На взлётной полосе

Концепция превращения территории старого аэропорта в Саратове в жилой район, которую авторы рассматривают как вариант универсальной модели плотной и комфортной городской среды.

mainImg
Проект:
Развитие территории старого аэропорта города Саратова
Россия, Саратов

Авторский коллектив:
АБ Асадова: А. Асадов, К. Шепета, И. Шевченко, Т. Лебедева, Ю. Шалетри; совместно с институтом «Саратовгражданпроект» и компанией Colliers International

2016 — 2016
Действующий аэропорт «Центральный» располагается в черте Саратова, всего в трёх километрах от исторического центра, который здесь называется Волжским районом, и в двух километрах от берега Волги. Переговоры о выводе аэропорта из городской черты ведутся с 2007. С 2012 в тридцати километрах от города, рядом с посёлком Сабуровка строится новый городской аэропорт. Территорию старого аэропорта, когда он будет закрыт, планируется отдать жилому району – гигантскому, общей площадью 220 гектара. Концепцию перспективного развития и комплексного освоения этой территории разработали «Архитектурная мастерская Асадова» совместно с институтом «Саратовгражданпроект», учитывая маркетинговые рекомендации компании Colliers International.

«Это в большей степени исследовательская работа, – признаётся Андрей Асадов, – призванная оценить потенциал и возможности территории». Впрочем несмотря на всю предварительность концепции, новый жилой район выглядит довольно-таки привлекательно, поскольку даже на данной концептуальной стадии уже обещает уютную и оживлённую городскую среду.


Аэропорт Саратова занимает огромный по площади и практически пустой участок, чей абрис в плане напоминает военный самолет. Застройка вокруг него – разнохарактерная: от складов и гаражей до жилых кварталов и частного сектора. Город обступил аэропорт со всех сторон, опоясав улицами и автодорогами. Южную границу фиксирует улица Аэропорт, восточную – Усть-Курдюмское шоссе. С запада подходят сразу несколько автодорог, выводящих в центр Саратова.

«Единая концепция позволяла предложить проект комплексного освоения территории, – рассказывает Андрей Асадов. – Нам хотелось, чтобы новая часть была сопоставима с историческим центром – достаточно камерным. Для нас это был некий вызов – с нуля освоить столь масштабную часть города, превратив её в образец комфортной и эффективной городской среды».

Главной осью нового жилого района авторы концепции сделали бульвар, чья прямая линия прорезает территорию насквозь с северо-запада к юго-востоку, от «носа» до «хвоста» воображаемого самолёта, который можно разглядеть в её контурах. Трасса бульвара наследует линии существующей сейчас взлётной полосы, сохраняя таким образом память об истории места. Но делает это с долей условности: можно сказать, что архитекторы повернули линию, заданную взлётной полосой, градусов на 15 против часовой стрелки. Отчего бульвар оказался лучше связан с существующими городскими улицами: согласно концепции он продолжает улицу Осипова, которая после реорганизации окружающих промзон имеет шансы превратиться в сквозную городскую улицу.
Развитие территории в Саратове. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова
Развитие территории в Саратове. Генеральный план. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова

Бульвар – широкий, и учитывая масштаб района, не полностью пешеходный. Он устроен по принципу московского бульварного кольца: середина занята большим сквером с кафе и фонтанами, похожим на Крымскую набережную, по бокам расположены два односторонних проезда, дальше велодорожки и широкие тротуары, тоже с кафе и магазинами. Ось, таким образом, сохраняет транспортное значение, что не удивительно – всё же её длина около 2 км – но обильно благоустраивается, стремясь стать средоточием общественной жизни.
Развитие территории в Саратове. Центральный бульвар. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова
Развитие территории в Саратове. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова
Развитие территории в Саратове. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова

