Полеты над Москвой

Публикуем снимки памятников советского модернизма с воздуха, выполненные Денисом Есаковым и Дмитрием Василенко.

mainImg
0 Фотографии зданий были сделаны с помощью беспилотника-дрона.

Взглянуть на здание с птичьего полета до эпохи воздухоплавания было возможно не только с соседней горы: презентационные макеты давали именно такой эффект, и их красота могла отвлечь от мысли о восприятии задуманных сооружений с земли, хотя именно оно – определяющее для любой постройки. В XX веке полеты на самолетах и аэрофотосъемка превратились в привычное дело, поэтому вид проекта сверху, всегда более захватывающий, чем земные перспективы, стал еще более актуальным. Так, в 1960-е в СССР как перспективный вид транспорта рассматривались авиаперелеты на короткие расстояния, и некоторое время пассажиров даже доставляли из Центрального аэровокзала в четыре московских аэропорта на вертолетах. Поэтому архитекторы в те годы учитывали в своих проектах для Москвы облик «пятого фасада» – вид здания сверху, а также планировали эксплуатируемые кровли. Однако затем полеты над столицей были запрещены, крыши-террасы – из соображений безопасности – тоже, поэтому задуманное в проектах не было воплощено при строительстве, и крыши превратились в «склад» технических установок.

В массовой застройке, где не было возможности дать каждому зданию индивидуальный облик, архитекторы «искупали» это красотой планировочных решений, которые редко можно было оценить с земли, но изучающему макет крупному чиновнику они, должно быть, казались крайне привлекательными (подробнее см. «Эстетика советской жилой архитектуры»).

Однако не массовые, «штучные» объекты последних десятилетий существования СССР производили впечатление и на пешеходов, и на пассажиров автотранспорта. При этом их тщательно продуманные и часто весьма сложные форма и композиция совсем иначе смотрятся сверху, заставляя заново оценить работу проектировщиков.

Дворец пионеров на Ленинских горах
1959–62
В.С. Егерев, В.С. Кубасов, Ф.А. Новиков, Б.В. Палуй, И.А. Покровский, М.Н. Хажакян, Ю.И. Ионов.
Максимальная высота съемки – 470 м.
Дворец пионеров на Ленинских горах
Фотография © Денис Есаков и Дмитрий Василенко

Архитекторы следуют примеру своих предшественников эпохи авангарда, создавая развернутую в пространстве планировку, рассчитанную на вид из воздушного судна: обращенный к площади пионерских парадов единый легкий «фронт» и формируемые отдельными корпусами камерные дворы с противоположной стороны.
 
Дворец пионеров на Ленинских горах
Фотография © Денис Есаков и Дмитрий Василенко
Дворец пионеров на Ленинских горах
Фотография © Денис Есаков



Универсальный спортивный зал «Дружба» в Лужниках
1977–1980
Ю.В. Большаков и другие.
Максимальная высота съемки – 220 м.
 
Универсальный спортивный зал «Дружба» в Лужниках © Денис Есаков и Дмитрий Василенко

Построенный к Олимпиаде–80 спортивный зал с уровня человеческого роста традиционно вызывает органические ассоциации: цветок, морская звезда и тому подобное. Но с воздуха становится ясна четкая геометрия этой складчатой железобетонной оболочки, которая и интересней, и глубже, чем любые предметные «прообразы».
 
Универсальный спортивный зал «Дружба» в Лужниках © Денис Есаков
Универсальный спортивный зал «Дружба» в Лужниках © Денис Есаков



Главный вычислительный центр Госплана СССР на проспекте Академика Сахарова
1964–1974
Л.Н. Павлов и другие.
Максимальная высота съемки – 280 м.
 
Главный вычислительный центр Госплана СССР на проспекте Академика Сахарова © Денис Есаков и Дмитрий Василенко

Сразу привлекающий внимание пешехода ГВЦ сверху выглядит не столь эффектно: незаметно ни продуманной разбивки этажей – технических, машинных и конторских, ни треугольных опор уличного фасада. Однако и в отсутствие этих деталей остаются выверенные пропорции простых геометрических форм – башни и стилобата.
 
Главный вычислительный центр Госплана СССР на проспекте Академика Сахарова © Денис Есаков и Дмитрий Василенко
Главный вычислительный центр Госплана СССР на проспекте Академика Сахарова © Денис Есаков



Станция технического обслуживания автомобилей «Жигули» на Варшавском шоссе
1967–1977
Л.Н. Павлов и другие.
Максимальная высота съемки – 650 м.
 
