Zодчий (не)против!

Интервью британской писательницы Рейчел Валентайн с первым архитектором-супергероем Zодчим для российского архитектурного портала Архи.ру.

Беседовала:
Рейчел Валентайн

mainImg


«Клянусь Великим Архитектором Вселенной, всеми Богами и Богинями, первыми известными зодчими человечества, среди которых руководитель строительства в Среднем царстве Аа, строитель пирамид Имхотеп, инженер, философ, изобретатель и строитель Лу Бань, Гипподам из Милета, Калликрат, Иктин, Мнесикл и Фидий из Афин, инженер и скульптор Аполлодор из Дамаска, Марк Витрувий Поллион из Рима, Анфимий из Тралла, византийский мастер Исидор, скульптор и архитектор эпохи поздней классики Скопас, французский аббат и покровитель готики Сугерий, Джакомо Бароццо ди Виньола и китайский инженер Империи Сун Ю Хао, гениями Фибоначчи, Луки Пачоли, Андреа Палладио и Леонардо да Винчи, талантами Фрэнка Ллойда Райта, Ле Корбюзье, Миса ван дер Роэ, Вальтера Гропиуса, Казимира Малевича и Владимира Татлина, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня зодческому искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону архитектурному, но никому другому.

Я направляю своих заказчиков к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня подрывного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакому зданию разрушительного писария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство. Я ни в коем случае не буду использовать декор ради декора, предоставив это людям, занимающимся этим делом. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы хозяина, будучи далек от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.

Чтобы при проектировании – а также и без проектирования – я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена, преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому.»

zooming
Иллюстрация Натальи Шицаловой
zooming
ВСЕмирный День Уральского Архитектора, или The DURA. Празднование в 2015 году



Только после исполнения этой клятвы архитектор в Загорске может считать себя Zодчим, в противном случае талант его будет съеден продажными коллегами, циничными девелоперами и бездарными строителями.

Загорск, как следует из названия, – город, расположенный за горами. За Уральскими горами. Ежегодно архитекторы Загорска празднуют там в первый понедельник июля ВСЕмирный День Уральского Архитектора или сокращенно The DURA. В этом году это пятый, юбилейный, праздник, и прошел он с особым размахом. Группа критически настроенных уральских архитекторов, руководствуясь девизом праздника «Литература – дура дышит, архитектура – дура нет», приняла решение издать к празднику сборник рассказов «Zодчий против. Продолжение следует…» британской писательницы Рэйчел Валентайн, являющейся личным биографом первого в мире архитектора-супергероя Zодчего, и поставить герою памятник. Памятник, как водится в России, уже снесли, а книга успела стать бестселлером на родине Zодчего, также ее прочитали ведущие российские архитекторы. Вот лишь некоторые высказывания всем известных зодчих о книге и ее главном герое: «Zодчий – ум, честь и совесть нашей эпохи!» – архитектор, руководитель проектной группы «Поле-дизайн» Владимир Кузьмин; «Zодчий – друг человека!» – архитектор, Президент Союза архитекторов России Андрей Боков; «Ураганный экшен настоящего» – архитектор, преподаватель СамГАСУ Евгения Репина; «Zодчий – мой герой!» – архитектор, руководитель архитектурного бюро «Рождественка» Наринэ Тютчева; «Стать Zодчим» – архитектор, преподаватель Московской архитектурной школы МАРШ Оскар Мамлеев; Salvation! (Да придет спаситель) – архитектор, руководитель архитектурного бюро «ТОТАН» Тотан Кузембаев; «Zорро загорской архитектуры» – архитектор, руководитель Sergey Skuratov Architects Сергей Скуратов и, наконец, «Тень архитектора» от архитектора, ректора Московской архитектурной школы МАРШ Евгения Асса.

Стоит ли что-либо добавлять к сказанному? Думаю – нет! Нужно просто взять книгу в руки и прочитать. «И не важно, живете вы в Загорске или любом другом городе. Если вы Zодчий – эта книга про вас…» А для того, чтобы еще больше подстягнуть ваш интерес, мы попросили ее автора Рэйчел Валентайн взять для нашего портала эксклюзивное интервью с первым архитектором-супергероем Zодчим. Все же не так часто об архитекторах пишут книги.

zooming
ВСЕмирный День Уральского Архитектора, или The DURA. Празднование в 2015 году



Интервью британской писательницы Рейчел Валентайн с первым архитектором-супергероем Zодчим для российского архитектурного портала Архи.ру.

