Будущее новой профессии

Интервью с куратором нового курса МАРШ, посвящённого световому дизайну и стартующего осенью 2016 – Натальей Маркевич.

author pht

Беседовала:
Елена Петухова

mainImg
Осенью 2016 году архитектурная школа МАРШ запускает новый курс, посвященный световому дизайну. О специфике образования и профессии светодизайнера, о разделении обязанностей между архитекторами и светодизайнерами, о перспективах развития светового дизайна в России и лидерах отрасли за рубежом, мы поговорили с куратором курса Наталией Маркевич, профессиональным светодизайнером, получившим образование в России и Англии.

Архи.ру: 
– Расскажите поподробнее о запуске нового курса в МАРШ. Какие предметы и как будут изучаться? Какова методика? Существуют ли аналоги этого курса в России и мире?

Наталия Маркевич:
– Мы запускаем новый годичный курс светового дизайна, рассчитанный на людей, которые уже получили высшее или среднее специальное образование в сфере инженерных систем, архитектурного проектирования или дизайна, и решивших сосредоточиться на теме света. Соответственно, мы планируем занятия так, чтобы они были удобны работающим людям: по вечерам в рабочие дни и один выходной полностью.

В России подобного образования до сих пор нет, несмотря на давние традиции и высокий уровень развития светотехники и все нарастающий интерес к световому дизайну. Есть большие технические вузы, выпускающие светотехников, есть краткосрочные курсы при них, есть отдельные предметы, которые преподаются на архитектурных факультетах, есть коммерческие курсы дизайна. И как результат такого подхода к образованию на рынке можно отметить разделение на креативных специалистов, которым не хватает технических знаний и технических специалистов, не обладающих творческим видением проектов. Очень остро ощущается нехватка профессионалов, в которых обе эти составляющие гармонично соединялись бы.

Мы поставили перед собой задачу изменить ситуацию, разработав курс, в котором бы технические знания о свете, его практическом применении, освещении и светотехнике, сочетались бы с занятиями, направленными на развитие эстетической компоненты, использования художественных и эмоциональных возможностей света, его связи с архитектурой и людьми.

– А как на практике можно объединить столь различные подходы к светодизайну?

– В нашей программе предусмотрены дисциплины, которые восполнят недостающие знания и навыки, как у «художников», так и у «техников». На протяжении первых месяцев обучения запланирован объединяющий модуль, во время которого слушатели объединятся в команды, чтобы в процессе совместной работы над дизайн-проектами обмениваться знаниями и учится новому, чтобы впоследствии они могли делать проекты самостоятельно.

Преподавать на курсе будут ведущие практикующие российские специалисты, которые своим опытом доказали, что именно объединение этих двух подходов дает наилучшие результаты. Много часов в программе курса заложено на лекции и семинары по физике и теории света, а также на практические занятия, на которых студенты будут моделировать сцены освещения и изучать уже реализованные проекты, чтобы проанализировать использованные в них технологии. Планируются посещения фабрик, знакомство с производствами, визиты в реальные дизайн-бюро, экскурсии на городские объекты и тому подобные «полевые занятия». Мы также планируем организовать собственную световую лабораторию в школе МАРШ, где студенты смогут самостоятельно экспериментировать со световыми приборами и эффектами.

– Вы планируете сфокусироваться только на архитектурном освещении?

 Нет. Мы включили в нашу программу предметы и проектные задания по трём основным видам светового дизайна: архитектурному или фасадному, интерьерному и ландшафтному. Между ними нет каких-то краеугольных различий, но при работе с каждой типологией, необходимо знать и учитывать её специфику, функции света в том или ином объекте, особенности восприятия света и требования к нему. В рамках курса студенты разработают три разных проекта, что позволит им выпуститься с вполне убедительным портфолио. Кроме того, у них будет опыт работы над реальными кейсами, знакомство с ведущими практиками индустрии и исчерпывающее представление о современных технологиях и приёмах работы со светом.

