Проект перемирия

Заметки по прочтении книги Сергея Чобана и Владимира Седова «30:70. Архитектура как баланс сил».

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
0 Неделю назад Сергей Чобан презентовал на «Стрелке» книгу, написанную им совместно с историком архитектуры профессором Владимиром Седовым, завкафедрой Истории отечественного искусства МГУ. Книга называется «30:70. Архитектура как баланс сил» и основная заключенная в ней идея звучит приблизительно так: модернизм уничтожил баланс, который был до этого, сдвинув его в сторону контраста и иконических зданий. С «иконами» получилось неплохо, но нельзя заполнить весь город иконами – будет какофония; а вот фоновая архитектура модернизма скучна. Следовательно, для восстановления нарушенного баланса сил необходимо заново развить фоновую архитектуру. А чтобы она не была скучной, ей требуется декор – иначе человеку не на чем остановить глаз и получается так, как с фоновой архитектурой модернизма – однообразно и для человека некомфортно. Сергей Чобан сравнивает этот эффект с кроной дерева: вначале мы воспринимаем ее целиком, как силуэт и массу, но дерево не было бы так хорошо, если бы, приблизившись, мы не могли бы рассмотреть листья – не имели бы возможности углубиться в детализацию.
Сергей Чобан, Владимир Седов. «30:70. Архитектура как баланс сил». М., Новое литературное обозрение, 2017. Фотография: Ю. Тарабарина, Архи.ру
Лекция Сергея Чобана «История архитетуры: потери и приобретения», 27.06.2017, институт «Стрелка». Фотография © Василий Буланов

Фактически в книге есть две идеи: баланса, основанного на контрасте, и идея намеренного выращивания, культивирования второй половинки контраста. «Для эффекта Бильбао нужен сам Бильбао» – средневековый городок, который служит рамой для иконы неомодернизма и делает его столь притягательным. Получается, что здание-звезда – драгоценный камень, а старая архитектура обрамление, которому на правах рамы разрешены разные рокайли. Но исторические города конечны – звучит между строк, на всех не хватит. Значит, современной архитектуре необходимо самой поработать над тем, чтобы создать для своих жемчужин достойную раму. И в отличие от предлагаемых ранее благородно минималистичных, но скучных вариантов авторы предлагают обратиться к архитектуре детализированной – приводя в качестве доказательства очерк ее истории от античности до наших дней.
Сергей Чобан, Владимир Седов. «30:70. Архитектура как баланс сил». М., Новое литературное обозрение, 2017. Фотография: Ю. Тарабарина, Архи.ру
Сергей Чобан, Владимир Седов. «30:70. Архитектура как баланс сил». М., Новое литературное обозрение, 2017. Фотография: Ю. Тарабарина, Архи.ру

У сторонников так называемой классики глаза засияли так, как будто им предложили постановление об излишествах 1955 года, но с обратным знаком – не об устранении, а о насыщении проектирования и строительства излишествами. Сергей Чобан, однако, отрицает даже, что эта книга манифест, ограничиваясь скромным определением «эссе»; к слову на лекции он уверенно произнес, что поглощен архитектурной практикой и больше ничего не напишет. То есть цель книги не очень ясна – не призыв, а высказывание, хотя в заключении авторы смело говорят: призываем. «Я не призываю вернуться обязательно к классике, – говорит Сергей Чобан. – Можно вернуться к чему угодно». Ар-деко, модерну… Ближе к концу лекции в качестве удачного примера среда слайдов появился один из домов мастера петербургского модерна архитектора Алексея Бубыря.

Надо сказать, что возврат именно что не к классике, а к декору – давняя идея Сергея Чобана. Когда бюро SPEECH только еще начинало работать в Москве и предлагало первые орнаментированные дома – на Можайском валу или в Гранатном переулке, – первый номер журнала speech: вышел с темой Орнамент; в нем был опубликован перевод знаменитой статьи Адольфа Лооса «Орнамент и преступление», как одного из главных оппонентов и проклинателей декорированной архитектуры. Так был начат диалог и надо думать, что вышедшая сейчас книга – его продолжение. Поэтому в утверждение, что книга не манифест, не очень верится; что бы ни утверждали авторы, стремясь ослабить пророческий пафос, элементы социальной инженерии в их эссе неизбежно содержатся. Ведь если кто-то взялся проводить некую идею, манифестарности не избежать.

