Эрик ван Эгерат. Интервью Алексея Тарханова

Эрик ван Эгерат – один из участников экспозиции российского павильона XI биеннале архитектуры в Венеции

author pht

Автор текста:
Алексей Тарханов

07 Сентября 2008
mainImg

Архитектор:

Эрик ван Эгераат

Мастерская:

Designed by Erick van Egeraat

Я помню, как вы поздравили Доминика Перро с победой на конкурсе на Мариинский театр. Это было в баре питерской "Астории", я сидел тогда рядом. Сейчас вы бы его поздравили?

Правда? Я уже не помню. Но, конечно, поводов поздравлять с тех пор стало меньше. Много говорят о том, что же там произошло, но никто не знает наверняка, в чем же там дело. И я могу это лишь в общих чертах предположить, в чем дело. Да, это очень печальная история.

Легко ли вообще иностранному архитектору работать в России?

В любом случае - можно. Тем более в нынешней России, стране с удивительным диапазоном возможностей. Если сравнивать с Англией, где я тоже долго работал, по многим показателям я предпочел бы Россию.

По каким показателям, например?

Английская архитектура чрезвычайно формализирована. Правила недвижимы. Если ты хочешь делать авангард в Англии, изволь сначала получить на это разрешение. Никогда ты не будешь допущен в культурную элиту на равных. В отличие от России, которая гораздо более демократична и либеральна, даже если тебе необходимо привыкнуть к каким-то особым сторонам русской жизни.

А современная российская архитектура?

По большому счету она неплоха. Конечно в том, что касается работы девелоперов, российская архитектура могла бы быть более интеллигентной, не такой вульгарной, как она иногда выглядит со стороны.

Как давно вы ее наблюдаете «со стороны»?

Я давно и неоднократно приезжал в Россию, жил в Москве. А в 2000 году я нашел "Капитал Груп" – моего первого партнера в России, с которым можно было работать.

С чего началось ваше сотрудничество?

Я был знаком с одним молодым российским архитектором, который работал с "Капитал Груп". Мы встретились и в итоге они мне предложили стать их архитектором. Но поскольку я двадцать лет работал сам по себе, под собственным именем, я предложил другой вариант. Я останусь независимым архитектором. Но тесно сотрудничающим с ними и работающим для них, так я привык работать с другими своими заказчиками. Мы работали некоторое время очень удачно, а потом мы расстались. Как и почему, вы знаете.

И все-таки расскажите об этом поподробнее.

Ситуация с "Капитал Груп" была простой – я пришел в Россию потому что собирался работать с ними. Я создал мастерскую, мы сделали достаточно необычный проект и мы добились того, чтобы о нем заговорили. Это продолжалось с 2000 до 2004 года, когда мне стало понятно, что они на самом деле собираются строить нечто другое, не то, что я проектировал. Я мог бы согласиться на некоторые изменения, которые оставляли бы проект в границах прочерченной мною логики, но это были неприемлемые для меня изменения. С этого момента наши отношения испортились, и мы прекратили работу вместе. Я никогда не соглашусь с тем, что мой проект «Город Столиц» можно изменить до неузнаваемости, даже меня не спросив.

Что-нибудь изменилось с тех пор, как вы выиграли дело против них в Стокгольмском арбитражном суде?

Нет, их позиция ничуть не изменилась, они по-прежнему считают, что они обладатели авторских прав. Они даже утверждали, что я нападаю на Россию, хотя я боролся не против России, я боролся за свои права.
И в то же самое время люди из американского архитектурного бюро NBBJ, которые завершали проект, приходили ко мне с извинениями и говорили о недоразумении, они признали, что неправы.

Может быть, в России проще работать с государственными заказчиками, а не с частными?

Как и в любой стране с большой государственной машиной ваша бюрократия работает медленно. Она эшелонирована, и даже если у тебя есть согласие мэра, премьер-министра, хоть президента, это еще далеко не гарантирует того, что тебе дадут спокойно работать.
Все зависит от самого заказчика. У меня есть проект поменьше, чем «Город Столиц» - в Санкт-Петербурге, который идет гораздо лучше. Мой заказчик там прикладывает гораздо больше усилий в плане организации работы и качества строительства.

Спокойно ли вы воспринимаете ситуацию, когда ваше имя просто используют, чтобы увеличить продажную стоимость проекта?

