Рикен Ямамото: «дом-офис»

Московскую биеннале посетил известный японский архитектор Рикен Ямамото (Riken Yamamoto), выступивший с лекцией о новых подходах к организации жилого пространства в условиях высокой плотности населения и об использовании алюминия в массовом жилищном строительстве

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

mainImg

Архитектор:

Рикэн Ямамото

В крупных жилых проектах последних лет Рикен Ямамото обращается к актуальной сегодня идее «дома-офиса», где совмещение жилого и офисного пространства происходит не так, как мы привыкли – на уровне отдельных частей здания, а в каждой конкретной ячейке, которая может трансформироваться как в одно, так и в другое.

Рикен Ямамото
zooming
Shinonome Canal Court, Токио

Японцы вынуждены мириться с очень высокой плотностью населения, а потому поиски новых возможностей пространства для жизни для них первостепенны. Социальное жилье попросту не может дать семьям большие площади, и архитектор должен искать выходы, как при минимуме места сделать это жилое пространство гуманным, комфортным и рациональным. Рикен Ямамото нашел выход в системе офисно-жилой ячейки, которую он называет «сохо», а также в использовании прозрачных материалов, позволяющих визуально расширить эти миниатюрные частные покои. По мнению Ямамото, кроме рационального использования пространства тип дома-офиса дает еще и «легкий выход связи с внешней средой».

zooming
Shinonome Canal Court, Токио

В 2003 году Рикен Ямамото вместе с Тойо Ито и несколькими другими архитекторами начал работать над большим проектом в центре Токио – «Шинономэ» (Shinonome Canal Court), недалеко от токийского вокзала по заказу крупной японской строительной корпорации. Проблема заключалась в негативном имидже самого района, плотно застроенного промышленными объектами. Люди попросту не захотели бы там жить, и городские власти обратились с предложением к Ямамото сделать такой проект, который бы изменил сам облик этой промзоны.

zooming
Shinonome Canal Court, Токио

«Изначально ограничивающими параметрами, рассказывает Рикен Ямамото – были цвет комплекса и его допустимая высота». Являясь на тот момент главным архитектором проекта, он выбрал основные направления здания и высоту. В итоге получился комплекс из 14-тажных корпусов и расположенных внутри 10 этажных, между которыми проходит внутренняя S-образная улица. «Поскольку «Шинономэ» находится в центре города, мы сразу настояли на том, что использование комплекса должно быть комбинированным, т.е. частично офисным, тогда это, безусловно, создаст связь с внешней средой, т.к. деятельность, связанная с бизнесом, всегда идет вне стен этого офиса».

zooming
Jian Wai SOHO, Пекин

«Шинономэ» – это смесь домов и рабочих мест, а не домов рядом с рабочими местами – говорит Рикен Ямамото. «Мы попробовали увеличить потенциал коллективного жилья, помещая функцию офиса в это жилье». Поскольку площади отдельных офисно-жилых ячеек очень небольшие, архитектор решил «разомкнуть» их при помощи так называемых «общих террас» в два этажа, хаотично размещенных по всему зданию. Они напоминают небольшие дворики, как бы «врезанные» в массу стены, из которой вынули огромные квадратные блоки. Благодаря террасам здание, по мнению Ямамото, максимально открыто к внешней среде. Еще одной структурной особенностью этого комплекса стали «foyer-rooms», комнаты, которые можно использовать и как детские, и для занятий хобби. Каждая «общая терраса» окружена этими комнатами восьми жилых ячеек, в итоге примерно одна четверть всего пространства небольшой квартиры-офиса в 55 кв. м. открыта к естественному свету. Для того, чтобы сделать такие большие квадратные комнаты «фойе» при ограниченной площади, кухни и ванные, которые в маленьких квартирах обычно втиснуты в зону, примыкающую к коридору, здесь отнесены, наоборот, к окну, что дает им еще и дневной свет.

zooming
Jian Wai SOHO, Пекин

Остальные «юниты» отделены от коридоров стеклянными перегородками, причем сами внутренние коридоры получают дневной свет и обмен воздуха за счет тех самых террас, которые идут по всему зданию. Везде в жилой части Рикен Ямамото использовал прозрачный материал, чтобы добиться максимально светлых помещений, которые к тому же и визуально просторны при маленькой площади за счет того, что внутренние стены можно поменять или вообще убрать, превратив ячейку в единое пространство. «Сохо» обладает большой гибкостью и вариабельностью и легко трансформируется, наподобие традиционного японского дома. Тут есть, кстати, и вариант «дуплекса», где внизу офис, наверху – жилье.

