Будущее новой профессии

Интервью с куратором нового курса МАРШ, посвящённого световому дизайну и стартующего осенью 2016 – Натальей Маркевич.

Елена Петухова

Беседовала:
Елена Петухова

mainImg
Осенью 2016 году архитектурная школа МАРШ запускает новый курс, посвященный световому дизайну. О специфике образования и профессии светодизайнера, о разделении обязанностей между архитекторами и светодизайнерами, о перспективах развития светового дизайна в России и лидерах отрасли за рубежом, мы поговорили с куратором курса Наталией Маркевич, профессиональным светодизайнером, получившим образование в России и Англии.

Архи.ру: 
– Расскажите поподробнее о запуске нового курса в МАРШ. Какие предметы и как будут изучаться? Какова методика? Существуют ли аналоги этого курса в России и мире?

Наталия Маркевич:
– Мы запускаем новый годичный курс светового дизайна, рассчитанный на людей, которые уже получили высшее или среднее специальное образование в сфере инженерных систем, архитектурного проектирования или дизайна, и решивших сосредоточиться на теме света. Соответственно, мы планируем занятия так, чтобы они были удобны работающим людям: по вечерам в рабочие дни и один выходной полностью.

В России подобного образования до сих пор нет, несмотря на давние традиции и высокий уровень развития светотехники и все нарастающий интерес к световому дизайну. Есть большие технические вузы, выпускающие светотехников, есть краткосрочные курсы при них, есть отдельные предметы, которые преподаются на архитектурных факультетах, есть коммерческие курсы дизайна. И как результат такого подхода к образованию на рынке можно отметить разделение на креативных специалистов, которым не хватает технических знаний и технических специалистов, не обладающих творческим видением проектов. Очень остро ощущается нехватка профессионалов, в которых обе эти составляющие гармонично соединялись бы.

Мы поставили перед собой задачу изменить ситуацию, разработав курс, в котором бы технические знания о свете, его практическом применении, освещении и светотехнике, сочетались бы с занятиями, направленными на развитие эстетической компоненты, использования художественных и эмоциональных возможностей света, его связи с архитектурой и людьми.

– А как на практике можно объединить столь различные подходы к светодизайну?

– В нашей программе предусмотрены дисциплины, которые восполнят недостающие знания и навыки, как у «художников», так и у «техников». На протяжении первых месяцев обучения запланирован объединяющий модуль, во время которого слушатели объединятся в команды, чтобы в процессе совместной работы над дизайн-проектами обмениваться знаниями и учится новому, чтобы впоследствии они могли делать проекты самостоятельно.

Преподавать на курсе будут ведущие практикующие российские специалисты, которые своим опытом доказали, что именно объединение этих двух подходов дает наилучшие результаты. Много часов в программе курса заложено на лекции и семинары по физике и теории света, а также на практические занятия, на которых студенты будут моделировать сцены освещения и изучать уже реализованные проекты, чтобы проанализировать использованные в них технологии. Планируются посещения фабрик, знакомство с производствами, визиты в реальные дизайн-бюро, экскурсии на городские объекты и тому подобные «полевые занятия». Мы также планируем организовать собственную световую лабораторию в школе МАРШ, где студенты смогут самостоятельно экспериментировать со световыми приборами и эффектами.

– Вы планируете сфокусироваться только на архитектурном освещении?

 Нет. Мы включили в нашу программу предметы и проектные задания по трём основным видам светового дизайна: архитектурному или фасадному, интерьерному и ландшафтному. Между ними нет каких-то краеугольных различий, но при работе с каждой типологией, необходимо знать и учитывать её специфику, функции света в том или ином объекте, особенности восприятия света и требования к нему. В рамках курса студенты разработают три разных проекта, что позволит им выпуститься с вполне убедительным портфолио. Кроме того, у них будет опыт работы над реальными кейсами, знакомство с ведущими практиками индустрии и исчерпывающее представление о современных технологиях и приёмах работы со светом.