Однако у данного манифеста есть ряд особенностей, и первая – отрицание того, что он манифест. Ее несложно объяснить: все привыкли, что манифесты свойственны авангарду и модернизму, он любит изъясняться с их помощью и в отсутствие манифестов, вербальных или пластических, заметно хиреет и грустит. Книга Чобана и Седова в этом смысле антиманифест, потому что она – не авангардный дискурс, а пассеистический по форме и содержанию. Она, однако, не отрицает модернизма, как это делают в своих высказываниях классики, то есть антагонистом модернизма, антимодернистским высказыванием тоже не является. Она предлагает контрастный баланс, то есть и не компромисс, но вещь сродни компромиссу – своего рода схему водяного перемирия. В этом ее новизна, потому что война между классикой/ардеко/историзмом и авангардом/модернизмом идет уже больше ста лет, и никто – тут может быть знающие люди меня поправят, но кажется, еще никто – не предлагал условий перемирия. В реальности оно давно наступило; но не в головах, далеко не во всех головах. В головах царит: мы – они, правильно – неправильно, аксиомы, лозунги и остракизмы. Никто еще не пытался предложить условия союза и мотивировать его необходимость. Даже идея контекстуального модернизма не предлагала союза как такового, поскольку ставила в подчиненное положение тягу модернизма к контрасту и яркому высказыванию.
Сергей Чобан, Владимир Седов. «30:70. Архитектура как баланс сил». М., Новое литературное обозрение, 2017. Фотография: Ю. Тарабарина, Архи.ру
Сергей Чобан, Владимир Седов. «30:70. Архитектура как баланс сил». М., Новое литературное обозрение, 2017. Фотография: Ю. Тарабарина, Архи.ру

Пассеизм – важная особенность книги, причем проявляется он двояко. Прежде всего в ней содержится идея возврата: «мы призываем к возвращению исторически оправдавших себя преимуществ изобразительной пластики и высокой плотности деталировки фасадов фоновой застройки». Но книга ретроспективна и по форме, что важнее, поскольку таким образом она указывает путь, может быть, даже заманивает.

Начнем с истории. Большая часть эссе Седова и Чобана состоит из очерка истории архитектуры, за что его уже несправедливо, но предсказуемо прозвали «шпаргалкой по ЕГЭ». Оставим в стороне то, что ЕГЭ по истории архитектуры нет и вряд ли будет. Но история архитектуры – наука, она развивается несмотря на плюрализм с постмодернизмом в рамках определенной степени объективности, обладает тенденцией к приращению и накоплению знания, а следовательно, расширению и специализации исследований. Если сказать проще, то книги становятся толще, а их темы уже. Есть два исключения: первое – учебники, «шпаргалки» – предполагается, что они не должны перерастать определенный объем, но должны быть crème de la crème объективности; второе – эссе, объем у них тот же что у учебников или меньше, а вот объективность с обратным знаком – эссе вещь принципиально субъективная, это личный взгляд на известные вещи. Эссе были популярны у авторов Серебряного века, в период расцвета личных взглядов, языка и позиции, затем личность вышла из моды также, как и эссе, и о них все забыли, хотя какая-то тоска осталась.
Сергей Чобан, Владимир Седов. «30:70. Архитектура как баланс сил». М., Новое литературное обозрение, 2017. Фотография: Ю. Тарабарина, Архи.ру

Сейчас появление эссе не о личных переживаниях, а про всю историю архитектуры – вещь неожиданная: авторы пишут о прошлом архитектуры в целом, используя метод, популярный сто лет назад. В то же время Владимир Валентинович Седов – фундаментальный ученый, автор тех самых толстых книг и множества статей, так что неудивительно, что в легком и подвижном тексте временами проскальзывает какие-то избыточные уточнения, к примеру упоминание о том, что в кладке VI века сполии используются чаще, чем раньше… Вот зачем это нужно среди доказательств важности декорирования фоновой архитектуры? Да низачем.