В начале сентября 2015 года мне позвонил известный московский архитектор Андрей Асадов, который уже второй год подряд вместе со своим братом Никитой являются кураторами Международного архитектурного фестиваля «Зодчество», и попросил сделать интервью с первым в мире архитектором-супергероем Zодчим, книга о подвигах которого под моим авторством вышла в издательстве TATLIN в июле 2015 года. Следуя договору с издательством и понимая желание кураторов сократить путь в Гору, я дала согласие еще и потому, что мне самой редко удается поговорить с любимым по душам.

zooming
Иллюстрация Натальи Шицаловой



Как вы понимаете, каждый герой это еще и чей-то сын. В годовщину гибели своего отца Брюс отправился в Набережные Челны почтить память о нем, трагически погибшем при запуске плотины на Каме, как это ни парадоксально, давшей жизнь автомобильному гиганту КАМАЗ 40 лет назад. Я отправилась с ним. Мы встретились в нашем личном самолете, куда подъехали из разных мест. Я из издательства TATLIN, где готовится к выходу моя вторая книга о подвигах Zодчего, он, как вы, наверное, уже догадались, с поля боя. На этот раз им стало заседание градостроительного совета Загорска, где злодей по прозвищу Пышный представлял Восточную башню, одну из того множества башен, которыми он хочет охватить исторический центр Загорска, создав из блеска их металлических шпилей ослепляющий эффект, способный лишить зрения любого, кто поднимет голову к небу. После того как мой герой отдышался, я как могла залечила его моральные раны, мы выпили по бокалу кальвадоса и, наконец, начали разговор.

zooming
Книга о Zодчем
zooming
Иллюстрация Натальи Шицаловой



– Ни для кого не секрет, что мы любим друг друга. Поэтому, во-первых, я буду обращаться к тебе на ты, а во-вторых, буду в известной степени мягче к тебе, чем не знакомые тебе журналисты.

– Так я себе это и представлял. Надеюсь, так и будет, и ты не выдашь нас.

– Ок! Ты знаешь, что 7 июля этого года благодарные потомки установили тебе и Фрэнку памятник, состоящий из 4000 деревянных кубиков конструктора KinderGarten, а спустя две недели другие потомки его разрушили. Как ты ко всему этому относишься? И видел ли ты вообще памятник?

– Памятник я видел. В тот день я наблюдал за происходившим с крыши Дома печати, но не решился спустится вниз, дабы не дать злодеям воспользоваться минутой моей слабости. Я не буду комментировать художественные качества произведения скульптора, во-первых, потому что он мой друг, а во-вторых, потому что как не комментируй свое отражение, оно все равно остается твоим отражением. Главное, по-моему, что оно есть, и это значит, что я жив. А пока Zодчий жив, как известно, Загорск может спать спокойно.

Сама идея использовать для создания скульптуры кубики детского конструктора, в который играл в детстве уважаемый и любимый мной Фрэнк Ллойд Райт, мне кажется забавной. Труд по сложении 4000 кубиков в осмысленную композицию заслуживает уважения. Открытие памятника было веселым и оригинальным. Особенно порадовали белые воздушные шары, которыми была укрыта статуя, и ирландский танец, предварявший церемонию. Шары, отпущенные в память о подвигах первой женщины-воздухоплавательницы мадам Бланшар, будто сперматозоиды, уходя в небо, осеменили Загорск идеей жизни. Кто знает, может, один из них достиг цели, и мое дело продолжит какой-нибудь сорванец, а может быть, все это напрасно, и акт окажется бесплодным. Я – идеалист и, конечно, верю в первое, но не все зависит от меня, как бы ни странно звучало это из уст супергероя.

zooming
ВСЕмирный День Уральского Архитектора, или The DURA. Празднование в 2015 году
zooming
ВСЕмирный День Уральского Архитектора, или The DURA. Празднование в 2015 году
zooming
ВСЕмирный День Уральского Архитектора, или The DURA. Празднование в 2015 году
zooming
ВСЕмирный День Уральского Архитектора, или The DURA. Празднование в 2015 году



– Но не кажется ли тебе несправедливым тот факт, что уже через две недели памятника не стало?