Это не только ко мне относится, Это проблема всего мира и всего архитектурного сообщества - начиная с ранних 1980-х. И здесь бессмысленно проклинать жадность девелоперов или манию величия и глупость архитекторов – и мою в том числе, кстати. Правильнее порицать государство. Это его ответственность. Вы должны понимать, что когда такие огромные деньги вовлечены в игру, безо всяких поправок, безо всякого контроля государства, тут не избежать эксцессов. Нужны ограничения, государственные регулирование.

Но вам, как голландцу, а значит, прирожденному демократу, должен быть противен дух спекуляции в архитектуре.

Ну что значит – спекуляции? Кстати, голландское общество не так открыто и прозрачно, как оно само о себе говорит. Это маленькое общество, но в нем не меньше несправедливости, чем в любом другом. Во всяком случае, больше, чем оно хочет видеть. Но вы правы в том, что в Голландии молодежь постоянно протестует против спекуляции с недвижимостью.
Молодежь протестует, а девелоперы работают. Даже в Голландии, в моей стране, возможно построить в центре Амстердама дом, который еще до завершения был продан в разы дороже, чем стоило его строительство. Процентов 100 чистой прибыли. Если это возможно у нас, то какая прибыль может быть получена в России? Это слишком большие деньги, чтобы от них отказаться.

Существует ли разница в авторских правах архитектора в России и в Европе?

Архитектор для гарантии своих авторских прав должен иметь контракт с заказчиком, и это уже значит, что раз заказчик согласен подписать контракт, он осуществит этот проект и именно этот проект, а не что-то на него похожее. Поэтому я никогда не спешу согласиться с заказчиком - пока мы обо всем не договорились на бумаге. Немного по-другому дело обстоит в Великобритании. В Великобритании об этом надо специально договариваться.

Возможна ли в Европе ситуация, когда Мариинский театр Перро строится без Перро?

Это дело архитектора – добиться, чтобы его проект был воплощен без искажений. И если Перро не имеет ничего против тех, кто осуществляет его работу – тут нет никакой проблемы.

Насколько болезненным для вас был перенос спроектированного вами квартала "Русский авангард" на другую площадку? Рассказывали, что было совещание у Лужкова, и он сказал что проект хорош, но не для того места, для которого вы его создавали.

Это было летом 2004, и менеджмент "Капитал Груп" был очень обескуражен. Что касается меня, я мог бы признать, что у Лужкова были к этому основания. Например, предложенный изначально участок был слишком близок к маленькой церкви, которая там стоит. Я попросил власти перенести в таком случае проект на другое место, но найти это место поблизости от Центрального дома художника.

zooming
Эрик ван Эгерат
zooming
Жилой комплекс «Русский Авангард»

Что сейчас происходит с "Русским авангардом"?

Вроде бы его до сих пор собираются построить. Но это один из самых сложных для постройки проектов даже в моей практике. Для меня неизвестно, готов ли мой заказчик его реализовать. Он очень велик и очень амбициозен.

Так же амбициозен, как ваш проект искусственного острова, воспроизводящего очертания России в море у сочинских берегов? Проект немного арабский, немного американский и конечно же голландский в смысле создания новой суши посреди моря.

Да, он немного в духе модных сейчас проектов, которые осуществляются и в Персидском заливе и в Америке. Таковы плоды глобализации. Глобализацию принято бранить, говорить, что это путь к потере национальной идентичности и так далее, что в ней решают только деньги. Но если вы посмотрите на историю архитектуры, вы увидите, что пересечение государственных границ, обмен идеями, был отличным путем развития национальных культур. Лучшее барокко в Польше сделано голландским архитектором. У нас нет барокко в Голландии, мы не так истово любили бога, чтобы строить для него такие роскошные храмы. Мне интересно привнести этот международный лоск в такое интересное место как Сочи. Здесь сходятся и Россия и Кавказ и Европа и Азия. Это перекресток мира, которым и остается "большая" Россия.

zooming
Остров Федерация

Насколько точна эта ваша копия "большой" России – что там на месте Москвы, а что - на месте сибирских тюрем?