Станция технического обслуживания автомобилей «Жигули» на Варшавском шоссе © Денис Есаков и Дмитрий Василенко

Леонид Павлов задумал это здание как супрематическую композицию, рассчитанную на вид с воздуха, и сверху СТОА, обезображенная деятельностью «хозяйствующих субъектов», по-прежнему смотрится эффектно. Ее верхняя часть безапелляционно показывает вершиной своего треугольника на МКАД и проносящиеся там машины (она сдвинута к краю основания в этом направлении, что придает всему сооружению динамику). Кровлю вмещающего гаражи огромного стилобата оживляет множество фонарей верхнего света. Можно предположить, что для возвращения постройке первоначального – или близкого к первоначальному – облика можно сделать совсем немного: лишь позаботиться о виде с земли…
 
Станция технического обслуживания автомобилей «Жигули» на Варшавском шоссе © Денис Есаков и Дмитрий Василенко
Станция технического обслуживания автомобилей «Жигули» на Варшавском шоссе © Денис Есаков



Музей В.И. Ленина в Горках Ленинских
1975–1987
Л.Н. Павлов и другие.
Максимальная высота съемки – 200 м.
 
Музей В.И. Ленина в Горках Ленинских © Денис Есаков и Дмитрий Василенко

Произведение «советского постмодернизма» отсылает нас сразу к античной и древневосточной архитектуре, к композиции усадебного дома и христианской базилики. Отзвуки прошлых эпох должны были придать «легенде о Ленине» необходимую ей в позднесоветскую эпоху значительность. Взгляд с воздуха напоминает о других фасадах и регулярной планировке здания, обычно воспринимаемого с одной, самой знаменитой точки.
 
Музей В.И. Ленина в Горках Ленинских © Денис Есаков и Дмитрий Василенко
Музей В.И. Ленина в Горках Ленинских © Денис Есаков и Дмитрий Василенко
Музей В.И. Ленина в Горках Ленинских © Денис Есаков



Институт биоорганической химии на улице Миклухо-Маклая
1976–1984
Ю.П. Платонов и другие.
Максимальная высота съемки – 630 м.
 
Институт биоорганической химии на улице Миклухо-Маклая © Денис Есаков и Дмитрий Василенко

Идеальный кандидат на аэрофотосъемку, здание ИБХ знаменито своим необычным планом в виде двойной спирали ДНК. Однако, в отличие от многих других построек с «фигуративным» планом, которые при взгляде с уровня земли выглядят совсем не интересно, институт привлекает внимание пешеходов своей динамичной композицией, распределяющей его огромные площади по серии сравнительно невысоких объемов. Здание этим свидетельствует о связи послевоенного советского модернизма с русским авангардом: план и производимое им на пешехода и автомобилиста впечатление напоминают о планировке Хавско-Шаболовского жилого массива, где воплотились теории рационалистов 1920-х годов о динамическом восприятии архитектуры.
 
Институт биоорганической химии на улице Миклухо-Маклая © Денис Есаков и Дмитрий Василенко
Институт биоорганической химии на улице Миклухо-Маклая © Денис Есаков и Дмитрий Василенко



Палеонтологический институт и Палеонтологический музей им. Ю.А. Орлова в Теплом Стане
1972–1987
Ю.П. Платонов и другие.
Максимальная высота съемки – 330 м.
 
Палеонтологический институт и Палеонтологический музей им. Ю.А. Орлова в Теплом Стане © Денис Есаков и Дмитрий Василенко

О планировке кирпичного «замка» сложно догадаться снаружи: ничто не выдает существование там большого внутреннего двора, и идеальную правильность «квадрата в квадрате» с земли тоже сложно заметить. Не позволяют это сделать четыре башни, по одной с каждой стороны здания: они как будто пытаются раскрутить его статический план, как колесо. Все особенности проекта прекрасно видны при взгляде сверху, дополняющем как будто самодостаточный облик сооружения.
 
Палеонтологический институт и Палеонтологический музей им. Ю.А. Орлова в Теплом Стане © Денис Есаков и Дмитрий Василенко
Палеонтологический институт и Палеонтологический музей им. Ю.А. Орлова в Теплом Стане
© Денис Есаков



Комплекс Академии наук на Ленинских горах
1974–1997
Ю.П. Платонов и другие.
Максимальная высота съемки – 600 м.
 
