English version

Дом с тремя лицами

Проект жилого дома в Замоскворечье – пример филигранной работы с фактурой и контекстом, который не выходит, впрочем, за рамки современной стилистики.

mainImg
Мастерская:
ADM http://adm-arch.ru
Проект:
ЖК Малая Ордынка, 19
Россия, Москва, ул. Малая Ордынка, 19

Авторский коллектив:
Руководители проекта: А. Романов, Е. Кузнецова. Главный архитектор проекта: А. Маломуж

2014 — 2015 / 2016 — 2019
Мы уже рассказывали об этом проекте в рамках репортажа с архсовета Москвы от 1 апреля. Девелоперская компания Sminex строит жилой дом на прямоугольном участке площадью 0,366 га в Замоскоречье на Малой Ордынке. Он займёт участок советского здания, где в последнее время располагались офисы, и таким образом изменит функцию на жилую. Прежнее здание – четырёхэтажное, протяжённое, напоминает советскую школу или промышленное здание: это творение скорее инженерно-строительной, нежели архитектурной мысли и оно практически во всём противоречит тому, что мы привыкли связывать с Замоскворечьем. Архитекторы, по их собственному признанию, предпочли проигнорировать инородное тело предшественника и придумали для участка новый образ, подходящий для увеличившегося масштаба: на месте четырехэтажного здания появится шестиэтажный дом, который займет, к тому же, несколько большую площадь.

Новый дом, впрочем, тщательно вписан в масштаб уличной застройки – хоть и по верхней линии, но он «ловит» уровень карнизов соседних зданий.
Жилой дом на Малой Ордынке. Проект, 2016. В процессе строительства
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Развертка. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Ситуационный план
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фасад. Вариант 2. Проект, 2016
© ADM

Дом откликается на масштаб исторического Замоскворечья – одной из самых целостных, в смысле сохранности ткани старого города, территорий московского центра. Конечно же, он не может превратиться в деревянный или каменный купеческий особняк с садом, подобный сохранившимся напротив по улице Малая Ордынка. Но с городом доходных домов начала XX века решение, предложенное архитекторами ADM, перекликается и масштабно, и ритмически.

Длинный уличный фронт дома архитекторы предложили разделить на три части, имитируя для взгляда прохожего три дома вместо одного. Первоначально планировалось две части, но затем остановились на трёх – «оптимальных с точки зрения визуальной ритмичности». Три фасада по-разному реагируют на окружение. Левый, северный – стеклянный: он позволяет создать паузу, входящую в определённый резонанс с цезурами замоскворецких садов (один из которых расположен как раз почти напротив). Центральный фасад – кирпичный, он откликается на соседство здания ВШЭ, построенного в конце XIX века в кирпичном псевдорусском стиле с соответствующими украшениями; в центральной части, следуя правилам классического искусства, расположен главный вход в дом, впрочем, не слишком акцентированный. Третья, южная часть дома белокаменная и реагирует на другого «соседа», здание 1930-х годов.
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Вариант 2. Проект, 2016
© ADM

Казалось бы, идея очень проста: один объём с тремя фасадами, нацеленными на диалог с контекстом исторического города – не зря название бюро расшифровывается как «диалог с мегаполисом». Три материала, почти как первоэлементы: стекло, кирпич, камень. Два последних типичны для старого Замоскворечья, а если учесть, что в каменном фасаде много деревянных вставок, то все фактурные темы оказываются, таким образом, раскрыты. Исторически в Москве и многих русских городах белый камень использовался в основном для цоколя зданий, кирпич был материалом первого этажа, дерево – второго; вверху же был балкон, горенка, ещё выше небо. Теперь попробуем мысленно «перевернуть» дом на 90 градусов: чередование получится почти таким же, стекло будет условным небом, южная часть условным цоколем. Череда фасадов как будто впитывает в себя составляющие Замоскворечья, но именно что на уровне элементов Анаксимандра, но выстраивает из них свою последовательность, ссылаясь на окружение фактурно, а не буквально.