Дело в том, что текст не подчинен строго доказательству одной главной мысли. Размышления об истории архитектуры льются свободно, местами смещая акценты – к примеру Софию Константинопольскую перенесли из Средневековья в античность – причем вольности трактовок опять же никак не связаны с доказательством ценности декора. Временами авторы, как будто спохватываясь, упоминают об орнаменте, но не более того. Лишь к эклектике лейтмотив начинает захватывать текст целиком, и то не полностью, в ритме прогулки, а не марша. Тут может возникнуть простое возражение: если вы доказываете важность возврата к декору, почему не подчинить ему всю книгу? Не начать с момента Х, того самого историзма, когда обилие украшений стало раздражать неискренностью, не выстроить аргументацию четко и ясно, обосновав свои постулаты железобетонно? Но нет, авторы, похоже, сознательно встают в позицию не-навязывания, а личного рассуждения.

Второй элемент пассеизма – книга проиллюстрирована рисунками Сергея Чобана. Ни одной фотографии (хотя в лекции они были), ни одного чертежа. Временами это мешает, поскольку графика не всегда точно коррелируется с текстом, а где-то можно заметить, как в рассказ, подобно вязанию, «накидывает лишнюю петлю», связывая себя с рисунком, потому что он был – так случилось с собором Пальма-де-Мальорка. Пусть он и самый большой, но в контексте истории архитектуры в целом кажется необязательным. С другой стороны, именно рисунки – по определению личные при любой степени миметичности – усиливают в тексте элемент эссе, заметок, чтения в определенной степени легкого.

Здесь, впрочем, личность расщепилась на две. Жанр книги с рисунками автора – древний, как проскинитарии, где паломники рисовали, как могли, Храм Гроба Господня. Он достаточно современен и популярен в XX веке. Но книга, конечно, не имеет ничего общего с модным рисованным журналом. Напротив, вспоминаются иллюстрированные гравюрами истории искусства XIX века – «сросшись» с личным взглядом Серебряного века, здесь они образуют несколько новый взгляд на историю, намеренно рукотворный и в то же время тщательный, не слишком вольный. Рисунки – притягательная, обаятельная часть книги, они провоцируют рисовательный зуд – читаешь, и в то же время хочется что-то набрасывать, прорисовывать. Но начинаешь разглядывать линии, а не собственно детали, думаешь о том, как удалось поймать такую ясную тень, и отвлекаешься от предмета архитектуры, погружаясь в графику.

Так что в книге сосуществуют, на самом деле, два параллельных текста: вербальный исторический и графический. Ни один не иллюстрирует другой в полной мере, они как будто бы сосуществуют, иногда пересекаясь, как люди для того, чтобы обсудить какую-то интересующую обоих идею. Среди графики есть рисунки-размышления, ближе к модернизму их становится больше, местами они ироничны. Рисунки говорят, включаются в повествование – и тоже не только о декоре и даже не только о контрасте, а временами просто о специфике пространства и пластики.
Сергей Чобан, Владимир Седов. «30:70. Архитектура как баланс сил». М., Новое литературное обозрение, 2017. Фотография: Ю. Тарабарина, Архи.ру
Сергей Чобан, Владимир Седов. «30:70. Архитектура как баланс сил». М., Новое литературное обозрение, 2017. Фотография: Ю. Тарабарина, Архи.ру

Как это ни странно, пассеизм делает книгу современной, принадлежащей нашему времени, когда манифест модернистского плана кажется безнадежно устаревшим. Но не только он. Книга – вероятно, одна из первых, погружающих, пусть и достаточно специфичным способом, архитектуру в урбанистическую проблематику. Она рассматривает архитектуру не через призму самоценности ее формального языка – классики как таковой, декора как такового, – а через призму города, ставя вопрос не «какой должна быть архитектура», а – какой она должна быть для того, чтобы образовать гармоничный городской ансамбль, причем авторы предлагают принципиально новое средство формирования ансамбля: контраст вместо «иерархии».

