English version

Дом с тремя лицами

Проект жилого дома в Замоскворечье – пример филигранной работы с фактурой и контекстом, который не выходит, впрочем, за рамки современной стилистики.

mainImg
Мастерская:
ADM http://adm-arch.ru
Проект:
ЖК Малая Ордынка, 19
Россия, Москва, ул. Малая Ордынка, 19

Авторский коллектив:
Руководители проекта: А. Романов, Е. Кузнецова. Главный архитектор проекта: А. Маломуж

2014 — 2015 / 2016 — 2019
0 Мы уже рассказывали об этом проекте в рамках репортажа с архсовета Москвы от 1 апреля. Девелоперская компания Sminex строит жилой дом на прямоугольном участке площадью 0,366 га в Замоскоречье на Малой Ордынке. Он займёт участок советского здания, где в последнее время располагались офисы, и таким образом изменит функцию на жилую. Прежнее здание – четырёхэтажное, протяжённое, напоминает советскую школу или промышленное здание: это творение скорее инженерно-строительной, нежели архитектурной мысли и оно практически во всём противоречит тому, что мы привыкли связывать с Замоскворечьем. Архитекторы, по их собственному признанию, предпочли проигнорировать инородное тело предшественника и придумали для участка новый образ, подходящий для увеличившегося масштаба: на месте четырехэтажного здания появится шестиэтажный дом, который займет, к тому же, несколько большую площадь.

Новый дом, впрочем, тщательно вписан в масштаб уличной застройки – хоть и по верхней линии, но он «ловит» уровень карнизов соседних зданий.
Жилой дом на Малой Ордынке. Проект, 2016. В процессе строительства
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Развертка. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Ситуационный план
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фасад. Вариант 2. Проект, 2016
© ADM

Дом откликается на масштаб исторического Замоскворечья – одной из самых целостных, в смысле сохранности ткани старого города, территорий московского центра. Конечно же, он не может превратиться в деревянный или каменный купеческий особняк с садом, подобный сохранившимся напротив по улице Малая Ордынка. Но с городом доходных домов начала XX века решение, предложенное архитекторами ADM, перекликается и масштабно, и ритмически.

Длинный уличный фронт дома архитекторы предложили разделить на три части, имитируя для взгляда прохожего три дома вместо одного. Первоначально планировалось две части, но затем остановились на трёх – «оптимальных с точки зрения визуальной ритмичности». Три фасада по-разному реагируют на окружение. Левый, северный – стеклянный: он позволяет создать паузу, входящую в определённый резонанс с цезурами замоскворецких садов (один из которых расположен как раз почти напротив). Центральный фасад – кирпичный, он откликается на соседство здания ВШЭ, построенного в конце XIX века в кирпичном псевдорусском стиле с соответствующими украшениями; в центральной части, следуя правилам классического искусства, расположен главный вход в дом, впрочем, не слишком акцентированный. Третья, южная часть дома белокаменная и реагирует на другого «соседа», здание 1930-х годов.
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Вариант 2. Проект, 2016
© ADM

Казалось бы, идея очень проста: один объём с тремя фасадами, нацеленными на диалог с контекстом исторического города – не зря название бюро расшифровывается как «диалог с мегаполисом». Три материала, почти как первоэлементы: стекло, кирпич, камень. Два последних типичны для старого Замоскворечья, а если учесть, что в каменном фасаде много деревянных вставок, то все фактурные темы оказываются, таким образом, раскрыты. Исторически в Москве и многих русских городах белый камень использовался в основном для цоколя зданий, кирпич был материалом первого этажа, дерево – второго; вверху же был балкон, горенка, ещё выше небо. Теперь попробуем мысленно «перевернуть» дом на 90 градусов: чередование получится почти таким же, стекло будет условным небом, южная часть условным цоколем. Череда фасадов как будто впитывает в себя составляющие Замоскворечья, но именно что на уровне элементов Анаксимандра, но выстраивает из них свою последовательность, ссылаясь на окружение фактурно, а не буквально.

Самым подвижным и живым в этом сочетании выглядит «воздух» стекла. С первого взгляда ясно, что никакое это не зеркало замоскворецкого сада, или скажем мягче – не только оно, а прежде всего ультра-современное вкрапление, неомодернистская жемчужина в каменно-деревянной старой Москве. Конструкции из стекла, изогнутого горячим способом и смонтированного в качестве второй оболочки фасада, прикрывают помещения спален, расположенные в центральной части фасада. По сторонам, где расположены гостиные, стекла широки и ничем не прикрыты – так прозрачность стеклянного фасада становится непостоянной, как у смятой собранной складками шторы.
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Вариант 2, проект, 2016. В процессе строительства
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фрагмент главного фасада. Вариант 2. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фрагмент главного фасада. Вариант 2. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фрагмент главного фасада. Вариант 2. Проект, 2016
© ADM