– А если посмотреть на вопрос шире? Какими навыками и какими знаниями должен обладать специалист, чтобы считаться светодизайнером? Профессия светодизайнера вообще существует?

– К сожалению, мнение, что светодизайнер – это выдуманная профессия, новое красивое название инженеров светотехников или посягательство на роль архитектора в проекте, очень распространено. На самом деле, это реальная междисциплинарная профессия, возникшая на стыке сразу нескольких дисциплин – светотехники, архитектуры и дизайна, электрики, сценографии и, отчасти, фотографии. когда потребности людей в освещении стали выходить за рамки чисто функционального использования.

На европейском рынке профессия светодизайнера существует уже несколько десятилетий и за это время успела доказать свою необходимость. Основы ее были заложены еще Ричардом Келли (1910–1977), который стал для нашей отрасли первопроходцем. Он понял и продемонстрировал, что свет не только функциональный элемент здания или среды, но и источник эстетического совершенства, способный влиять как на людей, так и на архитектуру.
zooming
Наталия Маркевич. Куратор курса «Световой дизайн», МАРШ
zooming
Аэропорт “Eero Saarinen′s Dulles”, штат Виргиния. Светодизайн Ричарда Келли © MWAA. Источник: lightonline.ru

Наше восприятие окружающего мира во многом зависит от света. Будет ли окружающее пространство визуально комфортно и удобно, безопасно, привлекательно и интересно, будет ли оно давать эмоциональный отклик. За всё это отвечает светодизайнер. Он должен обладать глубокими знаниями о свете и иметь практический опыт применения оборудования. Он также должен быть в курсе последних тенденций и технических инноваций в области светотехники. Технологии развиваются постоянно и чем дальше, тем более и более стремительно. Немаловажно, чтобы светодизайнер обладал пространственным и креативным мышлением, а также мог подать свою идею. То есть как минимум владел азами графического представления материалов.
zooming
Изучения света в фотографии объектов, 1991. Авторы Clara Drevon Powell, George Lee Zimmerman, Suzy Soffler. Источник: richardkellygrant.org
zooming
Реновация Художественной галереи Йельского университета, 1994. Светодизайнер Steven Hefferan. Источник: richardkellygrant.org

В России профессия ещё только складывается. Сравнительно недавно появился и вошел в обиход сам термин. Даже в официальном перечне профессий позиция «светодизайнер» отсутствует. Фактически, она формируется на наших глазах, определяется её функционал и роль в общем процессе разработки проектов. Я уверена, что в связи со всё увеличивающейся потребностью в профессионалах в области светодизайна, причем именно в тех, кто обладает как креативными навыками, так и техническими знаниями, этот переходный этап продлится недолго. И надеюсь, запуск нашего курса будет этому способствовать.

– Если мы заговорили о роли светодизайнера в работе над проектом, не могли бы вы чуть подробнее рассказать, как должна выстраиваться система взаимодействия архитектора и светодизайнера? Каковы зоны ответственности каждого?

 Светодизайнер – это специалист, который говорит на языке света и посредством этого знания помогает выразить архитектурную идею проекта. Светодизайнер отвечает за весь проект освещения. Он заботится о том, чтобы освещение было, его было достаточно, чтобы оно было функционально и комфортно для людей, чтобы оно было эстетично и вписывалось в архитектурную концепцию. Плюс к этому, светодизайнер помогает архитектору понять, как добиться нужного эффекта технически и, если необходимо, разработать какие-то оригинальные детали для лучшей интеграции светового оборудования в архитектуру. Также он заботится о том, чтобы оборудование было легко монтировать, легко обсуживать, и оно было энергоэффективно. Чем раньше в проект войдет светодизайнер, тем выше вероятность, что все эти решения будут найден без ущерба для архитектуры.