– А если посмотреть на вопрос шире? Какими навыками и какими знаниями должен обладать специалист, чтобы считаться светодизайнером? Профессия светодизайнера вообще существует?

– К сожалению, мнение, что светодизайнер – это выдуманная профессия, новое красивое название инженеров светотехников или посягательство на роль архитектора в проекте, очень распространено. На самом деле, это реальная междисциплинарная профессия, возникшая на стыке сразу нескольких дисциплин – светотехники, архитектуры и дизайна, электрики, сценографии и, отчасти, фотографии. когда потребности людей в освещении стали выходить за рамки чисто функционального использования.

На европейском рынке профессия светодизайнера существует уже несколько десятилетий и за это время успела доказать свою необходимость. Основы ее были заложены еще Ричардом Келли (1910–1977), который стал для нашей отрасли первопроходцем. Он понял и продемонстрировал, что свет не только функциональный элемент здания или среды, но и источник эстетического совершенства, способный влиять как на людей, так и на архитектуру.
zooming
Наталия Маркевич. Куратор курса «Световой дизайн», МАРШ
zooming
Аэропорт “Eero Saarinen′s Dulles”, штат Виргиния. Светодизайн Ричарда Келли © MWAA. Источник: lightonline.ru

Наше восприятие окружающего мира во многом зависит от света. Будет ли окружающее пространство визуально комфортно и удобно, безопасно, привлекательно и интересно, будет ли оно давать эмоциональный отклик. За всё это отвечает светодизайнер. Он должен обладать глубокими знаниями о свете и иметь практический опыт применения оборудования. Он также должен быть в курсе последних тенденций и технических инноваций в области светотехники. Технологии развиваются постоянно и чем дальше, тем более и более стремительно. Немаловажно, чтобы светодизайнер обладал пространственным и креативным мышлением, а также мог подать свою идею. То есть как минимум владел азами графического представления материалов.
zooming
Изучения света в фотографии объектов, 1991. Авторы Clara Drevon Powell, George Lee Zimmerman, Suzy Soffler. Источник: richardkellygrant.org
zooming
Реновация Художественной галереи Йельского университета, 1994. Светодизайнер Steven Hefferan. Источник: richardkellygrant.org

В России профессия ещё только складывается. Сравнительно недавно появился и вошел в обиход сам термин. Даже в официальном перечне профессий позиция «светодизайнер» отсутствует. Фактически, она формируется на наших глазах, определяется её функционал и роль в общем процессе разработки проектов. Я уверена, что в связи со всё увеличивающейся потребностью в профессионалах в области светодизайна, причем именно в тех, кто обладает как креативными навыками, так и техническими знаниями, этот переходный этап продлится недолго. И надеюсь, запуск нашего курса будет этому способствовать.

– Если мы заговорили о роли светодизайнера в работе над проектом, не могли бы вы чуть подробнее рассказать, как должна выстраиваться система взаимодействия архитектора и светодизайнера? Каковы зоны ответственности каждого?

 Светодизайнер – это специалист, который говорит на языке света и посредством этого знания помогает выразить архитектурную идею проекта. Светодизайнер отвечает за весь проект освещения. Он заботится о том, чтобы освещение было, его было достаточно, чтобы оно было функционально и комфортно для людей, чтобы оно было эстетично и вписывалось в архитектурную концепцию. Плюс к этому, светодизайнер помогает архитектору понять, как добиться нужного эффекта технически и, если необходимо, разработать какие-то оригинальные детали для лучшей интеграции светового оборудования в архитектуру. Также он заботится о том, чтобы оборудование было легко монтировать, легко обсуживать, и оно было энергоэффективно. Чем раньше в проект войдет светодизайнер, тем выше вероятность, что все эти решения будут найден без ущерба для архитектуры.