Вторая, поперечная ось, образующая на плане эффектное перекрестие, также унаследована от аэропорта – похожим образом взлётно-посадочную полосу сейчас пересекает полоса руления. Также немного сдвигая её линию для уточнения связей с городскими трассами, архитекторы проводят с юга на север многополосную автомагистраль, ведущую от Симбирской улицы из городского центра. Сохраняется унаследованный от аэропорта выразительный крест, хорошо видимый сейчас со спутников, а территория становится проницаемой. В то же время длина многополосной трассы, пересекающей жилой район, оказывается минимальной, поскольку она проходит поперечно. Впрочем магистраль эта, хотя и широкая, но регулируемая, то есть со светофорами. Бульвар при пересечении с ней плавно вырастает с пешеходный мост.
Развитие территории в Саратове. Вид с высоты птичьего полета. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова

Другая, уже бессветофорная магистраль, аналог автострады, запланирована вдоль северной границы территории – строго говоря, её трасса намного ближе к нынешней взлётной полосе, хотя и сдвинута немного севернее. От неё отпочковывается ещё одна магистраль – по линии нынешней Павелецкой улицы, которая и сейчас выходит к Усть-Курдюмскому шоссе. В транспортной схеме города, магистральные улицы которого пока довольно-таки петлючи, в итоге должно образоваться несколько явных спрямлений.
Развитие территории в Саратове. Дорожная схема. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова

В остальном застройка следует ортогональной гипподамовой схеме, которая в наше время вновь вернула себе славу лучшего градостроительного подхода. Сетка вторит линиям главного перекрёстка между бульваром и магистралью, и разделяет застройку вначале на крупные прямоугольники, затем – проездами поменьше на собственно кварталы. Столь ясная иерархия транспортной схемы должна способствовать, в одной стороны, доступности каждого дома, а с другой – помочь избежать излишней загруженности улиц.
Развитие территории в Саратове. Схема квартального деления. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова

Внутри сетки жилых домов достаточно равномерно, стремясь удаляться от магистралей, хотя это и не везде получается, распределены крупные пятна школ с обширными стадионами, и цезуры поменьше – скверы – городские мини-площади, создающие необходимые паузы в рамках плотной застройки.
Развитие территории в Саратове. Схема благоустройства. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова

В самом центре, к юго-востоку от главного перекрестия, располагается главный общественный центр. Он занимает участок, равный по площади примерно девяти жилым квартам: треть его отдана большому ТРЦ, объединяющему торговые функции с общественными и даже образовательными. С севера и юга его здание окружёно не только парковкой, но и «площадью-парком», часть которого обращена к центральному бульвару, образуя с ним единый организм. Что даёт надежду на объединение двух типов городской общественной жизни: собранной внутри ТРЦ и распределённой вдоль улицы. Здесь мы видим и то, и другое.
Развитие территории в Саратове. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова
Развитие территории в Саратове. Схема функционального деления. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова
Развитие территории в Саратове. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова

На углу у пересечения двух магистралей торгово-общественный центр смыкается с дугообразной офисной башней – впрочем не слишком высокой, 20 этажей. Здесь образуется круглая площадь-развязка, здания (одно офисное, два жилых) выстраиваются по дуге, а их архитектура становится подчёркнуто современной.
Развитие территории в Саратове. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова
Развитие территории в Саратове. Вид с высоты птичьего полета. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова

Все жилые дома спланированы квартально, причём замкнуты с холодной северной стороны и раскрыты ради лучшей инсоляции к югу. Модуль застройки авторы позаимствовали у исторической части Саратова. Впрочем архитекторы обобщили сведения, полученные от анализа планировки исторического центра, «вычистили» и несколько укрупнили свои кварталы, так что масштабно они тяготеют скорее к более регулярному и просторному «сталинскому» модулю.
Развитие территории в Саратове. Сравнение исторической и проектируемой застройки. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова

Достаточно плотное расположение домов позволило почти полностью отказаться от многоэтажек в пользу зданий средней высотности. Основную часть составляют шестиэтажные жилые дома. Вдоль бульвара и центральных городских улиц застройка достигает девяти этажей. К основным магистралям обращены более крупные, 12-этажные здания. А высотными акцентами служат 15- и 22-этажные башни. Такие башни как маркеры обозначают угол внутри отдельных кварталов и появляются в створах там, где кварталы разомкнуты в южной части.
Развитие территории в Саратове. Схема высот. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова

