Эрик ван Эгерат. Интервью Алексея Тарханова

Эрик ван Эгерат – один из участников экспозиции российского павильона XI биеннале архитектуры в Венеции

author pht

Автор текста:
Алексей Тарханов

07 Сентября 2008
mainImg

Архитектор:

Эрик ван Эгераат

Мастерская:

Designed by Erick van Egeraat

Я помню, как вы поздравили Доминика Перро с победой на конкурсе на Мариинский театр. Это было в баре питерской "Астории", я сидел тогда рядом. Сейчас вы бы его поздравили?

Правда? Я уже не помню. Но, конечно, поводов поздравлять с тех пор стало меньше. Много говорят о том, что же там произошло, но никто не знает наверняка, в чем же там дело. И я могу это лишь в общих чертах предположить, в чем дело. Да, это очень печальная история.

Легко ли вообще иностранному архитектору работать в России?

В любом случае - можно. Тем более в нынешней России, стране с удивительным диапазоном возможностей. Если сравнивать с Англией, где я тоже долго работал, по многим показателям я предпочел бы Россию.

По каким показателям, например?

Английская архитектура чрезвычайно формализирована. Правила недвижимы. Если ты хочешь делать авангард в Англии, изволь сначала получить на это разрешение. Никогда ты не будешь допущен в культурную элиту на равных. В отличие от России, которая гораздо более демократична и либеральна, даже если тебе необходимо привыкнуть к каким-то особым сторонам русской жизни.

А современная российская архитектура?

По большому счету она неплоха. Конечно в том, что касается работы девелоперов, российская архитектура могла бы быть более интеллигентной, не такой вульгарной, как она иногда выглядит со стороны.

Как давно вы ее наблюдаете «со стороны»?

Я давно и неоднократно приезжал в Россию, жил в Москве. А в 2000 году я нашел "Капитал Груп" – моего первого партнера в России, с которым можно было работать.

С чего началось ваше сотрудничество?

Я был знаком с одним молодым российским архитектором, который работал с "Капитал Груп". Мы встретились и в итоге они мне предложили стать их архитектором. Но поскольку я двадцать лет работал сам по себе, под собственным именем, я предложил другой вариант. Я останусь независимым архитектором. Но тесно сотрудничающим с ними и работающим для них, так я привык работать с другими своими заказчиками. Мы работали некоторое время очень удачно, а потом мы расстались. Как и почему, вы знаете.

И все-таки расскажите об этом поподробнее.

Ситуация с "Капитал Груп" была простой – я пришел в Россию потому что собирался работать с ними. Я создал мастерскую, мы сделали достаточно необычный проект и мы добились того, чтобы о нем заговорили. Это продолжалось с 2000 до 2004 года, когда мне стало понятно, что они на самом деле собираются строить нечто другое, не то, что я проектировал. Я мог бы согласиться на некоторые изменения, которые оставляли бы проект в границах прочерченной мною логики, но это были неприемлемые для меня изменения. С этого момента наши отношения испортились, и мы прекратили работу вместе. Я никогда не соглашусь с тем, что мой проект «Город Столиц» можно изменить до неузнаваемости, даже меня не спросив.

Что-нибудь изменилось с тех пор, как вы выиграли дело против них в Стокгольмском арбитражном суде?

Нет, их позиция ничуть не изменилась, они по-прежнему считают, что они обладатели авторских прав. Они даже утверждали, что я нападаю на Россию, хотя я боролся не против России, я боролся за свои права.
И в то же самое время люди из американского архитектурного бюро NBBJ, которые завершали проект, приходили ко мне с извинениями и говорили о недоразумении, они признали, что неправы.

Может быть, в России проще работать с государственными заказчиками, а не с частными?

Как и в любой стране с большой государственной машиной ваша бюрократия работает медленно. Она эшелонирована, и даже если у тебя есть согласие мэра, премьер-министра, хоть президента, это еще далеко не гарантирует того, что тебе дадут спокойно работать.
Все зависит от самого заказчика. У меня есть проект поменьше, чем «Город Столиц» - в Санкт-Петербурге, который идет гораздо лучше. Мой заказчик там прикладывает гораздо больше усилий в плане организации работы и качества строительства.

Спокойно ли вы воспринимаете ситуацию, когда ваше имя просто используют, чтобы увеличить продажную стоимость проекта?