К предложенному, разумеется, много вопросов. Модернизм осмыслил помимо прочего тему трущобы, бедного жилья, заменив его на индустриальное с удобствами, но, да, безликое, подчас принципиально нейтральное – обеспечил комфортом тело, проигнорировав душу. Между тем проблема дорогого и дешевого, бедного и богатого жилья осталась, а книга берет ее полностью за скобки, как будто рассматривает архитектуру в пределах Садового кольца или ЖК минимум бизнес-класса, вынося остальное в разряд строительства. Не говоря уже о том, что сама по себе идея «создать», разработать вторую половину контрастной гармонии, учитывая ее по определению подчиненное положение, требует большой доли смирения со стороны архитекторов, которым, в массе, смирение не свойственно. Но как знать. Показательно то, что книга, содержащая, казалось бы, рецепт мирного соглашения, к перемирию не приведет. Ее приветствовали представители «классики», как будто не заметив, что направление, которое они представляют, здесь занимает фоновое, а отнюдь не иконическое положение. Пассеизм такого уровня по определению не смогут принять модернисты. Не говоря уже о том, что крайне утопической кажется идея переориентировать технологии с вентфасадов на некую массивную кладку, которая сама станет носителем декора (в последней идее ощущается наследие модернистской любви к правде конструкции, замененной на правду крепления декора). Стройкомплекс вещь устойчивая, сомнительно что он так вот перейдет на какие-либо квадры, хотя Сергей Чобан на лекции упомянул, что в Германии идут исследования в этом направлении. Впрочем на лекции было не много известных практикующих архитекторов, зато много молодых людей. Интересно, что думают они. Ведь создать феномен, даже еще и «фоновый» – задача на перспективу. 