Дома стоят на одном ярусе подземной парковки, причём внешний контур отдан магазинам и кафе, будучи призван создать в кварталах локальные центры общественной жизни, а внутренняя часть квартального отдана крытой парковке, на кровле которой устроен приватный двор. Все дворы оказываются приподняты над уровнем земли приблизительно на 5 метров. Наверх ведут пандусы и лестницы. Запланированы выходы из подъездов прямо на уровень двора. А жилые квартиры нижних этажей благодаря такому решению получают бонусы в виде небольших изолированных патио, спрятанных за зелёной изгородью. Квартиры верхних этажей снабжены открытыми террасами с видом на город.
Развитие территории в Саратове. Жилой блок. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова
Развитие территории в Саратове. Разрез жилого блока. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова

Надо признать, что подобное, уже достаточно привычное для Москвы решение нетипично для регионов. Но архитекторы попытались продемонстрировать, что оно может оказаться вполне эффективным в данном случае: паркинг освободит от машин не только двор, но и периметр квартала, коммерческие функции оживят улицу, а двор станет безопасным и комфортным местом.

Для всего района проектировщики разработали сквозной дизайн-код, в основе которого лежат традиционные для региона отделочные материалы и характерные особенности строительства. Проанализировав архитектуру исторического Саратова, авторы выявили основные типы застройки: дореволюционные здания с кирпичными фасадами, украшенными декоративными элементами из белой штукатурки, а также полностью оштукатуренные дома сталинского времени с выступающими эркерами. Исходя из этого, большая часть жилых домов нового района, несмотря на современный облик, имеет классические членения: цокольный и аттиковый этажи, горизонтальные карнизы. Кое-где устроены мансарды, эркеры, глубокие лоджии. Для отделки предлагается использовать кирпич разных оттенков и штукатурку.
Развитие территории в Саратове. Фасад жилого блока. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова
Развитие территории в Саратове. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова
Развитие территории в Саратове. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова
Развитие территории в Саратове. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова
Развитие территории в Саратове. Проект, 2016 © Архитектурное бюро Асадова

Авторы проекта признаются, что им пришлось достаточно глубоко погрузиться в работу, потому что они рассматривали её не как единичный проект, а как возможность создания универсальной модели формирования комфортной и плотной городской среды. «При разработке концепции мы опирались на два основных параметра, – объяснил Андрей Асадов. – С одной стороны – сложившаяся структура города и особенности прилегающей территории. С другой – новейшие урбанистические тенденции формирования городского пространства, отражённые в таких принципах, как квартальная застройка, пешеходные и общественные зоны, живая и разнообразная жилая среда». Объединение этих параметров привело к созданию современного и одновременно аутентичного жилого района, который, в случае реализации проекта, легко мог бы стать новой и неотъемлемой частью города.
 
Проект:
Развитие территории старого аэропорта города Саратова
Россия, Саратов

Авторский коллектив:
АБ Асадова: А. Асадов, К. Шепета, И. Шевченко, Т. Лебедева, Ю. Шалетри; совместно с институтом «Саратовгражданпроект» и компанией Colliers International