Это не только ко мне относится, Это проблема всего мира и всего архитектурного сообщества - начиная с ранних 1980-х. И здесь бессмысленно проклинать жадность девелоперов или манию величия и глупость архитекторов – и мою в том числе, кстати. Правильнее порицать государство. Это его ответственность. Вы должны понимать, что когда такие огромные деньги вовлечены в игру, безо всяких поправок, безо всякого контроля государства, тут не избежать эксцессов. Нужны ограничения, государственные регулирование.

Но вам, как голландцу, а значит, прирожденному демократу, должен быть противен дух спекуляции в архитектуре.

Ну что значит – спекуляции? Кстати, голландское общество не так открыто и прозрачно, как оно само о себе говорит. Это маленькое общество, но в нем не меньше несправедливости, чем в любом другом. Во всяком случае, больше, чем оно хочет видеть. Но вы правы в том, что в Голландии молодежь постоянно протестует против спекуляции с недвижимостью.
Молодежь протестует, а девелоперы работают. Даже в Голландии, в моей стране, возможно построить в центре Амстердама дом, который еще до завершения был продан в разы дороже, чем стоило его строительство. Процентов 100 чистой прибыли. Если это возможно у нас, то какая прибыль может быть получена в России? Это слишком большие деньги, чтобы от них отказаться.

Существует ли разница в авторских правах архитектора в России и в Европе?

Архитектор для гарантии своих авторских прав должен иметь контракт с заказчиком, и это уже значит, что раз заказчик согласен подписать контракт, он осуществит этот проект и именно этот проект, а не что-то на него похожее. Поэтому я никогда не спешу согласиться с заказчиком - пока мы обо всем не договорились на бумаге. Немного по-другому дело обстоит в Великобритании. В Великобритании об этом надо специально договариваться.

Возможна ли в Европе ситуация, когда Мариинский театр Перро строится без Перро?

Это дело архитектора – добиться, чтобы его проект был воплощен без искажений. И если Перро не имеет ничего против тех, кто осуществляет его работу – тут нет никакой проблемы.

Насколько болезненным для вас был перенос спроектированного вами квартала "Русский авангард" на другую площадку? Рассказывали, что было совещание у Лужкова, и он сказал что проект хорош, но не для того места, для которого вы его создавали.

Это было летом 2004, и менеджмент "Капитал Груп" был очень обескуражен. Что касается меня, я мог бы признать, что у Лужкова были к этому основания. Например, предложенный изначально участок был слишком близок к маленькой церкви, которая там стоит. Я попросил власти перенести в таком случае проект на другое место, но найти это место поблизости от Центрального дома художника.

zooming
Эрик ван Эгерат
zooming
Жилой комплекс «Русский Авангард»

Что сейчас происходит с "Русским авангардом"?

Вроде бы его до сих пор собираются построить. Но это один из самых сложных для постройки проектов даже в моей практике. Для меня неизвестно, готов ли мой заказчик его реализовать. Он очень велик и очень амбициозен.

Так же амбициозен, как ваш проект искусственного острова, воспроизводящего очертания России в море у сочинских берегов? Проект немного арабский, немного американский и конечно же голландский в смысле создания новой суши посреди моря.

Да, он немного в духе модных сейчас проектов, которые осуществляются и в Персидском заливе и в Америке. Таковы плоды глобализации. Глобализацию принято бранить, говорить, что это путь к потере национальной идентичности и так далее, что в ней решают только деньги. Но если вы посмотрите на историю архитектуры, вы увидите, что пересечение государственных границ, обмен идеями, был отличным путем развития национальных культур. Лучшее барокко в Польше сделано голландским архитектором. У нас нет барокко в Голландии, мы не так истово любили бога, чтобы строить для него такие роскошные храмы. Мне интересно привнести этот международный лоск в такое интересное место как Сочи. Здесь сходятся и Россия и Кавказ и Европа и Азия. Это перекресток мира, которым и остается "большая" Россия.

zooming
Остров Федерация

Насколько точна эта ваша копия "большой" России – что там на месте Москвы, а что - на месте сибирских тюрем?

В таких деталях модель, конечно же, не точна. Это не географическая карта. Иначе мне пришлось бы воспроизводить там ваши прекрасные реки, все их изгибы, ваши холмы и равнины. Но это не копия России. Я помню фильм, который называется "Игрушечные  поезда". Так вот первые слова диктора там были примерно такие: "Это фильм  об игрушечных поездах. Игрушечные поезда - это не миниатюрные копии поездов». Они выглядят как поезда, но мы их используем для того, чтобы играть. Чтобы фантазировать. Это игрушка, эта метафора поезда, а не его модель.