– Справедливость – это понятие, придуманное людьми. Вселенная действует по своим законам, которые нам трудно понять, потому что это другой уровень сознания. Я думаю, сделали это не загорцы, сделала это сама природа. Помню, что в те две недели на город обрушился ураганный ветер и дождь с градом. Неудивительно, что деревянные кубики не устояли. Такова была воля природы или, если хотите, Всевышнего. Ведь я-то живой человек, и никто не спрашивал моего разрешения на «увековечение». Да если бы и спросили, то, думаю, ты знаешь мой ответ!

– Знаю. Всегда оставаться в тени!

– Тот мальчишка, которого я вынес из горящего деревянного домика с иконостасной резьбой наличников, автор скульптурной группы...

– Иван.

– Да, да, Иван. Я по-человечески понимаю его желание отблагодарить меня. И не могу запретить ему это делать. Но он еще слишком молод, чтобы осознать всю силу сказанного слова. Его проект «Кладбище домов», конечно, цепляет своей радикальностью, но все же остается земной субстанцией. Мне кажется, он способен на большее. Ему нужно обратиться к материям высшего порядка, попытаться создать что-то, что было бы столь же неуловимо и неопределенно, как дрейфующие частицы, молния или туман.

– А знаешь, по-моему, он уже близок к этому. Ты слышал о его проекте «Радуга прощения»?

– Да, что-то проскакивало в прессе. Это тот проект, где он хочет объединить радужным свечением места, где раньше стояли Кафедральный и Екатерининский соборы?

zooming



– Да, тот самый! Кажется настоящим чудом! Видимо вдохновленным твоим сражением с Патриархом, Мэром и Рабом Божьим Андреем?!

– Это и пугает в нем. Нет, совсем не тем, чем он вдохновлен, а самим фактом радужного свечения, возникающего по воле человека.

– Что ты имеешь ввиду?

– То, что радуга имеет огромное символическое значение для человека. Я надеюсь, он знает, что радуга появилась в Ветхом Завете после потопа. Ной увидел ее с горы Арарат в тот час, когда кончились дожди и установилось равновесие. Радуга была послана Богом в ознаменование прощения грехов человеческих. Не сам Ной выстроил ее, не его молитвы облеклись в светопреставление, а его вера и неустанный каждодневный труд по спасению человечества были награждены Господом радугой. В этом и есть разница между искусством и божественным. Или, если вести речь о смертных, между так называемым артом и настоящим искусством. Радуга, включенная с кнопки, есть инсталляция, а радуга в небе есть необъяснимое божественное явление. Несмотря на то, что это чистой воды физика, доступна она только Богу, человек лишь его зритель и, конечно, труженик и раб.

– Милый, ты становишься похожим на проповедника.

– Скажи еще – Брюс Всемогущий.

– Ха-ха! Так и буду теперь тебя звать.

– Тогда уж Грэс Всемогущий. Вот уж во истину – у кого Грэс, тот и всемогущий (смеется). Хватит с меня и Zодчего! И слава богу, что он не деревянный, а живой.

А что, бил фонтанчик из Фрэнка? Вроде художник анонсировал, что струйка из-под задней левой лапы пса станет сывороткой правды, и якобы кто приложится к священному напитку тут же проявит свои отрицательные или положительные качества?!

– К сожалению, нет! Художник, как всегда, не успел. Может, и к лучшему. Это было бы слишком просто. Но, поверь мне, большинство пришедших и так нашли, что выпить. И приняли пива столько, что даже оно сработало как сыворотка правды. Многие вообще не поняли, что произошло и кому был открыт памятник. Многие потом говорили мне, что вообще не видели никакой книги, хотя она раздавалась всем бесплатно при регистрации. Были и такие, которые сказали, что теперь в Загорске есть две Маевки, традиционная в мае и The DURA, интеллектуальной платформой которой стала моя книга «Zодчий против». DURA она и есть DURA, тот, кто знает, что скрыто за этой аббревиатурой, тот никогда ей не станет, а тот, для кого это просто пьянка, прости меня, дурак дураком! Хотя были и такие, которые говорили мне как автору книги совсем другие вещи.

 – Какие же? Кто?

– Один грек, прочитавший книжку от корки до корки, признался мне что «тоже так думает», просто не имеет смелости сказать это вслух. Он не готов на подвиг!

