English version

По направлению к воде

Представляем проект жилого квартала «Ривер-парк» на берегу Нагатинского затона от архитектурного бюро «Остоженка».

Автор текста:
Лилия Аронова

25 Января 2016
mainImg
Архитектор:
Кирилл Гладкий
Раис Баишев
Александр Скокан
Проект:
ЖК «Ривер парк» в районе Нагатинского затона
Россия, Москва, ул. Речников, вл. 7; Корабельная ул., 15

Авторский коллектив:

авторы: А. Скокан, Р. Баишев, Г. Чертанов, С. Помелов, К.Гладкий, Д. Кодичев, Е. Алексеенко, А. Старостин, М. Елизарова, Д. Воронкова; при участии: А. Аникеев, А. Бутусов, А. Федорова



2013 — 2017 / 2017 — 2018

Девелопер: AEON Corporation
Застройщик: ООО «Речников Инвест»
Случилось так, что территорию на берегу Нагатинского затона архитектурному бюро «Остоженка» пришлось осваивать дважды. Первый раз – как оказалось, несколько преждевременно, зато второй – в самый правильный момент: сразу после конкурса на развитие территорий, прилегающих к Москве-реке, в эпоху безоговорочной победы квартальной застройки над точечной. Можно с большой долей вероятности предположить, что именно с учётом этих обстоятельств участок, плюс ко всему прочему подпадающий под программу реновации промышленных территорий, при втором «подходе» получил более пристальное внимание и более солидное финансирование. В связи с этим, собственно, архитекторам и предложили «убрать со стола» первоначальный, вполне уже сформировавшийся проект жилого комплекса, предполагавший типовую застройку, и подготовить для того же участка совершенно новое объемно-пространственное решение. Не самая простая ситуация, особенно если учесть, что строительство первой очереди типовых домов уже началось, – но легкой жизни архитекторам, да ещё и в Москве, никто никогда не обещал.

До недавнего времени на территории между Нагатинским затоном и параллельной ему улицей Речников располагались корпуса крупного промышленного предприятия – Московского судоремонтного и судостроительного завода. Затем производство решено было перевести в более подходящее для этого место, но восьмидесятилетняя «кораблестроительная» история, кажется, навсегда закрепилась и в большинстве местных топонимов, и в памяти жителей города. Александр Скокан и его команда рассматривали этот факт как один из элементов контекста, в который им предстояло вписать свой проект. Ещё один действующий фактор – собственно микрорайон Нагатино, частью которого должен стать будущий жилой комплекс. Как считает главный архитектор проекта Раис Баишев, район этот «очень недооценен: добротная советская застройка с очень гуманными плотностью и этажностью, с озелененной территорией, которую с известной долей идеализма можно сравнить с европейскими или прибалтийскими жилыми районами». Вот эту негромко существующую, очень спокойную и комфортную атмосферу архитекторы хотели бы привнести и в свой проект – в новом, само собой, качестве, как архитектурном, так и идеологическом.

Ну а главной контекстуальной доминантой стало, разумеется, непосредственное соседство будущего квартала с водой. Вся вторая очередь Ривер-парка ориентирована на затон. Добиться этого было не так просто – план её квартала представляет собой правильный прямоугольник, почти квадрат, организованный вокруг большого двора, внутри которого запланировано строительство школы и детского сада. Своеобразным хороводом двор окружают семь жилых блоков – то есть композиция предполагает скорее центростремительную направленность, чем центробежную. Тем не менее игнорировать такой мощный магнит, как река, было совершенно немыслимо как с градостроительной, так и с коммерческой точки зрения. Если взглянуть на предварительные макеты, видно, что изначально архитекторы представляли себе шесть из семи блоков (седьмой, замыкающий двор сбоку, отличается и по расположению, и по архитектуре) практически идентичными, но затем – по здравом размышлении и согласившись с аргументами заказчика – внесли в проект изменения, и теперь первый ряд домов по объемно-планировочному решению отличается от заднего, при сохранении общей типологии. Вдобавок к очевидным риэлторским преимуществам такое решение добавило к образу квартала новую эмоцию: задние блоки словно выглядывают из-за спин передних, встав на цыпочки и вытянувшись изо всех сил, чтобы тоже полюбоваться престижным видом, которым так вальяжно наслаждаются обитатели первой линии. Возвращаясь от лирики к практике, заметим, что достижение этого результата было похоже на решение сложной математической задачи: учитывая повышенную коммерческую привлекательность первого ряда, продажный объем этих блоков удалось сделать больше, чем задних, хотя те и выше.
Жилой комплекс в районе Нагатинского затона © АБ Остоженка
Жилой комплекс в районе Нагатинского затона. Макет © АБ Остоженка
Жилой комплекс в районе Нагатинского затона. Макет © АБ Остоженка
Жилой комплекс в районе Нагатинского затона © АБ Остоженка

Каждый из блоков выглядит как раскрытое к реке полузамкнутое пространство с приподнятым над уровнем набережной двором, под которым запланирован гараж. Типологически это нечто среднее между отдельным зданием – поскольку все его части стоят на едином стилобате – и мини-кварталом, состоящим из трех не повторяющих друг друга объемов, окружающих внутренний двор. Комфортное безопасное пространство – разница высот между двором и проезжей частью делает въезд транспорта (кроме, при необходимости, спецтехники) физически невозможным – окружено по внутреннему периметру галереей, углубленной внутрь зданий. Таким образом невеликая в принципе площадь двора расширяется, прирастая уютными небольшими закоулками, где можно укрыться от дождя или просто посидеть – подышать речным воздухом. Сюда выходят вторые этажи двусветных вестибюлей, на уровне земли сообщающихся с улицей. Ориентация на затон подчеркнута благодаря террасированию: проектированию террас, в том числе открытых, было уделено особое внимание, поскольку элемент это для наших погодных условий достаточно опасный, а провоцировать архитектурный вандализм в форме разнокалиберного остекления и прочей самодеятельности не хотелось. Добавим, что в первой линии домов нет ни одной квартиры без вида на затон. В результате всё вместе – набережная, террасированные объемы первой линии, внутренний двор с детскими учреждениями, замыкающий композицию ряд более высоких блоков – складывается в стройную композицию с ярко выраженным вектором тяготения к воде.
Жилой комплекс в районе Нагатинского затона. План галереи © АБ Остоженка
Жилой комплекс в районе Нагатинского затона. Северная развёртка © АБ Остоженка