11 Июля 2017

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Похожие статьи
К почти забытому юбилею
В Государственном музее архитектуры имени А.В. Щусева открылась выставка офортов архитектора-неоклассика Ивана Александровича Фомина, приуроченная к 150-летию со дня рождения мастера.
Город в потоке
Книги Института Генплана, выпущенные к 70-летию и к юбилейной выставке – самый удивительный трехтомник из всех, которые мне приходилось видеть: они совершенно разные, но собраны в одну коробку. Это, впрочем, объясняется спецификой каждого тома, разнообразием подходов к информации и сложностью самого материала: все же градостроительство наука многогранная, а здесь оно соседствует с искусством.
Архитектура взаимопонимания
В книге Феликса Новикова и Ольги Казаковой собран пласт малоизвестных построек 2 половины XX века, что позволяет выстроить новый визуальный ряд в рамках истории советской архитектуры от «классики» до постмодернизма. Но, как признают сами авторы, увы, пока не полностью.
Русско-советский Палладио. Мифы и реальность
Публикуем рецензию на книгу Ильи Печенкина и Ольги Шурыгиной «Иван Жолтовский. Жизнь и творчество» , а также сокращенную главу «Лиловый кардинал. И.В. Жолтовский и борьба течений в советской архитектуре», любезно предоставленную авторами и «Издательским домом Руденцовых».
Архитектура СССР: измерение общее и личное
Новая книга Феликса Новикова «Образы советской архитектуры» представляет собой подборку из 247 зданий, построенных в СССР, которые автор считает ключевыми. Коллекция сопровождается цитатами из текстов Новикова и других исследователей, а также очерками истории трех периодов советской архитектуры, написанными в жанре эссе и сочетающими объективность с воспоминаниями, личный взглядом и предположениями.
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Город сбывшейся мечты
Путеводитель Владимира Белоголовского по архитектуре Нью-Йорка последних 20 лет, изданный DOM Publishers, свидетельствует: реальный мегаполис начала XXI века ничуть не скромней фантастических проектов для него, которые так и остались на бумаге.
Черная точка
Выставка Александра Гегелло в музее архитектуры талантливо раскрывает творчество архитектора, который начал как ученик Фомина и закончил проектом мавзолея Сталина. В его работах переплетаются поиски метафизической формы, выучка неоклассика и лояльность мейнстриму.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Приключения цилиндра
Выставка в Комо, посвященная московскому клубу им. Зуева Ильи Голосова и его современнику – жилому дому «Новокомум» Джузеппе Терраньи, помещает Россию и Италию в международный контекст авангарда 1920-х. В сентябре ее покажут в Музее архитектуры им. А.В. Щусева.
Сквозняк из вечности
Книга Юрия Аввакумова «Бумажная архитектура. Антология», изданная Музеем современного искусства «Гараж» при поддержке фонда AVC Charity, – важный шаг на пути осмысления яркого культурного феномена. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Возвращение НЭР
Рецензия Ольги Казаковой, директора Института модернизма и старшего научного сотрудника НИИТИАГ, на книгу «НЭР. Город будущего».
Капля и Снежинка
Книга «Капля» об архитекторе Александре Павловой (1966-2013) выпущена издательством «МГНМ» бюро «Меганом» и построена как венок воспоминаний ее друзей, близких и коллег. Кураторы проекта – Александр Бродский и Юрий Григорян.
Икона vs картина
Куратор выставки «Русский путь. От Дионисия до Малевича» Аркадий Ипполитов смешал произведения разных веков, а экспозиционный дизайн Сергея Чобана и Агнии Стрелиговой помогает упорядочить сложное переплетение сюжетов и даже объединяет их свечением святости.
Все в Алма-Ату
Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.
Блеск и нищета городов
Знаменитый американский урбанист Ричард Флорида, автор концепции креативного класса, даст интервью и представит свою книгу «Новый кризис городов» на МУФ-2018. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Постмодернизм до постмодернизма
Книга Анны Вяземцевой «Искусство тоталитарной Италии» – первый на русском языке подробный исторический труд об итальянской архитектуре, градостроительстве, изобразительном искусстве межвоенных лет.
Архитектор строгих правил
В издательстве «Близнецы» вышла книга архитектора, театрального художника и издателя Татьяны Бархиной «Архитектор Григорий Бархин» к 140-летию мастера. Книга издана при поддержке «Гинзбург Архитектс». Публикуем рецензию и отрывок из воспоминаний Татьяны Бархиной.
Палладио между Набоковым и Борхесом
Рецензия на книгу Глеба Смирнова «Палладио. Семь философских путешествий» и отрывки из двух глав: «Вилла Пойяна, или Новое доказательство бытия Божия» и «Вилла Бадоэр, или Первая заповедь искусства».
Сложности с основой основ
В издательстве Strelka Press вышла книга американского критика Пола Голдбергера «Зачем нужна архитектура». Автор стремился просветить широкую публику, но, как доказывает его труд, эта задача гораздо сложнее, чем может казаться.
Пролетая над городом
Для своей книги «АрхиДрон. Пятый фасад современной Москвы» (DOM, 2017) фотограф Денис Есаков снял с высоты птичьего полета самые известные московские здания.
Мастер фасадов
