролетая над городом

Для своей книги «АрхиДрон. Пятый фасад современной Москвы» (DOM, 2017) фотограф Денис Есаков снял с высоты птичьего полета самые известные московские здания.

mainImg

zooming
Обложка книги «АрхиДрон. Пятый фасад современной Москвы». Изображение предоставлено DOM publishers



Книга «АрхиДрон. Пятый фасад современной Москвы» появилась во многом благодаря случаю. Фотограф Денис Есаков готовил серию снимков столицы с воздуха для городского интернет-издания. Потом обстоятельства изменились, и они разошлись по разным медиа, российским и зарубежным. Собрать фотографии воедино автору предложил издательский дом DOM publishers – так альбом увидел свет, получив при этом подробную сопроводительную статью авторства Карины Димер.

Подготовку проекта начали ранней весной, а закончили – поздним летом прошлого года. Каждое здание снимали с трех ракурсов – два с воздуха при помощи беспилотника и один с земли, дрон поднимали на высоту до 500 метров. Солнечных дней, подходящих для работы, приходилось ждать подолгу, однако больше всего времени занял не съемочный процесс, а выбор объектов. В итоге в книгу вошли фотографии семидесяти московских домов разных лет: от Шуховской башни до жилого комплекса «Садовые кварталы» с обязательной остановкой над небоскребами Москва-сити.

zooming
Разворот книги «АрхиДрон. Пятый фасад современной Москвы» (DOM, 2017). Фото © Денис Есаков
zooming
Разворот книги «АрхиДрон. Пятый фасад современной Москвы» (DOM, 2017). Фото © Денис Есаков



«У меня было три критерия: архитектурная значимость, сложный вид в плане и доступность для съемки, – рассказывает Денис Есаков. – Первый список состоял из архитектурных «звезд», из которого я затем убрал те, что на плане выглядят совсем простыми прямоугольниками. Потом при помощи коллег, Нины Фроловой и Бориса Кондакова, срезал бритвой Оккама менее значимые. Это был сложный и многоступенчатый процесс».

Книга, по сути «трилингва», выпущена в трёх вариантах обложки – на русском, немецком и английском, причём именно английское название получилось самым интересным: Spying on Moscow – «шпионя за Москвой» – вполне описывает сложности, с которыми автору пришлось столкнуться при съёмке, а подзаголовок A winged guide to architecture – «крылатый путеводитель по архитектуре» – создаёт поэтичный образ, очень подходящий к содержанию.

Обложки книги «АрхиДрон. Пятый фасад современной Москвы» на трех языках. Изображение предоставлено DOM publishers
zooming
Разворот книги «АрхиДрон. Пятый фасад современной Москвы» (DOM, 2017). Фото © Денис Есаков
zooming
Разворот книги «АрхиДрон. Пятый фасад современной Москвы» (DOM, 2017). Фото © Денис Есаков

«АрхиДрон. Пятый фасад современной Москвы» вовсе не история про крыши, как можно подумать из названия. Эта книга – атлас сакральной геометрии города, скрытой от глаз пешеходов. Впрочем, даже то, что и без того знаешь, благодаря необычному ракурсу раскрывается по-новому. Так, история возникновения Нового Арбата вдруг становится совершенно осязаемой: идеальная горизонталь проспекта вторгается в тело города там, где остальные дома развернуты совсем под другим углом.
Дом культуры имени Русакова. 1927-1929. Архитектор Константин Мельников. Фото © Денис Есаков
Хавско-Шаболовский жилой комплекс. 1927-1930. Архитекторы Николай Травин, Борис Блохин и др. Фото © Денис Есаков

Объекты в альбоме следуют друг за другом в хронологическом порядке их появления. Поэтому «Архидрон» пролетает не только над зданиями, но и над эпохами. Супрематизм Мельникова и идеальные прямоугольники конструктивистов вытесняет «дворцовость» МГУ и ВДНХ, которую сменяют простота модернизма и разношерстная геометрия поздних построек.
Дом на набережной. 1928-1931. Архитекторы Борис и Дмитрий Иофаны. Фото © Денис Есаков
Театр Красной Армии. 1934-1940. Архитекторы Каро Алабян, Василий Симбирцев. Фото © Денис Есаков



От фотографии к фотографии в книге складывается визуальное повествование не только об архитектуре, а еще о людях и стране. Планировка центральной площади «города электроники» Зеленограда, спроектированная в середине семидесятых, при взгляде с воздуха оказывается «микросхемой» – ровно такой, как из транзисторного приемника.

Круглые дома на улицах Довженко и Нежинской не получили троих собратьев к Олимпиаде-80, но оказывается, что примерно в то же время появляются «круги» здания музея АЗЛК, Детского музыкального театра Натальи Сац и Московского дворца молодежи. Впрочем, о том, что на крыше двух последних есть «олимпийские кольца», случайный прохожий едва ли догадается.
Здание Всесоюзного центрального совета профессиональных союзов. 1931-1958. Архитектор Алексей Власов. Фото © Денис Есаков
Главное здание МГУ. 1949-1953. Архитекторы Лев Руднев, Александр Хряков и другие. Фото © Денис Есаков

«АрхиДрон. Пятый фасад современной Москвы» раскрывает секреты зданий. Дом «Патриарх» в Еромолаевском переулке оказывается на плане матрешкой – в дополнение к античным статуям на фасаде и башне Татлина. На крыше главного павильона ВДНХ видны четыре позолоченные надписи «СССР». К фасадам дрон подлетает совсем близко, так, что можно, например, увидеть кондиционеры, которыми увешана Останкинская башня.
Велотрек в Крылатском. 1976-1979. Архитекторы Нина Воронина, Александр Оспенников. Фото © Денис Есаков
Дворец пионеров. 1958-1962. Архитекторы Виктор Егерев, Владимир Кубасов и другие. Фото © Денис Есаков
Здание президиума РАН. 1974-1994. Архитекторы Юрий Платонов, Людмила Барщ и др. Фото © Денис Есаков

Людей на в альбоме почти нет: они попадают в кадр всего несколько раз и ровно так, чтобы оставаться незамеченными. Фотографии с земли сняты без затей: в книге они не больше, чем адресные планы, слишком очевидные, чтобы перетягивать на себя внимание. Совсем другое дело ракурсы сверху: фотографии с воздуха выглядят как идеальные чертежные планы, которые вдруг ожили, обрели материал и цвет, но остались при этом двухмерными.
Многофункциональный жилой комплекс на Мосфильмовской улице. 2006-2012. Архитекторы Сергей Скуратов Architects. Фото © Денис Есаков
Жилой комплекс «Аэробус». 2004-2007. Архитекторы ТПО «Резерв». Фото © Денис Есаков
Московская школа управления «Сколково». 2006-2010. Архитекторы Adjaye Associates, «А-Б студия». Фото © Денис Есаков
Жилой комплекс «Садовые кварталы». 2010-2018. Архитекторы Сергей Скуратов Architects, «Проект Меганом» и др. Фото © Денис Есаков


24 Июля 2017

author pht

Авторы текста:

Денис Есаков, Наталья Мурадова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.