В таких деталях модель, конечно же, не точна. Это не географическая карта. Иначе мне пришлось бы воспроизводить там ваши прекрасные реки, все их изгибы, ваши холмы и равнины. Но это не копия России. Я помню фильм, который называется "Игрушечные  поезда". Так вот первые слова диктора там были примерно такие: "Это фильм  об игрушечных поездах. Игрушечные поезда - это не миниатюрные копии поездов». Они выглядят как поезда, но мы их используем для того, чтобы играть. Чтобы фантазировать. Это игрушка, эта метафора поезда, а не его модель.

Вы создали емкую метафору современной России, может быть метафору того, как она хотела бы себя видеть: небольшой, ухоженной, посреди теплого моря, в котором успешно утонули все соседи.

Россия имеет все возможности быть очень привлекательной страной. И большая Россия и эта, маленькая. Пусть она не на 100 процентов правильная, не на 100 процентов точная. Как и все хорошие вещи на свете, она не может быть совершенно зарегламентирована.  Она немного нечестна, где-то слишком дорога, где-то слишком дешева. Нет художника в мире, который мог бы сказать "мое искусство абсолютно правдиво". Все немного привирают.

Когда вас спрашивают, что вы сейчас проектируете и строите, вы обычно отвечаете, я сейчас кое-что делаю, но об этом рано говорить.

Не то, что я всех подозреваю. Я просто стараюсь быть поосторожнее – меня научил этому опыт с "Капитал Груп" – когда я работал с семью проектами и кое-что из них было построены – да только не мной. У меня сейчас 17-18 проектов, над которыми я работаю в России. Вот сегодня вечером я представляю проект моему заказчику из Сибири, мы надеемся начать стройку к концу лета. В Москве у меня 4 проекта, один из которых должен начать строиться в середине следующего года, а один строится уже сейчас. Ближе к завершению, об этом можно будет говорить.

zooming
Торгово-развлекательный комплекс «Вершина». Сургут

Есть ли принципиальная разница в образовании и манере работы западных и русских архитекторов?

Русские архитекторы сейчас очень меняются. Меньше разницы между молодыми западным и русским архитектором, чем между русскими архитекторами младших и старших поколений. У меня сейчас работают нескольких молодых русских архитекторов, я ими очень доволен.

А если бы вы определили особенности разных архитектурных школ по отношению к русскому строительству.

Например, швейцарские архитекторы пользуются такой репутацией, потому что они привыкли предлагать необычайно подробный и разработанный во всем проект, касающийся не только здания, но и всего его окружения. Таковы требования Швейцарии. Для России они слишком требовательны к себе и к другим.
Германские архитекторы - отличные архитекторы, но немного скучные. И французская  манера архитектурного поведения тоже не годится в России.
Американская архитектура такая же, как сами американцы – тяжелая, большая, шумная. Американские архитекторы очень энергичны, доброжелательны, но не всегда элегантны и тонки.
Пожалуй, российские архитекторы похожи на американцев. Они пожинают плоды строительного бума. Они проектируют, и очень много, но при этом не особенно следят за своим строительством, спешат успеть все. Многие из них, я бы сказал, испорчены нынешней ситуацией.
Я достаточно оптимистичен, но хотел бы, чтобы русская архитектура была более европейской и менее американской и азиатской. Иначе они превратят Россию в Дубай. Я не знаю, обрадуются ли жители Москвы, если они проснутся однажды и увидят, что их город стал таким же современным и таким же уродливым.

Вы считаете, этот процесс еще можно остановить?

Когда я смотрю вокруг, есть здания, которые мне нравятся, а есть такие что просто ой-ой-ой. Когда я говорил с Лужковым, он спросил меня: «Почему вы предлагаете построить такие сложные здания?» Я ответил ему: «Посмотрите на комнату, в которой мы с вами разговариваем, она богато изукрашена, а не покрашена немаркой краской. Мы говорим о важных вещах, вы - важная персона и Москва - важнейший европейский город. Интерьер вашего кабинета эту мысль и подчеркивает - своим декором. То же самое я хочу сделать с Москвой - своими зданиями. Если здание большое, оно должно быть богато разработано, оно должно быть сложным, чтобы нравиться а не вызывать шок». И в итоге Лужков сказал: «Ну хорошо, ну давайте». И все равно их построили не так, этого нельзя было допускать, я дрался, как мог, но здания «Москва-сити» они вот, за этим окном в панораме Москвы. Надо уходить с американского пути развития. Россия слишком красива, чтобы ему следовать. Это не чужая мне страна. У меня жена русская, мой сын наполовину русский. Я здесь последние 18 лет, и эта страна дала мне огромные возможности. Есть здесь, к сожалению, и неприятные моменты, но где их нет, в какой стране? Я здесь очень счастлив.