Самым подвижным и живым в этом сочетании выглядит «воздух» стекла. С первого взгляда ясно, что никакое это не зеркало замоскворецкого сада, или скажем мягче – не только оно, а прежде всего ультра-современное вкрапление, неомодернистская жемчужина в каменно-деревянной старой Москве. Конструкции из стекла, изогнутого горячим способом и смонтированного в качестве второй оболочки фасада, прикрывают помещения спален, расположенные в центральной части фасада. По сторонам, где расположены гостиные, стекла широки и ничем не прикрыты – так прозрачность стеклянного фасада становится непостоянной, как у смятой собранной складками шторы.
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Вариант 2, проект, 2016. В процессе строительства
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фрагмент главного фасада. Вариант 2. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фрагмент главного фасада. Вариант 2. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фрагмент главного фасада. Вариант 2. Проект, 2016
© ADM

Плоские стекла гостиных обеспечивают спокойную стыковку с центральным кирпичным фасадом. Который, как мы помним, фактурой, светотенью и материалом перекликается с псевдорусским зданием более чем столетней давности, где сейчас помещается одна из частей ВШЭ. Половину всех поверхностей нового фасада планируется выложить сплошным поребриком: кирпичи повернуты под углом, да ещё и вперебежку, угол над уступом – не только в междуэтажных тягах, но и часть простенков выполнена так же. Получается рельефно и к тому же позволяет избежать одного из недостатков кирпича: его плоскостности и скучноватого однообразия кладки. Здесь кирпич выглядит не так, как гладкая плитка (хотя для реализации скорее всего и будет использована плитка-ригель), а – как самоценный и живописный элемент.

Секция над входом, расположенным асимметрично справа, отмечена шахматным чередованием широких балконов и лоджий – внутри это, соответственно, спальни и гостиные. Два «живописных» фасада: стеклянный и кирпичный, надо сказать, довольно тесно перекликаются между собой, как с точки зрения их композиции: сгущение к центру и разрядка по краям, так и элементами – там и там фактурные элементы чередуются с ажурными решетками балконов, которые планируется выполнить по авторским рисункам архитекторов, с растительным рисунком в духе обобщенного ар-нуво. Диалог современных форм с исторической архитектурой здесь ощущается повсеместно, но эти решетки – один из ярких акцентов на грани приближения. Впрочем, они прекрасно могут быть поняты и в русле современной орнаментальной архитектуры.
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Вариант 2. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фрагмент главного фасада. Проект, 2016
© ADM

Рядом в двумя фасадами-«братьями», такими разными и такими похожими, третий кажется зашедшим в гости приятелем. Так или иначе сейчас именно он обеспечивает спокойную, респектабельную паузу и переход к соседнему зданию 1930-х (еще немного конструктивистскому, но уже с пилястрами). Этот фасад – из известняка светло-песчаного цвета, который в простенках между окнами покрыт шершавым рисунком узких полос – он перекликается с полями кирпичного поребрика, но более тонок. Межэтажные тяги, напротив, плоские и от этого светлее. На этом фасаде также развит один из любимых приёмов ADM – многослойность: только здесь балконы выступают глубоко вперед (а их решетки, к слову, не ажурны), а в окнах появляется второй, утопленный в глубину, слой светло-жёлтого дерева, которые местами превращается в рамки, «затягивая» стекла по периметру.
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фрагмент главного фасада. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фрагмент главного фасада. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фасад. Вариант 2. Проект, 2016
© ADM

Угловая консоль нависает на высоте шести метров, под ней устроен пожарный проезд во двор. Он – явная перекличка, апелляция к архитектуре лаконичного советского ар-деко 1930-х, представителем которой выступает соседний дом. Да и весь южный фасад ближе всего к ар-деко, но без декоративных деталей. Тема развивается во дворе – фасад как будто бы «заворачивает» во двор, продолжаясь там. Впрочем, во дворе ритм оживлен чередованием блоков с более и менее активной пластикой, а посреди восточной стены возникает вынужденная пауза: три нижних этажа здесь лишены окон, так как напротив, с другой стороны двора расположено здание школы. В то же время балконы, там где они есть, достаточно широки – 1,7 м, чтобы можно было попить кофе на воздухе, тем более, что стороны света, юг и восток, к этому располагают.
Жилой дом на Малой Ордынке. Дворовый фасад. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Дворовый фасад. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Дворовый фасад. Проект, 2016
© ADM