Редкий архитектор обладает достаточными знаниями в области современного светодизайна, чтобы на ранних стадиях работы учесть возможности и влияние света. По моему опыту, разве что Заха Хадид точно знает какой световой эффект и каким прибором, она хочет создать в определенном месте здания. Светодизайнеры, работающие с ней изобретают новые светильники, чтобы реализовать ее идеи и нередко, эти приборы уходят в серийное производство. Но даже если архитектор точно знает, что он хочет, консультации светодизайнера на ранних стадиях работы над проектом могут быть очень полезными. Технологии развиваются столь стремительно, что каждые полгода появляются новые типы приборов и новые технологии инсталляции. Поэтому даже на стадии концепции, каждому архитектору будет полезно проконсультироваться со светодизайнером и понять, что нужно предусмотреть, где есть какие-то подводные камни.

– И насколько описанная система соответствует российской практике? Каков уровень развития светового дизайна в России? Что может изменить ситуацию?

В России в последнее время ощущается нарастающий интерес к дизайну освещения. Об этом можно судить по инвестициям, вкладываемым, например, в архитектурное освещение городов, привлечению иностранных специалистов, фестивалям и событиям, посвященным свету. Приходит понимание, что свет – это не чисто утилитарная опция, и появляется запрос, как со стороны городских властей, так и со стороны коммерческих заказчиков, на более масштабные, проработанные проекты освещения пешеходных улиц, отдельных зданий и комплексов, вплоть до разработки световых мастер-планов для целых городов. Особенно заметен прогресс в области освещения общественных пространств. Крымская набережная и Пятницкая улица в Москве, пешеходная улица в Омске – это уже образцы современного подхода к работе со светом в городской среде. Правда, из-за нехватки специалистов вообще и высококвалифицированных в частности, а также из-за плохо отработанной системы коллаборации на проекте, в большинстве случаев результаты не столь впечатляющие.
Реконструкция пешеходной улицы Чокана Валиханова в Омске. Авторы: СК “ИдеалСтрой”, ООО «Искон», Malishev Wilson Engineers (Великобритания). Фотография © Анатолий Белов. Источник: журнал «Проект Россия»
Реконструкция пешеходной улицы Чокана Валиханова в Омске. Авторы: СК “ИдеалСтрой”, ООО «Искон», Malishev Wilson Engineers (Великобритания). Фотография © Анатолий Белов. Источник: журнал «Проект Россия»
Реконструкция пешеходной улицы Чокана Валиханова в Омске. Авторы: СК “ИдеалСтрой”, ООО «Искон», Malishev Wilson Engineers (Великобритания). Фотография © Анатолий Белов. Источник: журнал «Проект Россия»

Исторически сложилось, что в нашей стране проектирование света относится сугубо к инженерной специализации. И, как любой инженерный раздел, свет имеет слабый голос при принятии решений, влияющих на архитектурный облик здания. Большинство российских специалистов в области светодизайна в большинстве своём самостоятельно вышли за рамки инженерной профессии, где их узкая специализация и второстепенная роль в проектах не позволяла раскрыть весь потенциал современного освещения.
Реновация Крымской набережной © WOWhaus
Реновация Крымской набережной. Фотография © Илья Иванов
Реновация Крымской набережной. Фотография © Илья Иванов
Реновация Крымской набережной. Фотография © Елизавета Грачёва
Реновация Крымской набережной. Фотография © Елизавета Грачёва

Ситуацию можно изменить формированием слоя профессионалов, способных взять на себя ответственность закрыть разрыв между инженерной стороной освещения и архитектурой. Спрос на услуги консультантов по освещению постепенно растет, поэтому подготовив специалистов, способных встретить новые потребности рынка, мы создадим движение навстречу друг другу как со стороны заказчиков, так и со стороны экспертного сообщества.

– А какие страны являются мировыми лидерами светового дизайна? Какие актуальные тенденции Вы могли бы отметить? Что ждет нас в области светодизайна в будущем?