2016 — 2016

16 Февраля 2017

Архитектурное бюро ASADOV: другие проекты
Решетка Фарадея
Проект омского аэропорта от АБ ASADOV – еще одна концепция из 14 финалистов недавнего конкурса. Он называется Мост и вдохновляется одновременно Западно-Сибирской выставкой 1911 года и мостом Транссиба через Иртыш, построенным в 1896, – с одной стороны, нота стимпанка, с другой – чуть не ностальгия по расцвету 1913 года. Но в концепции есть два варианта, второй – без ностальгии, но с параболой.
Зеркало души
Продолжаем публиковать проекты конкурса на проект павильона России на EXPO в Осаке 2025. Напомним, его итоги не были подведены. В павильоне АБ ASADOV соединились избушка в лесу, образ гиперперехода и скульптуры из световых нитей – он сосредоточен на сценографии экспозиции, которую выстаивает последовательно как вереницу впечатлений и посвящает парадоксам русской души.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
В духе РОСТа
Новый тракторный завод Ростсельмаш, концепцию которого подготовило бюро ASADOV, прямо сейчас достраивается в Ростове-на-Дону. Отсылки к советской архитектуре 1920-х и 1960-х годов откликаются на миссию и стратегическое значение предприятия, а также соответствуют пожеланию заказчика: отдать дань уважения ростовскому конструктивизму.
Медный шаг
Квартал номер 5, над которым в ЖК «Остров» работали архитекторы АБ ASADOV, одновременно масштабен, хорошо заметен благодаря своему центральному расположению – и контекстуален. Он «не перекрикивает» решения соседей, а скорее дает очень взвешенное воплощение дизайн-кода: совмещает кирпич и металл светлого и темного оттенков и большие медные поверхности, ортогональную геометрию снаружи и гибкие линии во дворе.
Уступы и завихрения
Жилой комплекс «Новая заря» по проекту бюро Asadov станет одним из примеров комплексного развития территории во Владивостоке. Микрорайон будут отличать разнообразные типологии жилых секций и полифункциональность – помимо социальной инфраструктуры здесь появятся пешеходные бульвары, торгово-офисные центры и рекреационные пространства. Все это вписано в рельеф с перепадом высоты в 40 метров и ориентировано на Амурский залив.
Опровержение и сравнение: конкурс красноярского театра
Начали писать опровержение – ошиблись, при рассказе о проекте Wowhaus, который занял 1 место, с оценкой объема сохраняемых конструкций, из-за недостатка презентационных материалов – а к опровержению добавилось сравнение с другими призерами, и другие проекты большинства финалистов. Так что получился обзор всего конкурса. Тут, помимо разбора сохраняемых разными авторами частей, можно рассмотреть проекты бюро ASADOV, ПИ «Арена» и «Четвертого измерения». Два последних старое здание не сохраняют.
Белая подкова
Детский сад, спроектированный в екатеринбургском микрорайоне «Солнечный» архитекторами ASADOV, получил необычную форму, отсылающую к наследию свердловского конструктивизма. Его функциональное наполнение обеспечивает детям время, насыщенное разнообразной деятельностью, а планировка – включенность территории в жизнь района в вечерние часы и выходные дни.
Юлий Борисов: «ЖК «Остров» – уникальный проект, мы...
Один из самых больших проектов жилой застройки Москвы – «Остров» компании Донстрой – сейчас активно строится в Мневниковской пойме. Планируется построить порядка 1.5 млн м2 на почти 40 га. Начинаем изучать проект – прежде всего, говорим с Юлием Борисовым, руководителем архитектурной компании UNK, которая работает с большей частью жилых кварталов, ландшафтом и даже предложила общий дизайн-код для освещения всей территории.
Свято место
Архитекторы АБ ASADOV взялись в Омске за очень сложную задачу: концепцию общественно-жилого комплекса с реконструкцией здания первой в городе ТЭЦ, прямо у границы бывшей омской крепости. Для этой территории было сделано уже немало проектов, а дискуссия вокруг жилой функции участка идет очень ожесточенная. Рассматриваем проект, его суть – в развитии городской ткани среднего масштаба, подходящей для исторического центра. Изучаем и дискуссию. Вот что интересно: спасет она место или погубит?
Космический пух
Проектируя пассажирский терминал аэропорта в Оренбурге, АБ ASADOV продолжает работать с темой космоса, начатой в уже построенных аэропортах Саратова и Кемерова. При этом архитекторы вновь соединяют глобальное с локальным, отражая темы, навеянные местным смысловым контекстом. В данном случае здание «накрыто» оренбургским платком – аналогия узнаваемая, но не буквальная; кто-то узнает отсылку, кто-то нет.