– Другими словами, ты хочешь сказать – не каждый готов умирать!

– Наверное, так. Даже я не хочу, чтобы мой герой умер.

– Но ведь ты знаешь, что мертвые нравятся людям больше, чем живые!

– Но только не те, кого ты любишь.

– Согласен! А знаешь ли ты, дорогая, что Боцман подговаривает нашего нового главного архитектора исключить меня из градсовета? И все это благодаря твоей книжке. Он якобы не согласен с изложенными фактами. Он говорит, что никогда не служил юнгой морского рыболовецкого судна, что он, как и большинство архитекторов нашего города, закончил Архитектурную академию, а в проекте новых набережных никогда не хотел спускать воды городского пруда!

– Конечно, не хотел. Это художественный вымысел. Чтобы решиться на такое в реальности, надо быть очень сильным и смелым человеком, но Боцман, как известно, не капитан. Его диплома я, конечно, не видела, но могу с уверенностью сказать, что если ему дали образование, это еще не значит, что он его получил. А если сегодня он Боцман, как себя называет, значит, когда-то он был юнгой. Боцманами, как известно, не рождаются.

– Жестко! Иногда даже я тебя боюсь, Рейчел!

– Думаю, это не потому, что ты труслив, – ты боишься меня потерять!

– Точно так! А все же, задумывалась ли ты когда-нибудь над тем, чем сегодня является городской пруд для Загорска?

zooming
Иллюстрация Натальи Шицаловой
zooming
Иллюстрация Натальи Шицаловой



Зеркалом для героя?

– Нет, нет. Что такое Загорский пруд вообще? Раньше здесь текла неприметная речушка. Пруд был образован благодаря плотине. Она дала энергию заводу, завод дал жизнь городу. Плотина – не просто центр города, это сердце Загорска. Но если раньше это сердце являлось насосом жизни, сегодня единственная функция этого механизма – сдерживание! Задумайся, вся эта энергия, заложенная в водах пруда, сегодня не востребована, плотина лишь изредка спускает напряжение через узкое горло. Пруд сегодня носит чисто эстетический характер. Как ты правильно заметила, это зеркало и больше ничего. Мы даже рыбу не можем в нем ловить, разве что лягушек. По-моему, вся это сдержанная энергия проникает в умы, в души, под кожу каждого Загорца. Вместо того, чтобы выплеснуть все, что накопилось, наружу и завести мотор новой жизни, горожане покрываются болотной тиной, словно стоячая вода запруды.

Получается, Боцман герой?

– Думаю, он никогда не задавал себе таких вопросов. Он обычный моряк, к сожалению, давно не выходивший в море. А мужику нужно иногда выходить в море!

zooming
Иллюстрация Натальи Шицаловой



– Да, тебе это известно, как никому другому. Тебя редко можно встретить на берегу. Ты всегда в гуще событий, пучине страсти, на гребне волны! Только, как мне кажется, иногда тебя заносит. Взять хотя тот факт, что на праздник не пришел ни один человек из Династии. Думаю, в борьбе за чистоту и правду истории Шестого гастронома ты накликал на себя ненависть.

– Я лишь сказал очевидное. История – многослойная сложноподчиненная материя. Это не только то, что было, история – это наше настоящее и будущее. Что, по сути, произошло с Шестым гастрономом?! Архитекторы уверяют нас, что «обновили» конструктивистскую суть объекта, но по факту лишь сделали «евроремонт». Результат их труда говорит о том, что, несмотря на очевидный отсыл к архитектуре 20-30-х годов ХХ столетия, их абсолютно не интересовала история. В итоге получилось, что, во-первых, мы потеряли конструктивизм, потому что новая трактовка представляет лишь один-единственный аспект стиля, а именно упрощение формы, во-вторых, навсегда утратили скрытый в слое штукатурки первых двух этажей купеческий особняк XIX века и, в-третьих, самое главное, упустили будущее. Резюмируя, можно сказать, что архитекторы Династии лишили нас прошлого, настоящего и будущего. А именно категория времени является основополагающей в современной архитектуре. Будущее архитектуры – за текучестью.

– Так-так, вот тут подробнее. Что такое текучесть? Как ты видишь будущее архитектуры? Повтори? Я все же делаю интервью для архитектурного портала.