Вы создали емкую метафору современной России, может быть метафору того, как она хотела бы себя видеть: небольшой, ухоженной, посреди теплого моря, в котором успешно утонули все соседи.

Россия имеет все возможности быть очень привлекательной страной. И большая Россия и эта, маленькая. Пусть она не на 100 процентов правильная, не на 100 процентов точная. Как и все хорошие вещи на свете, она не может быть совершенно зарегламентирована.  Она немного нечестна, где-то слишком дорога, где-то слишком дешева. Нет художника в мире, который мог бы сказать "мое искусство абсолютно правдиво". Все немного привирают.

Когда вас спрашивают, что вы сейчас проектируете и строите, вы обычно отвечаете, я сейчас кое-что делаю, но об этом рано говорить.

Не то, что я всех подозреваю. Я просто стараюсь быть поосторожнее – меня научил этому опыт с "Капитал Груп" – когда я работал с семью проектами и кое-что из них было построены – да только не мной. У меня сейчас 17-18 проектов, над которыми я работаю в России. Вот сегодня вечером я представляю проект моему заказчику из Сибири, мы надеемся начать стройку к концу лета. В Москве у меня 4 проекта, один из которых должен начать строиться в середине следующего года, а один строится уже сейчас. Ближе к завершению, об этом можно будет говорить.

zooming
Торгово-развлекательный комплекс «Вершина». Сургут

Есть ли принципиальная разница в образовании и манере работы западных и русских архитекторов?

Русские архитекторы сейчас очень меняются. Меньше разницы между молодыми западным и русским архитектором, чем между русскими архитекторами младших и старших поколений. У меня сейчас работают нескольких молодых русских архитекторов, я ими очень доволен.

А если бы вы определили особенности разных архитектурных школ по отношению к русскому строительству.

Например, швейцарские архитекторы пользуются такой репутацией, потому что они привыкли предлагать необычайно подробный и разработанный во всем проект, касающийся не только здания, но и всего его окружения. Таковы требования Швейцарии. Для России они слишком требовательны к себе и к другим.
Германские архитекторы - отличные архитекторы, но немного скучные. И французская  манера архитектурного поведения тоже не годится в России.
Американская архитектура такая же, как сами американцы – тяжелая, большая, шумная. Американские архитекторы очень энергичны, доброжелательны, но не всегда элегантны и тонки.
Пожалуй, российские архитекторы похожи на американцев. Они пожинают плоды строительного бума. Они проектируют, и очень много, но при этом не особенно следят за своим строительством, спешат успеть все. Многие из них, я бы сказал, испорчены нынешней ситуацией.
Я достаточно оптимистичен, но хотел бы, чтобы русская архитектура была более европейской и менее американской и азиатской. Иначе они превратят Россию в Дубай. Я не знаю, обрадуются ли жители Москвы, если они проснутся однажды и увидят, что их город стал таким же современным и таким же уродливым.

Вы считаете, этот процесс еще можно остановить?

Когда я смотрю вокруг, есть здания, которые мне нравятся, а есть такие что просто ой-ой-ой. Когда я говорил с Лужковым, он спросил меня: «Почему вы предлагаете построить такие сложные здания?» Я ответил ему: «Посмотрите на комнату, в которой мы с вами разговариваем, она богато изукрашена, а не покрашена немаркой краской. Мы говорим о важных вещах, вы - важная персона и Москва - важнейший европейский город. Интерьер вашего кабинета эту мысль и подчеркивает - своим декором. То же самое я хочу сделать с Москвой - своими зданиями. Если здание большое, оно должно быть богато разработано, оно должно быть сложным, чтобы нравиться а не вызывать шок». И в итоге Лужков сказал: «Ну хорошо, ну давайте». И все равно их построили не так, этого нельзя было допускать, я дрался, как мог, но здания «Москва-сити» они вот, за этим окном в панораме Москвы. Надо уходить с американского пути развития. Россия слишком красива, чтобы ему следовать. Это не чужая мне страна. У меня жена русская, мой сын наполовину русский. Я здесь последние 18 лет, и эта страна дала мне огромные возможности. Есть здесь, к сожалению, и неприятные моменты, но где их нет, в какой стране? Я здесь очень счастлив.

Многие западные архитекторы жалуются, что в России трудно работать.

Странно. Зачем ехать работать в страну, чтобы на нее жаловаться. Да, я вижу в России перспективы. Честно говоря, я не волнуюсь относительно того, как все будет развиваться, будет ли лучше, будет ли хуже. Я очень счастлив в России, потому что я вижу изменения к лучшему, я в них тоже участвую, делаю что могу. Я готов ждать, я готов уступать своим заказчикам, а не подавлять их. И вот что. Я как раз вспомнил, что я говорил Доминику Перро в баре «Астории».