Многие западные архитекторы жалуются, что в России трудно работать.

Странно. Зачем ехать работать в страну, чтобы на нее жаловаться. Да, я вижу в России перспективы. Честно говоря, я не волнуюсь относительно того, как все будет развиваться, будет ли лучше, будет ли хуже. Я очень счастлив в России, потому что я вижу изменения к лучшему, я в них тоже участвую, делаю что могу. Я готов ждать, я готов уступать своим заказчикам, а не подавлять их. И вот что. Я как раз вспомнил, что я говорил Доминику Перро в баре «Астории».

Что же?

Я сказал ему: "Поздравляю". Хотя, я не был рад, конечно, что выиграл он, а не я. «Поздравляю! Если вы сможете его построить, это здание. Если вы чувствуете в себе силы его построить».

zooming
Институт современного искусства Мидлсбро
zooming
Национальная библиотека и банк Татарстана
zooming
Остров Федерация
zooming
Генплан Ханты-Мансийска


0

Архитектор:

Эрик ван Эгераат

Мастерская:

Designed by Erick van Egeraat

07 Сентября 2008

author pht

Автор текста:

Алексей Тарханов
comments powered by HyperComments

Статьи по темам: Российский павильон на XI биеннале в Венеции, Российский павильон на XI биеннале в Венеции: тексты каталога