Выбрать курс
В Ульяновске завершился конкурс на развитие бывшей территории Суворовского военного училища. В финал вышли три консорциума, сформированные из местных организаций и столичных бюро: Asadov, ТПО ПРАЙД и TOBE architects. Показываем все три предложения.
Бежит ручей
Бюро Asadov представило мастер-план застройки микрорайона на окраине Калининграда: регулярную сетку жилых кварталов с акцентной архитектурой дополняют крупные общественные объекты, а главной «артерией» района становится фортификационный канал, которому возвращается былое значение.
От винта
Новый терминал аэропорта Томска проектирует бюро ASADOV. Архитекторы продолжают работать с идентичностью и в поисках образов отталкиваются от изобретений Николая Камова, именем которого назван аэропорт. Получилось лаконично, легко и, как и всегда, летяще.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Возможность полета
Проект аэропорта, разработанный АБ ASADOV для Тобольска и победивший в архитектурном конкурсе, не был реализован. Однако он интересен как пример работы со зданием аэропорта очень небольшого масштаба, где целью становится оптимальная организация пространства и инфраструктуры без потери образной составляющей.
Ракушка у моря
Проектируя дворец спорта, который определит развитие всей северной части Дербента, бюро ASADOV обращается к архитектурному наследию Дагестана, местным материалам и древним пластам истории.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Треугольно-складчатая структура
Проект нового терминала аэропорта имени Муравьева-Амурского в Благовещенске предлагает архитектуру, решенную посредством модульной формы, – наделенная особой символикой, она становится основой как для несущих конструкций здания, так и для пластики его фасада, и отзывается в декоративных фрагментах интерьера.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Прогулки по воде
Набережная Марка Шагала в скором времени превратится в крупнейший прибрежный парк Москвы с зелеными променадами, велосипедными и беговыми дорожками, парковыми аллеями, спа-центром на воде, водным садом и скульптурными павильонами в духе художников-авангардистов, прежде всего самого Шагала. Рассматриваем проект второй очереди.
Похожие статьи
Белый свод
Herzog & de Meuron превратили руину исторического дома в центре австрийского Брегенца в «стопку» функций: культурное пространство с баром, гостиница, квартира.
Мост без свойств
В Бордо открылся автомобильный и пешеходный мост по проекту OMA: половина его полотна – многофункциональное общественное пространство.
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Сила трех стихий
Исследовательский центр компании Daiwa House Group по проекту Tetsuo Kobori Architects предлагает современное прочтение традиционного для средневековой Японии места встреч и творческого общения — кайсё.
Под покровом небес
Архитекторы C. F. Møller выиграли конкурс на проект новой застройки квартала в центре Сёдертелье, дальнего пригорода Стокгольма.
Над Золотым рогом
Жилой комплекс Философия, спроектированный T+T architects во Владивостоке, – один из новых проектов для района «Голубиная падь», и они меняет философию его развития с одиночных домов на комплексный подход. Дома организованы вдоль общественных улиц, они разновысотные, разноформатные, а один – даже галерейной типологии, да еще и с консолью, опирающейся на арт-объект.
Новый уровень дженги
Спроектированный Кэнго Кумой общественный центр Kibi Kogen N Square демонстрирует возможности поперечно-клееной древесины – «фирменной» продукции для префектуры Окаяма, где он расположен.
Деревянная модульность
Ясли-сад для малышей из семей преподавателей и учащихся Пармского университета совмещен с центром развития для детей из группы риска. Авторы проекта здания в окружении парка – Enrico Molteni Architecture.
Конференция с видом
Культурный и общественный центр в городке Порт-Анджелес в штате Вашингтон по замыслу LMN Architects открыт панорамам океана и горного хребта Олимпик.
Белый знак
Бюро Lin Architecture превратило насосную станцию в полях южнокитайской провинции Юньнань в достопримечательность для местных жителей и туристов.
Трилистник инноваций