Что же?

Я сказал ему: "Поздравляю". Хотя, я не был рад, конечно, что выиграл он, а не я. «Поздравляю! Если вы сможете его построить, это здание. Если вы чувствуете в себе силы его построить».

zooming
Институт современного искусства Мидлсбро
zooming
Национальная библиотека и банк Татарстана
zooming
Остров Федерация
zooming
Генплан Ханты-Мансийска


Архитектор:

Эрик ван Эгераат

Мастерская:

Designed by Erick van Egeraat

07 Сентября 2008

author pht

Автор текста:

Алексей Тарханов
comments powered by HyperComments

Статьи по темам: Российский павильон на XI биеннале в Венеции, Российский павильон на XI биеннале в Венеции: тексты каталога

Пресса: Архитектура – не там
ARCHITECTURE OUT THERE – была переведена на русский язык более чем странно: «АРХИТЕКТУРА – НЕ ТАМ». Поскольку я обсуждала с Аароном концепцию не один раз, могу утверждать: его такая трактовка несколько изумила. Тем не менее она оказалась пророческой.
Пресса: (По)мимо зданий: синдром или случайность? С XI Венецианской...
В Венеции прошла XI Архитектурная Биеннале. Ее тема – «Не там. Архитектура помимо зданий» - сформулирована куратором, известным архитектурным критиком, бывшим директором Архитектурного института Нидерландов Аароном Бетски. Принципиальная открытость темы вовне породила множественность ответов – остроумных и надуманных, приоткрывающих будущее и приземленных, развернутых и невнятных.
Пресса: 7 вопросов Эрику Ван Эгераату, архитектору
Голландец Эрик Ван Эгераат — архитектурная звезда с мировым именем и большим опытом работы в России. Он участвовал в русской экспозиции на XI Венецианской биеннале, придумал проекты насыпного острова «Федерация» возле Сочи и комплекс зданий Национальной библиотеки в Казани. Для Сургута он разработал торгово-развлекательный центр «Вершина», для Ханты-Мансийска сделал генплан.
Пресса: Дом-яйцо и вертикальное кладбище
23 ноября в Венеции завершается XI Архитектурная биеннале. Множество площадок, 56 стран-участниц, звезды мировой архитектуры, девелоперы — и тема: «Снаружи. Архитектура вне зданий». Финансовый кризис добавил этой теме иронии: многие проекты зданий, представленных в Венеции как вполне реальные, в ближайшее время воплощены явно не будут.
Пресса: Поворот к человеку
Интервью с Григорием Ревзиным, одним из кураторов российского павильона на XI Архитектурной биеннале
Пресса: Москва, которая есть и будет
Царицыно, "Военторг", гостиница "Москва", "Детский мир". Эти, говоря казенным языком, объекты вызывают яростные споры у жителей столицы, обеспокоенных архитектурным обликом города. Где проходит грань между реконструкцией и реставрацией? Что отличает реконструкцию от новодела? Что стоит сохранять и оберегать, а что, несмотря на возраст, так и не стало памятником зодчества и подлежит сносу? Какие по-настоящему хорошие и интересные проекты будут реализованы в Москве? Что вообще ждет столицу в ближайшие годы с точки зрения архитектуры? На эти и другие вопросы читателей "Ленты.ру" ответил сокуратор российского павилиона на XI Венецианской архитектурной биеннале, специальный корреспондент ИД "Коммерсант", историк архитектуры Григорий Ревзин.
Пресса: Хотели как лучше
В русском павильоне на Венецианской архитектурной биеннале стало как никогда очевидно: за десять лет строительного бума российская архитектура так и не нашла своего "я".
Пресса: Лопахин против Раневской. XI Международная биеннале...
Когда вы будете читать эти строки, Биеннале, работавшая с 13 сентября, завершится и павильоны разберут. Подметут разноцветные конфетти, рассыпанные у бельгийского павильона, Венеция растворится в туманах декабря.
Пресса: Сады Джардини
Русские выставки стали "обживать" Венецию еще до открытия знаменитого щусевского павильона в Giardino Publico. Первой отечественной экспозицией, приглашенной в этот итальянский город, стала выставка, устроенная Сергеем Дягилевым в 1907 году. Затем в 1909 году венецианцы пригласили русский раздел международной выставки в Мюнхене. В целом же до открытия павильона в 1914 году в Венеции "побывало" еще пять различных выставок Российской империи. С 1895 года там устраиваются экспозиции Биеннале современного искусства, а с 1975 года — Биеннале современной архитектуры.