Пресса: Архитектура – не там
ARCHITECTURE OUT THERE – была переведена на русский язык более чем странно: «АРХИТЕКТУРА – НЕ ТАМ». Поскольку я обсуждала с Аароном концепцию не один раз, могу утверждать: его такая трактовка несколько изумила. Тем не менее она оказалась пророческой.
Пресса: (По)мимо зданий: синдром или случайность? С XI Венецианской...
В Венеции прошла XI Архитектурная Биеннале. Ее тема – «Не там. Архитектура помимо зданий» - сформулирована куратором, известным архитектурным критиком, бывшим директором Архитектурного института Нидерландов Аароном Бетски. Принципиальная открытость темы вовне породила множественность ответов – остроумных и надуманных, приоткрывающих будущее и приземленных, развернутых и невнятных.
Пресса: 7 вопросов Эрику Ван Эгераату, архитектору
Голландец Эрик Ван Эгераат — архитектурная звезда с мировым именем и большим опытом работы в России. Он участвовал в русской экспозиции на XI Венецианской биеннале, придумал проекты насыпного острова «Федерация» возле Сочи и комплекс зданий Национальной библиотеки в Казани. Для Сургута он разработал торгово-развлекательный центр «Вершина», для Ханты-Мансийска сделал генплан.
Пресса: Дом-яйцо и вертикальное кладбище
23 ноября в Венеции завершается XI Архитектурная биеннале. Множество площадок, 56 стран-участниц, звезды мировой архитектуры, девелоперы — и тема: «Снаружи. Архитектура вне зданий». Финансовый кризис добавил этой теме иронии: многие проекты зданий, представленных в Венеции как вполне реальные, в ближайшее время воплощены явно не будут.
Пресса: Поворот к человеку
Интервью с Григорием Ревзиным, одним из кураторов российского павильона на XI Архитектурной биеннале
Пресса: Москва, которая есть и будет
Царицыно, "Военторг", гостиница "Москва", "Детский мир". Эти, говоря казенным языком, объекты вызывают яростные споры у жителей столицы, обеспокоенных архитектурным обликом города. Где проходит грань между реконструкцией и реставрацией? Что отличает реконструкцию от новодела? Что стоит сохранять и оберегать, а что, несмотря на возраст, так и не стало памятником зодчества и подлежит сносу? Какие по-настоящему хорошие и интересные проекты будут реализованы в Москве? Что вообще ждет столицу в ближайшие годы с точки зрения архитектуры? На эти и другие вопросы читателей "Ленты.ру" ответил сокуратор российского павилиона на XI Венецианской архитектурной биеннале, специальный корреспондент ИД "Коммерсант", историк архитектуры Григорий Ревзин.
Пресса: Хотели как лучше
В русском павильоне на Венецианской архитектурной биеннале стало как никогда очевидно: за десять лет строительного бума российская архитектура так и не нашла своего "я".
Пресса: Лопахин против Раневской. XI Международная биеннале...
Когда вы будете читать эти строки, Биеннале, работавшая с 13 сентября, завершится и павильоны разберут. Подметут разноцветные конфетти, рассыпанные у бельгийского павильона, Венеция растворится в туманах декабря.
Пресса: Сады Джардини
Русские выставки стали "обживать" Венецию еще до открытия знаменитого щусевского павильона в Giardino Publico. Первой отечественной экспозицией, приглашенной в этот итальянский город, стала выставка, устроенная Сергеем Дягилевым в 1907 году. Затем в 1909 году венецианцы пригласили русский раздел международной выставки в Мюнхене. В целом же до открытия павильона в 1914 году в Венеции "побывало" еще пять различных выставок Российской империи. С 1895 года там устраиваются экспозиции Биеннале современного искусства, а с 1975 года — Биеннале современной архитектуры.
Пресса: "Решительно не понравилась". Интервью с Евгением Ассом
Архитектор ЕВГЕНИЙ АСС дважды — в 2004 и 2006 годах — был художественным руководителем российского павильона на Биеннале архитектуры в Венеции. Российская экспозиция, представленная в этом году, ему решительно не понравилась. О том, почему так случилось, он рассказал в интервью корреспонденту BG ОЛЬГЕ СОЛОМАТИНОЙ.
Пресса: "Биеннале -- это звезды. Мы приведем биеннале в русский...
Сокуратором российского павильона в этом году был специальный корреспондент ИД "Коммерсантъ" ГРИГОРИЙ РЕВЗИН. Он рассказал, почему экспозиция называется "Партия в шахматы. Матч за Россию". А также поведал о том, откуда на главный архитектурный смотр мира набирались в 2008 году российские участники.
Пресса: Картинка с выставки
В этом году открытие российской экспозиции на архитектурной выставке в Венеции La Biennale di Venezia сопровождалось проливным дождем, который буквально залил павильон. Выставочное здание, в котором выставляются национальные экспозиции во время биеннале, сегодня находится в удручающем состоянии.
Пресса: Архитектурная биеннале в Венеции не увидит "Апельсин"...
Григорий Ревзин, сокуратор Русского павильона 11-ой венецианской архитектурной биеннале сообщил на днях, что концепт-проект "Апельсин", разработанный совместными усилиями российской компании "Интеко" и известного британского архитектора Нормана Фостера, как и проект комплексного освоения территории в районе Крымского Вала в Москве на 11-ой венецианской биеннале архитектуры представлены не будут.
Пресса: Лесник
Полисский не дизайнер. Но его пригласили в Дизайн – шоу, устроенное в экоэстейте «Павловская слобода» компанией Rigroup этим летом. Полисский не архитектор. Но осенью именно он будет представлять Россию на Венецианской архитектурной биеннале в компании известных зодчих. Сегодня он нужен всем как носитель национальной идеи.
Пресса: Двадцать лет — домов нет
Венецианская архитектурная биеннале показала, что в России стараются не замечать современных вызовов в градостроительстве, а просто занимаются строительством коммерческих объектов.
Пресса: "Хотя если бы дали "Золотого льва" французам, я бы понял,...
В скором времени в Венеции закончит свою работу XI архитектурная биеннале. Об итогах показа российских проектов, о проблемах в отечественном строительстве и общих впечатлениях от биеннале рассказал в интервью «Интерфаксу» комиссар российского павильона на ХI архитектурной биеннале Григорий Ревзин.
Пресса: Слепок музея и материализовавшийся архитектон. В...
В Русском павильоне на архитектурной биеннале в Венеции прошла презентация двух масштабных московских проектов — музейного городка на Волхонке, разработанного бюро Нормана Фостера, и бизнес-школы "Сколково", придуманной менее именитым и более молодым британским архитектором — Дэвидом Аджайе. С подробностями из Венеции — МИЛЕНА Ъ-ОРЛОВА.

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.