В Пекине готов Международный центр инноваций «Чжунгуаньцунь» (ZGC), спроектированный MAD Architects. В апреле здесь уже провели престижный технологический форум.
Жалюзи для льда
В Домодедово по проекту мастерской Юрия Виссарионова построена ледовая арена. Чтобы протяженный фасад, обусловленный техническими характеристиками сооружения для зимних видов спорта, не выглядел однообразным, архитекторы предложили использовать навесные конструкции с разнонаправленными ламелями. Таким образом лед защищается от солнечных лучей, а стена приобретает фактурность и детализацию.
Деревья и арки
В условиях дефицита площади спорткомплекс Шаосинского университета вместил на разных уровнях серию игровых полей и площадок, общественные пространства и даже деревья.
Стержни и лепестки
Для московского района Преображенское бюро GAFA спроектировало камерный комплекс Artel, который состоит всего из двух корпусов по 12 этажей. Отсылки к ар-деко и его ответвлению – стримлайну – мы нашли не только в архитектуре, но и в благоустройстве, напоминающем поглощенную природой железнодорожную эстакаду.
Тетрис в порту
Смотровая башня, спроектированная для Старого порта Монреаля бюро Provencher_Roy, и общественная зеленая зона вокруг нее от ландшафтного бюро NIPPAYSAGE вобрали в себя множество элементов местной идентичности.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
В центре – пустота
В Лондоне открывается очередной летний павильон галереи «Серпентайн». В этом году южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies сместили фокус внимания с сооружения на свободное пространство вокруг и внутри него.
«Почвенная» архитектура
Медицинский центр в Провансе – землебитное сооружение без дополнительного каркаса: материал для него «добыли» непосредственно на стройплощадке. Авторы проекта – бюро Combas.
Серийный подход
Бюро AIM Architecture превратило четыре нефтехранилища бывшей промзоны на востоке Китая в общественные пространства.
Технологии и материалы
Быстрее на 30%: СОД Sarex как инструмент эффективного...
Руководители бюро «МС Архитектс» рассказывают о том, как и почему перешли на российскую среду общих данных, которая позволила наладить совместную работу с девелоперами и строительными подрядчиками. Внедрение Sarex привело к сокращению сроков проектирования на 30%, эффективному решению спорных вопросов и избавлению от проблем человеческого фактора.
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Сейчас на главной
Амфитеатр под луной
Подарок от бюро KIDZ к своему дню рождения – поп-ап павильон на территории кластера ЛенПолиграфМаш в Санкт-Петербурге. До конца лета здесь можно отдыхать в гамаке, возиться с мягким песком, наблюдать за огромным шаром с гелием и другими людьми.
Вибрация балконов
Школа в Шанхае по проекту австралийско-китайского бюро BAU рассчитана как на традиционную, так и на ориентированную на нужды конкретного ученика форму обучения.
Митьки в арбузе
В петербургском «Манеже» открылась выставка художников «Пушкинской-10» – не заметить ее невозможно благодаря яркому дизайну, которым занималась студия «Витрувий и сыновья». Тот случай, когда архитектура перетянула на себя одеяло и встала вровень с художественным высказыванием. Хотя казалось бы – подумаешь, контейнеры и горошек.
Архитектор в городе
Прошлись по современной Москве с проектом «Прогулки с архитектором» – от ЖК LUCKY до Можайского вала. Это долго и подробно, но интересно и познавательно. Рассказываем и показываем, гуляли 4 часа.
Ре:Креация – итоги конкурса, 2 часть
Во второй части рассказываем о самой многочисленной группе номинаций – «Объекты развлечений». В ней было представлено шесть номинаций: акватермальный и банный комплексы, многофункциональный центр, парк развлечений, рыбный рынок и этноархеологический парк.
Пресса: Город большого мифа и большой обиды
Иркутск: место победы почвеннической литературы над современной архитектурой. Иркутск — «великий город с областной судьбой», как сказал когда-то поэт Лев Озеров про Питер. И это высказывание, конечно, про трагедию, но еще и про обиду на судьбу. В ряду сибирских городов Иркутск впечатлил меня не тем, что он на порядок умней, сложней, глубже остальных — хотя это так,— а ощущением устойчивой вялотекущей неврастении.
Конкурс в Коммунарке: нюансы