Комплекс Академии наук на Ленинских горах © Денис Есаков и Дмитрий Василенко

Увенчанные пресловутой «золотой» конструкцией парные башни – неотъемлемая часть панорамы Юго-Запада. Они хорошо видны издалека, поэтому легко забыть об их менее заметном многочастном основании, организованном вокруг внутреннего двора: в планировку было намеренно заложено сходство с монастырем. Причем лишь с воздуха – или же с верхних этажей самих башен – можно оценить сложные перекрытия этого основания, едва ли не более эффектные, чем облик этой «базы» с земли.
 
Комплекс Академии наук на Ленинских горах © Денис Есаков и Дмитрий Василенко
Комплекс Академии наук на Ленинских горах © Денис Есаков
Комплекс Академии наук на Ленинских горах © Денис Есаков



Жилой комплекс «Лебедь» на Ленинградском шоссе
1967–1974
А.Д. Меерсон и другие.
Максимальная высота съемки – 430 м.
 
Жилой комплекс «Лебедь» на Ленинградском шоссе © Денис Есаков и Дмитрий Василенко

Комплекс из четырех 16-этажных башен – экспериментальное жилье. Но фасады элегантных домов на берегу Химкинского водохранилища с тонкими опорами первых этажей сейчас настолько запущены, что красоту архитектурного замысла сложно оценить с земли. А сверху хорошо видны и согласованность постановки башен с ландшафтом, и особенность комплекса – объединяющий корпуса стилобат, вмещающий необходимые службы и гаражи («Лебедь» строился в контексте программы массовой автомобилизации).
 
Жилой комплекс «Лебедь» на Ленинградском шоссе © Денис Есаков и Дмитрий Василенко
Жилой комплекс «Лебедь» на Ленинградском шоссе © Денис Есаков



Образцовый перспективный жилой район Чертаново-Северное
1975–1982
М.В Посохин, Л.К. Дюбек и другие.
Максимальная высота съемки – 450 м.
 
Образцовый перспективный жилой район Чертаново-Северное © Денис Есаков и Дмитрий Василенко

Район возведен на территории в 100 га у опушки Битцевского лесопарка. Эффектность корпусов с разной этажностью подчеркнута перепадами рельефа в долине реки Чертановка. Образ нового города, напоминающего своей законченной композицией города древние, не должны были нарушать автомобили: проезды и гаражи спрятаны под землей. Для жителей созданы сеть пешеходных дорожек и развитая сервисная инфраструктура. Однако проект был реализован не полностью: часть жилых корпусов заменили на стандартные, а общественный центр района и некоторые другие компоненты вообще не были реализованы.
Образцовый перспективный жилой район Чертаново-Северное © Денис Есаков и Дмитрий Василенко
Образцовый перспективный жилой район Чертаново-Северное © Денис Есаков



Благодарим Анну Броновицкую за помощь в подготовке материала.

15 Декабря 2015

Нина Фролова Денис Есаков

Авторы текста:

