Спектральный анализ

Архитектурное бюро ADM – Архитектурный диалог с мегаполисом – на сей раз вступило в разговор с системой среднего образования и построило в подмосковной Мамонтовке школу на 350 учащихся.

Автор текста:
Анна Городинская

26 Ноября 2014
mainImg
Мастерская:
ADM
Проект:
Школа в Мамонтовке
Россия, Пушкино, ул. Школьная, д.5

– 2013
Мамонтовка – это район в городе Пушкино, типичном подмосковном пригороде на Ярославском шоссе; для едущих из Москвы он начинается чуть дальше Мытищ и Королёва. Здесь деревенских домов пока что даже больше, чем пятиэтажек и промзон, но и в Пушкине начинается новое строительство: девелоперская компания APSIS GLOBE возводит микрорайон О-Пушкино. Выполняя социальные обязательства перед городом, компания финансировала строительство новой городской школы на месте старого двухэтажного здания 1950 года в «деревенской» части Пушкино, недалеко от живописной речки Учи. В получившемся объеме уместились две недавно объединенные школы – №13 и №14, и библиотека.
***

О такой школе мы все мечтаем всю свою жизнь. Сначала, еще учениками, входя каждое утро в вестибюль стандартного панельного «самолетика» на почти 1000 посадочных мест. Потом, на четвертом курсе МАрхИ, когда пытаемся моделировать под себя идеальное пространство обучения «на 660 учащихся». И уже совсем взрослыми, бегая по городу в поисках школы для своих детей, мы опять возвращаемся к собственным несбыточным снам. Тем, кому повезет учиться или учить своих детей здесь, не придется компилировать в голове некий смутный образ идеальной школы, чем-то отдаленно напоминающей то ли Итон, то ли образовательный центр шведского эко-города. Аналогов в российской практике строительства школ – нет! Три этажа, стандартный набор необходимых и достаточных школьных помещений, детская площадка, пришкольный стадион… И не совсем стандартное благоустройство школьного сада с шахматным чередованием деревьев и фонарей на круглых «клеточках» зелени и белой краски. Да и те стоят не по правилам. Все так, и все – не так. Эта школа совершенно не похожа на то, что мы привыкли считать школой. А вернее, она настолько школа, что все почти все остальные школьные здания автоматически из этого ряда выпадают.
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Реализация, 2013. Фотография © ADM

Первое, на что обращаешь внимание – это обилие и разнообразие цветов. Ничто не боится быть ярким: колонны, стены, двери, оконные переплеты. Всё – всех цветов радуги: каждый охотник желает знать, где сидит фазан! И всё, конечно, начинается с красного. Красные стены, красные колонны, ярко-красные вертикали оконных переплетов; на втором этаже, за гибкой лентой имитации красного макетного картона с пиксельным изображением посекундного разбора полета птицы – зал. Кое-где во внутреннем дворе можно увидеть фрагмент оранжевой стены. Потом зеленый, голубой, синий. С фасада, не меняя интенсивности, а порой и усиливаясь, цветные пятна входят в интерьер, лишая его нормированной казенной безликости. И вот, наконец, фиолетовые вставки около дверей в классы. Вот здесь и сидит фазан. И ты понимаешь, что летящие на фасаде птицы пробрались внутрь и замерли на стенах, имитируя рисунки мелом. Наверное, если взять с доски мел и рядом с такой птицей нарисовать свою, то ничего за это не будет. Только птице будет не так одиноко. А еще здесь практически нет прямых углов, и привычное: «встань в угол!» просто не имеет смысла.
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Реализация, 2013. Фотография © ADM

Все окна всех классов, кабинетов и рекреаций – от пола до потолка. В результате пространства легко просматриваются изнутри, из растекшейся капли внутришкольного двора. И когда ты стоишь во дворе, а вокруг тебя за каскадами стекла бурлит твоя же школьная жизнь, отчетливо понимаешь, что «те же мы, нам целый мир – чужбина», и Отечество твое – здесь. И ты легко и навсегда идентифицируешь себя с этой школой. И не нужен для этого никакой школьный галстук. Открытая для своих и закрытая для посторонних среда обитания. Смотрю и понимаю: я бы хотела, чтобы мои дети, а если повезет, то и внуки учились здесь.
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM

А между тем прямоугольный в плане объем ни с одной точки не воспринимается лапидарным параллелепипедом. Три этажа четко прочитываются на фасаде как три независимых уровня. Каждый – сам по себе, но все вместе они – единое композиционное решение. Простое и гармоничное.

«Для нас было важным развести потоки, разделить младшую и среднюю школу так, чтобы ученики не пересекались и не мешали друг другу», – рассказывает Андрей Романов. Действительно, каплевидный, широко раскрытый на первом этаже к северу внутренний двор за редким частоколом цветных «счетных палочек» скрывает два входа: в тонкий протяженный корпус начальной школы – в южной части двора, и в чуть более крупный, квадратный объем средних и старших классов. Младшие налево, старшие – направо. Есть еще один вход во двор – стеклянное ущелье в торцевой части прямоугольника, удобный для младшеклассников.

Если план школьных классов на уровне первого этажа подчинен строгой геометрии и похож то ли на букву «Р», то ли – «Г», то северный угол прямоугольника занят бионическим объемом, волнообразный контур которого напоминает шесть небольших «ложноножек» – здесь разместился филиал электронной библиотеки имени Бориса Ельцина. Свободный план ее объема поддержан совершенно прозрачными стенами первого этажа и очень светлым, почти совершенно белым интерьером с двусветным мини-атриумом, младшим братом школьного двора, внутри.

Библиотека встроена в школьный объем, даже «спрятана» в его контуре, а ее взаимодействие со школьными корпусами напоминает принцип деления светового луча, проходящего через призму, на пучок радужного спектра. Белая и светлая библиотека в этом остроумном сюжете – исходный луч, сумма знаний, и она же – стекло призмы: представим себе луч, он будет направлен откуда-то с северо-востока, но это не так важно. Проходя белым через прозрачную библиотеку, свет (в нашем воображении, конечно) преломляется – и школе достаются яркие спектральные стены, колонн и цветные блики на потолке двора. Сложно придумать более радостный образ разложения знаний в голове «по полочкам», чем расщепление луча на спектр радуги, которая, согласно книге Бытия, означает спасение и надежду, но одновременно для Нового времени символизирует самую приятную часть науки оптики: ньютоновскую теорию света. Не иначе как райские птицы счастья на цветных стенах школьных коридоров воспевают чистоту рационального знания.
 
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
zooming
Школа в Мамонтовке. План 1 этажа © ADM
zooming
Школа в Мамонтовке. План 2 этажа © ADM
Генплан и план благоустройства территории. Школа в Мамонтовке. План 2 этажа © ADM
zooming
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
zooming
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM
Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM


Мастерская:
ADM
Проект:
Школа в Мамонтовке
Россия, Пушкино, ул. Школьная, д.5

– 2013

26 Ноября 2014

Автор текста:

Анна Городинская
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.