Все кафе, магазинчики и прочие ритейлы в проекте выведены во внешние помещения первого ряда зданий, обращенные к затону. «Мы хотели, – говорит Раис Баишев, – чтобы набережная взяла на себя притягательную функцию, чтобы она была живой и функционально богатой». В этом стремлении с архитекторами оказались солидарны и инвестор, и Москомархитектуры, рассматривающий эту зону в рамках единого стандарта благоустройства московских набережных. Конечно, строго говоря, Нагатинский затон – это не Москва-река, но, кстати, в АБ «Остоженка» все многочисленные «реки и речушки», впадающие в главную водную артерию столицы, программно рассматривают как неотъемлемую часть водной системы; эта концепция была положена в основу проекта, с которым бюро участвовало в конкурсе на развитие прибрежных территорий, таким образом существенно расширив конкурсное задание.

А Нагатинский затон, в отличие от множества забытых богом и градостроителями малых рек, не нужно ни выпускать из подземных труб, ни разыскивать среди заболоченных топей: вот он, буквально за углом, глубокий, живописный и даже судоходный. Сам бог велел благоустроить его берега на радость людям – и лучше, конечно, на конкурсной основе. Между прочим, набережная Ривер-парка стала первым в Москве проектом благоустройства прибрежной территории, на который был объявлен отдельный архитектурный конкурс, стартовавший в феврале 2015. А летом были объявлены имена победителей. Первое место заняло не нуждающееся в представлении бюро WOWhaus с проектом цепочки разнообразных площадок с маяком в качестве композиционной кульминации. Генеральный проектировщик будущим сотрудничеством очень доволен: ещё со времен работы над генпланом Остоженки Александр Скокан и его коллеги стремятся к тому, чтобы территория осваивалась «не одной рукой», ведь чем больше разнообразного креатива, тем лучше результат. В частности, они искренне радуются нестандартным проектам детского сада и школы, в основу которых легли работы участников конкурса «Новый облик детских садов», показанные два года назад на Винзаводе. А благоустройством территории жилого комплекса будет заниматься команда T+T architects, чья концепция набережной Нагатинского затона заняла в конкурсе второе место. Их задача – увязать в проекте множество разноформатных факторов, как очевидных, таких как связь собственно жилого квартала авторства «Остоженки» с концепцией набережной от WOWhaus, так и пока только прогнозируемых.

Поскольку на данный момент построена лишь первая очередь, три 19-этажных корпуса с внутренним двором, решение этой территории должно стать чем-то вроде пилотного проекта, который стилистически определит благоустройство всего будущего квартала – и большого внутреннего пространства с детским садом и школой, и приподнятых двориков отдельных блоков, и планируемых в будущем офисных и торговых пространств. Все это «лоскутное одеяло» нужно обыграть функционально и не скучно, а главное – в русле общей композиции жилого района, заданной генеральным проектировщиком. Если все пойдет по плану, элементы этой композиции, иногда разнородные и достаточно четко зонированные, составят в результате единую, целостную и гармоничную городскую среду – понятие, особенно дорогое для Александра Скокана и архитекторов бюро «Остоженка».
Жилой комплекс в районе Нагатинского затона. План подвала © АБ Остоженка
Жилой комплекс в районе Нагатинского затона. План 1 этажа © АБ Остоженка
Жилой комплекс в районе Нагатинского затона. План типового этажа © АБ Остоженка
Жилой комплекс в районе Нагатинского затона. План антрисоли © АБ Остоженка
Жилой комплекс в районе Нагатинского затона. Разрез © АБ Остоженка
Жилой комплекс в районе Нагатинского затона. Разрез © АБ Остоженка
Жилой комплекс в районе Нагатинского затона. Разрез © АБ Остоженка


Архитектор:
Кирилл Гладкий
Раис Баишев
Александр Скокан
Проект:
ЖК «Ривер парк» в районе Нагатинского затона
Россия, Москва, ул. Речников, вл. 7; Корабельная ул., 15

Авторский коллектив:

авторы: А. Скокан, Р. Баишев, Г. Чертанов, С. Помелов, К.Гладкий, Д. Кодичев, Е. Алексеенко, А. Старостин, М. Елизарова, Д. Воронкова; при участии: А. Аникеев, А. Бутусов, А. Федорова



2013 — 2017 / 2017 — 2018

Девелопер: AEON Corporation
Застройщик: ООО «Речников Инвест»

25 Января 2016

Автор текста:

Лилия Аронова
Технологии и материалы
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.
Вдыхая новую жизнь
Рассказываем об итогах конкурса на концепцию развития Центрального парка им. Горького в Красноярске и показываем три проекта-победителя: воплотить в жизнь планируется лучшие идеи из каждого.
Птица и самолеты
Корпус Авиационного университета во Флориде по проекту ikon.5 architects – не просто студенческий центр, но еще и идеальная площадка для наблюдения за небом.
Сделали мостик
Парижская штаб-квартира медиа-группы Le Monde по проекту Snøhetta перекинута как мост над подземными платформами вокзала Аустерлиц.