Нина Фролова, Денис Есаков
ЛДМ: быть или не быть?
В преддверии петербургского Совета по сохранению наследия в редакцию Архи.ру пришла статья-апология, написанная в защиту Ленинградского дворца молодежи, которому вместо включения в Перечень выявленных памятников грозит снос. Благодарим автора Алину Заляеву и публикуем материал полностью.
«Животворна и органична здесь»
Рецензия петербургского архитектора Сергея Мишина на третью книгу «Гаража» об архитектуре модернизма – на сей раз ленинградского, – в большей степени стала рассуждением о специфике города-проекта, склонного к смелым жестам и чтению стихов. Который, в отличие от «города-мицелия», опровергает миф о разрушительности модернистской архитектуры для традиционной городской ткани.
Сохранить окна ТАСС!
Проблема в том, что фасады ТАСС 1977 года могут отремонтировать, сохранив в целом рисунок, но в других материалах – так, что оно перестанет быть похожим на себя и потеряет оригинальный, то есть подлинный, облик. Собираем подписи за присвоение зданию статуса объекта наследия и охрану его исторического облика.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Музей «Пресня»
Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.
«Вопрос не в профессиональной этике, а в месте этой...
Реконструкция зданий модернизма – болезненный вопрос, в том числе потому, что она нередко происходит на глазах их изначальных авторов, опечаленных и возмущенных некорректным подходом к своим творениям. Высказаться на эту сложную тему мы попросили архитекторов и историков архитектуры.
Все в Алма-Ату
Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.
Технологии и материалы
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
​Металл с олимпийским характером
Алюминий – материал, сочетающий визуальную привлекательность и вариативность применения с выдающимися механико-техническими свойствами.
Рассказываем о 5 знаковых спорткомплексах, при реализации которых был использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
Частная жизнь в кирпиче
Что происходит с обликом малоэтажной застройки в России? Архи.ру поговорил с экспертами и выяснил, какие тренды отмечают архитекторы в частном домостроении и почему кирпич остается самым популярным материалом для проектов загородных домов с очень разной экономикой.
Новая деталь: 10 лет реконструкции гостиницы «Москва»
В 2013 году был завершен третий этап строительства современной гостиницы «Москва» на Манежной площади, на месте разобранного здания Савельева, Стапрана и Щусева. В этом году исполняется ровно 10 лет одному из самых громких воссозданий 2010-х. Фасады нового здания выполнялись компанией «ОртОст-Фасад».
Уникальные системы КНАУФ для крупнейшего в мире хоккейного...
9 и 10 декабря 2023 года в новом ледовом дворце в Санкт-Петербурге состоялся «Матч звезд КХЛ». Двухдневным спортивным праздником официально открылась «СКА Арена» на проспекте Гагарина. Построенный на месте СКК комплекс – обладатель нескольких лестных титулов «самый-самый», в том числе в части уникальных строительных технологий. На создание сооружения ушло всего 36 месяцев.
Устойчивый малый
Сделать город зеленым и устойчивым – задача, выполнить которую можно только сообща, а в ее решении все средства хороши: и заложенный в стратегию развития зеленый каркас, и контейнер для сортировки мусора, и цветочная грядка на балконе. Рассказываем о малых архитектурных формах, которые помогают улучшить экоповестку.
Baumit: продлевая строительный сезон
Не случайно стройку считают сезонной работой: с приходом холодов часто встает вопрос – можно ли продолжать отделочные работы или надо ждать весны. Baumit разработал специальные штукатурки, которые позволяют отделывать фасад и при минусовых температурах.
Масштаб впечатляет: 7 проектов в Китае, построенных...
Китайские архитектурные объекты давно впечатляют весь мир масштабом и цельностеклянными фасадами. Вместе с менеджером по архитектурным проектам Larta Glass Петром Ивановским рассмотрим применение стекла на самых ярких из них.
Сейчас на главной
На нулевом уровне
Кэнго Кума построил в префектуре Эхиме небольшой отель Itomachi 0 с нулевым уровнем потребления энергии из внешних источников. Это первый подобный объект на территории Японии.
Медь и глянец
Универмаг Hi-light в торговом центре Екатеринбурга объединяет несколько универсальных корнеров для брендов-арендаторов, а посетителей привлекает глянцевыми материалами отделки и акцентными объектами.
Опал Анны Монс
Проект небольшого бизнес-центра рядом с Туполев плаза и улицей Радио прокламирует необходимость современной архитектуры в отдельно взятом месте Немецкой слободы и доказывает свой тезис проработанностью деталей, множеством отвергнутых вариантов формы и даже – описанием района. Можно согласиться и интересно, что получится.
Всех накормить
На ВДНХ для выставки «Россия» силами Концерна КРОСТ был спроектирован и реализован «Дом российской кухни» – в рекордные сроки. Он умело выстроен с точки зрения современного общепита, помноженного на шумную культурную программу, – и столь же успешно интерпретирует разностилевой характер выставки достижений. В то же время значительная часть его интерьера восходит к прообразам 1960-х годов, хоть «про зайцев» тут пой.
Образовательные технологии
Бюро Vallet de Martinis architectes построило недалеко от Парижа корпус новой инженерной школы ESIEE-IT. Среда здесь стимулирует разноуровневую коммуникацию как неотъемлемую часть современного процесса обучения.