– Будущее архитектуры мне представляется достаточно явно. Его не будет. Точнее, не будет архитектуры в том привычном образе, который нам знаком. Архитектура продолжит свое движение к отказу от твердого тела. Основным качеством архитектуры ближайшего будущего станет текучесть. Текучесть формы и содержания, экстерьера и интерьера, частного и общественного, реального и виртуального, долговечного и временного. Стиль – то, что сегодня большинством определяется как одно из основных качеств архитектуры, в будущем полностью потеряет смысл. Благодаря текучести как основной характеристики архитектуры, пространство сможет обретать такую же материальность, как камень или металл, конструкция станет мерилом содержания, время будет определять объем, а биотехнологии позволят выращивать реальную форму вокруг виртуального содержания. Пожалуй, лучше всего свойство текучести характеризует вода, способная в зависимости от «программы» становится твердым телом или паром, дождем или снегом, газом или плазмой.

Можно бесконечно долго искать пропорции и сочетания, погружаясь в постмодернистское болото, но после стеклянного дома Миса Ван дер Роэ, черного квадрата Малевича и пьесы 4.33 Джона Кейджа любая подобная деятельность – лишь оправдание творчества. Архитектура будущего – это программа, инструменты которой позволяют моделировать текучесть материи в соответствии с задачами момента. В описываемой парадигме мы будем воспринимать архитектуру модернизма так же, как сегодня воспринимаем пирамиды. Мы будем поражаться ловкости и мастерству архитекторов прошлого и ностальгировать о потерянном рае, с одной лишь разницей, что мы сможем с легкостью клонировать шедевры прошлого, реализуя всю их материальность. Последнее потомки назовут пост-текучестью.

– И что будет с героями? Их смоет поток времени?!

– Главная проблема героев будущего – бессмертие! Не бессмертие самого героя, а бессмертие смертных. Вспомни, что сказал недавно Рэй Курцвел: провода и кабели уйдут в прошлое в 2019-м году, персональные компьютеры достигнут вычислительной мощности, сравнимой с человеческим мозгом, в 2020-м, беспроводной доступ к интернету покроет 85% поверхности Земли в 2021-м, элементы компьютерного интеллекта станут обязательными в автомобилях в 2024-м, гаджеты-импланты – в 2025-м, а в 2027-м, благодаря научному прогрессу, за единицу времени мы будем продлевать свою жизнь на больше времени, чем прошло, уже в 2028-м солнечная энергия станет настолько дешевой и распространенной, что будет удовлетворять всю суммарную энергетическую потребность человечества, к 2029-му году компьютер сможет пройти тест Тьюринга, доказывая наличие у него разума, в 2030-м расцвет нано-технологий в промышленности приведет к значительному удешевлению производства всех продуктов, а в 2032-м нано-роботы смогут доставлять питательные вещества к клеткам человека, удалять отходы и проводить детальное сканирование человеческого мозга, настолько детальное, что в 2037-м произойдет гигантский прорыв в понимании тайны человеческого мозга, что в конечном итоге приведет к появлению роботизированных людей и продуктов трансгуманистичных технологий. Начиная с 2039-го, нано-машины будут имплантироваться прямо в мозг и осуществлять произвольный ввод и вывод сигналов из клеток мозга. Это приведет к виртуальной реальности «полного погружения», которая не потребует никакого дополнительного оборудования. Наконец, в 2040-м поисковые системы станут основой для гаджетов, которые будут вживляться в человеческий организм, и поиск будет осуществляться не только с помощью языка, но и с помощью мыслей, а результаты поисковых запросов будут выводиться на экран тех же линз или очков. Ты не поверишь, но, надеюсь, еще в наш с тобой век будет реализовано первое бессмертие – благодаря армии нано-роботов, которая будет дополнять иммунную систему и «вычищать» болезни. 2042-й год! А в 2043-м человеческое тело сможет принимать любую форму, благодаря большому количеству нано-роботов, внутренние органы будут заменять кибернетическими устройствами гораздо лучшего качества, не-биологический интеллект станет в миллиарды раз более разумным, чем биологический.
А ты говоришь Апельсин?!

– Какой апельсин?

– Да, тот, которым Норман хотел угостить жену мэра Загорска!

– Ах, ты о бизнес-центре на набережной!

– Именно! Ты не поверишь, с тех пор он уже успел Ананас прорастить в зоне рискованного земледелия!

