Дом с тремя лицами

Проект жилого дома в Замоскворечье – пример филигранной работы с фактурой и контекстом, который не выходит, впрочем, за рамки современной стилистики.

mainImg

Мастерская:

ADM

Проект:

Жилой дом на Малой Ордынке
Россия, Москва, ул. Малая Ордынка, вл. 19

Авторский коллектив:
Руководители проекта: А. Романов, Е. Кузнецова. Главный архитектор проекта: А. Маломуж

2016 – 2019
Мы уже рассказывали об этом проекте в рамках репортажа с архсовета Москвы от 1 апреля. Девелоперская компания Sminex строит жилой дом на прямоугольном участке площадью 0,366 га в Замоскоречье на Малой Ордынке. Он займёт участок советского здания, где в последнее время располагались офисы, и таким образом изменит функцию на жилую. Прежнее здание – четырёхэтажное, протяжённое, напоминает советскую школу или промышленное здание: это творение скорее инженерно-строительной, нежели архитектурной мысли и оно практически во всём противоречит тому, что мы привыкли связывать с Замоскворечьем. Архитекторы, по их собственному признанию, предпочли проигнорировать инородное тело предшественника и придумали для участка новый образ, подходящий для увеличившегося масштаба: на месте четырехэтажного здания появится шестиэтажный дом, который займет, к тому же, несколько большую площадь.

Здание, на месте которого будет построен новый дом. Здесь же можно посмотреть, что справа, что слева. 


Новый дом, впрочем, тщательно вписан в масштаб уличной застройки – хоть и по верхней линии, но он «ловит» уровень карнизов соседних зданий.
Жилой дом на Малой Ордынке. Проект, 2016. В процессе строительства © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Развертка. Проект, 2016 © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Ситуационный план © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фасад. Вариант 2. Проект, 2016 © ADM
Дом откликается на масштаб исторического Замоскворечья – одной из самых целостных, в смысле сохранности ткани старого города, территорий московского центра. Конечно же, он не может превратиться в деревянный или каменный купеческий особняк с садом, подобный сохранившимся напротив по улице Малая Ордынка. Но с городом доходных домов начала XX века решение, предложенное архитекторами ADM, перекликается и масштабно, и ритмически.

Длинный уличный фронт дома архитекторы предложили разделить на три части, имитируя для взгляда прохожего три дома вместо одного. Первоначально планировалось две части, но затем остановились на трёх – «оптимальных с точки зрения визуальной ритмичности». Три фасада по-разному реагируют на окружение. Левый, северный – стеклянный: он позволяет создать паузу, входящую в определённый резонанс с цезурами замоскворецких садов (один из которых расположен как раз почти напротив). Центральный фасад – кирпичный, он откликается на соседство здания ВШЭ, построенного в конце XIX века в кирпичном псевдорусском стиле с соответствующими украшениями; в центральной части, следуя правилам классического искусства, расположен главный вход в дом, впрочем, не слишком акцентированный. Третья, южная часть дома белокаменная и реагирует на другого «соседа», здание 1930-х годов.
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Вариант 2. Проект, 2016 © ADM
Казалось бы, идея очень проста: один объём с тремя фасадами, нацеленными на диалог с контекстом исторического города – не зря название бюро расшифровывается как «диалог с мегаполисом». Три материала, почти как первоэлементы: стекло, кирпич, камень. Два последних типичны для старого Замоскворечья, а если учесть, что в каменном фасаде много деревянных вставок, то все фактурные темы оказываются, таким образом, раскрыты. Исторически в Москве и многих русских городах белый камень использовался в основном для цоколя зданий, кирпич был материалом первого этажа, дерево – второго; вверху же был балкон, горенка, ещё выше небо. Теперь попробуем мысленно «перевернуть» дом на 90 градусов: чередование получится почти таким же, стекло будет условным небом, южная часть условным цоколем. Череда фасадов как будто впитывает в себя составляющие Замоскворечья, но именно что на уровне элементов Анаксимандра, но выстраивает их них свою последовательность, ссылаясь на окружение фактурно, а не буквально.