Безусловным лидером по количеству специалистов и светодизайнерских бюро является Великобритания. Практически ни один архитектурный проект в этой стране не обходится без участия дизайнеров освещения. Традиционно профессия хорошо представлена в Германии и скандинавских странах, особенно в Финляндии и Швеции, благодаря наличию университетов с профильным образованием. Кроме того, на уровень развития влияет специфика климата. Северные страны уделяют очень много внимания свету и известны своим аккуратным отношением к нему. Для нас это может казаться слишком камерно, слишком минималистично, скромно. Многие города Европы не переосвещены, это связано и с традициями этих стран, и с экономией энергоресурсов.
Здание медиакомпании Sky – Sky Believe in Better Building © Simon Kennedy
Здание медиакомпании Sky – Sky Believe in Better Building © Simon Kennedy
Здание медиакомпании Sky – Sky Believe in Better Building © Simon Kennedy

Профессия активно развивается в Китае. Среди стран, уделяющих большое внимание формированию световой городской среды, я бы назвала Арабские Эмираты и Сингапур. Именно в этом городе расположены здания, ставшие за последние годы иконами светодизайна. Сейчас на глобальном уровне работают несколько десятков очень сильных команд по светодизайну, которые делают проекты по всему миру. Я бы выделила среди них Lighting Design Collective (светодизайнер Tapi Risenius), AF Lighting (светодизайнер Kai Piippo), Skira (светодизайнер Dean Skira), студия Speirs+Major, Arup lighting, список можно продолжить. Им удается из года в год создавать великолепные знаковые световые проекты, участвовать в конкурсах, сотрудничали с лучшими архитекторами. Многие из светодизайнеров консультируют фабрики по производству светильников и вместе с ними создают новые интересные продукты.
zooming
Комплекс Palm Island © Luo Wen
zooming
Комплекс Palm Island © Luo Wen
Mobile Europe Building. Амстердам. Бюро DUS Architects. На фасадах совмещение прочных тканей и 3D печати. Фотография © Ossip van Duivenbode
Mobile Europe Building. Амстердам. Бюро DUS Architects. На фасадах совмещение прочных тканей и 3D печати. Фотография © Ossip van Duivenbode
Офисное здание компании “Ministry of Design”. Сингапур © Ministry of Design
Офисное здание компании “Ministry of Design”. Сингапур © Ministry of Design

Если говорить о тенденциях, то, безусловно, в первую очередь нужно выделить медиатехнологии в архитектурном освещении зданий, а также интеграцию света в архитектуру, когда свет уже не рассматривается как отдельный или дополнительно необходимый элемент, а является частью архитектуры.
 
– Среди производителей светового оборудования какие компании Вы можете выделить и чем они интересны?

 Светильники – это инструменты, которыми мы пользуемся в работе каждый день. Инструменты могут быть удобными, привычными, а могут быть инновационными. Профессионалы предпочитают оборудование с большой вариативностью по оптике, мощности, цветности, дополнительным аксессуарам. Практически у каждого сильного бренда-производителя есть свой «конёк». К примеру, ERCO у меня ассоциируется прежде всего с экспозиционным освещением для музеев и выставок, iGuzzini – уличный свет для городов, Siteco и Zumtobel – могут предложить идеальное решение для офисов, Delta Light с жилыми интерьерами или ландшафтом загородных домов. Все производители очень интересные, у каждого есть свои особенности и сильные стороны.
 
***
Справка:
Наталия Маркевич. Куратор курса «Световой дизайн» МАРШ 2016/2017 учебный год. Окончила Московский Энергетический Институт, Британскую высшую школу дизайна, а также University of Arts, Лондон. Практикующий светодизайнер с большим опытом работы как в российских, так и зарубежных светодизайнерских компаниях, в том числе ARUP Lighting London. В сотрудничестве с ведущими мировыми архитекторами работала над проектами освещения «Кунцево Плаза» и технопарка «Сколково», офисов компаний BAT в Москве и JP Morgan в Лондоне, принимала участие в разработке Концепции освещения Олимпийского парка Сочи и концепции аварийного освещения Торговых Комплексов Мега для компании IKEA.
 

10 Марта 2016

author pht

Беседовала:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Сейчас на главной
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.