Плоские стекла гостиных обеспечивают спокойную стыковку с центральным кирпичным фасадом. Который, как мы помним, фактурой, светотенью и материалом перекликается с псевдорусским зданием более чем столетней давности, где сейчас помещается одна из частей ВШЭ. Половину всех поверхностей нового фасада планируется выложить сплошным поребриком: кирпичи повернуты под углом, да ещё и вперебежку, угол над уступом – не только в междуэтажных тягах, но и часть простенков выполнена так же. Получается рельефно и к тому же позволяет избежать одного из недостатков кирпича: его плоскостности и скучноватого однообразия кладки. Здесь кирпич выглядит не так, как гладкая плитка (хотя для реализации скорее всего и будет использована плитка-ригель), а – как самоценный и живописный элемент.

Секция над входом, расположенным асимметрично справа, отмечена шахматным чередованием широких балконов и лоджий – внутри это, соответственно, спальни и гостиные. Два «живописных» фасада: стеклянный и кирпичный, надо сказать, довольно тесно перекликаются между собой, как с точки зрения их композиции: сгущение к центру и разрядка по краям, так и элементами – там и там фактурные элементы чередуются с ажурными решетками балконов, которые планируется выполнить по авторским рисункам архитекторов, с растительным рисунком в духе обобщенного ар-нуво. Диалог современных форм с исторической архитектурой здесь ощущается повсеместно, но эти решетки – один из ярких акцентов на грани приближения. Впрочем, они прекрасно могут быть поняты и в русле современной орнаментальной архитектуры.
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Вариант 2. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фрагмент главного фасада. Проект, 2016
© ADM

Рядом в двумя фасадами-«братьями», такими разными и такими похожими, третий кажется зашедшим в гости приятелем. Так или иначе сейчас именно он обеспечивает спокойную, респектабельную паузу и переход к соседнему зданию 1930-х (еще немного конструктивистскому, но уже с пилястрами). Этот фасад – из известняка светло-песчаного цвета, который в простенках между окнами покрыт шершавым рисунком узких полос – он перекликается с полями кирпичного поребрика, но более тонок. Межэтажные тяги, напротив, плоские и от этого светлее. На этом фасаде также развит один из любимых приёмов ADM – многослойность: только здесь балконы выступают глубоко вперед (а их решетки, к слову, не ажурны), а в окнах появляется второй, утопленный в глубину, слой светло-жёлтого дерева, которые местами превращается в рамки, «затягивая» стекла по периметру.
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фрагмент главного фасада. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фрагмент главного фасада. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фасад. Вариант 2. Проект, 2016
© ADM

Угловая консоль нависает на высоте шести метров, под ней устроен пожарный проезд во двор. Он – явная перекличка, апелляция к архитектуре лаконичного советского ар-деко 1930-х, представителем которой выступает соседний дом. Да и весь южный фасад ближе всего к ар-деко, но без декоративных деталей. Тема развивается во дворе – фасад как будто бы «заворачивает» во двор, продолжаясь там. Впрочем, во дворе ритм оживлен чередованием блоков с более и менее активной пластикой, а посреди восточной стены возникает вынужденная пауза: три нижних этажа здесь лишены окон, так как напротив, с другой стороны двора расположено здание школы. В то же время балконы, там где они есть, достаточно широки – 1,7 м, чтобы можно было попить кофе на воздухе, тем более, что стороны света, юг и восток, к этому располагают.
Жилой дом на Малой Ордынке. Дворовый фасад. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Дворовый фасад. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Дворовый фасад. Проект, 2016
© ADM

Квартир – 67, планировки разнообразны. Студии соседствуют с жилищами от 90 до 170 м2, последние преобладают. Практически все они, даже одинаковые по площади и количеству комнат, отличаются в деталях: шириной окон, наличием или отсутствием балкона. На верхних этажах в центральной и южной части дома устроены пентхаусы.
Жилой дом на Малой Ордынке. План 2 этажа
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. План 3-5 этажей
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Разрез
© ADM

На первых этажах, как и полагается по правилам урбанистики исторического центра, запланированы кафе и магазины. Уличные витрины ритейла почти полностью стеклянные, с небольшими вставками камня и дерева. В доме три лифтовые группы, вход в первую секцию сквозной и ведёт во двор. Вход во вторую секцию, которая стоит торцом, – со двора. Под домом – два уровня парковки на 139 машин, въезд туда – с левого края стеклянного фасада, со стороны Малой Ордынки. Въезд машин во двор, кроме экстренных служб, не предусмотрен.
Жилой дом на Малой Ордынке. Благоустройство улицы. Проект, 2016
© ADM