Самым подвижным и живым в этом сочетании выглядит «воздух» стекла. С первого взгляда ясно, что никакое это не зеркало замоскворецкого сада, или скажем мягче – не только оно, а прежде всего ультра-современное вкрапление, неомодернистская жемчужина в каменно-деревянной старой Москве. Конструкции из стекла, изогнутого горячим способом и смонтированного в качестве второй оболочки фасада, прикрывают помещения спален, расположенные в центральной части фасада. По сторонам, где расположены гостиные, стекла широки и ничем не прикрыты – так прозрачность стеклянного фасада становится непостоянной, как у смятой собранной складками шторы.
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Вариант 2, проект, 2016. В процессе строительства © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фрагмент главного фасада. Вариант 2. Проект, 2016 © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фрагмент главного фасада. Вариант 2. Проект, 2016 © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фрагмент главного фасада. Вариант 2. Проект, 2016 © ADM
Плоские стекла гостиных обеспечивают спокойную стыковку с центральным кирпичным фасадом. Который, как мы помним, фактурой, светотенью и материалом перекликается с псевдорусским зданием более чем столетней давности, где сейчас помещается одна из частей ВШЭ. Половину всех поверхностей нового фасада планируется выложить сплошным поребриком: кирпичи повернуты под углом, да ещё и вперебежку, угол над уступом – не только в междуэтажных тягах, но и часть простенков выполнена так же. Получается рельефно и к тому же позволяет избежать одного из недостатков кирпича: его плоскостности и скучноватого однообразия кладки. Здесь кирпич выглядит не так, как гладкая плитка (хотя для реализации скорее всего и будет использована плитка-ригель), а – как самоценный и живописный элемент.