Что за Ананас?

– Как, ты не слышала про медный Ананас?! Злодея явно потянуло на экзотику. Сначала Огурец, потом Апельсин, сейчас Ананас. Норман работает в традициях британского вегетарианского общества, берущего свое начало в далеком 1847-м году. Думаю, скоро мы увидим в его портфолио генно-модифицированные персики, крыжовник и даже патиссоны! Даже отъявленные негодяи не брезгуют нано-технологиями, понимая, что бессмертие в мире будущего достигается благодаря внедрением в структуру клетки, а не рисунком фасадов.

– Получается, задача архитектора-супергероя усложняется. Ты уже не сможешь, так просто, взяв в руки циркуль и наугольник, сеять прекрасное и править уродство?

– Вовсе нет! Моя Пушка Красоты, которую я совершенствую ночь от ночи, построена на числе 1,618… и любой ее выстрел куда как действенней экспериментов какого-нибудь Алхимика, пытающегося лепить из того, что есть то-что-есть. Технологии большинства архитектурных злодеев статичны. Вместо того, чтобы научить Ноги Альфреда ходить, они тратят колоссальные деньги на то, чтобы спрятать их за пологом длинной стеклянной юбки.
zooming
Иллюстрация Натальи Шицаловой
zooming
Иллюстрация Натальи Шицаловой



– Я понимаю, ты говоришь о лабораторном корпусе завода ОЦМ. Бедный Альфред, наверное, он расстроен. Нужно будет навестить его на даче, пока не выпал снег.

– Несмотря на историю с ногами, Альфред счастлив! Сейчас он пытается сделать из своей старой бани беседку. Он, как и прежде, ставит перед собой сверхзадачи. В данном случае, его интересует возможность превращения полностью закрытого объекта, каковым традиционно является русская баня, в открытый форум, способный собрать все живое, обитающее на его приусадебном хозяйстве. Он, как и большинство его предшественников, пытается спасти человечество. Его беседка – своеобразный ковчег, свет которого притягивает к себе все живое.

Альфред – гений!

– Жаль только, что знаем об этом только мы. Хотя, возможно, это единственный способ для него остаться самим собой.

– Я все же считаю, что книга о нем будет лучшим способом объяснить молодым «что такое хорошо и что такое плохо» в мире архитектуры. Но он, как известно, против. Скажи, милый, а как поживает твой друг Эрик? Он по-прежнему отверженный?

– Он не может и, по-моему, уже не представляет себе другой жизни. Наша последняя встреча с ним состоялась на Загорском форуме 100+, где городские девелоперы второй год подряд пытаются вывести формулу того, как построить здание высотой 100 метров и остаться в плюсе. Странные люди, как мне показалось, их совсем не интересуют созданные ими 99 метров постройки, будто они не обладают плюсами (смеется). Его подруга Тиффани – воплощение красоты. Они любят друг друга, это делает их одновременно сильными и уязвимыми. Эрик – настоящий герой! В мире, где порок стал охраняться законом, а «красота» стала синонимом дурного вкуса, мой друг по-прежнему пользуется циркулем и наугольником в своей практике, будь то проект мусоросжигательного завода или успешного голландского банка. Сейчас он готовит книгу с одним австралийским издательством, а я, в свою очередь, помогу ему с ее русским переводом и презентацией в Загорске. Это будет Бомба Красоты! Надеюсь, вместе мы сможем заминировать этими бомбами все планету, чтобы каждый, кто будет ранен хоть малейшим ее осколком, больше не смог относиться к архитектуре категориями размеров фэшн-индустрии. А если ты интересуешься исходом его подвигов, то они с Тиффани, как и мы с тобой, обречены на победу, потому что любим друг друга.

– Не то, чтобы я хотела закончить свое интервью с тобой подобной фразой, но я удовлетворена его окончанием. Спасибо тебе, дорогой! По-моему, в иллюминаторах – Набережные Челны. Мы идем на посадку. Надеюсь, память о твоем отце еще жива в сердцах горожан, а твое имя помнят в Доме ребенка на проспекте с говорящим названием Романтиков.

– Пристегни ремень, любимая. Посадочная полоса в тумане...

27 сентября 2015

29 Сентября 2015

Беседовала:

Рейчел Валентайн
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливой клинкерной плиткой разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.