Редкий архитектор обладает достаточными знаниями в области современного светодизайна, чтобы на ранних стадиях работы учесть возможности и влияние света. По моему опыту, разве что Заха Хадид точно знает какой световой эффект и каким прибором, она хочет создать в определенном месте здания. Светодизайнеры, работающие с ней изобретают новые светильники, чтобы реализовать ее идеи и нередко, эти приборы уходят в серийное производство. Но даже если архитектор точно знает, что он хочет, консультации светодизайнера на ранних стадиях работы над проектом могут быть очень полезными. Технологии развиваются столь стремительно, что каждые полгода появляются новые типы приборов и новые технологии инсталляции. Поэтому даже на стадии концепции, каждому архитектору будет полезно проконсультироваться со светодизайнером и понять, что нужно предусмотреть, где есть какие-то подводные камни.

– И насколько описанная система соответствует российской практике? Каков уровень развития светового дизайна в России? Что может изменить ситуацию?

В России в последнее время ощущается нарастающий интерес к дизайну освещения. Об этом можно судить по инвестициям, вкладываемым, например, в архитектурное освещение городов, привлечению иностранных специалистов, фестивалям и событиям, посвященным свету. Приходит понимание, что свет – это не чисто утилитарная опция, и появляется запрос, как со стороны городских властей, так и со стороны коммерческих заказчиков, на более масштабные, проработанные проекты освещения пешеходных улиц, отдельных зданий и комплексов, вплоть до разработки световых мастер-планов для целых городов. Особенно заметен прогресс в области освещения общественных пространств. Крымская набережная и Пятницкая улица в Москве, пешеходная улица в Омске – это уже образцы современного подхода к работе со светом в городской среде. Правда, из-за нехватки специалистов вообще и высококвалифицированных в частности, а также из-за плохо отработанной системы коллаборации на проекте, в большинстве случаев результаты не столь впечатляющие.
Реконструкция пешеходной улицы Чокана Валиханова в Омске. Авторы: СК “ИдеалСтрой”, ООО «Искон», Malishev Wilson Engineers (Великобритания). Фотография © Анатолий Белов. Источник: журнал «Проект Россия»
Реконструкция пешеходной улицы Чокана Валиханова в Омске. Авторы: СК “ИдеалСтрой”, ООО «Искон», Malishev Wilson Engineers (Великобритания). Фотография © Анатолий Белов. Источник: журнал «Проект Россия»
Реконструкция пешеходной улицы Чокана Валиханова в Омске. Авторы: СК “ИдеалСтрой”, ООО «Искон», Malishev Wilson Engineers (Великобритания). Фотография © Анатолий Белов. Источник: журнал «Проект Россия»

Исторически сложилось, что в нашей стране проектирование света относится сугубо к инженерной специализации. И, как любой инженерный раздел, свет имеет слабый голос при принятии решений, влияющих на архитектурный облик здания. Большинство российских специалистов в области светодизайна в большинстве своём самостоятельно вышли за рамки инженерной профессии, где их узкая специализация и второстепенная роль в проектах не позволяла раскрыть весь потенциал современного освещения.
Реновация Крымской набережной © WOWhaus
Реновация Крымской набережной. Фотография © Илья Иванов
Реновация Крымской набережной. Фотография © Илья Иванов
Реновация Крымской набережной. Фотография © Елизавета Грачёва
Реновация Крымской набережной. Фотография © Елизавета Грачёва

Ситуацию можно изменить формированием слоя профессионалов, способных взять на себя ответственность закрыть разрыв между инженерной стороной освещения и архитектурой. Спрос на услуги консультантов по освещению постепенно растет, поэтому подготовив специалистов, способных встретить новые потребности рынка, мы создадим движение навстречу друг другу как со стороны заказчиков, так и со стороны экспертного сообщества.

– А какие страны являются мировыми лидерами светового дизайна? Какие актуальные тенденции Вы могли бы отметить? Что ждет нас в области светодизайна в будущем?