Двор, как и всегда у ADM, продуман в деталях, архитекторы вкладывают в эти истории с благоустройством всю душу. Здесь и геопластика, и баскеты стриженых кустов, и какие-то злаки высокого роста. Двор, по словам Андрея Романова, разделён на своеобразные «зелёные комнаты» – так, чтобы на относительно небольшой территории одновременно могло находиться достаточно большое количество людей, не концентрируясь в одном месте и не мешая друг другу. Надо ли говорить, что на тротуаре вдоль улицы предусмотрены новые газоны с травой и несколько деревьев.
Жилой дом на Малой Ордынке. Благоустройство двора. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Благоустройство двора. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Благоустройство двора. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Генеральный план
© ADM

Проектирование в зоне исторической застройки неизбежно поднимает целый ряд знакомых всем вопросов: как новое здание впишется в сложившийся контекст, с помощью каких средств и приемов? И главное, должна ли новостройка своим обликом заявлять о себе как о чем-то новом или же лучше ей мимикрировать под уже существующее, проверенное веками окружение? Позиция Андрея Романова, главы мастерской «Архитектурный диалог с мегаполисом», на этот счёт известна: псевдоклассический облик не является залогом того, что здание станет частью контекста. Современные фасады могут оказаться более удачным вариантом при соблюдении правильного, соразмерного окружению и человеческому восприятию масштаба, достаточном количестве деталей и уверенно очерченном рисунке. Новый проект мастерской – жилой дом на Малой Ордынке, 19 – в полной мере отражает эти принципы. А также может служить примером филигранной работы с деталями и эмоциональным наполнением дома, как снаружи, так и внутри. 
***
 
Существовал и ещё один вариант проекта: место остро-эффектного стеклянного фасада в нём занимал более спокойный кирпичный. Здесь вдоль улицы возникала равномерная перекличка и чередование крупных светло-бежевых и красно-кирпичных пятен. Ниже можно увидеть, как выглядел этот вариант.
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Вариант 1. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Вариант 1. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фасад. Вариант 1. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фрагмент главного фасада. Вариант 1. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фасад. Вариант 1. Проект, 2016
© ADM
Мастерская:
ADM http://adm-arch.ru
Проект:
ЖК Малая Ордынка, 19
Россия, Москва, ул. Малая Ордынка, 19

Авторский коллектив:
Руководители проекта: А. Романов, Е. Кузнецова. Главный архитектор проекта: А. Маломуж

