Юлий Борисов: «Следующее поколение будет менять квартиры, как гаджеты»

На прошедшем в рамках урбанистического форума «Среда для жизни» круглом столе «Для кого и как строить жилье?» глава UNK poject говорил о том, как будет выглядеть жилье для «поколения Z». Мы попросили Юлия Борисова подробнее рассказать о том, как, по его мнению, изменятся критерии оценки жилья и работа архитектора.

Беседовала:
Наталья Мурадова

mainImg

Архитектор:

Юлий Борисов
Архи.ру:
Почему вообще возникла необходимость задуматься о требованиях следующих поколений?

Юлий Борисов:
– Физический срок службы зданий достаточно велик, и жильем, которое люди покупают сегодня, завтра будет пользоваться уже следующее поколение. Поэтому важно, чтобы здание не устаревало не только физически, но и морально, то есть там было удобно жить нашим детям и внукам. Я сделал попытку разобраться в том, что же им будет нужно.

– Ваше выступление на круглом столе было посвящено "жилью для поколений X,Y, Z". На чем основана эта классификация?

– Она связана не столько с возрастом, сколько с ментальной парадигмой. У разных поколений разные поведенческие стереотипы и разные стремления, в том числе в области жилья. Например, мой дед сам себе строил дом, причем строил «на века», чтобы передать его по наследству детям и внукам. Родители получали квартиру от государства, то есть не могли ничего выбирать, брали что дают. Мы свои квартиры покупаем сами, для нас это инвестиция, а значит, нам важно заплатить поменьше, чтобы потом, когда район разовьется, они выросли в цене. Следующее поколение жилье будет в основном арендовать, меняя квартиры, как гаджеты. Наличие собственного дома для них, скорее всего, вообще не будет иметь значения: есть деньги – сняли квартиру в Лондоне, нет – уехали в глубинку, где подешевле. То есть они будут платить не за право собственности, а за проведенное время, за пользование, причем не только квартирой, но и районом, городом. Соответственно изменятся и требования к жилью, и критерии его оценки, и само жилье станет совсем другим.
Приоритеты поколений X,Y и Z. Иллюстрация из выступления Ю. Борисова © UNK project
– Каким именно?

– Во-первых, изменения будут связаны с возросшей мобильностью. Люди захотят получить не просто квартиру или дом с базовым ремонтом, – а такие, в которых есть все, включая чашки-ложки-вилки. Куда можно въехать, как в гостиницу, и сразу жить. Звучит фантастически, но, думаю, лет через десять-пятнадцать это уже будет стандартом.

Второе – это возможность легкой кастомизации жилья с применением современных технологий. К примеру, нажали вы кнопку – и рисунок на стенах поменялся. Здание превратится в смесь софта – программных средств «умного дома» и харда – собственно здания. Неважно, где вы сейчас живете, в Москве или, допустим, в Астане, но вы взяли настройки из одной квартиры и перенесли в другую, и в ней уже все сразу под вас настроено.
Кастомизация жилья. Иллюстрация из выступления Ю. Борисова © UNK project
Третье – жилье будет очень гибким, по аналогии с офисными пространствами. Раньше компании строили здания для себя и чуть ли не мебель для них специально проектировали. Достаточно вспомнить Крайслер-билдинг или советские министерства. Теперь офисное здание – как этажерка: компания заехала, сделала ремонт, два года поработала, уехала; приехали следующие, все сломали и снова сделали под себя. Раньше мебель передавали по наследству, а сейчас можно поехать в IKEA, закупить там все, потом выкинуть. То же самое будет происходить и с жильем: его главным достоинством станет не само здание, не оболочка, а среда – место расположения и социальные связи. То есть ценность дома будет заключаться в том, что в нем живут молодые архитекторы или музыканты, а не в фасадах или отделанных мрамором интерьерах.

– Иными словами, критерий «польза-прочность-красота» перестанет существовать?

Само триединство никуда не денется. Вопрос в том, что такое красота, что такое прочность и что такое польза. Меняться будет не суть, а форма, потому что меняются технологии.
Приоритеты поколения Z. Иллюстрация из выступления Ю. Борисова © UNK project
– Как в таком случае будут выглядеть принципы работы архитектора? 

В XVIII веке суть работы архитектора сводилась к тому, чтобы нарисовать красивые фасады, даже о планировках заботились не слишком. Условно говоря, это было плоскостное решение, своего рода 2D. Конструктивисты добавили еще одно измерение, я бы так сказал, сделали здания объемными.

Далее, в семидесятые годы, все стали изучать процессы, которые происходят вокруг зданий. И сейчас «измерений» уже бесчисленное множество. Нужно учитывать то, как будут жить люди в ближайшем будущем, какие процессы будут происходить, как поменяются социальные аспекты, как потом здание сносить и экологично утилизировать. Получается гигантская многомерная модель, и архитектор по-прежнему управляет всем процессом. Он все равно остается дирижером, но вместо простого набора «скрипка, виолончель и ударные» у него теперь супердорогие и сложные синтезаторы. Он командует социологами, брендистами, общается с социальными активистами, консультируется с психологами и так далее. Переварить все это, грубо говоря, в проектно-сметную документацию может только человек, который обладает системным мышлением. Все усложняется, и соответственно меняются требования к архитектурному образованию. Превращать в чертежи время, пространство, деньги и социологические данные – это теперь тоже архитектурное знание. Одного только знания ГОСТов и технологий уже совершенно недостаточно.
ЖК «Голландский квартал» © UNK project
Жилье нового типа, для «поколения Z», в России уже строится?

– Сейчас мы следуем парадигме, которую определяют девелоперы, а они отвечают на уже существующие запросы. Так что пока подход достаточно консервативный. Но думать о будущем нужно, нужно быть визионерами. Приблизиться к новой парадигме позволяют конференции и встречи специалистов из разных областей, на них появляется возможность заглянуть в будущее не только собственными глазами, но и глазами умных коллег и умных конкурентов.

– Когда же произойдет глобальная смена представлений о жилье?

– Волшебной пилюли не существует, процесс перехода очень плавный. Уже сейчас государство и АИЖК задумываются о будущем и пытаются делать арендное жилье. Девелоперы проводят социальные эксперименты по созданию комьюнити, проектируется среда.

Архитектура важна – от архитектора сложно услышать иное, – но не меньшую роль играет качественное окружение. Иногда хорошие соседи, нормальные родители в школе или детском саду оказываются важнее, чем архитектурные «фишечки». Конечно, для архитектора это очень печально, мы все больше переходим, скажем так, в промышленный дизайн. Но что делать – происходит смена приоритетов, и для меня это факт.
 

Архитектор:

Юлий Борисов

09 Июня 2017

Беседовала:

Наталья Мурадова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.