Монографическая выставка Дэвида Аджайе в московском музее современного искусства «Гараж» демонстрирует не только результат, но и процесс его архитектурной практики.
Италия – на благо общества
Павильон Италии на Венецианской биеннале архитектуры традиционно привлекает интерес как экспозиция страны-организатора знаменитой выставки. В этом году его курирует бюро TAMassociati, известное своими социальными проектами в Африке и на родине.
Архитектура, встроенная в жизнь
Португальский павильон на Венецианской биеннале располагается в доме по проекту Алваро Сизы и рассказывает об этом социальном жилом комплексе, а также о трех других – в Порту, Берлине и Гааге. А еще этот павильон побудил венецианские власти завершить начатый ими 30 лет назад проект.
Технологии и материалы
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Сейчас на главной
Чувство ритма
Новое здание Института Леонардо да Винчи в парижском деловом квартале Дефанс по проекту бюро LAN.
Своевольные стены
XRANGE Architects использовали сложный природный и социальный контекст участка на побережье Тайваня как основу для экспрессивного проекта бутик-отеля.
Просвещение в горах
Центр просвещения Luminary в горном селе сам по себе является познавательным объектом: традиционная архитектура Дагестана сочетается с модернизмом, фонтан во дворе питает ветряк, а собственную обсерваторию дополняют солнечные батаери, которые обеспечивают бесперебойный интернет.
Формула жилья
Гигантский квартал социального жилья «Байцзывань» по соседству с Центральным деловым районом Пекина для звездного китайского бюро MAD стал первым проектом подобного типа.
Приют цифрового кочевника
Апарт-гостиница, спроектированная бюро GAFA для центрального округа Москвы, предлагает гостям проживать привычную рутину через новый пространственный опыт, а также претендует на статус художественной доминанты.
Вторая, лучшая жизнь
Бюро Powerhouse Company, Atelier Oslo и Lundhagem выиграли конкурс на проект реконструкции Центральной библиотеки в Роттердаме. Они планируют не только приспособить ее к современным требованиям, но и ликвидировать последствия экономии бюджета во время изначального строительства.
Белый пароход
Лицей Ла-Провиданс в бретонском Сен-Мало по проекту бюро ALTA соединил местные традиции и ресурсоэффективность.
Множество террас
Музей Циньтай по проекту бюро Atelier Deshaus вписался в прибрежный ландшафт, имитируя плавную неровность рельефа.
Кузнецовская Москва
В Музее архитектуры открылась выставка «Москва. Реальное». Она объединяет 33 объекта, реализованных полностью или частично и спроектированных в период последних 10 лет, на протяжении которых Сергей Кузнецов был главным архитектором города. Несмотря на дисклеймеры кураторов, выставка представляется еще одним, достаточно стерильным, срезом новейшей истории архитектуры Москвы, периода, еще не завершенного. Авторы каталога говорят о третьей волне модернизма в российской архитектуре.
Внутри смартфона
Офис компании VLP в Санкт-Петербурге напоминает современный гаджет – компактный, минималистичный и контрастный. Из других особенностей: зонирование с помощью растений и кабинет руководителей рядом с общей кухней.
Просьба не беспокоить
Secret Boutique Hotel, открывшийся в деловом квартале «Московский шелк», предлагает своим гостям камерность и приватность. Бюро Archpoint сделало каждый номер в чем-то особеным, а также продумало пространства для деловых или очень неформальных встреч.
Лесная шкатулка
Храм Вознесения Господня, построенный под Выборгом на фундаменте финской усадьбы, встраивается в пейзаж, достойный кисти Ивана Шишкина или Исаака Левитана. Внутреннее убранство храма одновременно минималистично и наполнено отсылками к истории места.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Мост-завиток
Проект пешеходного моста, предложенного архитекторами бюро ATRIUM Веры Бутко и Антона Надточего для Алматы, стал победителем премии A+A Awards портала Architizer в номинации «Непостроенная транспортная инфраструктура». Он и правда хорош: «висячий сад» в бетонных колоннах-кадках над городской трассой сопровожден завитками деревянных пандусов, которые в ключевой точке складываются в элемент национальной орнаментики.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Душой и телом
Частный спа-комплекс, напоминающий галерею искусств: барельефы из переработанного пластика в зоне бассейна, NFT-искусство в баре и антикварная мебель в комнатах отдыха.
Новая устойчивость
Экспозиция молодых архитекторов NEXT стала одним из самых ярких и эмоционально насыщенных событий прошедшей Арх Москвы. Предлагаем виртуально познакомиться со всеми 13 объектами.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Горская гавань
Конкурс на концепцию развития территории «Горская» завершился победой консорциума под лидерством Wowhaus, однако проект, вероятно, реализован не будет. Рассказываем о причинах и публикуем предложения победителей.
История вопроса
Эрик Валеев и бюро IQ разработали экспозиционный дизайн для выставки «Россия. Дорогами цивилизаций» в Историческом музее.
Под лаской пледа
Для семейной кондитерской в спальном районе Минска ZROBIM Architects создавали уютный интерьер без налета старомодности с помощью разнообразных фактур, штучной мебели и продуманного освещения.