Квартир – 67, планировки разнообразны. Студии соседствуют с жилищами от 90 до 170 м2, последние преобладают. Практически все они, даже одинаковые по площади и количеству комнат, отличаются в деталях: шириной окон, наличием или отсутствием балкона. На верхних этажах в центральной и южной части дома устроены пентхаусы.
Жилой дом на Малой Ордынке. План 2 этажа
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. План 3-5 этажей
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Разрез
© ADM

На первых этажах, как и полагается по правилам урбанистики исторического центра, запланированы кафе и магазины. Уличные витрины ритейла почти полностью стеклянные, с небольшими вставками камня и дерева. В доме три лифтовые группы, вход в первую секцию сквозной и ведёт во двор. Вход во вторую секцию, которая стоит торцом, – со двора. Под домом – два уровня парковки на 139 машин, въезд туда – с левого края стеклянного фасада, со стороны Малой Ордынки. Въезд машин во двор, кроме экстренных служб, не предусмотрен.
Жилой дом на Малой Ордынке. Благоустройство улицы. Проект, 2016
© ADM

Двор, как и всегда у ADM, продуман в деталях, архитекторы вкладывают в эти истории с благоустройством всю душу. Здесь и геопластика, и баскеты стриженых кустов, и какие-то злаки высокого роста. Двор, по словам Андрея Романова, разделён на своеобразные «зелёные комнаты» – так, чтобы на относительно небольшой территории одновременно могло находиться достаточно большое количество людей, не концентрируясь в одном месте и не мешая друг другу. Надо ли говорить, что на тротуаре вдоль улицы предусмотрены новые газоны с травой и несколько деревьев.
Жилой дом на Малой Ордынке. Благоустройство двора. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Благоустройство двора. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Благоустройство двора. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Генеральный план
© ADM

Проектирование в зоне исторической застройки неизбежно поднимает целый ряд знакомых всем вопросов: как новое здание впишется в сложившийся контекст, с помощью каких средств и приемов? И главное, должна ли новостройка своим обликом заявлять о себе как о чем-то новом или же лучше ей мимикрировать под уже существующее, проверенное веками окружение? Позиция Андрея Романова, главы мастерской «Архитектурный диалог с мегаполисом», на этот счёт известна: псевдоклассический облик не является залогом того, что здание станет частью контекста. Современные фасады могут оказаться более удачным вариантом при соблюдении правильного, соразмерного окружению и человеческому восприятию масштаба, достаточном количестве деталей и уверенно очерченном рисунке. Новый проект мастерской – жилой дом на Малой Ордынке, 19 – в полной мере отражает эти принципы. А также может служить примером филигранной работы с деталями и эмоциональным наполнением дома, как снаружи, так и внутри. 
***
 
Существовал и ещё один вариант проекта: место остро-эффектного стеклянного фасада в нём занимал более спокойный кирпичный. Здесь вдоль улицы возникала равномерная перекличка и чередование крупных светло-бежевых и красно-кирпичных пятен. Ниже можно увидеть, как выглядел этот вариант.
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Вариант 1. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Главный фасад. Вариант 1. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фасад. Вариант 1. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фрагмент главного фасада. Вариант 1. Проект, 2016
© ADM
Жилой дом на Малой Ордынке. Фасад. Вариант 1. Проект, 2016
© ADM
Мастерская:
ADM http://adm-arch.ru
Проект:
ЖК Малая Ордынка, 19
Россия, Москва, ул. Малая Ордынка, 19

Авторский коллектив:
Руководители проекта: А. Романов, Е. Кузнецова. Главный архитектор проекта: А. Маломуж