Секция над входом, расположенным асимметрично справа, отмечена шахматным чередованием широких балконов и лоджий – внутри это, соответственно, спальни и гостиные. Два «живописных» фасада: стеклянный и кирпичный, надо сказать, довольно тесно перекликаются между собой, как с точки зрения их композиции: сгущение к центру и разрядка по краям, так и элементами – там и там фактурные элементы чередуются с ажурными решетками балконов, которые планируется выполнить по авторским рисункам архитекторов, с растительным рисунком в духе обобщенного ар-нуво. Диалог современных форм с исторической архитектурой здесь ощущается повсеместно, но эти решетки – один из ярких акцентов на грани приближения. Впрочем, они прекрасно могут быть поняты и в русле современной орнаментальной архитектуры.
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Вариант 2. Проект, 2016 © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Проект, 2016 © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фрагмент главного фасада. Проект, 2016 © ADM
Рядом в двумя фасадами-«братьями», такими разными и такими похожими, третий кажется зашедшим в гости приятелем. Так или иначе сейчас именно он обеспечивает спокойную, респектабельную паузу и переход к соседнему зданию 1930-х (еще немного конструктивистскому, но уже с пилястрами). Этот фасад – из известняка светло-песчаного цвета, который в простенках между окнами покрыт шершавым рисунком узких полос – он перекликается с полями кирпичного поребрика, но более тонок. Межэтажные тяги, напротив, плоские и от этого светлее. На этом фасаде также развит один из любимых приёмов ADM – многослойность: только здесь балконы выступают глубоко вперед (а их решетки, к слову, не ажурны), а в окнах появляется второй, утопленный в глубину, слой светло-жёлтого дерева, которые местами превращается в рамки, «затягивая» стекла по периметру.
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Проект, 2016 © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фрагмент главного фасада. Проект, 2016 © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фрагмент главного фасада. Проект, 2016 © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фасад. Вариант 2. Проект, 2016 © ADM
Угловая консоль нависает на высоте шести метров, под ней устроен пожарный проезд во двор. Он – явная перекличка, апелляция к архитектуре лаконичного советского ар-деко 1930-х, представителем которой выступает соседний дом. Да и весь южный фасад ближе всего к ар-деко, но без декоративных деталей. Тема развивается во дворе – фасад как будто бы «заворачивает» во двор, продолжаясь там. Впрочем, во дворе ритм оживлен чередованием блоков с более и менее активной пластикой, а посреди восточной стены возникает вынужденная пауза: три нижних этажа здесь лишены окон, так как напротив, с другой стороны двора расположено здание школы. В то же время балконы, там где они есть, достаточно широки – 1,7 м, чтобы можно было попить кофе на воздухе, тем более, что стороны света, юг и восток, к этому располагают.
Жилой дом на Малой Ордынке. Дворовый фасад. Проект, 2016 © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Дворовый фасад. Проект, 2016 © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Дворовый фасад. Проект, 2016 © ADM
Квартир – 67, планировки разнообразны. Студии соседствуют с жилищами от 90 до 170 м2, последние преобладают. Практически все они, даже одинаковые по площади и количеству комнат, отличаются в деталях: шириной окон, наличием или отсутствием балкона. На верхних этажах в центральной и южной части дома устроены пентхаусы.
Жилой дом на Малой Ордынке. План 2 этажа © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. План 3-5 этажей © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Разрез © ADM
На первых этажах, как и полагается по правилам урбанистики исторического центра, запланированы кафе и магазины. Уличные витрины ритейла почти полностью стеклянные, с небольшими вставками камня и дерева. В доме три лифтовые группы, вход в первую секцию сквозной и ведёт во двор. Вход во вторую секцию, которая стоит торцом, – со двора. Под домом – два уровня парковки на 139 машин, въезд туда – с левого края стеклянного фасада, со стороны Малой Ордынки. Въезд машин во двор, кроме экстренных служб, не предусмотрен.
Жилой дом на Малой Ордынке. Благоустройство улицы. Проект, 2016 © ADM
Двор, как и всегда у ADM, продуман в деталях, архитекторы вкладывают в эти истории с благоустройством всю душу. Здесь и геопластика, и баскеты стриженых кустов, и какие-то злаки высокого роста. Двор, по словам Андрея Романова, разделён на своеобразные «зелёные комнаты» – так, чтобы на относительно небольшой территории одновременно могло находиться достаточно большое количество людей, не концентрируясь в одном месте и не мешая друг другу. Надо ли говорить, что на тротуаре вдоль улицы предусмотрены новые газоны с травой и несколько деревьев.
Жилой дом на Малой Ордынке. Благоустройство двора. Проект, 2016 © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Благоустройство двора. Проект, 2016 © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Благоустройство двора. Проект, 2016 © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Генеральный план © ADM
Проектирование в зоне исторической застройки неизбежно поднимает целый ряд знакомых всем вопросов: как новое здание впишется в сложившийся контекст, с помощью каких средств и приемов? И главное, должна ли новостройка своим обликом заявлять о себе как о чем-то новом или же лучше ей мимикрировать под уже существующее, проверенное веками окружение? Позиция Андрея Романова, главы мастерской «Архитектурный диалог с мегаполисом», на этот счёт известна: псевдоклассический облик не является залогом того, что здание станет частью контекста. Современные фасады могут оказаться более удачным вариантом при соблюдении правильного, соразмерного окружению и человеческому восприятию масштаба, достаточном количестве деталей уверенно очерченном рисунке. Новый проект мастерской – жилой дом на Малой Ордынке, 19 – в полной мере отражает эти принципы. А также может служить примером филигранной работы с деталями и эмоциональным наполнением дома, как снаружи, так и внутри. 
***
 
Существовал и ещё один вариант проекта: место остро-эффектного стеклянного фасада в нём занимал более спокойный кирпичный. Здесь вдоль улицы возникала равномерная перекличка и чередование крупных светло-бежевых и красно-кирпичных пятен. Ниже можно увидеть, как выглядел этот вариант.
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Вариант 1. Проект, 2016 © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Проект, 2016 © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Вариант 1. Проект, 2016 © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фасад. Вариант 1. Проект, 2016 © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фрагмент главного фасада. Вариант 1. Проект, 2016 © ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фасад. Вариант 1. Проект, 2016 © ADM


Мастерская:

ADM

Проект:

Жилой дом на Малой Ордынке
Россия, Москва, ул. Малая Ордынка, вл. 19

Авторский коллектив:
Руководители проекта: А. Романов, Е. Кузнецова. Главный архитектор проекта: А. Маломуж

2016 – 2019

12 Июля 2016

author pht

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Антонина Плахина

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.