zooming
Jian Wai SOHO, Пекин

Комплекс насыщен всей необходимой офисно-жилой инфраструктурой. Вдоль внутренней улицы Рикен Ямамото сделал детский сад, ресторан, центр для пожилых людей, небольшие магазины, площадь которых при желании можно использовать и как отельное семейное жилье – Ямамото подчеркивает, что это очень гибкое решение. «Я думаю, что ситуацию в целом переломить легко – говорит архитектор о задаче проекта «Шинономэ».  «Просто мы всегда жили с сознанием того, что наш дом должен быть чем-то своим, полностью отсеченным от окружающего. Но я думаю это неправильный подход. Идея «Шинономэ» простая, я всего лишь поменял материал, сделал его прозрачным, и весь образ жизни в ограниченном пространстве полностью изменился».

zooming
Jian Wai SOHO, Пекин

Следующий проект, использующий ту же идею с ячейками типа «сохо», это подобный предыдущему смешанный комплекс Jian Wai SOHO в центре Пекина, который  Рикен Ямамото демонстрировал на биеннале в Венеции. Он огромен – общая площадь превышает 700 тыс. кв. м., но при этом выстроили его невероятно быстро – начали в 2000 году и уже завершили. Это потому, что используются стандартные, как называет их Ямамото, «полуфабрикаты», собирающиеся как конструктор. SOHO выглядит как большая ячеистая структура, с плотной сеткой из колонн и перекрытий на фасаде. Комплекс составлен из 100 и 50-тиметровых башен, где первые имеют однородную структуру, а пониженные – более разнообразную пространственную композицию.

zooming
Pan-Gyo Housing, Сеул

Первые три этажа отданы под офисы и рестораны, а основную площадь башен занимают те самые ячейки «сохо», совмещающие дом и маленький офис, как в «Шинономэ», только тут класс выше и размеры ячеек значительно шире – 216 кв. м, а самой мелкой – 72 кв. м.  Рикен Ямамото рассказал, что социальное жилье, примером которого является «Шинономэ», после расселения предусмотренного количества людей, может продаваться по договорным ценам. Но проблема в том, что эти социальные проекты имеют обычно крошечные ячейки, в то время как среди людей более состоятельных существует спрос на «большие единицы», как в проекте SOHO. Проживание в такой квартире – это символ особого положения в обществе для китайцев. 

zooming
Pan-Gyo Housing, Сеул

Все внутреннее пространство комплекса отдано пешеходам, машины при въезде сразу же отправляются вниз, в подземный гараж. Пространственные связи между улицами и зданиями выстроены по схеме так называемых «палуб», многоярусной структуры, которая, как заметил Рикен Ямамото, может с таким же успехом применяться и в Токио, и в Нью-Йорке. Обширный внутренний двор, окруженный высотками, это, как объяснил архитектор, что-то вроде «двойной палубы», т.е. наземное пространство как бы дублирует себя под землей, уходя вниз на 4 яруса.

zooming
Алюминиевый дом

По сравнению с предыдущими двумя гигантскими комплексами, проект социального жилья для Амстердама кажется очень небольшим. Он к тому же совсем низкобюджетный, но по словам Рикена Ямамото,  у него как раз довольно хорошо получается с таким дешевым строительством. У городских властей уже была своя концепция этого жилья – чередование более высоких и более низких объемов, что Ямамото не слишком понравилось. Он придумал нечто иное – единое здание с «ячеистым» фасадом. Здесь жилплощади очень ограниченные, миниатюрные студенческие квартирки-студии, поэтому Рикен Ямамото вновь, как в «Шинономэ», использовал прозрачный материал, чтобы раскрыть пространство. Еще он придумал оригинальный дизайн кресла, вписав его в очертания окна: можно вот так полусидеть-полулежать и наблюдать за происходящим на улице. Где-то кресла вывели наружу, на балконы.  