2014 — 2015 / 2016 — 2019

12 Июля 2016

Антонина Плахина Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Антонина Плахина, Юлия Тарабарина
ADM: другие проекты
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Возвышение двора
Жилой комплекс «Реноме» состоит из двух корпусов: современного каменного дома и краснокирпичного фабричного здания конца XIX века, реконструированного по обмерам и чертежам. Их соединяет двор-горка – редкий для Москвы вариант геопластики, плавно поднимающейся на кровлю магазинов, выстроенных вдоль пешеходной улицы.
Дуэт в Филях
Вторая очередь жилого комплекса Filicity, спроектированная бюро ADM, основана на контрасте стеклянного 57-этажного 200-метрового небоскреба и 11-этажного кирпичного дома. Высотка утверждает футуристичный вектор в московской жилой архитектуре.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
LIFE на берегу Сетуни
В долине реки Сетунь, в районе Верейской улицы выросли два новых квартала ЖК «LIFE-Кутузовский» по проекту ADM arhcitects. У них есть собственный бульвар с ритейлом и небольшой прибрежный парк.
Витальное плетение
Рядом с метро «Дубровка» бюро ADM спроектировало жилой комплекс Vitality с полихромной смесью клинкерного кирпича на рельефных фасадах.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Дворянское гнездо XXI века
Построенный бюро ADM жилой комплекс на Воробьевых горах, будучи абсолютно современным по духу, дышит благородством в каждой детали, наследуя истории заповедного московского района.
Ритмический этюд
В жилом доме «Карамель» на севере Москвы в каждой квартире должны были быть выносные балконы. Эффект градусника, который они неизбежно создают, архитекторы ADM Architects «сбили» пластической игрой элементов из реек всех оттенков шоколада.
Небо. Круги. Синкопы
Новая постройка архитекторов ADM показывает, как сделать квартал всего из трех башен, фактически плоское – визуально объемным, одновысотное – разнообразным, разновысотное – единообразным и интегрировать в жилую среду максимум неба и зелени.
Прибрежная высота
Жилой комплекс в долине реки Сетунь по проекту мастерской ADM с подчеркнуто артикулированными переходами между общественными и приватными территориями и разнообразным рисунком фасадов, решенных в природной гамме оттенков воды, земли и облаков.
Подсчёт по осени
Прошедшей осенью и в конце лета 2016 издано шесть монографий известных архитектурных мастерских: ADM, UNK project, Wowhaus, Арт-Бля, бюро Евгения Герасимова, Цимайло & Ляшенко. Рассказываем обо всех.
Москва-Берлин
Клубный дом Гороховский’12 – пример лаконичного и цельного, хотя не минималистичного и не бедного архитектурного решения, которое его архитектор считает в чём-то берлинским. Прививка удалась, поскольку и московское в доме тоже есть.
Больше атмосферы
Жилой комплекс на Новослободской улице: фрагмент исторического кирпичного фасада, современные камень, стекло и – большой зелёный полу-холм спускается с кровли магазинов первого этажа во двор.
Башни над лесом
У границы Терлецкой дубравы по проекту бюро ADM строится жилой комплекс PerovSky, воплощающий в себе не букву, но дух идеологии квартальности.
В ритме вертикали
В районе Воробьёвых гор идёт строительство нового жилого комплекса: в меру изящного и современного, в меру сдержанно-консервативного, но, как всегда у ADM – с тщательно продуманным пространством двора.
Европа на Яузе
Архитекторам ADM удалось превратить небольшой фрагмент старомосковской промышленной застройки на берегу Яузы в непафосный, но тщательно продуманный европейский квартал невысоких «офисных таунхаусов». Он завершен и открылся. В нём даже работает приятное кафе, успешно поддерживающее европейскую атмосферу.
Как нам обустроить школу
Конференция об «эталонных» финских школах стала поводом для актуального разговора о переустройстве существующих и проектировании новых школьных зданий в России.
Похожие статьи
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Стеклянное облако
На морском курорте Циньхуандао на северо-востоке Китая строится «Облачный центр» по проекту пекинского бюро MAD.
Путь света
В знаменитый дворец императора Нерона – «Золотой дом» в Риме – теперь ведет новый вход по проекту Stefano Boeri Architetti.
Импортная типология
Комплекс доступного жилья с начальной школой по проекту бюро Henley Halebrown в лондонском районе Хакни основан на «центральноевропейском» типе жилой башни.
Силуэт прошлого
Внутренний двор музея и библиотеки в Цзяшане на востоке Китая напоминает силуэтом традиционную печь для обжига керамики, которыми славился этот город.
Штрихи современности
Открылся после реконструкции музей истории Парижа – Карнавале: в команде проекта архитекторы Snøhetta отвечали за новшества.
Обратная пропорция
В Центре инноваций INES университета чилийской области Био-Био по замыслу архитекторов Pezo von Ellrichshausen пространства для совместной и индивидуальной работы обратно пропорциональны друг другу.
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.