Безусловным лидером по количеству специалистов и светодизайнерских бюро является Великобритания. Практически ни один архитектурный проект в этой стране не обходится без участия дизайнеров освещения. Традиционно профессия хорошо представлена в Германии и скандинавских странах, особенно в Финляндии и Швеции, благодаря наличию университетов с профильным образованием. Кроме того, на уровень развития влияет специфика климата. Северные страны уделяют очень много внимания свету и известны своим аккуратным отношением к нему. Для нас это может казаться слишком камерно, слишком минималистично, скромно. Многие города Европы не переосвещены, это связано и с традициями этих стран, и с экономией энергоресурсов.
Здание медиакомпании Sky – Sky Believe in Better Building © Simon Kennedy
Здание медиакомпании Sky – Sky Believe in Better Building © Simon Kennedy
Здание медиакомпании Sky – Sky Believe in Better Building © Simon Kennedy

Профессия активно развивается в Китае. Среди стран, уделяющих большое внимание формированию световой городской среды, я бы назвала Арабские Эмираты и Сингапур. Именно в этом городе расположены здания, ставшие за последние годы иконами светодизайна. Сейчас на глобальном уровне работают несколько десятков очень сильных команд по светодизайну, которые делают проекты по всему миру. Я бы выделила среди них Lighting Design Collective (светодизайнер Tapi Risenius), AF Lighting (светодизайнер Kai Piippo), Skira (светодизайнер Dean Skira), студия Speirs+Major, Arup lighting, список можно продолжить. Им удается из года в год создавать великолепные знаковые световые проекты, участвовать в конкурсах, сотрудничали с лучшими архитекторами. Многие из светодизайнеров консультируют фабрики по производству светильников и вместе с ними создают новые интересные продукты.
zooming
Комплекс Palm Island © Luo Wen
zooming
Комплекс Palm Island © Luo Wen
Mobile Europe Building. Амстердам. Бюро DUS Architects. На фасадах совмещение прочных тканей и 3D печати. Фотография © Ossip van Duivenbode
Mobile Europe Building. Амстердам. Бюро DUS Architects. На фасадах совмещение прочных тканей и 3D печати. Фотография © Ossip van Duivenbode
Офисное здание компании “Ministry of Design”. Сингапур © Ministry of Design
Офисное здание компании “Ministry of Design”. Сингапур © Ministry of Design

Если говорить о тенденциях, то, безусловно, в первую очередь нужно выделить медиатехнологии в архитектурном освещении зданий, а также интеграцию света в архитектуру, когда свет уже не рассматривается как отдельный или дополнительно необходимый элемент, а является частью архитектуры.
 
– Среди производителей светового оборудования какие компании Вы можете выделить и чем они интересны?

 Светильники – это инструменты, которыми мы пользуемся в работе каждый день. Инструменты могут быть удобными, привычными, а могут быть инновационными. Профессионалы предпочитают оборудование с большой вариативностью по оптике, мощности, цветности, дополнительным аксессуарам. Практически у каждого сильного бренда-производителя есть свой «конёк». К примеру, ERCO у меня ассоциируется прежде всего с экспозиционным освещением для музеев и выставок, iGuzzini – уличный свет для городов, Siteco и Zumtobel – могут предложить идеальное решение для офисов, Delta Light с жилыми интерьерами или ландшафтом загородных домов. Все производители очень интересные, у каждого есть свои особенности и сильные стороны.
 
***
Справка:
Наталия Маркевич. Куратор курса «Световой дизайн» МАРШ 2016/2017 учебный год. Окончила Московский Энергетический Институт, Британскую высшую школу дизайна, а также University of Arts, Лондон. Практикующий светодизайнер с большим опытом работы как в российских, так и зарубежных светодизайнерских компаниях, в том числе ARUP Lighting London. В сотрудничестве с ведущими мировыми архитекторами работала над проектами освещения «Кунцево Плаза» и технопарка «Сколково», офисов компаний BAT в Москве и JP Morgan в Лондоне, принимала участие в разработке Концепции освещения Олимпийского парка Сочи и концепции аварийного освещения Торговых Комплексов Мега для компании IKEA.
 

10 Марта 2016

Елена Петухова

Беседовала:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.