2014 — 2015 / 2016 — 2019

12 Июля 2016

Антонина Плахина Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Антонина Плахина, Юлия Тарабарина
ADM: другие проекты
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Возвышение двора
Жилой комплекс «Реноме» состоит из двух корпусов: современного каменного дома и краснокирпичного фабричного здания конца XIX века, реконструированного по обмерам и чертежам. Их соединяет двор-горка – редкий для Москвы вариант геопластики, плавно поднимающейся на кровлю магазинов, выстроенных вдоль пешеходной улицы.
Дуэт в Филях
Вторая очередь жилого комплекса Filicity, спроектированная бюро ADM, основана на контрасте стеклянного 57-этажного 200-метрового небоскреба и 11-этажного кирпичного дома. Высотка утверждает футуристичный вектор в московской жилой архитектуре.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
LIFE на берегу Сетуни
В долине реки Сетунь, в районе Верейской улицы выросли два новых квартала ЖК «LIFE-Кутузовский» по проекту ADM arhcitects. У них есть собственный бульвар с ритейлом и небольшой прибрежный парк.
Витальное плетение
Рядом с метро «Дубровка» бюро ADM спроектировало жилой комплекс Vitality с полихромной смесью клинкерного кирпича на рельефных фасадах.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Дворянское гнездо XXI века
Построенный бюро ADM жилой комплекс на Воробьевых горах, будучи абсолютно современным по духу, дышит благородством в каждой детали, наследуя истории заповедного московского района.
Ритмический этюд
В жилом доме «Карамель» на севере Москвы в каждой квартире должны были быть выносные балконы. Эффект градусника, который они неизбежно создают, архитекторы ADM Architects «сбили» пластической игрой элементов из реек всех оттенков шоколада.
Небо. Круги. Синкопы
Новая постройка архитекторов ADM показывает, как сделать квартал всего из трех башен, фактически плоское – визуально объемным, одновысотное – разнообразным, разновысотное – единообразным и интегрировать в жилую среду максимум неба и зелени.
Прибрежная высота
Жилой комплекс в долине реки Сетунь по проекту мастерской ADM с подчеркнуто артикулированными переходами между общественными и приватными территориями и разнообразным рисунком фасадов, решенных в природной гамме оттенков воды, земли и облаков.
Подсчёт по осени
Прошедшей осенью и в конце лета 2016 издано шесть монографий известных архитектурных мастерских: ADM, UNK project, Wowhaus, Арт-Бля, бюро Евгения Герасимова, Цимайло & Ляшенко. Рассказываем обо всех.
Москва-Берлин
Клубный дом Гороховский’12 – пример лаконичного и цельного, хотя не минималистичного и не бедного архитектурного решения, которое его архитектор считает в чём-то берлинским. Прививка удалась, поскольку и московское в доме тоже есть.
Больше атмосферы
Жилой комплекс на Новослободской улице: фрагмент исторического кирпичного фасада, современные камень, стекло и – большой зелёный полу-холм спускается с кровли магазинов первого этажа во двор.
Башни над лесом
У границы Терлецкой дубравы по проекту бюро ADM строится жилой комплекс PerovSky, воплощающий в себе не букву, но дух идеологии квартальности.
В ритме вертикали
В районе Воробьёвых гор идёт строительство нового жилого комплекса: в меру изящного и современного, в меру сдержанно-консервативного, но, как всегда у ADM – с тщательно продуманным пространством двора.
Европа на Яузе
Архитекторам ADM удалось превратить небольшой фрагмент старомосковской промышленной застройки на берегу Яузы в непафосный, но тщательно продуманный европейский квартал невысоких «офисных таунхаусов». Он завершен и открылся. В нём даже работает приятное кафе, успешно поддерживающее европейскую атмосферу.
Похожие статьи
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
За кулисами музейной жизни
Открывшееся в Роттердаме фондохранилище Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV полностью доступно посетителям – первое и пока единственное в мире. Это поможет сохранить музей для публики во время длительной реконструкции его основного здания.
Тонкая материя
Дом Медный 3.14 составлен из двух фактур, каждая из которых по-своему похожа на драгоценную ткань, и из трех корпусов, каждый из которых смотрит на одну из сторон света. Архитектура дома впитывает нюансы контекста, суммирует их и превращает в цельное ритмичное построение. Рассматриваем новый, только что завершенный дом Сергея Скуратова на Донской улице.
«Восьмерка» над метро
Штаб-квартира компании Infinitus по проекту Zaha Hadid Architects талией своего объема-«восьмерки» перекинута через тоннель метро в Гуанчжоу.
Супер-пергола
Новый бизнес-центр на Пресне, в 1-м Земельном переулке, совмещает технологичность и эко-ориентированность. Его обтекаемые формы и белая диагональная решетка фасадов сочетаются с новой версией вертикального озеленения: отстоящей от фасада зеленью дикого винограда, которая не спорит с решеткой-«перголой», но лишь оттеняет ее.
Тает кубик льда
Офисное здание в центре Фукуоки по проекту OMA должно вписаться в городскую среду с помощью пиксельных «тающих» углов.
Легкость бытия
Цветет сакура, у костра завязалась беседа, в бассейне шумно возятся дети – это не отпускные картинки, а повседневная жизнь дворов киевского ЖК «Файна Таун». Разбираемся, из чего состоит придуманная архитекторами утопия, и каким образом ее удалось воплотить.
Чувство ритма на фасаде
Студенческое общежитие по проекту Макса Дудлера отмечает въезд в Ганновер с севера и начало нового района – преображенной промзоны.
Треугольно-складчатая структура
Проект нового терминала аэропорта имени Муравьева-Амурского в Благовещенске предлагает архитектуру, решенную посредством модульной формы, – наделенная особой символикой, она становится основой как для несущих конструкций здания, так и для пластики его фасада, и отзывается в декоративных фрагментах интерьера.
Дыхание востока
Проектируя жилой комплекс для Ташкента, GENPRO обращается к традиционной архитектуре и современным тенденциям, стремясь к эмоциональности и эффектности: решетки панжара и мишрабии соседствуют с вертикальным озеленением и параметрическим орнаментом, а тематические корпуса домов – с хлопковой аллеей и восточным базаром.
По каменной дуге
Арт-объект студий Sans façon и KHBT в шотландском городе Инвернесс позволяет жителям заново оценить знакомый ландшафт.
Красный двор
В жилом комплексе Ilot Queyries в Бордо по проекту MVRDV соединены человеческий масштаб и разнообразие традиционного города с экологичностью, высокой инсоляцией и комфортом современной застройки.
Тундра на крыше
Комплекс Living Landscape по проекту бюро Jakob+MacFarlane задуман как самое большое деревянное сооружение Исландии и «инструмент» для регенерации ее экосистем.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
Технологии и материалы
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Сейчас на главной
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы» на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATHARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.