zooming
Алюминиевый дом

Жилой «поселок» Pan-Gyo Housing в Сеуле – это пример организации жилья по типу отдельно стоящих вилл. Рикен Ямамото участвовал здесь в международном конкурсе на творческий проект экологичного и малоэтажного семейного жилья в новом корейском городе Паньо в 2006 году. В итоге будут реализовывать проект Рикен Ямамото совместно с финским и американским архитекторами. Строительство начнется уже в будущем году.

zooming
Алюминиевый дом

Две основные идеи, предложенные Ямамото – это кластерное расположение отдельных объектов и создание так называемых общих «палуб», что-то вроде больших совместно используемых холлов. Всего на участке разместились 9 кластеров или групп домиков, каждая из которых состоит из 9-13 жилых единиц в 3-4 этажа. Общая «палуба» на втором уровне соединяет светлые прозрачные пространства, называемые "Shiki", каждой отдельной квартиры в единый холл-гостиную. "Shiki" это обширное и очень вариативное пространство, которое может использоваться для самых разных функций – в качестве домашнего офиса, художественного ателье, гостиной, бильярдной и пр. Поскольку эта «палуба» прозрачна, она является соединяющим, переходным пространством между кластерами и окружающей средой.     

Материалы для строительства домов стандартны, от древнейших камня и дерева до железобетона, стекла и стальных конструкций в индустриальную эпоху. Но сегодня, кажется, зарождается эра нового материала – алюминия, из которого стали делать навесные фасады. Рикен Ямамото предложил больше – он спроектировал дом, целиком сконструированный из алюминия, показав, насколько этот материал может быть прочным, легко собираться, быть трансформируемым и очень прозрачным. Внешний вид такого дома целиком зависит от материла, которым вы его оформите, главное тут было придумать надежную алюминиевую структуру.

Этот экспериментальный проект начался с заказа компании SUS, которая производит точные инструменты с использованием алюминия. «Наша идея с алюминиевой архитектурой – рассказывает Рикен Ямамото, состояла в том, чтобы достигнуть нового структурного выражения, которое не было бы возможно со сталью. Алюминий настолько гибок, что из него можно выплавить практически любую форму, очень точно и легко. Вообще-то алюминий, конечно, не самый дружественный материал в плане контакта с окружающей средой, поскольку для поддержания дома из алюминия, а также для его производства требуются большие затраты энергии. В Японии 50 % алюминиевых бокситов импортируется и 85 % всего алюминия повторно используется. Но стоимость алюминиевого дома все равно выходит низкая». 

Рикен Ямамото долго усовершенствовал основную модульную конструкцию – панель шириной 1.20 метра, «прозрачный кирпич», из которого собирается здание. «Стоимость здания из алюминия, говорит Ямамото, зависит от его общего веса, у нас сначала получилось 21 кг на кв. м. В первоначальной конструкции и прозрачность была не самая идеальная. Потом мы сделали «ячеистую» панель шириной 1.2 м, что прекрасно вписалось в необходимую площадь стен, и довели ее вес до 13 кг. Крепеж между соседними ячейками сделан по принципу замка, так что получившаяся прямоугольная панель не нуждается в дополнительных креплениях и сама по себе способна нести большие нагрузки». В итоге несущая стена этого дома состоит из перекрещенных алюминиевых панелей, которые имеют гибкое и надежное соединение, причем такая система сборки рассчитана на массовое производство, а сам процесс очень прост и занимает всего месяц, включая строительство фундамента.

«Эту структуру сверху мы можем декорировать любым другим материалом, считает Ямамото. В данном случае здесь все сделано из алюминия, даже мебель, плюс стекло, за счет которого помещение очень светлое. Элементы можно варьировать и располагать по-разному, легко контролировать освещенность». Первый алюминиевый дом в качестве образцовой модели открылся в Tosu, Кюсю.

В конце своей лекции Рикен Ямамото отметил, что, занимаясь долгое время проектированием жилых домов, он убедился – архитекторы, изменив свои концепции и подходы к организации системы жилья, могут повлиять на социальную составляющую и значительно ее улучшить. «Наша задача – не только заниматься дизайном и архитектурой, но всегда думать о взаимодействии архитектуры и общества. Это не такая уж трудная задача». 



Архитектор:

Рикэн Ямамото

02 Июня 2008

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт...
Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.
Пресса: Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая...
Вчера не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.