Кофе со сливками
Бистро в центре Белграда с дубовыми панелями, бордовым мрамором, патио и лестницей-диваном. Интерьером занималось московское бюро Static Aesthetic.
Пресса: Морфотипы как ключ к сохранению и развитию своеобразия...
Из чего состоит город? Этот вопрос, который на первый взгляд может показаться абстрактным, имел вполне конкретный смысл – понять, как устроена историческая городская застройка, с тем чтобы при реконструкции центра, с одной стороны, сохранить его своеобразие, а с другой – не игнорировать современные потребности.
Бетон и море
В Светлогорске в одном из помещений берегового лифта открылся гастрономический бар. Архитекторы line design studio сохранили брутальный характер места, добавив дихроичное стекло, металл и бетон, а главный акцент сделали на изменчивом пейзаже за окном.
Ширма для автомобиля
Микрорайон “New Питер” отличается от других новостроек Петербурга тем, что с ним работают разные архитекторы. Паркингами, например, занималось молодое бюро Bagratuni Brothers, которое предложило складчатые фасады из металлической сетки, превратившие утилитарную постройку в достойный красной линии объект.
5 утверждений Нормана Фостера: о «зеленом» строительстве,...
Журнал Dezeen опубликовал интервью с 88-летним основателем бюро Foster+Partners. Норман Фостер делится своими мыслями о «зеленом» строительстве, рассказывает о преимуществах бетона и пытается восстановить репутацию авиасообщения. Публикуем ключевые моменты этой беседы.
Поэт, скульптор и архитектор
Еще один вопрос, который рассматривал Градсовет Петербурга на прошлой неделе, – памятник Николаю Гумилеву в Кронштадте. Экспертам не понравился прецедент создания городской скульптуры без участия архитектора, но были и те, кто встал на защиту авторского видения.
Памяти Анатолия Столярчука
Автор многих зданий современного Петербурга, преподаватель Академии художеств, Член Градостроительного совета и человек, всегда готовый поддержать.
Вокзал в лесу
В основу проекта железнодорожного вокзала Цзясина, разработанного бюро MAD, легла концепция «вокзал в лесу».
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Ансамбль у мечети
Бюро ОСА подготовило мастер-план микрорайона в южной части Дербента. Его задача – положить начало формированию современной комфортной среды в городе. Организация жилых кварталов подчинена духовному центру: в зависимости от расположения относительно соборной мечети дома отличаются фасадными и пластическими решениями. Программа также включает центр гостеприимства, административные здания, образовательный кластер и воздушный мост.
Дом на взморье
Перевоплощение кафе «Причал» на берегу залива в Комарово в ресторан Meat Coin отразило смену тенденций в оформлении загородных домов: на месте темная облицовка фасадов, открытые деревянные конструкции и бетон в интерьере, натуральные материалы, а также фокус на природном окружении.
«Зеленая» сладкая жизнь
Zaha Hadid Architects представили типовой проект заправочной станции для прогулочных судов на водородном топливе. Сначала станции планируется возводить в Средиземноморье, а затем и в других популярных у любителей катеров и яхт регионах мира.
Шоколад в шоколаде
Интерьер петербургского ресторана Theobroma, где все блюда готовятся с применением какао-бобов, выдержан в стиле Людовика XIV. Мебель и посуду в духе рококо балансирует фактура потертого бетона на стенах и обилие естественного света.
Домики в саду
Детский сад, спроектированный бюро WALL для нового района Казани, отвечает нормативам, но далеко уходит от типовых вариантов. Архитекторы предложили замкнутую на себе структуру с зеленым двором в центре, деревянными домиками-ячейками и галереей вместо забора. Получилось по-взрослому и уютно.
Парголовский протестантизм
В Петербурге по проекту бюро SLOI architects строится протестантская церковь. Одна из главных особенностей здания – деревянная кровля с 25-метровыми пролетами, которая в числе прочего формирует интерьер молельного зала. Но есть и другие любопытные детали – рассказываем о них подробнее.
Дом за колоннадой
Жилой дом Highnote по проекту бюро Studioninedots в Алмере включает полуобщественные пространства, которые должны оживить центр этого основанного в 1970-х нидерландского города.
Пресса: Вернуть человеческий масштаб: проекты реконструкции...
В 1978 году Отдел перспективных исследований и экспериментальных предложений был переименован в Отдел развития и реконструкции городской среды. Тема развития через реконструкцию, которая в 1970-е годы разрабатывалась отделом для районов сложившейся застройки в центре города, в 1980-е годы расширяет географию, ОПИ предлагает подходы для реконструкции периферийных районов, т.н. «спальных» районов - бескрайних массивов массового жилищного строительства. Цель этой работы - с одной стороны, рациональное использование городской среды, с другой - гуманизация жилой застройки, создание психологически комфортных пространств.
Спасти книжный
Бюро Wutopia Lab спроектировало в Шанхае книжный магазин для тех, кто не читает. Чтобы заставить потенциальных посетителей вынырнуть из своих смартфонов, для них создали целый вертикальный город и наполнили его жизнью.
Стрит-арт на стройке
Магазин уличной одежды в петербургском пространстве Seno Валентина Дукмас оформила граффити, заборами из профлиста, строительными лесами и пластиковыми стульями. Контраст им составляют старинные деревянные балки и кирпичные стены.