Институт Генплана и группа «Самолет» провели семинар для будущих участников конкурса на концепцию района в АДЦ «Коммунарка». Выяснились некоторые детали, которые будут полезны будущим участникам. Рассказываем.
Переживание звука
Для музея звука Audeum в Сеуле Кэнго Кума создал архитектуру, которая обращается к природным мотивам и стимулирует все пять чувств человека.
Кредо уместности
Первая студия выпускного курса бакалавриата МАРШ, которую мы публикуем в этом году, размышляла территорией Ризоположенского монастыря в Суздале под грифом «уместность» и в рамках типологии ДК. После сноса в 1930-е годы позднего собора в монастыре осталось просторное «пустое место» и несколько руин. Показываем три работы – одна из них шагнула за стену монастыря.
Субурбию в центр
Архитектурная студия Grad предлагает адаптировать городскую жилую ячейку к типологии и комфорту индивидуального жилого дома. Наилучшая для этого технология, по мнению архитекторов, – модульная деревогибридная система.
ГУЗ-2024: большие идеи XX века
Публикуем выпускные работы бакалавров Государственного университета по землеустройству, выполненные на кафедре «Архитектура» под руководством Михаила Корси. Часть работ ориентирована на реального заказчика и в дальнейшем получит развитие и возможную реализацию. Обязательное условие этого года – подготовка макета.
Белый свод
Herzog & de Meuron превратили руину исторического дома в центре австрийского Брегенца в «стопку» функций: культурное пространство с баром, гостиница, квартира.
WAF 2024: полшага навстречу
Всемирный фестиваль архитектуры объявил шорт-листы всех номинаций. В списки попали два наших бюро с проектами для Саудовской Аравии и Португалии. Также в сербском проекте замечен российский фотограф& Коротко рассказываем обо всех.
Не снится нам берег Японский
Для того, чтобы исследовать возможности развития нового курорта на берегу Тихого океана, конкурс «РЕ:КРЕАЦИЯ» поделили на 15 (!) номинаций, от участников требовали не меньше 3 концепций, по одной в каждой номинации, и победителей тоже 15. Среди них и студенты, и известные молодые архитекторы. Показываем первые 4 номинации: отели и апартаменты разного класса.
Годы метро. Памяти Нины Алешиной
Сегодня, 17 июля, исполняется сто лет со дня рождения Нины Александровны Алешиной – пожалуй, ключевого архитектора московского метро второй половины XX века. За сорок лет она построила двадцать станций. Публикуем текст Александра Змеула, основанный на архивных материалах, в том числе рукописи самой Алешиной, с фотографиями Алексея Народицкого.
Мост без свойств
В Бордо открылся автомобильный и пешеходный мост по проекту OMA: половина его полотна – многофункциональное общественное пространство.
Три шоу
МАРШ опять показывает, как надо душевно и атмосферно обходиться с макетами и с материями: физическими от картона до металла – и смысловыми, от вопроса уместности в контексте до разнообразных ракурсов архитектурных философий.
Квеври наизнанку
Ресторан «Мараули» в Красноярске – еще одна попытка воссоздать атмосферу Грузии без использования стереотипных деталей. Архитекторы Archpoint прибегают к приему ракурса «изнутри», открывают кухню, используют тактильные материалы и иронию.
Городской лес
Парк «Прибрежный» в Набережных Челнах признан лучшим общественным местом Татарстана в 2023 году. Для огромного лесного массива бюро «Архитектурный десант» актуализировало старые и предложило новые функции – например, площадку для выгула собак и терренкуры, разработанные при участии кардиолога. Также у парка появился фирменный стиль.
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.
Пресса: Город без плана
Новосибирск — город, который способен вызвать у урбаниста чувство профессиональной неполноценности. Это столица Сибири, это третий по величине русский город, полтора миллиона жителей, город сильный, процветающий даже в смысле экономики, город образованный — словом, верхний уровень современной русской цивилизации. Но это все как-то не прилагается к тому, что он представляет собой в физическом плане. Огромный, тянется на десятки километров, а потом на другой стороне Оби еще столько же, и все эти километры — ускользающая от определений бесконечная невнятность.
Сила трех стихий
Исследовательский центр компании Daiwa House Group по проекту Tetsuo Kobori Architects предлагает современное прочтение традиционного для средневековой Японии места встреч и творческого общения — кайсё.