Пресса: "Решительно не понравилась". Интервью с Евгением Ассом
Архитектор ЕВГЕНИЙ АСС дважды — в 2004 и 2006 годах — был художественным руководителем российского павильона на Биеннале архитектуры в Венеции. Российская экспозиция, представленная в этом году, ему решительно не понравилась. О том, почему так случилось, он рассказал в интервью корреспонденту BG ОЛЬГЕ СОЛОМАТИНОЙ.
Пресса: "Биеннале -- это звезды. Мы приведем биеннале в русский...
Сокуратором российского павильона в этом году был специальный корреспондент ИД "Коммерсантъ" ГРИГОРИЙ РЕВЗИН. Он рассказал, почему экспозиция называется "Партия в шахматы. Матч за Россию". А также поведал о том, откуда на главный архитектурный смотр мира набирались в 2008 году российские участники.
Пресса: Картинка с выставки
В этом году открытие российской экспозиции на архитектурной выставке в Венеции La Biennale di Venezia сопровождалось проливным дождем, который буквально залил павильон. Выставочное здание, в котором выставляются национальные экспозиции во время биеннале, сегодня находится в удручающем состоянии.
Пресса: Архитектурная биеннале в Венеции не увидит "Апельсин"...
Григорий Ревзин, сокуратор Русского павильона 11-ой венецианской архитектурной биеннале сообщил на днях, что концепт-проект "Апельсин", разработанный совместными усилиями российской компании "Интеко" и известного британского архитектора Нормана Фостера, как и проект комплексного освоения территории в районе Крымского Вала в Москве на 11-ой венецианской биеннале архитектуры представлены не будут.
Пресса: Лесник
Полисский не дизайнер. Но его пригласили в Дизайн – шоу, устроенное в экоэстейте «Павловская слобода» компанией Rigroup этим летом. Полисский не архитектор. Но осенью именно он будет представлять Россию на Венецианской архитектурной биеннале в компании известных зодчих. Сегодня он нужен всем как носитель национальной идеи.
Пресса: Двадцать лет — домов нет
Венецианская архитектурная биеннале показала, что в России стараются не замечать современных вызовов в градостроительстве, а просто занимаются строительством коммерческих объектов.
Пресса: "Хотя если бы дали "Золотого льва" французам, я бы понял,...
В скором времени в Венеции закончит свою работу XI архитектурная биеннале. Об итогах показа российских проектов, о проблемах в отечественном строительстве и общих впечатлениях от биеннале рассказал в интервью «Интерфаксу» комиссар российского павильона на ХI архитектурной биеннале Григорий Ревзин.
Пресса: Слепок музея и материализовавшийся архитектон. В...
В Русском павильоне на архитектурной биеннале в Венеции прошла презентация двух масштабных московских проектов — музейного городка на Волхонке, разработанного бюро Нормана Фостера, и бизнес-школы "Сколково", придуманной менее именитым и более молодым британским архитектором — Дэвидом Аджайе. С подробностями из Венеции — МИЛЕНА Ъ-ОРЛОВА.

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.
Живой дизайн для фасадов
Скучные однообразные фасадные решения уходят в прошлое с появлением новых дизайнерских решений от RHEINZINK: с разнообразием привлекательных вариантов дизайна любая поверхность теперь становится многомерным, несомненно, привлекающим внимание, зрелищем.

Сейчас на главной

Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.
Разворот к красоте
Первый приз конкурса Таллинской биеннале на концепцию ревитализации промышленной зоны получила команда российских архитекторов. Авторы разработали генплан, вдохновляясь железнодорожным поворотным кругом, и предложили застройку с «градиентом» приватных и общественных пространств.
Дорога к парку
«Братеевские телепортеры» – навес, который позволил оформить и защитить вход в одноименный парк, и получил недавно спецприз жюри АРХИWOOD. Рассматриваем проект и отчасти – дискуссию экспертов премии вокруг него.
Дом для друзей
Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.
На реке
Любопытный пример освоения «хипстерской» стилистки в ресторане-дебаркадере, расположенном в центре Ростова-на-Дону: сравнительно лаконичный фасад и крайне насыщенный интерьер.
Как в фотокамере
Недалеко от Осло по проекту BIG построен изогнутый музей-мост – в дополнение к самому крупному в Северной Европе парку скульптур.